Logo Международный форум «Евразийская экономическая перспектива»
На главную страницу
Новости
Информация о журнале
О главном редакторе
Подписка
Контакты
ЕВРАЗИЙСКИЙ МЕЖДУНАРОДНЫЙ НАУЧНО-АНАЛИТИЧЕСКИЙ ЖУРНАЛ English
Тематика журнала
Текущий номер
Анонс
Список номеров
Найти
Редакционный совет
Редакционная коллегия
Представи- тельства журнала
Правила направления, рецензирования и опубликования
Научные дискуссии
Семинары, конференции
 
 
 
Проблемы современной экономики, N 2 (82), 2022
ВОПРОСЫ ЭКОНОМИЧЕСКОЙ ТЕОРИИ. МАКРОЭКОНОМИКА
Голованов А. А.
доцент кафедры экономики и управления
Балтийского гуманитарного института (г. Санкт-Петербург),
кандидат экономических наук


Миф о неизбежности краха СССР
В статье рассматриваются причины распада СССР, анализ которых был представлен в статье М.И. Кротова «Распад СССР и Беловежское соглашение в исторической памяти» [1], а также в дискуссии по данной теме, развернутой в журнале «Проблемы современной экономики», №1(2022). Исследуются отдельные аспекты деструктивной роли личности Горбачева М.С. в истории СССР, его грубейших ошибок в экономической, социальной и политической сферах, приведших к краху советской экономики и распаду советской государственности
Ключевые слова: СССР, советская государственность, антисоветизм, антикоммунизм, слом политической системы
УДК 330; ББК 65.050   Стр: 57 - 60

Исследования на тему распада СССР в декабре 1991 года, как правило, касаются внешней стороны этого процесса и рассматривают его как исторически неизбежный «крах империи». При этом в научной литературе не исследуется деструктивная роль личности Горбачева М.С. в истории страны, его грубейших ошибок в экономической, социальной и политической сферах, его жёстко тоталитарный, репрессивный стиль управления.
Анализ ошибок, допущенных руководством страны, лично Горбачевым М.С., в экономической, социальной, политической и духовной сферах общественной жизни СССР, приведших к краху советской экономики и распаду советской государственности является особенно актуальным в современных условиях беспрецедентного давления Запада на Россию.
В теории анализа исторически определённое общество принято рассматривать как совокупность материально-технического базиса и соответствующего этому базису надстройки, а смену общественно-экономических формаций — как результат возникновения соответствующих объективных и субъективных предпосылок; надстройка формирует новые потребности, которые либо получают эволюционное развитие при неизменном экономическом базисе (пример — КНР), либо приводят к революционным потрясениям, смене парадигмы социально-экономического развития, как это произошло в случае распада СССР. Материалами исследования в данной статье стали события и факты, предшествовавшие крушению СССР.
Антисоветизм: истоки замысла уничтожения советской государственности. Появление после Великой Октябрьской социалистической революции советской государственности, с её не только декларируемой, но и фактически реализуемой социальной защитой граждан [2], понудило коллективный Запад пойти на целый ряд уступок эксплуатируемому пролетариату. Сокращение рабочего дня, обязательное участие рабочих в акционерной собственности, предоставление социальных гарантий, рост влияния профсоюзов, — всё это вызывало глубокое недовольство правящих западных элит, нескрываемую злобу и ненависть по отношению к первому в мире государству рабочих и крестьян: какое угодно правое, вплоть до фашизма, — только не советское государственное устройство. Антисоветизм стал официальной идеологией коллективного Запада и их заокеанского патрона, который, начиная со времён колониального передела мира (Доктрина Монро, 1823 г.), в течение двух последующих столетий был и остаётся главарём геополитического бандитизма.
Поэтому вопрос о том, существовал ли замысел уничтожения советской государственности или нет, сегодня является скорее риторическим. Безусловно, да. «Коллективному Западу» во главе с США, нужен был не «великий, могучий Советский Союз», а управляемые его осколки, готовые за подачки в виде «окорочков» и «палёной водки» безропотно экспортировать углеводородное сырьё, драгоценные металлы и драгоценные камни, поставлять IT-специалистов, квалифицированную и дешёвую англоговорящую рабочую силу.
