Logo Международный форум «Евразийская экономическая перспектива»
На главную страницу
Новости
Информация о журнале
О главном редакторе
Подписка
Контакты
ЕВРАЗИЙСКИЙ МЕЖДУНАРОДНЫЙ НАУЧНО-АНАЛИТИЧЕСКИЙ ЖУРНАЛ English
Тематика журнала
Текущий номер
Анонс
Список номеров
Найти
Редакционный совет
Редакционная коллегия
Представи- тельства журнала
Правила направления, рецензирования и опубликования
Научные дискуссии
Семинары, конференции
 
 
 
Проблемы современной экономики, N 2 (82), 2022
ЕВРАЗИЙСКАЯ ЭКОНОМИЧЕСКАЯ ПЕРСПЕКТИВА: ПРОБЛЕМЫ И РЕШЕНИЯ
(Из материалов Третьего Казанского международного конгресса евразийской интеграции — 2022)
Селищева Т. А.
профессор кафедры экономической теории и истории экономической мысли
Санкт-Петербургского государственного экономического университета,
доктор экономических наук, профессор

Селищев А. С.
доктор экономических наук, профессор (г. Санкт-Петербург)
Вэйди Ч.
заместитель директора института экономики и деловой администрации
Педагогического университета Центрального Китая (г. Ухань, Хубей, КНР),
доктор экономических наук, профессор


Экономические взаимосвязи стран-членов ЕАЭС со странами Центральной Азии
В статье показана возрастающая экономическая и геополитическая роль стран Центральной Азии для мира и для Евразийского экономического союза. Исследованы направления взаимодействия стран-членов ЕАЭС с государствами Центральной Азии, оценен уровень связанности их экономик и возможность присоединения к Союзу. Проанализирована активная позиция Китая в странах-членах ЕАЭС и Центральной Азии в продвижении инициативы «Один пояс — Один путь»
Ключевые слова: экономика стран-членов ЕАЭС, экономика стран Центральной Азии, Китай, внешнеторговый оборот, инвестиции, ЕАЭС
УДК 339.9; ББК 65.9 (2Рос)8   Стр: 15 - 20

Введение. Экономическое сотрудничество стран-членов ЕАЭС со странами Центральной Азии является одним из важных аспектов развития интеграционных процессов в Евразии. Примечательная особенность заключается в том, что из пяти стран Центральной Азии две из них (Казахстан и Кыргызстан) являются одновременно и членами Евразийского экономического союза.
За три десятилетия после демонтажа СССР единое прежде экономическое пространство Центральной Азии видоизменилось до неузнаваемости. Традиционные экономические связи между республиками серьезно нарушены, а порой и уничтожены, хотя отдельные элементы взаимосвязей сохранились. Это в первую очередь относится к транспортной и энергетической инфраструктуре прежде единого экономического пространства СССР. С другой стороны, формируются абсолютно новые взаимозависимости.
Среди стран-членов ЕАЭС безусловным лидером по экономической мощи, как по показателям ВВП, так и ВВП по ППС является Россия (табл. 1). Вторую позицию бесспорно занимает Казахстан, третью — Беларусь, далее идут Армения и Кыргызстан.
К странам Центральной Азии принято относить восточную часть России, Казахстан, Кыргызстан, Таджикистан, Туркменистан, Узбекистан. Три последние из перечисленных стран не являются членами ЕАЭС. При этом по объему ВВП Узбекистан и Туркменистан приблизительно сопоставимы с Беларусью.
Обращают на себя внимание три страны Центральной Азии с самым низким уровнем жизни. Это Кыргызстан (член ЕАЭС), а также Узбекистан и особенно Таджикистан (оба — не-члены ЕАЭС): по показателю ВВП на душу населения, так и по ВВП по ППС на душу населения. При этом Таджикистан демонстрирует самые низкие показатели.
Узбекистан. Экономика этой страны имеет скромные макроэкономические показатели, высокий уровень безработицы (хуже дела обстоят только в Армении). Вместе с тем, если принять во внимание солидный человеческий потенциал Узбекистана, то очевидно, что эта страна способна быть весьма заметным экономическим игроком в Центральной Азии. Однако следует помнить, что позиции Узбекистана в Центральной Азии за последние три десятилетия постепенно ослабевают. Действительно, если в 1990 г. Узбекистан занимал второе место в Центральной Азии после Казахстана (доля ВВП в регионе первого — 31,6%, второго — 53,1%), то в 2019 г. разрыв увеличился не в пользу Узбекистана (19% и 59,6% — соответственно) [1, 18].

