Logo Международный форум «Евразийская экономическая перспектива»
На главную страницу
Новости
Информация о журнале
О главном редакторе
Подписка
Контакты
ЕВРАЗИЙСКИЙ МЕЖДУНАРОДНЫЙ НАУЧНО-АНАЛИТИЧЕСКИЙ ЖУРНАЛ English
Тематика журнала
Текущий номер
Анонс
Список номеров
Найти
Редакционный совет
Редакционная коллегия
Представи- тельства журнала
Правила направления, рецензирования и опубликования
Научные дискуссии
Семинары, конференции
 
 
Проблемы современной экономики, N 1 (89), 2024
СОЦИАЛЬНО-ЭКОНОМИЧЕСКОЕ РАЗВИТИЕ ГОСУДАРСТВ ЕВРАЗИИ И ДРУГИХ ЗАРУБЕЖНЫХ СТРАН
Ковалева А. А.
аспирант кафедры мировой экономики и международных экономических отношений,
заместитель директора Центра изучения Китая и стран АТР
Санкт-Петербургского государственного экономического университета


Сравнительный анализ практик регулирования вывоза капитала в форме прямых инвестиций КНР и США
В статье показаны общемировые закономерности процесса развития прямых зарубежных инвестиций на примере США и КНР как лидирующих стран-экспортеров капитала на современном этапе развития. Выявлены национальные особенности практик регулирования вывоза капитала в виде прямых инвестиций. Сделан вывод о том, что эффективное управление вывозом капитала заключается в поиске и поддержании баланса между либерализацией и ужесточением мер государственного регулирования.
Ключевые слова: прямые иностранные инвестиции, вывоз капитала, экспорт капитала, транснациональные компании, ТНК, КНР, США
УДК 339.727.24; ББК 65.5   Стр: 180 - 183

Введение. Возросшие на современном этапе риски экономической и политической безопасности значительно влияют на международные экономические отношения, в том числе и на международное движение капитала. В этой связи актуализируются вопросы изучения моделей вывоза капитала в виде прямых иностранных инвестиций и анализ возможностей эффективного регулирования этого процесса. Вопросы государственного регулирования перемещения капитала каждое государство решает в зависимости от комплекса факторов, причем варианты такого регулирования варьируются от жесткого контроля экспорта капитала до высокой степени либерализации его международного перемещения. Тем не менее, на протяжении последних десятилетий практики регулирования вывоза капитала все более ужесточаются: так, если в 2005 г. меры по государственному регулированию вывоза капитала в различных странах мира в основном были поощрительными, а к ограничительным можно было отнести лишь около 10%, то уже в 2015 г. доля ограничительных мер составила 67,98%, а в 2022 г. — 89,2% [7]. Помимо этого, все большее количество стран начинают принимать меры по стабилизации национальных финансовых систем в целях пресечения корпоративного мошенничества и коррупции, бегства капитала из страны, усиливается контроль за уходом от налогов через офшорные зоны, предпринимаются скоординированные международные усилия против финансирования терроризма и легализации преступных доходов.
Целью статьи является выявление общемировых тенденций и национальных особенностей практик регулирования вывоза капитала в виде прямых иностранных инвестиций на примере США и КНР, как лидирующих стран-экспортеров капитала на современном этапе развития.
В процессе исследования и написания статьи были изучены аналитические статьи и обзоры по данной проблеме отечественных и зарубежных специалистов, статистические и аналитические данные ЮНКТАД, статистические бюллетени Министерства коммерции КНР.
Одним из крупнейших мировых экспортеров капитала в виде прямых инвестиций являются США. На продолжении длительного времени эта страна занимает первое место по объему экспорта капитала в мире (за исключением 2005 и 2018 гг.). Американские транснациональные компании (ТНК) представляют собой основной канал экспорта капитала в виде ПИИ. Многие исследователи подчеркивают, что ТНК США сыграли одну из главных ролей в процессе глобализации мировой экономики, непрерывно увеличивая масштабы вывоза за рубеж капитала в виде прямых инвестиций [1, 2].
Экспорту капитала США способствовала и либерализация мировой политики в области ПИИ в 1990–2000-х гг.: в этот период господствовала идеология максимизации свободы движения капитала между странами, при этом развивающиеся страны с готовностью «открывали двери» любым инвестиционным средствам из-за рубежа, в том числе подписывая международные соглашения об упрощении регистрации зарубежных инвестиций, снижая налоги и предоставляя льготные условия для иностранных ТНК. Таким образом, либерализация международной инвестиционной деятельности, потребность развивающихся стран в инвестициях и их стремление привлечь иностранные инвестиции на национальные рынки, а также роль доллара как глобальной мировой валюты позволила ТНК США создать международную разветвленную производственную систему из своих зарубежных филиалов, и фактически сформировать экономическое пространство, которое называют «второй экономикой США». Американские зарубежные активы, которые присутствуют в настоящее время в большинстве международных корпораций, являются важнейшим фактором, обеспечивающим лидерство США в мировой экономике [2]. Став на первоначальном этапе крупнейшим экспортером капитала, в настоящее время США являются и одним из крупнейших импортеров капитала в мире.
В 1990–2004 гг. наблюдается резкий рост экспорта капитала США в виде ПИИ: за этот период в среднем вывозилось около 113 млрд долл. в год, среднегодовые размеры вывоза капитала за 10 лет (1995–2004 гг.) составили около 144 млрд долл, а за 5 лет (2000–2004 гг.) — более 165 млрд долл, по сравнению с тем, что среднегодовой вывоз капитала в 1986–1991 гг. составлял 26 млрд долл. (рис. 1).
Рис. 1. Прямые исходящие инвестиции США за 1990–2022 гг. и их доля в мировом объеме экспорта капитала
Источник: составлено автором по данным [7]