Антикоммунизм Горбачева М.С. и его ближайшего окружения. Антисоветизм и антикоммунизм «коллективного Запада» — это две стороны одного и того же явления — человеконенавистнического отношения к советскому народу, моральными ценностями которого были такие коммунистические идеалы, как: любовь к Родине; общественно полезный труд; коллективизм; товарищеская взаимопомощь; гуманизм; нравственная чистота; семья; дети; непримиримость к алчности и стяжательству; дружба между народами; солидарность с трудящимися всех стран мира [3].
Носителем коммунистической идеологии и ядром политической системы советского общества была Коммунистическая партия Советского Союза. Понятия «ядро политической системы», «руководящая и направляющая сила общества» были для политиков, родившихся в начале 1930-х гг., — Горбачева М.С. (1931 г.р.), Ельцина Б.Н. (1931 г.р.), Шушкевича С.С. (1934 г.р.), Кравчука Л.М. (1934 г.р.) — скорее идеологическими штампами, так как ни у одного из них не было опыта партийной работы ни в предвоенные и военные годы, ни в годы восстановления разрушенного войной народного хозяйства.
Все они начинали трудовую деятельность во времена правления Хрущёва Н.С. Их профессиональное становление, безусловно, было подвержено влиянию хрущёвской манеры управления, основанной на демагогии и кампанейщине, властолюбии, личной нескромности, внешней рисовке, популизме, авторитарном и волюнтаристском стиле управления, крайне низком уровне профессионализма, не совместимом ни с масштабами СССР, ни с целями и задачами государственного строительства. Можно ли быть лидером коммунистической партии, не веря в коммунистические идеалы? По мнению этих «товарищей» с «двойным дном», можно: под личиной коммунистов скрывались оборотни, в душе считавшие коммунистические идеалы «химерой». Антикоммунисты, презирающие власть советов, поправшие эту власть и переступившие через неё. Именно их преступными руками была уничтожена наша великая Советская Родина.
Исторически первыми и наиболее важными по степени влияния на масштаб распада страны были сферы социальная и духовная. Когда, после подписания Беловежского соглашения, Горбачёв М.С. сделал заявление, рассчитанное на поддержку народа, он вдруг неожиданно для себя обнаружил, что одинок в своих ожиданиях: страна ему не доверяла и не верила. «Как будто СССР нужен был только мне одному», — скажет он потом.
Часто произносимые с высоких трибун слова о том, что за годы существования СССР «сложилась исторически новая общность людей — советский народ» в действительности означала то, что в результате взаимопроникновения и взаимообогащения национальных культур всех наций и народностей в СССР сложились такие общекультурные ценности, которые впитали в себя всё лучшее, что было присуще каждой из 108 наций и народностей страны.
Политика не должна противоречить ожиданиям народа, его ментальности, его быту, его укладу. Доверие — это убеждённость в честности и порядочности. Советский человек, которому оказывалось доверие, никого и никогда не подводил. И в этом смысле, в терминологии американского социального психолога Дугласа Мак-Грегора, в отношении советского человека эффективной была исключительно «теория Y», с её «доброжелательно-партнёрским отношением к людям» [4, с.30], с верой в честность и порядочность человека, в отличие от «теории Х», «игнорирующей мнение субъекта управления» и исповедующей «агрессивно-враждебное отношение к людям» [4, с.30].
Именно поэтому факт появления 01.09.1983 г. «первоклассницы» — «андроповской водки», качественной и по более низким ценам, психологически позитивно был воспринят людьми (позитивный отклик, «демократический тип управления» [4, с.30], «теория Y»). Однако не прошло и двух лет, как партия, её руководство, изменили курс, усомнившись, по мнению людей, в их честности и порядочности (переход к «авторитарному типу управления» [4, с.30], «теории Х», отклик отторжения). «Новая метла по-новому метёт»? Началом правления Горбачёва М.С. стала антиалкогольная кампания. 17 мая 1985 г. было опубликовано Постановление ЦК КПСС от 07.05.85 г. «О мерах по преодолению пьянства и алкоголизма». На первый взгляд, не самый первостепенный вопрос был воспринят людьми как вопрос первостепенной важности для нового генерального секретаря, если он именно с этого начал свою работу.
