Logo Международный форум «Евразийская экономическая перспектива»
На главную страницу
Новости
Информация о журнале
О главном редакторе
Подписка
Контакты
ЕВРАЗИЙСКИЙ МЕЖДУНАРОДНЫЙ НАУЧНО-АНАЛИТИЧЕСКИЙ ЖУРНАЛ English
Тематика журнала
Текущий номер
Анонс
Список номеров
Найти
Редакционный совет
Редакционная коллегия
Представи- тельства журнала
Правила направления, рецензирования и опубликования
Научные дискуссии
Семинары, конференции
 
 
Проблемы современной экономики, N 3 (87), 2023
ПРОБЛЕМЫ ТЕОРИИ И ПРАКТИКИ ПРЕДПРИНИМАТЕЛЬСТВА
Гришин К. Е.
директор Института экономики, финансов и бизнеса
Уфимского государственного университета науки и технологий,
зав. кафедрой экономики и регионального развития,
доктор экономических наук

Маликов Р. И.
зав. кафедрой проектного менеджмента и экономики предпринимательства
Института экосистем бизнеса и креативных индустрий
Уфимского государственного нефтяного технического университета,
доктор экономических наук, профессор

Газизова А. Р.
зам. директора по воспитательной работе
Института экономики, финансов и бизнеса
Уфимского государственного университета науки и технологий


Мультиконтекстуальность как важнейший принцип экосистемного подхода к исследованию предпринимательства
В статье представлены результаты исследования предпринимательского контекста через призму пространственно-временного воздействия (мультиконтекстуальный подход). Контекстуализация предпринимательства призвана позволить предпринимателю получить и усвоить критически важную информацию для выживания в жесткой конкурентной среде. Для оценки влияния значимости контекста предпринимательства в исследовании приводятся результаты корелляционно-регрессионого анализа на основе данных регионов Приволжского федерального округа за 2021 год.
Ключевые слова: предпринимательство, экосистема, контекст предпринимательства, мультиконтекстуальность, региональная экономика, Приволжский федеральный округ
УДК 338.1; ББК 65   Стр: 137 - 143