Таблица 1
Макроэкономические показатели стран — членов ЕАЭС и государств Центральной Азии — не членов ЕАЭС
АрменияБеларусьКазахстанКыргызстанРоссияТаджикистанТурк­менистанУзбекистан
ВВП (млрд долл., 2020 год)
12,660,4169,87,714878,145,257,7
ВВП по ППС (млрд долл., 2020 год)
39,4189,8501,732,7436736,796,2267,7
ВВП на душу населения (тыс. долл., 2020 год)
4,26,49,11,110,10,87,61,7
ВВП на душу населения по ППС (тыс. долл., 2020 год)
13,320,226,65,027,93,816,17,4
Население (млн чел., 2021 год)
2,969,3518,96,6146,179,56,034,6
Уровень безработицы (% рабочей силы, 2020 год)
16,04,14,93,96,17,54,310,5
Источник: составлено по данным World Bank

Весьма качественный анализ проделал авторский коллектив доклада «Узбекистан и ЕАЭС: Перспективы и потенциальные эффекты экономической интеграции». Говоря о потенциальных эффектах для действующих стран-членов ЕАЭС от вступления Узбекистана в Евразийский экономический союз, авторы отмечают: 1) возможное расширение производственной базы и промышленной кооперации; 2) усиление конкуренции на рынке труда ЕАЭС; 3) увеличение емкости рынка ЕАЭС; 4) увеличение экспортных возможностей стран-членов ЕАЭС примерно на $1,6 млрд для такой продукции, как машиностроение, сталь, пшеница и ряд других; 5) возможное понижение доли на российском рынке других стран-членов ЕАЭС продукции сельского хозяйства, легкой промышленности и металлов; 6) решение ряда транспортных задач в регионе Центральной Азии и т.п. Вместе с тем, авторы доклада справедливо упоминают, что развитие интеграционного объединения не должно идти по принципу «расширения ради расширения» [2].
В структуре узбекистанского экспорта в 2020 году почти половина ($5,95 млрд или 44%) занимают драгоценные (золото) и полудрагоценные металлы и камни. На втором месте — хлопок ($1,2 млрд или 9,04%); на третьем — минеральное топливо и нефть ($785 млн или 5,91%); на четвертом — медь и изделия из нее ($730 млн или 5,5%); на пятом — орехи и цитрусовые ($578 млн или 4,35%) [3].
В структуре узбекистанского импорта около четверти ($4,78 млрд или 23%) занимают ядерные реакторы, котлы и оборудование; на втором месте — средства наземного транспорта ($1,84 млрд или 9,2%); на третьем — черные металлы ($1,24 млрд или 6,2%); на четвертом — электрические машины, электронная аппаратура ($1,2 млрд или 6.0%); на пятом — фармацевтическая продукция ($1,15 млрд или 5,7%) [3].
Рассматривая состояние сотрудничества Узбекистана со странами ЕАЭС, следует обратить внимание на то, что, в узбекистанском экспорте лишь три страны-члены ЕАЭС (Россия, Кыргызстан и Казахстан) находятся в первой десятке партнеров с общей долей 24%, а в узбекском импорте — только две (Россия и Казахстан) с долей 30,5% (табл. 2).

Таблица 2
Крупнейшие экспортеры и импортеры Узбекистана в 2020 году
МестоСтранаЭкспортМестоСтранаИмпорт
млн долл.в %млн
долл.
в %
1Россия1730131Китай440422
2Китай12009,052Россия408020
3Турция9497,143Казахстан210010,5
4Кыргызстан7545,684Южная Корея1939,68
5Казахстан7045,35Турция1075,37
6Афганистан5884,426Германия6933,46
7Таджикистан3022,277Литва4712,35
8Украина1481,118Чехия4562,28
9Иран1371,039Индия4202,09
10Прочие партнеры59804510Туркменистан3961,98
Страны ЕАЭС271620,7Страны ЕАЭС653632,8
Всего экспорт13124100Всего импорт19956100
Источник: рассчитано по [2, 20]; [3].

С другой стороны, весьма заметно всё усиливающееся экономическое присутствие в Узбекистане Китая, особенно в сфере импорта, что свидетельствует о том, что Китай превратился в основного товарного поставщика Узбекистана.
Таджикистан. Для другой страны Центральной Азии — не члена ЕАЭС, Таджикистана, Россия и Казахстан являются основными торговыми партнерами с долей около 40% (табл. 3).