Введение «сухого закона» шло вразрез с многовековой традицией, когда, к примеру, надо бы помянуть умершего родственника, а помянуть было нечем; когда одинокая деревенская старушка за перевозку сена уже не могла рассчитаться привычной для села «твёрдой валютой» в виде «чекушки»; когда на свадьбах «Горько!» относилось не к «горькой», а к её отсутствию. Всё это, ломавшее уклад (возможно, далёкий от идеала), порождало гневное возмущение народа, неуважение к КПСС и к её новому генеральному секретарю. «Не с того конца взялись!» — было самой мягкой реакцией на «борьбу с проклятой». Поэтому началом краха Горбачёва М.С. как политика был май 1985 года, когда своим непродуманным социальным экспериментом под названием «антиалкогольная кампания» он навсегда отодвинул себя от народа.
Одним из негативных последствий кампании стала вырубка виноградников: только за период с 1985 по 1990 годы их площади в РСФСР «сократились с 200 до 168 тыс. га» [5]. Тридцать лет спустя Горбачёв М.С. дал следующую оценку его первому начинанию на посту генсека: «Антиалкогольная кампания ... была ошибкой в том виде, как она проводилась. Это перехлесты с закрытием магазинов, особенно в Москве. Огромные очереди. Рост самогоноварения. Сахар пропал из магазинов. Надо было проводить не кампанию, а планомерную долгосрочную борьбу с алкоголизмом. Вытрезвление общества нельзя проводить наскоком. На это нужны годы» [5]. Объективная оценка 2015 года уже не могла исправить того, что произошло в 1985 году: началось стремительное падение авторитета партии и её лидера.
Экономические убытки, в которые ввергла страну проводимая Горбачевым М.С. политика. Начатая Горбачевым М.С. антиалкогольная кампания была крайне несвоевременной ещё и потому, что в течение 1982–1985 гг. цена на нефть упала с 30 до 13 долларов за баррель [6]. Все эти данные были открытыми, обсуждались в прессе и ставили руководство партии, мягко говоря, в крайне неприглядное положение.
«Пришла беда — отворяй ворота». Антиалкогольная кампания создала первую брешь в бюджете страны, который ежегодно начал терять 16 млрд рублей. Много это или мало? Для сравнения, годовой бюджет расходов СССР на оборону на 1985 г. составлял 19,063 млрд рублей [7, c.15].
В своём последнем обращении к советскому народу в качестве Президента СССР Горбачёв М.С. дал следующую оценку своего вклада в развитие экономики страны: «Началось движение к многоукладной экономике, утверждается равноправие всех форм собственности. В рамках земельной реформы стало возрождаться крестьянство, появилось фермерство, миллионы гектаров земли отдаются сельским жителям, горожанам. Узаконена экономическая свобода производителя, и начали набирать силу предпринимательство, акционирование, приватизация» [8]. Как видно из приведённой цитаты, завершено только одно — «узаконена экономическая свобода производителя». Свобода от чего? От выполнения плана. Всё остальное — в стадии «начала».
К сказанному следует добавить, что всё, что делал Горбачёв М.С. во всех сферах общественной жизни страны, приближало её экономическую катастрофу. Его авторитарный стиль руководства, в сочетании с экономическим дилетантизмом и авантюризмом, — качествами, не совместимыми с должностью первого лица такой могучей державы, во главе которой он встал в апреле 1985 г., — особенно пагубно отразились на экономике.
Грубейшими ошибками Горбачева М.С. в области экономики являются следующие.