Экосистемный подход к предпринимательству приобретает все большую значимость и популярность в исследовательских кругах [1;2, с.476;4, с.313;6, с.42;14;16, с.24;21;29, с.1759; 38, с.212]. Вместе с тем, данный подход еще не оформился в целостную исследовательскую концепцию и продолжает оставаться предметом дискуссий по поводу его уникальности [29, с.1759; 3; 12]. Важнейшей задачей в этой связи является формирование методологии экосистемного подхода применительно к исследованию предпринимательства, т.е. определения принципов, способов организации и построения теоретической деятельности относительно предпринимательских экосистем. В этой связи особый интерес представляет определение архитектуры предпринимательской экосистемы, то есть выявление принципов, положенных в основу функционирования и организации предпринимательских систем, воплощенных в структуре ее элементов, процессах их взаимоотношения друг с другом и со средой, а также принципов, направляющих проектирование и конструирование экосистем [21; 16, с. 224, 29]. Не претендуя на исчерпывающую полноту предлагаемого нами подхода, мы считаем, что основополагающими принципами функционирования предпринимательских экосистем являются: принцип системности; принцип эмерджентности; принцип динамичности, принцип ситуативности и принцип контекстуальности. Из всего представленного нами перечня принципов предметом исследования данной статьи является принцип контекстуальности. Мы исходим из того, что важнейшим принципом архитектуры предпринимательской экосистемы является принцип контекстуальности, согласно которому конкретное проявление предпринимательского поведения экономических субъектов определяется контекстом экосистемы, частью которого оно является. [33, с.443;28, с .113; 11, с.50; 17, с.1453]. Предпринимательство рождается и развивается в конкретном пространственно-временном контексте. Контекстуальное окружение во многом определяет успех или неудачи предпринимателей. Новые предприниматели должны изучить и понимать контекст, чтобы получить и усвоить критически важную информацию для выживания в жесткой конкурентной среде [19]. Важность контекста для предпринимательской деятельности подчеркивалась как отечественными, так и зарубежными исследователями. Мысль о необходимости учета контекста в исследованиях предпринимательства не нова [31, с.57; 4, с .192; 33, с. 442; 15, с.19; 7, с. 356]. Признание того, что экономическое поведение можно лучше понять в его контекстах (социальном, институциональном, пространственном) побуждает исследователей предпринимательства все больше внимания уделять контекстам, поскольку наблюдатели зачастую имеют тенденцию недооценивать влияние внешних факторов и переоценивать влияние внутренних или личных факторов при вынесении суждений о поведении людей [18, с. 67]. Например, Баумоль [7, с. 893] обращает внимание на тот факт, что правила для предпринимательства «резко меняются от одного времени и места к другому». Контекст одновременно предоставляет людям возможности для предпринимательской деятельности и в то же время устанавливает границы для их действий. Другими словами, люди могут воспринимать это как потенциал, так и ограничения. Контекстуализация предпринимательства как раз и подразумевает необходимость рассмотрения предпринимательства, предпринимательского процесса именно в связке с его окружением как материальным, так и нематериальным. Только в такой конкретизированной связке мы сможем понять всю сущность предпринимательской деятельности. Предпринимательство, вырванное из контекста, не может восприниматься адекватно реальному положению дел и не может быть понятым. Следовательно, различия имеют значение. И где, когда и почему эти различия имеют наибольшее значение, необходимо выяснить. Это открывает дискуссию о разнообразии контекстов и типов предпринимательства, которые следует понять, анализируя их природу, богатство и динамику [32].
Термин «контекст» происходит от латинского слова «contextus», что в переводе значит связь, соединение, связка. Например, Капелли и Шерер [13] определяют контекст как окружение, связанное с конкретными явлениями и помогающее проиллюстрировать их, в то время как Моудей и Саттон [25, с.195] рассматривают контекст как стимулы, существующие во внешней среде. Джонс [22, с. 386] интерпретирует контекст как ситуационные возможности и ограничения, влияющие на поведение («ситуационные возможности и ограничения, которые влияют на возникновение и значение организационного поведения, а также на функциональные отношения между переменными»). В управленческих исследованиях контекст относится к обстоятельствам, условиям, ситуациям или среде, которые являются внешними по отношению к соответствующему явлению и способствуют или ограничивают его [32]. Нам представляется, что при анализе понятия контекст необходимо особое внимание акцентировать на категории «ситуация», которая у ряда исследователей является стержневой в интерпретации контекста [22]. Ю.Д. Апресян определяет ситуацию как «кусочек действительности, реальной или только мыслимой, в котором некие объекты (люди, предметы и т.п.) в какой-то момент времени и в каком-то месте связаны друг с другом определенными отношениями» [34]. Мы, в рамках нашей статьи будем отталкивается от определения, предложенного В.