Как представлено на рис. 1, за период 1990–2022 гг. наблюдается два резких «пика снижения» экспорта капитала США. Первый «пик снижения» (2005 г.) связан с действиями Федеральной резервной системы (ФРС) США. В начале 2005 г., опасаясь перегрева американской экономики и роста темпов инфляции, ФРС стала последовательно увеличивать учетную ставку, что, в свою очередь, привело к росту «плавающих» процентных ставок (привязанных к ставке ФРС) по уже выданным кредитам. Фондовый рынок США стал падать, экспорт капитала значительно снизился [4]. Эта ситуация тесно связана с началом и развитием мирового финансового кризиса 2007–2009 гг.
Начавшийся именно в США, мировой финансовый кризис 2007–2009 гг. привел к приостановке либеральных реформ во многих странах. Нормы либерального подхода, основанного на теории саморегулируемости финансовых рынков, уступили место ужесточению контроля над вывозом капитала с целью снижения рисков для национальной безопасности государств. На международном рынке резко снизилось число слияний и поглощений (СиП) компаний, в странах с «переходной экономикой» были приостановлены процессы необоснованной приватизации, в развитых странах часть системообразующих участников финансового рынка перешла под контроль государства (например, в Великобритании, Нидерландах, Германии). Все более хищническое поведение корпораций США на глобализирующемся мировом рынке, скандалы и банкротства, связанные с ТНК США, привели к значительному падению доверия к крупным компаниям.
Еще один пик снижения экспорта капитала в виде ПИИ США наблюдается в 2018 г. (см. рис. 1). Это связано с налоговой реформой, проведенной в США в 2017 г., и нацеленной, в том числе, на репатриацию капитала. Если до реформы 2017 г. налог на репатриацию капитала в США составлял 35%, то в результате реформы он был снижен до 15,5 для наличных средств и до 8% — для безналичных. Помимо этого, путем реформы были предприняты попытки снижения налогов на ТНК: так, налог на прибыль для юридических лиц был снижен с 35% до 21%, а также были введены налоговые вычеты по капитальным затратам [1, 4]. Как известно, прямые инвестиции учитываются в форме участия в капитале, реинвестирования доходов и долговых инструментов. Отрицательное значение потока исходящих ПИИ США в 2018 г. объясняется именно превышением репатриированного капитала над экспортом капитала в виде ПИИ, что в совокупности и дает отрицательный результат.
Таким образом, в целом государственное регулирование вывоза капитала в США имеет рекомендательный характер. Начиная с 1949 г. велся лишь технологический/экспортный контроль за вывозом капитала в стране, прочие ограничения были отменены еще в 1970-х гг. [4]. Налоговая система США вплоть до проведения налоговой реформы в 2017 г. стимулировала американские компании держать свои деньги за рубежом (из-за высоких налогов), при этом, с учетом широчайшей сети зарубежных филиалов ТНК США, созданных в 1990–2000-х гг., экспорт капитала в виде ПИИ в основном осуществлялся в собственные холдинговые компании, зарегистрированные в странах с низкими налогами для бизнеса (Мальта, ОАЭ, Нидерланды, Ирландия и т.д.). Сложные внутренние политические проблемы США последних лет, и попытки действующего правительства провести еще одну налоговую реформу, в определенной степени нивелирующую результаты 2017 г., пока не дают возможности с достаточной определенностью сказать, изменится ли в результате модель регулирования вывоза капитала США в виде ПИИ.
Помимо США, значительное внимание привлекает развитие модели государственного регулирования вывоза капитала в КНР, чей феномен стремительного развития в последние десятилетия изучают многие исследователи.
Исследователи, изучающие процесс превращения КНР в новый «центр глобальной силы», и рассматривающие при этом движение капитала, обычно выделяют несколько этапов развития вывоза капитала в виде ПИИ из КНР: 1979–1985 гг. (становление); 1986–1990 гг. (развитие); 1991–2005 гг. (устойчивый рост); 2006-по настоящее время (курс «Идти вовне») [3, 5–6]. Такое развитие тесно связано с изменением инвестиционного законодательства КНР, и отражает этапы его эволюции, что создало условия для активизации вывоза капитала в виде ПИИ за рубеж, и превратило КНР из импортера в глобального экспортера капитала.
По данным ЮНКТАД [7], в 2022 г. КНР заняла 2 место в рейтинге стран мира по объему исходящих ПИИ, общий объем исходящих ПИИ достиг 146,5 млрд долл., а доля ПИИ КНР в мировом объеме экспорта капитала составила 9,83% (рис. 2).
Рис. 2. Прямые исходящие инвестиции КНР за 1990–2022 гг. и их доля в мировом объеме экспорта капитала
Источник: составлено автором по данным [7]