1. Изменение порядка расходования безналичных средств фондов экономического стимулирования. Своим знаменитым «Отдайте деньги людям!», превращением безналичных денежных фондов в наличные выплаты Горбачёв М.С. запустил маховик инфляции, положил начало разбалансировке экономики страны. Так, согласно данным официальной статистики: «за один лишь 1988 г. увеличение денежных доходов населения превысило плановое в 2 раза. В то же время, товаров за 1986–1988 гг. выпущено меньше, чем намечалось годовыми планами и чем требует положение дел на потребительском рынке» [9, с.17].
2. Демонтаж механизма управления ограниченными материально-техническими ресурсами. За годы советского хозяйствования сложился механизм управления ресурсами, далёкий от совершенства, но чётко отлаженный в организационном отношении: все хозяйствующие субъекты имели возможность до 1 октября подать заявку на необходимые им машины и оборудование и рассчитывать при этом на их получение максимум в течение двух лет. Слом сложившейся системы материально-технического обеспечения обернулся, с одной стороны, ростом износа станочного парка, а, с другой (в связи с отсутствием заявок на изготовление оборудования), — развалом отечественного станкостроения.
3. Ликвидация централизованного фонда амортизационных отчислений. До Горбачева государственный бюджет аккумулировал амортизационные отчисления на счетах учёта амортизационных отчислений. Это было связано с тем, что амортизация начисляется, включается в состав расходов, но расходом не является. Децентрализация фонда амортизационных отчислений, с одной стороны, сократила доходную часть бюджета, а, с другой, — привела к увеличению наличных денежных выплат, так как кооперативные и арендные предприятия были преимущественно «однодневками». Так, только в результате децентрализации амортизационного фонда государственный бюджет начал терять ежегодно, в пересчете на доллары США 72 млрд долларов [10, c.40].
4. Отмена, под лозунгом борьбы с «планированием», института макроэкономического регулирования. Одним из разработчиков первого пятилетнего плана, будущим лауреатом Нобелевской премии В.В. Леонтьевым, была разработана и поныне широко используется во всём мире матрица межотраслевого баланса, предназначенная для поиска оптимального распределения ресурсов — такого, при котором предельные издержки минимальны. Собственно Госплан СССР занимался ничем иным, как поддержанием макроэкономического равновесия. Объявление войны «плану», ликвидация Госплана означали ликвидацию регулятивной функции в управлении экономикой.
5. Конверсионная авантюра. Объявленная Горбачевым М.С. в декабре 1988 гг. «конверсия в одностороннем порядке» была авантюрой, которая, во-первых, нанесла непоправимый ущерб обороноспособности СССР, приблизив НАТО к границам СССР. Во-вторых, волюнтаристское сокращение ассигнований на оплату военной продукции на 25% в течение только двух лет (1989–1990 гг.) вызвало сокращение численности работников «оборонки» на 25%, положило начало росту безработицы в стране, и связанному с этим такими социальными язвами, как: проституция, наркомания, бродяжничество, рост преступности.
Начался процесс морального разложения нации. Оставшиеся без средств к существованию, фактически безработные высококвалифицированные кадры хлынули в создаваемые кооперативные и арендные предприятия, практикующие работу по «серым» схемам. Получение заработной платы в «конвертах», безнравственное и аморальное по своей сути, стало нормой.

Экономические последствия деструктивной социально-экономической политики Горбачёва М.С. В «Истории экономики» [10], в дополнение к причинам распада СССР, исследованным Гайдаром Е.Т. [11], в качестве основных причин также рассматриваются: «отмена принципа “равной оплаты за равный труд”» [10, с.39]; «усиление влияния монополий вследствие разукрупнения средних предприятия» [10, с.41]»; «демонтаж социально-ориентированной модели налогообложения» [10, с.43]. Инерционный маховик деструктивной социально-экономической политики Горбачёва М.С. «набрал такие обороты», что в результате «за период с 01.01.91 г. по 01.01.99 г.: 1) валовой национальный продукт России сократился более чем в 2 раза; 2) на фоне беспрецедентного в истории страны роста цен (в 11591 раз) всего в 1044 раза вырос минимальный размер оплаты труда; 3) свыше 60% доходов россиян перешли в «тень», то есть стали выплачиваться «черным налом»; 4) резко сократилась доходная часть бюджета, а финансирование расходов на образование, науку, культуру, социальные нужды, оборону стало осуществляться несвоевременно и не в полном объёме... К началу 1999 г. не было ни одной отрасли народно-хозяйственного комплекса страны и ни одного макроэкономического показателя, которые бы имели устойчивую тенденцию улучшающих изменений» [10, с.37]. Экономика страны достигла «дна».