М. Савицким, согласно которому «ситуация — комплекс взаимосвязанных событий, протекающих в определенном месте и времени» [39]. Следовательно, только определенная система связей экономического субъекта с контекстуальными переменными в некоторой пространственно-временной конфигурации делает из него предпринимателя. Выход экономического субъекта из этой пространственно-временной системы связей приведет к тому, что он перестанет быть предпринимателем. В этом как раз и проявляется важнейшее значение контекста для предпринимателя. Таким образом, основываясь на представленных подходах, мы можем предложить определение предпринимательского контекста как комплекса взаимосвязанных событий, протекающих в определенном месте и времени, определяющих возможности и ограничения, влияющие на поведение экономического субъекта с точки зрения создания, открытия, оценки и эксплуатации им предпринимательских возможностей. Таким образом, важнейшей характеристикой контекста предпринимательства является связанность конкретного экономического субъекта (предпринимателя) с окружением (контекстуальными переменными) в определенном месте и в определенное время.
Основываясь на работах [22; 7, с. 357], мы исходим из того, что контекст предпринимательства должен определяться в трех контекстуальных измерениях: - «кто»; «где»; и «когда». Измерение «кто» характеризует индивида, занимающегося или планирующего заниматься предпринимательством. Измерение «где» относится к разнообразным местам, в которых происходит предпринимательство, и все они влияют на «кто». Таким образом, «где» характеризует конкретную территорию во всем ее многообразии, где осуществляется или планирует осуществляться предпринимательская деятельность. И наконец, измерение «когда», фокусирует внимание на временном (историческом) контексте, обосновывая исторические влияния на характер и масштабы сегодняшнего предпринимательства и его изменения в соответствующих контекстах с течением времени [32]. Вместе с тем, по нашему мнению, исследование контекста должно происходить все же в четырех измерениях: «кто»; «где»; «когда» и «почему». Последнее измерение очень важно с точки зрения исследования побудительных свойств контекста. Это очень важная составляющая контекстуализации предпринимательства, потому что ответ на вопрос почему возникает и развивается предпринимательство и какова роль в этом контекста, дает возможность эффективно управлять процессами активизации предпринимательской деятельности.
При всей важности измерения «когда», влияние которого на предпринимательство может быть оценено, например, через призму концепта «path dependence» (зависимость от предшествующего развития) и измерения «почему», важность которого была подчеркнута чуть выше, в рамках данной статьи мы будем преимущественно рассматривать измерение «где?» и в некоторой степени «кто?».
Хотя, по мнению Велтер, измерение «кто?» не относится к контексту как таковому, а скорее отражает влияние контекста на предпринимательство и с контекстуальной точки зрения лишь указывает на то, кто занимается предпринимательской деятельностью и какие предприятия создаются [32], мы придерживаемся несколько иной точки зрения. Когда мы говорим об измерении «кто» нам весьма важны внешние (пол, возраст и т.д.) и внутренние (индивидуально-психологические особенности, знания и опыт человека) характеристики человека занимающегося или планирующего заниматься предпринимательством. Измерение «кто» - характеризует так называемый внутренний контекст предпринимательства. Внутренний контекст индивида можно охарактеризовать как систему уникальных для каждого человека психофизиологических и личностных особенностей и состояний, его установок, отношений, знаний и опыта [36]. Восприятие человеком объективной реальности (внешнего контекста) и преобразование ее в субъективную реальность всегда происходит в рамках внутреннего контекста как совокупности внутренних условий. Так, в зависимости от внутреннего (смыслового, ментального) контекста одно и то же воздействие внешнего контекста на разных людей может приводить к разным результатам. Таким образом, мы утверждаем, что измерение «кто» является важнейшей составной частью предпринимательского контекста и в обязательном порядке должно учитываться при контекстуальных исследованиях. Именно внутренний контекст во многом определяет предпринимательские намерения индивида. Предпринимательское намерение можно определить как намерение человека сделать выбор в пользу предпринимательства в своей карьере [9, c.442; 23, с.593; 20, с. 45; 27, с.94]. Однако, существует достаточно большой разрыв между теоретическим желанием заниматься предпринимательством (предпринимательскими намерениями) и фактическим предпринимательским поведением (intention-action gap) [30]. Наличие таких разрывов может объясняться как внутренними (личностными) факторами потенциального предпринимателя, так и внешними контекстуальными особенностями территории, на которой он проживает [35, с. 343]. Таким образом, исследование предпринимательских намерений в разных контекстах показывает, что условия внешней среды лучше объясняют различия в поведенческих намерениях между индивидами, чем изучение только внутренних контекстов, связанных с индивидуальными характеристиками личности или ее поведением [37]. Согласно концепции Берд [9], люди предрасположены к предпринимательским намерениям, основанным на сочетании как личных, так и контекстуальных факторов. К личностным факторам относятся предыдущий опыт предпринимателя, личностные характеристики и способности. Исследователи предполагают, что эти фоновые факторы влияют на склонность человека основать новое предприятие. Контекстные факторы предпринимательства состоят из социальных, политических и экономических переменных, таких как перемещение, изменения на рынках и дерегулирование со стороны правительства [9]. Кроме того, огромное значение контекст имеет с точки зрения стадии предпринимательского процесса. Это определено, прежде всего, тем, что на каждом этапе, предпринимательский процесс находится под давлением контекстуального измерения «когда», то есть, другими словами, можно сказать, что сегодня условно контекст один, а завтра другой. То есть контекст «подвижен», постоянно меняется, что оказывает существенное влияние на успешность предпринимательской деятельности. «Подвижность» контекста очень важный фактор и это необходимо учитывать при планировании предпринимательских процессов.