В 1978 г. в КНР было принято историческое решение о модернизации экономики страны, включению в нее элементов рыночных отношений, не отказываясь при этом от социалистического пути развития общества. Привлечение иностранных инвестиций было одним из важнейших механизмов такого изменения. Принятый в 1979 г. Закон «О совместных предприятиях» был тем краеугольным камнем, который позволял привлекать иностранный капитал в экономику страны, гарантируя права иностранных инвесторов. Но на данном этапе КНР придерживалась экспериментального подхода, жестко регламентируя и ограничивая как привлечение, так и вывоз капитала в виде ПИИ. Осуществление капиталовложений за рубежом вплоть до 1983 г. было позволено лишь Министерству внешних экономических связей и торговли КНР и подчиненным ему государственным торговым предприятиям [3].
Следующий этап развития был связан с тем, что результаты эксперимента по совмещению элементов плановой и рыночной экономики были признаны положительными, поэтому политика экономических реформ была закреплена в качестве государственной политики КНР. Принятые в 1985–1986 гг. законы и директивы значительно расширяли возможности для привлечения ПИИ в страну (Закон «О предприятиях иностранного капитала», Положение о поощрении иностранных инвестиций и др.), при этом с 1985 г. любому китайскому предприятию, владеющему определенным капиталом, было разрешено этот капитал вывозить.
Принятые законы и директивы, а также общая либерализация мирового движения капитала привели к значительному увеличению притока ПИИ в КНР. Уже к 1993 г. в платежном балансе страны возникла ситуация «двойного профицита» (по текущему счету и по счету движения капитала), что грозило перегревом экономики и развитием дефляции. Требовалось «уравновешивание» платежного баланса за счет вывоза капитала. Но в 1995–2000 гг. вывоз капитала в КНР происходил главным образом за счет увеличения валютных резервов страны и нелегального вывоза («утечки капитала») [3]. Парадоксальность ситуации — отток капитала из страны не только не приводил к негативным последствиям, как во многих развивающихся странах, но и как будто наоборот, стимулировал рост ВВП КНР, объясняется одной причиной — репатриацией нелегально вывезенного капитала, но различные исследователи (в зависимости от страны исследования) приводят разные мотивы такой репатриации. Так, например, китайские исследователи считают, что для китайских предпринимателей значимым мотивом (наравне с максимизацией прибыли от инвестиций) был еще и патриотизм — то есть капиталы выводились нелегально, но изначально с установкой на репатриацию (с целью получения льгот и преференций от инвестируемых в экономику КНР ПИИ). Исследователи же из других стран такой мотивации китайским предпринимателям не приписывают, а объясняют все более материальными причинами, в том числе и «лазейками» в финансовых системах, сложившихся в тот период в Гонконге и КНР, позволяющими достаточно легально вывести капитал за границу [3, 5].
К началу 2000 г. в КНР сложились все условия для активизации вывода капитала за рубеж: угроза девальвации юаня практически исчезла, товарное предложение стало значительно превышать спрос, что замедлило экономический рост, при этом сформировался круг субъектов хозяйствования, готовых к легальному вывозу капитала в виде ПИИ. В связи с этим, в 2006 г. Китайским комитетом содействия развитию международной торговли была разработана «Программа выхода за границу» (курс «Идти вовне»), в рамках которой были приняты законодательные меры, стимулирующие вывоз капитала: льготное кредитование и страхование зарубежных инвестиций, упрощение норм валютного регулирования при выводе средств за рубеж, снятие требований обязательного возврата в страну прибыли от иностранных инвестиций. Но при этом иностранные инвестиции за рубежом должны были соответствовать целям государственной политики и утверждаться соответствующими министерствами [3].
К середине 2010-х годов Китай стал третьим по величине мировым экспортером капитала (после США и Японии). Значительную роль в этом сыграло, во-первых, присоединение КНР к ВТО в 2001 г., а во-вторых, мировой кризис 2008 г., когда китайские компании стали массово скупать подешевевшие западные активы [5]. Увеличение объемов вывоза капитала в этот период в основном было обеспечено за счет транснациональных сделок по слияниям и поглощениям (СиП) с участием китайских предприятий, но к настоящему времени значение таких сделок для вывоза капитала в виде ПИИ значительно снизилось (рис. 3).
Рис. 3. Зависимость объема исходящих ПИИ КНР от объема транснациональных сделок СиП с участием китайских предприятий
Источник: составлено автором по данным [8]