В той или иной степени экономические последствия горбачёвской «перестройки» продолжают сказываться до сих пор, в связи с чем первостепенными задачами по их устранению, по нашему мнению, являются:
– реформирование амортизационной политики, направленное на увеличение доходной части бюджета за счет воссоздания централизованных амортизационных фондов;
– реформирование налоговой системы — возвращение к косыгинской модели единого налога на бизнес;
– возрождение средних и крупных промышленных предприятий.
Слом Горбачевым М.С. политической системы организации общества. В недрах самой партии началась «перестройка», которую правильнее было бы назвать сломом кадрового стержня партии. Как известно, согласно Конституции СССР 1977 года, ядром политической системы СССР была коммунистическая партия, насчитывавшая в 1985 г. свыше 20 млн человек. Партийные организации действовали во всех трудовых коллективах, при этом партийные комитеты были наделены правом контроля деятельности администрации, и, если учесть, что, согласно требованиям ЦК КПСС, большинство в партийных комитетах должны были составлять рабочие (колхозники), то становится понятной, какой реальной силой обладали комиссии партийного контроля за деятельностью администрации, создаваемые партийными комитетами.
Районные комитеты партии были той действительно руководящей и направляющей силой, которая координировала работу всех хозяйствующих субъектов, районных исполнительных комитетов, районных советов народных депутатов, прокуратуры, судов, образовательных учреждений, средств массовой информации. Работа районных комитетов партии оценивалась, прежде всего, по объёмам выполнения плана поставок государству, вводу объектов капитального строительства, развитию социальной инфраструктуры. Именно поэтому на работу в районные комитеты партии выдвигали, как правило, специалистов, которые: а) имели профильное по направлению своей деятельности высшее образование; б) обладали многолетним опытом успешной практической работы в учреждениях и организациях, на предприятиях и стройках, в колхозах и совхозах; в) хорошо знали район, его людей и специфику их работы. Однако кадровой политике партии, в её лозунговом варианте «Кадры решают всё» Горбачев М.С. противопоставил курс на «омолаживание кадров»: с занимаемых должностей были смещены «до 80% первых секретарей райкомов КПСС по стране» [12, с.8]; «в 1989 году был последний эпизод, когда больше сотни членов ЦК просто были отправлены на пенсию. Ни Сталин, ни Брежнев себе такого не позволяли» [13].
Созданный внутрипартийной кадровой политикой новый актор (по разным причинам покинувшие руководящие посты партийные работники), обладавший, в силу специфики своей деятельности, колоссальными связями и возможностями, направил свои знания, опыт и энергию в русло коммерции. От действующих предприятий начали отпочковываться арендные предприятия, производственные кооперативы, руководителями которых становились бывшие партийные работники. Свою лепту в развитие коммерции внёс и комсомол, руководители которого, видя бесперспективность работы в партийных структурах, приступили к созданию так называемых молодёжных научно-технических центров, деятельность которых не облагалась налогами. Возникла и стала нарастать практически никем не контролируемая экономика «серых схем», в течение двух-трёх лет создавшая капиталы приватизации государственной собственности.