Говоря о контексте, необходимо рассмотреть два уровня анализа. Один уровень можно назвать общим (омнибусным) контекстом, а другой — дискретным контекстом. Термин омнибус относится к объекту, который включает в себя множество функций или деталей. Таким образом, это относится к контексту в широком смысле. Дискретный контекст, однако, относится к конкретным контекстуальным переменным, которые влияют (формируют) на поведение или отношения. Дискретный контекст можно рассматривать как вложенный в омнибусный контекст, так что эффекты омнибусного контекста опосредованы дискретными контекстуальными переменными или их взаимодействиями, что отражает конфигурационное изображение контекста Руссо и Фрида [27, с.13]. Дискретные контекстуальные переменные могут применяться к любому уровню анализа, от отдельных лиц до отраслей. [22].
Адекватное понимание и учет контекста еще более усложняется его многомерностью. Мы исходим из того, что на поведение экономических агентов влияет не просто контекст, а множество взаимодействующих между собой контекстов. Конкретную ситуацию, в которой находится предприниматель, могут определять (формировать) сотни взаимодействующих между собой контекстуальных измерений (переменных), что приводит к разнообразным контекстуальным конфигурациям, в которых довольно сложно идентифицировать как влияние составляющих контекста (прямое, опосредованное, явное, неявное) на предпринимательское поведение, так и взаимодействие этих составляющих между собой, с точки зрения воздействия на предпринимательский процесс. Следовательно, мы должны говорить о мультиконтекстуальности предпринимательской деятельности. В рамках данной статьи под мультиконтекстуальностью мы понимаем всю совокупность комплекса взаимосвязанных событий (контекстуальных переменных), протекающих в определенном месте и времени и определяющих возможности и ограничения, влияющие на поведение экономического субъекта с точки зрения создания, открытия, оценки и эксплуатации им предпринимательских возможностей. В этой связи, рассматривая принцип контекстуальности предпринимательских экосистем, мы должны расширить понимание данной категории и говорить о принципе мультиконтекстуальности. Принцип мультиконтекстуальности предпринимательских экосистем базируется на понимании того, что «набор факторов, если рассматривать их вместе, иногда может дать более интерпретируемую и теоретически интересную модель, чем любой из факторов по отдельности» [27, с.13]. Исходя из данного посыла мы понимаем, что необходимо исследовать влияние контекста во всем его многообразии, что, соответственно, позволяет рассматривать предпринимательство в контексте сложной совокупности неоднородных субъектов, взаимосвязанных и взаимодействующих между собой в рамках общего пространства и времени. В этой связи с методической точки зрения многомерность контекста предпринимательства диктует необходимость его теоретической структуризации. Это обусловлено необходимостью более четкого понимания влияния контекста на предпринимательскую деятельность. Основываясь на работах [27,32], мы предлагаем взять за основу классификации контекстов измерение «где» и на этой основе предложить следующие типы контекстов: деловой, социальный, пространственный, институциональный. Представляется, что предложенная классификация контекстов в целом в полной мере охватывает все многообразие контекстуальных переменных, объединенных по функциональному признаку. Вместе с тем, помимо типов определенных Джонсом и Велтер, нам все же видится необходимым добавить еще один контекст, который предлагается назвать технологическим контекстом. Мы исходим из того, что развитие технологий в значительной мере расширяет возможности с точки зрения предпринимательства, т.к., например, сейчас предпринимательская деятельность активно перемещается в онлайн пространство и интернет технологии становятся одним из важнейших инструментов ведения бизнеса. Другими словами, современный экономический субъект все чаще лишь во взаимодействии с технологическим контекстом (технологическими контекстуальными переменными) осуществляет (может осуществлять) предпринимательскую деятельность, то есть становится предпринимателем. Вычленяя предложенные типы контекстов, мы получаем возможность как бы увидеть срезы объективной реальности в разном, но при этом наиболее важном, с точки зрения предпринимательского поведения, преломлении. Эти срезы необходимы для адекватного и более точного восприятия и оценки конкретной ситуации, возможностей и ограничений для выбора модели предпринимательского поведения (производительного, непроизводительного, деструктивного [8, с.893]. Следовательно, наша классификация контекстов в измерении «где» имеет следующий вид (табл.1).