Таблица 3
Основные торговые партнёры Республики Таджикистан в 2021 году
 СтранаТоварооборот,
млн долл.
Экспорт,
млн долл.
Импорт,
млн долл.
Доля от общего
товарооборота, в %
1Россия135372,51280,521,3
2Казахстан1178,6360,1818,518,5
3Швейцария916,4896,719,714,4
4Китай839,1159,6679,713,1
5Узбекистан447,8129,6318,27,1
6Турция390,5232,2158,36,1
7Иран12138, 982,11,9
8Германия107,40,3107,11,7
9Япония88,9286,91,4
Источник: рассчитано по [4].

В 2021 году 58% таджикистанского экспорта составляли золото, серебро, основной поток которых был направлен в Швейцарию. На втором месте — руды (9,5%), на третьем — алюминий (9,1%), на четвертом — хлопок (8%), на пятом — электроэнергия (4,1%).
Экспорт в Россию незначителен. Импорт из России: почти 27% — нефть; около 12% — древесина; около 9% — металлы; около 7% — жиры и масла. Остальные товары — менее 3%. Присутствие в Таджикистане 201-й российской военной базы в связи с потенциальной угрозой с юга, заставляет руководство республики думать и о расширении взаимных торговых отношений. Не отвергается и перспектива вступления в ЕАЭС, особенно с учетом солидной трудовой миграции в Россию.
Казахстан является для Таджикистана крупным поставщиком зерна. В свою очередь, Таджикистан поставляет в Казахстан металлы, продукты неорганической химии и другие товары.
Экспорт в Швейцарию в основном представлен драгоценными и полудрагоценными камнями, золотом.
Китай также является важным экономическим партнером: он поставляет в Таджикистан, прежде всего, машины и транспортные средства, электрооборудование. В свою очередь, главными товарами Таджикистана в Китай являются руда, хлопок, кожи, серебро, орехи и фрукты.
В последние годы существенно возросла торговля с Узбекистаном, также немаловажное значение уделяется торговле с Турцией [4].
Туркменистан. Статистика по внешней торговле Туркменистана весьма скудна и отрывиста. Основные доходы страна получает от экспорта нефти и газа в небольшое количество стран, прежде всего, в КНР, Италию и Турцию. Опора в экспорте на природные ресурсы в эти избранные рынки делает Туркменистан особенно уязвимым. Импорт в Туркменистан поступает прежде всего из Китая, Турции и России. Данная страна является самой закрытой и непредсказуемой на постсоветском пространстве. Вместе с тем, авторитарность и закрытость экономики позволяют нивелировать последствия колебания цен, демпфировать социальную напряженность за счет массированного бюджетного финансирования социальной сферы [5, 44–48].

Таблица 4
Внешняя торговля России со странами ЕАЭС и Центральной Азии в 2021 г.
МестоСтранаОборот,
млрд долл.
Доля
в обороте, в %
Темпы роста
за год, в %
Страны-члены ЕАЭС, кроме России
4Беларусь38,44,9134,4
10Казахстан25,63,4134,1
44Армения2,60,3112,8
52Кыргызстан2,40,3146,6
Страны Центральной Азии, не являющиеся членами ЕАЭС
34Узбекистан6,90,9117,3
69Таджикистан1,20,2144,7
72Туркмения0,90,189,2
Источник: рассчитано по [6].

Россия. Россия является основной экономической силой. как в рамках ЕАЭС, так и важным игроком в Центральной Азии. Главным внешнеторговым партнером России является Китай. Второе и третье место занимают, соответственно, Германия и Нидерланды. Говоря о страновой структуре внешней торговли России, следует отметить, что лишь Беларусь (4-е место) и Казахстан (10-е место) входят в десятку ведущих торговых партнеров нашей страны. Армения (44-е место) и Кыргызстан (52-е место) расположились в пятом-шестом десятке (табл. 4).
Среди стран Центральной Азии Узбекистан (34-е место) может соперничать с Арменией и Кыргызстаном во внешней торговле с Россией. Доля же Таджикистана (69-е место) и Туркмении (72-е место) очень незначительна.
Казахстан. Главными торговыми партнерами Казахстана в 2020 году были Россия и Китай, причем Россия является основным поставщиком товаров, а Китай — основным потребителем (табл. 5). В десятке поставщиков Казахстана находится еще один член ЕАЭС — Беларусь. Впрочем, как потребитель казахстанских товаров, она заняла место в третьем десятке. Скромные позиции занимает также другой член ЕАЭС — Кыргызстан. Два партнера Казахстана в Центральной Азии, не члены ЕАЭС, это Узбекистан (в десятке экспортеров и импортеров), а также Таджикистан.