Таким образом, кадровая внутрипартийная «перестройка» имела следующие важные последствия:
– работа в партийных структурах перестала быть стабильной и престижной, в связи с чем из состава партийных и комсомольских структур начался массовый отток высокопрофессиональных менеджеров, которые создавали себе новые руководящие должности во вновь создаваемых малых предприятиях;
– для вновь назначенных и часто сменяемых партийных руководителей, в отличие от их предшественников, план перестал быть законом, и именно эти руководители, в годину пустых прилавков, с «заботой о нуждах района» фактически прекращали поставки продуктов питания, придерживаясь, в условиях роста цен, принципа гоголевской Коробочки «как бы не продешевить»;
– новый актор общественной жизни, класс бывших и партийных, и комсомольских работников, стал той самой разрушительной силой, которая сформировала новое правовое поле, давшее ему «свободу предпринимательства»: дробление крупного и среднего бизнеса, акционирование, приватизацию, право ведения внешнеэкономической деятельности, создания новых банковских структур;
– непродуманной кадровой чехардой Горбачёв М.С. лишил себя внутрипартийной поддержки; он стал первым в истории СССР руководителем государства, которого не поддерживали ни народ, ни партия, которая привела его к власти;
– якобы «омолаживая» кадры, Горбачёв М.С. фактически обезглавил систему управления страной.
Таким образом, с подачи М.С. Горбачева и его ближайшего окружения «пошел процесс» системного разрушения Советского государства, который был подхвачен и продолжен младореформаторами, которые довели его до абсолютного абсурда: обнищания населения, потери большинства высококвалифицированных специалистов промышленного производства, обрушения реальных секторов экономики и заимствования наихудших образцов рыночной экономики по советам западных «доброхотов».


Список использованных источников:
1. Кротов М.И. Распад СССР и Беловежское соглашение в исторической памяти // Проблемы современной экономики. — 2021. — № 4 (80). — С. 6–11.
2. Декрет СНК РСФСР от 31.10.1918 «Положение о социальном обеспечении трудящихся» // В книге: Декреты Советской власти. Т.III. 11 июля — 9 ноября 1918 г. — М.: Политиздат, 1964.
3. Материалы XXII съезда КПСС — М.: Госполитиздат, 1961. — 464 с.
4. Романенко И.В. Управление персоналом // Экономика. Бизнес. Право. — 2015. — № 7–8. — С. 4–43.
5. Михаил Горбачев: Не надо было вводить трезвость, как топором по голове // Комсомольская правда. 2015. 15.05 [Электронный документ] URL: www.kp.ru: https://www.kp.ru/daily/26381/3259739/ (дата обращения: 31.03.2022)
6. Государственный бюджет СССР 1981–1985: Стат. сб. / Министерство финансов СССР. — М.: Финансы и статистика, 1987. — 214 с.
7. Некрасов А.С., Данилина М.В. Валютные поступления от экспорта российских углеводородов: факторы и зависимости // Проблемы прогнозирования. — 2004. — № 5. — С.27–32.
8. Горбачёв М.С. Обращение к советским гражданам. Выступление по телевидению Президента СССР, 25 декабря 1991 г. [Электронный документ] URL: https://www.1000dokumente.de/index.html?c=dokument_ru&dokument=0020_rue&object=translation&l=ru (дата обращения: 31.03.2022)
9. Народное хозяйство СССР в 1988 г.: Статистический ежегодник / Госкомстат СССР. — М.: Финансы и статистика, 1989. — 766 с.
10. Романенко И.В. История экономики. — СПб.: Изд-во Михайлова В.А., 2000. — 48 с. [Электронный документ] URL: https://elibrary.ru/download/elibrary_42746325_70701882.pdf (дата обращения: 31.03.2022)
11. Гайдар Е.Т. Гибель империи: уроки для современной России — 2-е изд. — М.: РОССПЭН, 2007. — 447 с.
12. Пихоя Р.Г. Как власть обменяли на собственность // Социология власти. — 2011. — № 8. — С.5–11. [Электронный документ] URL: https://elibrary.ru/download/elibrary_17272006_28466317.pdf (дата обращения: 31.03.2022)
13. Люди на кухне относились к Горбачеву как к диктатору // Газета.ru. 2014. 15.11 [Электронный документ] URL: https://www.gazeta.ru/culture/2014/11/15/a_6302117.shtml дата обращения: 31.03.2022)

Вернуться к содержанию номера

Copyright © Проблемы современной экономики 2002 - 2022
ISSN 1818-3395 - печатная версия, ISSN 1818-3409 - электронная (онлайновая) версия