Таблица 1
Классификация контекстов по типу
Тип контекстаОбщий контекстПримеры дискретного контекста
(контекстуальные переменные)
ДеловойОтрасль; рынокУровень развития рынка, стадия жизненного цикла отрасли, количество и характер конкурентов
СоциальныйСоциальные сетиСтруктура сетей, плотность, частота сетевых отношений; состав и роли домохозяйств/семьи
ПространственныйГеографическая среда, окружающее экономическое пространствоФизическая инфраструктура, ресурсная обеспеченность, характеристики местных сообществ и регионов
ИнституциональныйФормальные и неформальные институтыСоциальные установки и нормы; юридические нормативные документы; политика и меры поддержки предпринимательства
ТехнологическийДоступные и перспективные технологииВысокоскоростной интернет
Источник: обобщено авторами.

Далее, если мы говорим о взаимосвязанных событиях, протекающих в определенном месте и времени, то имеем ввиду определенную географическую локацию – конкретное географическое место, пространство, где предприниматель начинает свою (ведет свою) предпринимательскую деятельность. Это может быть село, город, район и т.д., то есть административно-территориальные образования со своим специфическим контекстом. Однако мы понимаем, что каждый город, район являются частью территориального образования более высокого уровня, регионов, которые в свою очередь являются составной частью национального государства. Следовательно, в этом случае можно говорить о вложенности контекстов, то есть их уровневости. Таким образом, можно выделить взаимодействующие между собой местный, региональный, национальный и глобальный контексты (рис.1).
Рис.1. Вложенность предпринимательских контекстов
Источник: составлено авторами

Таким образом, мы предлагаем структурировать контекст предпринимательских экосистем, как по типу, так и по уровню, и на этой основе определить виды контекстов. Вся многомерность контекстов (мультиконтекстуальность) предпринимательства представлена в табл.2.