Таблица 5
Основные торговые партнёры Республики Казахстан в 2020 году
МестоСтранаЭкспортМестоСтранаИмпорт
млн
долл.
в %млн
долл.
в %
1Китай8 818,920,461Россия13 001,136,5
2Италия6 568,215,232Китай6 627,918,62
3Россия4 743,711,013Южная Корея4 905,113,78
4Нидерланды3 155,37,324Турция1 921,15,40
5Узбекистан2 136,54,965Германия1 867,15,24
6Индия2 068,84,806США1 343,43,77
7Турция1 959,04,557Франция1 035,42,90
8Франция1 824,04,238Италия958,72,69
9Швейцария1 353,43,149Узбекистан702,11,97
10Греция1 401,73,2510Беларусь619,11,74
14Таджикистан726,11,6917Кыргызстан220,90,62
20Кыргызстан535,41,2421Таджикистан105,20,30
24Беларусь60,80,14    
Источник: рассчитано по [7].

Что касается страны-члена ЕАЭС — Армении, то участие ее в торговле с Казахстаном незначительно, как, впрочем, и с двумя другими кавказскими государствами: Азербайджаном и Грузией.
Беларусь. Третий по экономическому потенциалу член ЕАЭС — Беларусь (табл. 6).

Таблица 6
Основные торговые партнёры Республики Беларусь в 2020 году
МестоСтранаЭкспортМестоСтранаИмпорт
млрд
долл.
в %млрд
долл.
в %
1Россия13441Россия16,249
2Украина3,7110,72Китай3,6211
3Польша1,244,273Германия1,685,12
4Литва1,033,544Украина1,384,22
5Германия0,93,115Польша1,233,77
6Британия0,82,756Италия0,682,09
7Китай0,742,557Турция0,601,84
8Казахстан0,722,488США0,461,40
9Нидерланды0,862,359Нидерланды0,381,18
10Прочие1,675,7510Прочие1,133,46
Источник: рассчитано по [8].

Из экспортируемых белорусских товаров основные позиции занимают: 1) нефть и нефтепродукты — $2,74 млрд (9,39%); 2) удобрения — $2,41 млрд (8,26%); 3) молочная продукция (сыры и творог) — $1,06 млрд (3,64%); 4) транспортные средства — $0,62 млрд (2,12%); 5) тракторы — $0,59 млрд (2,03%); 6) лесоматериалы — $0,49 млрд (1,69%); 7) молоко и сливки — $0,46 млрд (1,59%); 8) мебель — $0,46 млрд (1,57%); 9) сливочное масло — $0,38 млрд (1,32%).
Из импортируемых Беларусью товаров основные позиции занимают: 1) сырая нефть и нефтепродукты — $3,89 млрд (11,8%); 2) газ — $2,53 млрд (7,74%); 3) легковые автомобили — $0,9 млрд (2,75%); 4) лекарства — $0,57 млрд (1,74%); 5) запчасти — $0,47 млрд (1,45%); 6) радио и телеаппаратура — $0,45 млрд (1,38%); 7) цветы — $0,34 млрд (1,05%); 8) кровь человеческая и животных, вакцины — $0,34 млрд (1,04%); 9) лом и слитки металлов — $0,32 млрд (0,97%).
Таким образом, бесспорным основным торговым партнером Беларуси является Россия, а также входящий в первую десятку Казахстан. Прочие же страны-члены ЕАЭС в число основных торговых партнеров Беларуси не входят.
Кыргызстан является государством-членом ЕАЭС и страной Центральной Азии. Табл. 7 иллюстрирует состояние внешней торговли государства за 2020 год. Совокупный экспорт из Кыргызстана составил $1,86 млрд или на 6,17% меньше, чем в 2019 году ($1,98 млрд).