Взрывной рост экспорта капитала из КНР в виде ПИИ продолжался вплоть до 2016 г. (см. рис. 2). Принятые законы способствовали тому, что китайским компаниям стало выгоднее размещать свои активы за рубежом, и сначала высокие темпы роста исходящих ПИИ воспринимались как позитивный фактор развития стратегии «выхода за рубеж», но уже к 2016 г. ситуация изменилась. Внутренняя экономическая обстановка в стране складывалась не слишком благоприятно: замедлились темпы экономического роста, девальвация юаня достигла 6,5%, обвал фондового рынка в 2015 г. также не способствовал улучшению ситуации [6]. На этом фоне значительно увеличилось количество случаев нелегального вывоза капитала под видом ПИИ с использованием различных мошеннических схем. Это заставило правительство КНР принять ряд законодательных инициатив с целью ужесточения контроля над вывозом капитала из страны.
К этим законодательным инициативам можно отнести [3, 5]:
– контроль всех инвестиционных зарубежных проектов со стоимостью более 5 млн долл., вменение в обязанность всем компаниям, инвестирующим в такие проекты, предоставлять доказательство подлинности и легальности таких проектов, список партнеров и акционеров, сведения об источниках финансовых средств;
– особый контроль сделок со сверхкрупными активами (более 10 млрд долл.), инвестиций в зарубежную недвижимость государственных компаний на сумму более 1 млрд долл., а также любых зарубежных инвестиций, превышающих 1 млрд долл., для любых китайских компаний, если объект инвестиций не связан с их основной деятельностью;
– особый контроль сделок с зарубежными инвестициями в развлекательный бизнес, спорт, недвижимость, офшорные зоны;
– запрет зарубежных инвестиций в игорный бизнес.
Принятые меры принесли положительные результаты: вывоз капитала в виде ПИИ значительно снизился, и в конце 2017 г. были опубликованы новые «Административные меры по управлению иностранными инвестициями китайских компаний», смягчающие требования к небольшим компаниям (с объемом зарубежных инвестиций не более 300 млн долл.). Контроль за вывозом капитала крупными и государственными компаниями сохранился в полной мере, при этом в КНР действуют определенные разграничения для зарубежных инвестиционных проектов: стимулирующие, ограничительные, запретительные. От того, к какому сектору будет отнесен инвестиционный проект, зависит и степень жесткости контроля и ограничения по экспорту капитала. Таким образом, в настоящее время политику руководства КНР в сфере регулирования экспорта ПИИ можно описать по формуле «Стимулирование развития + список исключений» [6].
В результате, по данным Министерства торговли КНР, к концу 2022 года 290 тысяч китайских инвесторов создали за рубежом 4,66 миллиона предприятий с прямыми иностранными инвестициями, распределенные в 190 странах по всему миру. Совокупные активы зарубежных предприятий на конец года составили 8,4 триллиона долларов США. Совокупный объем чистых прямых иностранных инвестиций достиг 27548,1 млрд долларов США, из них 53,9% составляют инвестиции в акционерный капитал (14845,6 млрд долларов США), а 34,9% — реинвестированная прибыль (9626,4 млрд долларов США) [8].
Следовательно, можно сделать вывод, что КНР в полной мере использует ограничительные меры государственного регулирования, руководствуясь текущим развитием ситуации в мире и стране, а также потребностями комплексного социально-экономического развития государства.
Заключение. Проведенный анализ ключевых особенностей методов государственного регулирования вывоза капитала в виде ПИИ в странах-лидерах по экспорту капитала на современном этапе (США и КНР) показал следующее:
– полная либерализация движения капитала в современных условиях уже не может принести тех выгод, которые были доступны в период становления глобальной мировой экономики;
– введение широкого набора жестких ограничений вывоза капитала в виде ПИИ может способствовать поддержанию стабильности национальной финансовой системы в кризисные моменты;
– в условиях снижения макроэкономических угроз и с учетом внутренней ситуации в стране меры государственного регулирования вывоза капитала могут быть значительно смягчены, но контроль вывоза капитала в виде ПИИ должен оставаться значимой частью государственной политики.