Таблица 2
Матрица мультиконтекстуальности предпринимательских экосистем
Тип контекстаУровень контекста
МестныйРегиональныйНациональныйГлобальный
ПространственныйМестный пространственный контекстРегиональный пространственный контекстНациональный пространственный контекстГлобальный пространственный контекст
СоциальныйМестный социальный контекстРегиональный социальный контекстНациональный социальный контекстГлобальный социальный контекст
ИнституциональныйМестный институциональный контекстРегиональный институциональный контекстНациональный институциональ-ный контекстГлобальный институциональный контекст
ДеловойМестный деловой контекстРегиональный деловой контекстНациональный деловой контекстГлобальный деловой контекст
ТехнологическийМестный технологический контекстРегиональный технологический контекстНациональный технологический контекстГлобальный технологический контекст
Источник: обобщено авторами.

Влияние этих контекстов на предпринимателя различно и можно предположить, что по мере роста уровня контекста, оно имеет тенденции к снижению, но оно в любом случае, есть. Как правило, на старте предпринимательской деятельности наибольшее влияние на экономический субъект оказывает местный уровень контекста, затем по мере развития и масштабирования предпринимательского проекта вырастает значимость и других уровней. С другой стороны, с развитием технологий, переходом бизнеса в онлайн пространство для отдельных категорий предпринимателей значимость местного уровня уже не столь высока и большую роль для них начинают играть другие контекстуальные уровни. Также, кроме уровня контекста, важен и тип контекста, который естественным образом будет оказывать различное влияние на предпринимательство (предпринимательскую активность) в зависимости от контекстуальной конфигурации конкретной территории. При этом мы исходим из того, что контекстуальные конфигурации различных региональных предпринимательских экосистем уникальны и, соответственно, влияние различных типов контекстов может существенно отличаться в зависимости от специфики конкретной территории. Вместе с тем, ввиду того, что в рамках экосистемного подхода единицей анализа является региональный уровень [Audretsch, 2011] (региональные предпринимательские экосистемы), в рамках данного исследования мы ограничимся оценкой влияния на предпринимательскую активность видов контекстов регионального уровня: регионального пространственного; регионального социального; регионального делового; регионального институционального и регионального технологического контекстов. Таким образом, в данном исследовании мы хотим в целом оценить влияние региональной мультиконтекстуальности на предпринимательство, то есть понять, какой тип контекста на региональном уровне оказывает наибольшее влияние на рост числа новых предпринимательских структур.
Для оценки влияния контекстуальных переменных, характеризующих предложенные нами типы контекстов регионального уровня в исследовании, используется метод корреляционно-регрессионного анализа. При формировании перечня контекстуальных переменных для проведения анализа, мы использовали данные Федеральной службы государственной статистики, но при этом мы понимаем ограниченность нашего подхода, так как данные, собираемые и агрегируемые Росстатом, при всем их многообразии, все же не могут закрыть наши потребности в релевантной информации, позволяющей адекватно охарактеризовать отдельные типы контекстов. Таким образом, в нашем исследовании были использованы данные Росстата за 2021 год в разрезе 86 регионов Российской Федерации (без городов федерального назначения). В качестве зависимой переменной (y) выбран показатель «Количество предприятий, родившихся» (количество новых предпринимательских структур) в 2021 году. Данный показатель демонстрирует фактический переход конкретного экономического субъекта (субъектов) от предпринимательских намерений к предпринимательским действиям, под которыми подразумевается регистрация (рождение) бизнеса (предприятия).
В качестве контекстуальной переменной регионального институционального контекста был использован показатель «Число дел об административных правонарушениях в сфере экономки». Этот показатель, с нашей точки зрения, в достаточной степени отражает уровень «напряжения» институционального поля регионального экономического пространства, демонстрируя влияние законодательно установленных норм и правил на предпринимательство. Для оценки влияния регионального социального контекста взят показатель численности городского населения региона. При выборе данного показателя, мы исходили из того, что урбанизированные территории характеризуются более развитой и тесной системой социальных сетей и связей, что, несомненно, оказывает положительное воздействие на развитие предпринимательства. Далее, региональный пространственный контекст предлагается оценивать через показатель «Инвестиции в основной капитал», который, по нашему мнению, отражает общее социально-экономическое развитие той или иной территории, так как инвестор, вкладываясь в производственные мощности, в значительной мере ориентируется на состояние (развитие) физического пространства (как объекта материального мира) – наличие развитой инфраструктуры, энергетических и производственных мощностей и т.д. Региональный деловой контекст нами рассматривается через показатель «Количество активных предприятий», отражающий количество конкурентов, а также в некоторой степени развитость рынков в предпринимательской среде региона. Технологический контекст региона нами предложено рассмотреть через показатель «Количество используемых передовых производственных технологий». С нашей точки зрения, данный индикатор, хотя и в несколько косвенной форме, все же отражает уровень восприимчивости региональных деловых структур к технологическим новациям и соответственно может рассматриваться как контекстуальная переменная, характеризующая региональный технологический контекст. Результаты корреляционно-регрессионного анализа представлены в табл.3.