Таблица 7
Основные торговые партнёры Республики Кыргызстан в 2020 году
МестоСтранаЭкспортМестоСтранаИмпорт
млн
долл.
в %млн
долл.
в %
1Британия989531Россия108032
2Казахстан22912,32Китай73621
3Россия21711,63Казахстан43412.8
4Узбекистан1528,184Турция1945,74
5Турция683,665Узбекистан1885,57
6Китай432,326США1193,52
7Таджикистан281,57Германия501,5
8Германия13менее 18Украина501,48
9Бельгия12,5менее 19Южная Корея471,4
10ОАЭ8,68менее 110Индия401,19
Источник: рассчитано по [9].

Основными экспортируемыми товарами Кыргызстана являются: 1) золото — $986 млн (52%), которое почти полностью идет в Великобританию; 2) руды — $121 млн (6,52%); 3) овощи — $61 млн (3,32%); 4) нефть и нефтепродукты — $44 млн (2,38%); 5) стекло — $26 млн (1,42%); 6) хлопковое волокно — $26 млн (1,41%); 7) изделия из пластмассы — $26 млн (1,4%); 8) детали транспортных средств — $24 млн (1,3%); 9) медный лом — $24 млн (1,3%); 10) цемент — $22 млн (1,19%).
Совокупный экспорт из Киргизии в 2020 году составил $1,86 млрд
Основными импортируемыми Кыргызстаном товарами являются: 1) нефть и нефтепродукты — $407 млн (12%); 2) лекарственные средства — $178 млн (5,27%); 3) радио- и телеаппаратура — $121 млн (3,58%); 4) газы неф­тяные — $60 млн (1,79%); 5) трубы — $53 млн (1,58%); 6) сигары и сигареты — $53 млн (1,56%); 7) моторные транспортные средства — $52 млн (1,54%); 8) автомобили легковые — $50 млн (1,48%); 9) промышленное оборудование — $44 млн (1,32%); 10) обувь — $44 млн (1,3%).
Совокупный импорт Кыргызстана в 2020 году составил $3,38 млрд Среди стран-членов ЕАЭС только Россия и Казахстан являются основными торговыми партнерами. Доля же двух других членов-ЕАЭС — Беларуси и особенно Армении — незначительна.
Армения является страной-членом ЕАЭС в Закавказье. Россия — главный торговый партнер Армении. Прочие государства организации ЕАЭС не входят в десятку крупнейших торговых партнеров страны. Торговые отношения со станами Центральной Азии также незначительны.
Основными экспортируемыми товарами из Армении в 2022 году являются: 1) руды и концентраты медные — $604 млн (24%); 2) золото — $255 млн (10,1%); 3) сигары и сигареты — $241 млн (9,6%); 4) спирт, настойки, ликеры — $202 млн (8,06%); 5) руды и концентраты молибденовые — $103 млн (4,12%); 6) ферросплавы — $99 млн (3,94%); 7) фольга алюминиевая — $94 млн (3,77%); 8) алмазы — $71 млн (2,83%); 9) электроэнергия — $69 млн (2,76%); 10) рыба — $47 млн (1,87%).

Таблица 8
Основные торговые партнёры Республики Армения в 2020 году
МестоСтранаЭкспортМестоСтранаИмпорт
млн
долл.
в %млн
долл.
в %
1Россия659261Россия149032
2Швейцария453182Китай66314,5
3Китай28911,53Иран3166,93
4Ирак1636,524Германия2385,21
5Болгария15065Турция2305,04
6Нидерланды973,886Италия1904,17
7ОАЭ953,87Украина1232,7
8Иран843,368Индия851,86
9Индия732,929Франция821,8
10США672,6910США801,76
Источник: рассчитано по [10].