Список использованных источников:
1. Аксенов П.А. Регулирование иностранных инвестиций в США: ограничения в условиях торговой войны // Международная торговля и торговая политика. — 2019. — №4. — С. 31–41.
2. Королев И.С. Американоцентризм и многополярность в глобальной экономике (торгово-политический и финансовый аспекты) // Анализ и прогноз. Журнал ИМЭМО РАН. — 2020. — №1. — С.12–22.
3. Мозиас П.М. Экспорт китайского капитала: предпосылки и последствия // Социальные и гуманитарные науки. Отечественная и зарубежная литература. Сер. 9, Востоковедение и африканистика: Реферативный журнал. — 2020. — №3. — С. 56–92.
4. Перова М.К. Инвестиционная политика США в меняющемся мире // США и Канада: экономика, политика, культура. — 2020. Т.50. — № 8. — С. 70–86.
5. Ковалева А.А. Эволюция географической и отраслевой структуры прямых зарубежных инвестиций (ПЗИ) КНР: возможности для России // Научные исследования современных проблем развития России: Диалог поколений: сб. науч. тр. по итогам междунар. науч.-практ. конф. мол. уч. Санкт-Петербургского гос. экономич. ун-та / Под ред. Е.А. Горбашко. — СПб.: Изд-во СПбГЭУ, 2020. — С. 181–185.
6. Смирнов Е.Н. Масштабы вывоза капитала из Китая: оценка регулирующих возможностей // Научно-практический электронный журнал Аллея Науки. — 2018. — №10(26). — С. 35–46.
7. Интернет-портал UNCTAD. [Электронный ресурс]. Режим доступа: https://unctad.org/publication/world-investment-report-2023 (дата обращения 28.01.2024)
8. Интернет-портал Министерства коммерции КНР. Statistical Bulletin of China’s Outward Foreign Direct Investment 2022 [Электронный ресурс]. Режим доступа: http://fec.mofcom.gov.cn/article/tjsj/tjgb/202310/20231003449845.shtml (дата обращения 28.01.2024)

Вернуться к содержанию номера

Copyright © Проблемы современной экономики 2002 - 2024
ISSN 1818-3395 - печатная версия, ISSN 1818-3409 - электронная (онлайновая) версия