Результаты (табл. 3,4) корреляционно-регрессионного анализа свидетельствуют о влиянии контекста предпринимательства на процессы создания новых предприятий и развития предпринимательства в регионах. Тогда влияние контекстов на предпринимательство на региональном контекстуальном уровне в 2021 году можно представить в виде табл.5.
Как видно из проведенного анализа, контексты регионального уровня в разной степени, но все же оказывают существенное влияние на решения о создании новых предприятий.
В ходе анализа было выявлено, что создание новых предпринимательских структур в регионах РФ в 2021 году напрямую зависело от делового и социального контекста предпринимательства активности предприятий (R2>0,8) при незначительных отклонениях (анализ остатков в табл.4 показал, что остатки минимальны: стандартная ошибка и df – незначительны). Наряду с этим, однако, влияние пространственного контекста оказалось незначительным (R2<0,5). При этом, допускается вероятность, что низкие значения степени влияния R2 связаны с недостаточным качеством выборки, поскольку инвестиционная составляющая оказывает существенное влияние на зарождение бизнес-процессов в регионе, определяя будущую рентабельность создаваемого бизнеса. Влияние технологического контекста предпринимательства в 2021 году было относительно значимым (R2= 0, 69). Фактор преобладания роли передовых производственных технологий в регионах соответствует общероссийской тенденции, выступая определяющим стимулом, расширению предпринимательских возможностей, позволяющих бизнесу динамично развиваться не только в «физическом», но и в онлайн пространстве.
В целом можно констатировать, что проведенное в рамках данной статьи тестирование влияния контекстуальных переменных регионального уровня на предпринимательскую активность является лишь незначительной частью комплексной эмпирической проверки мультиконтекстуального подхода к исследованию предпринимательства. Так, дальнейшей исследовательской задачей в рамках представленного подхода является выявление наиболее значимых контекстуальных переменных каждого из представленных контекстов и оценку их влияния как на предпринимательские намерения индивидов, так и на переход от предпринимательских намерений к предпринимательскому поведению. Далее, необходима исследовательская оценка влияния всего многообразия предложенных типов и уровней контекста на предпринимательскую активность, а также анализ взаимодействия между ними (контекстами), с точки зрения воздействия на действующего, или потенциального предпринимателя.
Подводя итоги можно констатировать, что мультиконтекстуальность является важнейшим принципом экосистемного подхода к предпринимательству, так как он дает возможность одномоментно взглянуть на предпринимательство через множество контекстуальных «линз» с различным ситуационным преломлением, что позволяет получить более адекватную и релевантную информацию о предпринимательстве, предпринимательских намерениях и предпринимательском поведении индивидов. В этом ключе представляется, что разработанная нами композиция контекста, учитывающая структуризацию, как по типу (при этом мы допускаем, что данная типологизация может быть расширена), так и по уровню (эффект вложенности) может существенно повысить эффективность экосистемного подхода, так как дает возможность проводить более качественные исследования детерминант предпринимательства. В свою очередь, более полное понимание логики и некоторых закономерностей действия «движущих сил», приводящих в действие предпринимательские процессы в контуре предпринимательских экосистем, позволяет разрабатывать более действенные управленческие решения, направленные на существенное наращивание предпринимательской активности как на региональном, так и на национальном уровнях.

Таблица 3
Результаты корреляционного анализа
КонтекстПоказательПредприятий, родившихся, ед.Количество активных предприятий, ед.Число дел об административных правонарушениях в сфере экономкиЧисленность городского населения средн.Используемые передовые производственные технологии по субъектам РФ, едИнвестиции в основной капитал, млн. руб.
 Предприятий родившихся, ед.1     
Деловой контекстКоличество активных предприятий, ед.0,971    
ИнституциональныйЧисло дел об административных правонарушениях в сфере экономки, ед.0,640,681   
СоциальныйЧисленность городского населения средн.0,830,860,901  
ТехнологическийИспользуемые передовые производственные технологии по субъектам РФ, ед.0,690,720,650,801 
ПространственныйИнвестиции в основной капитал, млн. руб.0,430,500,540,620,511
Источник: составлено авторами.

Таблица 4
Результаты регрессионного анализа
Регрессионная статистикаДисперсионный анализ
Множественный R0,97323469 df
R-квадрат0,94718575Регрессия5
Нормированный R-квадрат0,94380023Остаток78
Стандартная ошибка455,823956Итого83
Наблюдения84
Источник: составлено авторами.

Таблица 5
Степень влияния контекстов регионального уровня на предпринимательство
Тип контекстаТеснота связи (корреляция)Диапазон R2
Региональный пространственныйУмеренная (R2=0,43)0- 0,3 практически отсутствует, слабая
Региональный социальныйСильная (R2=0,83)0,3- 0,5 умеренная
Региональный институциональныйЗаметная (R2=0,64)0,5-0,7 заметная
Региональный деловойОчень сильная (R2=0,97)0,7-0,9 сильная
Региональный технологическийСильная (R2=0,7)0,9- 0,99 очень сильная
Источник: составлено авторами.


Исследование выполнено за счет гранта Российского научного фонда № 23-28-00444, https://rscf.ru/project/23-28-00444/

Список использованных источников
1. Acs Z.A., Estrin S., Mickiewicz T. & Szerb, L. Institutions, Entrepreneurship and Growth: The Role of National Entrepreneurial Ecosystems // SSRN Working paper. 2017b. N. 2912453. DOI: 10.2139/ssrn.2912453.
2. Acs Z.J., Autio E. & Szerb L. National systems of Entrepreneurship: Measurement issues and policy implications //Research Policy. 2014. Vol. 43 (3). P. 476-494.
3. Alvedalen, J., & Boschma, R. (2017). A critical review of entrepreneurial ecosystems research: Towards a future research agenda //European Planning Studies, Vol. 25(6). pp. 887-903.
4. Audretsch D., Cunningham, J.A., Kuratko, D., Lehmann E. Menter M (2019). Entrepreneurial ecosystems: economic, technological, and societal impacts // The Journal of Technology Transfer, Vol. 44 (4). pp.313 – 325.
5. Audretsch, D.B., Falck, O., Feldman, M.P., & Heblich, S. (2011) // Local Entrepreneurship in Context. Regional Studies, 46(3), 379–389.
6. Autio E., Rannikko H. Retaining winners: Can Policy Boost High-growth Entrepreneur-ship? // Research Policy. 2015. Vol. 45. P. 42–55.
7. Baker and F Welter (2018), Contextual Entrepreneurship: An Interdisciplinary Perspective, //Foundations and Trends in Entrepreneurship: Vol. 14: No. 4, pp 357-426. http://dx.doi.org/10.1561/0300000078
8. Baumol W. (1990) Entrepreneurship: Productive, Unproductive, and Destructive // Journal of Political Economy. Vol. 98, No.5. P. 893–921.
9.  Bird B. J. Implementing Entrepreneurial Ideas: The Case for Intentions // Academy of Management Review. 1988. Vol. 13. No. 3. Р. 442–453.
10.Bird, B. J. (1989). Entrepreneurial behavior. Glenview: Scott Foresman and Co
11. Bjørnskov, C and Foss, N (2013) How strategic entrepreneurship and the institutional context drive economic growth. Strategic Entrepreneurship Journal 7(1): 50–69.
12. Brown, R., & Mason, C. (2017). Looking inside the spiky bits: A critical review and conceptualisation of entrepreneurial ecosystems // Small Business Economics, Vol. 49, pp. 11–30.
13. Capelli, P. & Sherer, P.D. (1991). The missing role of context in OB: The need for a meso-level approach // Research in Organizational Behavior, 13, 55–110.
14. Cavallo, A., Ghezzi, A., Balocco, R. (2018). Entrepreneurial ecosystem research: present debates and future directions // International Entrepreneurship and Management Journal, 1-24. DOI: 10.1007/s11365-018-0526-3
15. Chalmers, D. M. and Shaw, E. (2017) The endogenous construction of entrepreneurial contexts: a practice-based perspective // International Small Business Journal, 35(1), pp.19-39.
16. Feld B. (2012). Startup communities: Building an entrepreneurial ecosystem in your city. John Wiley & Sons, 224 p.
17.  Foss NJ, Lyngsie J, and Zahra SA (2013) The role of external knowledge sources and organizational design in the process of opportunity exploitation // Strategic Management Journal 34(12): 1453-1471.
18. Gartner W. B. 1995. Aspects of organizational emergence. In: Bull I., Thomas H., Wil-lard G. (eds.). Entrepreneurship: Perspectives on Theory Building // Pergamon: Oxford; 67-86.
19. Guerrero, M., Liñán, F. & Cáceres-Carrasco, F.R. The influence of ecosystems on the entrepreneurship process: a comparison across developed and developing economies //Small Bus Econ 57, 1733–1759 (2021). https://doi.org/10.1007/s11187-020-00392-2
20. Hmieleski, K.M. and Corbett, A.C. (2006), Proclivity for improvisation as a predictor of entrepreneurial intentions // Journal of Small Business Management, Vol. 44, Issue 1, pp.45-63.
21. Isenberg, D. The Entrepreneurship Ecosystem Strategy as a New Paradigm for Economic Policy: Principles for Cultivating Entrepreneurship // Babson Entrepreneurship Ecosystem Project. Dublin, from DanIsenberg 2011. http://entrepreneurial-revolution.com/2011/05/11/the-entrepreneurship-ecosystem-strategy-as-a-new-paradigm-for-economic-policy-principles-for-cultivating-entrepreneurship/
22. Johns, G. (2006). The essential impact of context on organizational behavior // Academy of Management Review, 31(2), 386–408.
23. Linan, F., Chen, Y. W., (2009). Development and cross-cultural application of a specific instrument to measure entrepreneurial intentions //Entrepreneurship Theory and Practice 33(3), 593-617.
24. Morrison A. (2006) A contextualisation of entrepreneurship // International Journal of Entrepreneurial Behaviour & Research 12: P. 192-209.
25. Mowday, R. & Sutton, R. (1993). Organizational behavior: Linking individuals and groups to organizational contexts // Annual Review of Psychology, 44, 195–229.
26. Pruett M. (2012), Entrepreneurship education: Workshops and entrepreneurial intentions // Journal of Education for Business, Vol. 87, pp.94-101. DOI: 10.1080/08832323.2011.573594.
27. Rousseau D.M., & Fried, Y. 2001. Location, location, location: Contextualizing organizational research // Journal of Organizational Behavior, 22: 1–13.
28. Sarasvathy SD and Venkataraman S (2011) Entrepreneurship as method: Open questions for an entrepreneurial future. Entrepreneurship: Theory and Practice 35(1): 113-135.
29. Stam E. Entrepreneurial ecosystems and regional policy: a sympathetic critique // European Planning Studies. 2015. Vol. 23 (9). P. 1759-1769.
30. Sutton S. 1998. Predicting and explaining intentions and behavior: How well are we doing? Journal of Applied Social Psychology 28 (15): 1317–1338.
31. Ucbasaran D, Westhead P and Wright M. (2001) The focus of entrepreneurial research: contextual and process issues //Entrepreneurship Theory and Practice 25: 57-80.
32. Welter F. 2011. Contextualizing Entrepreneurship - Conceptual Challenges and Ways Forward. // Entrepreneurship Theory and Practice 35 (1):165-84. doi: 10.1111/j.1540-6520.2010.00427.x.
33. Zahra S. A. (2007), “Contextualizing theory building in entrepreneurship research” //Journal of Business venturing, Vol. 22 No. 3, pp. 443-452.
34. Апресян Ю.Д. Избранные труды. Том 2. - М.: Изд-во РАН, 1995. — 767 с.
35. Богатырева К.А., Широкова Г.В. Подходы к исследованию «разрыва» между намерениями и действиями в предпринимательстве // Вестник Санкт-Петербургского университета. Сер. Менеджмент. 2017а. Т.16. № 3. С. 343–363.
36. Вербицкий А.А. Категория «контекст» в психологии и педагогике: монография /А.А. Вербицкий, В.Г. Калашников. – М.: Логос, 2010. – 300 с.
37. Широкова Г.В., Беляева Т.В. Предпринимательские намерения студентов: концепция и основные подходы к исследованию // Современная конкуренция. - 2015. - № 2. - С. 5–31.
38. Дорошенко С., Шеломенцев А. Предпринимательская экосистема в современных социоэкономических исследованиях // Журнал экономической теории. - 2017. - № 4. - С. 212-221.
39. Савицкий В.М. Порождение речи: дискурсивный подход. - Самара: ПГСГА, 2013. — 226 с.

Вернуться к содержанию номера

Copyright © Проблемы современной экономики 2002 - 2023
ISSN 1818-3395 - печатная версия, ISSN 1818-3409 - электронная (онлайновая) версия