Совокупный экспорт из Армении в 2020 году составил — $2,51 млрд.
Основными импортируемыми товарами в Армению в 2020 году являются: 1) газы нефтяные — $445 млн (9,74%); 2) нефть и нефтепродукты — $240 млн (5,25%); 3) лекарства — $132 млн (2,89%); 4) радио- и телеаппаратура — $105 млн (2,31%); 5) алмазы — $92 млн (2,02%); 6) табак — $73 млн (1,61%); 7) пшеница — $72 млн (1,58%); 8) автомобили — $60 млн (1,32%); 9) алюминий — $55 млн (1,21%); 10) вычислительные машины и их блоки — $49 млн (1,08%).
Совокупный импорт в Армению в 2020 году составил $4,56 млрд
Предварительные итоги. Во-первых, следует отметить, что по показателю взаимной торговли организация ЕАЭС весьма рыхла и неустойчива: доля взаимной торговли в общем товарообороте составляет около 15%, много меньше, чем в других интеграционных объединениях, таких, например, как ЕС с долей более 40% [11].
Во-вторых, в ЕАЭС лишь три страны более или менее тесно связаны в торговом отношении между собой, образуя своеобразный «костяк» — это Россия, Казахстан и Беларусь.
В-третьих, для Кыргызстана основными торговыми партнерами остаются Россия и Казахстан. Доля же Беларуси и Армении, европейских стран-участников ЕАЭС — незначительна.
В-четвертых, для Армении, кроме России, остальные участники ЕАЭС не являются приоритетными торговыми партнерами.
В-пятых. Что касается стран Центральной Азии-не членов ЕАЭС, то их доля во внешней торговле стран-членов ЕАЭС не одинакова. Так, доля этих стран во внешнем торговом обороте России составляет только 1,2% (табл. 4), в экспорте Казахстана более заметна — около 8% (табл. 5) и Кыргызстана — около 10% (табл. 7), очень незначительна для Беларуси (табл. 6) и ничтожна для Армении (табл. 8).
Роль и место Китая. Важным экономическим игроком в Центральной Азии является Китай. Особенности его сотрудничества как со станами Центральной Азии, так и со странами ЕАЭС заключаются в том, что Китай не выделяет торговлю с ЕАЭС в особый статус. Для Китая, по сути, безразлично: является ли та или другая страна членом ЕАЭС или нет. Китай сотрудничает с каждой конкретной страной исключительно на двусторонней основе.
Китай является лидирующим торговым партнером для стран ЕАЭС: первый торговый партнер России; второй торговый партнер Казахстана (табл. 5); второй-третий торговый партнер Беларуси (табл. 6); второй торговый партнер Армении (табл. 8); второй-третий торговый партнер Кыргызстана (табл. 7).
Что касается торговли Китая со странами Центральной Азии — не членами ЕАЭС, то и здесь картина схожая: первый-второй торговый партнер Узбекистана, первый-второй торговый партнер Туркменистана и третий-четвертый торговый партнер Таджикистана.
Китай рассматривает страны Центральной Азии как весьма важное звено в своей стратегии «Один пояс — Один путь» и его роль здесь весьма активна по всем направлениям. Весьма показательны слова директора Центра по изучению Евразии, проф. Ли Сина (李兴), о том, что особую важность в регионе Центральной Азии имеет сотрудничество Китая с Узбекистаном и Казахстаном, внутри же ЕАЭС — с Россией [12].
Отношения Китая с Узбекистаном. 7 мая 2020 года президент КНР Си Цзиньпин и президент Узбекистана Шавкат Мирзёев договорились об усилении совместной борьбы против COVID-19 и дальнейшего развития сотрудничества в области взаимной торговли и инвестиций. Обе стороны придают важное значение сотрудничеству. Достаточно отметить, что первый международный визит, после своего избрания президентом, Мирзёев нанес в мае 2017 года в Китай.
По словам посла Узбекистана в Китае Бахтиёра Саидова, несмотря на то, что в 2020 году объем взаимной торговли между двумя странами слегка просел, тем не менее, Китай, по-прежнему, остается для Узбекистана главным торговым партнером. До пандемии торговый оборот между двумя странами прирастал на 30–40% в год. В 2020 году доля Китая во внешней торговле Узбекистана составила 12,8%. Происходят и качественные изменения во взаимной торговле. Увеличивается доля завершенной продукции в узбекском экспорте. Китайские инвестиции в Узбекистан ежегодно увеличиваются на 40–50%. В ноябре 2020 года президент Мирзёев заявил, что Узбекистан высоко оценивает стратегический курс Си Цзиньпина в торговых отношениях. Одним из важных результатов стало открытие транспортного коридора Китай-Кыргызстан-Узбекистан из Ланьчжоу, столицы провинции Гансу, на Северо-Западе Китая до узбекской столицы Ташкент, через Кыргызстан [13].
2 января 2022 года в двух странах торжественно отмечалось 30-летие установления дипломатических отношений между двумя странами, хотя считается, что история этих отношений уходит вглубь веков, в эпоху Великого шелкового пути. За последнее пятилетие отношения между двумя странами получили мощный импульс в области торговли, инвестиций, энергетики, транспорте, связи и многих других сферах. Лидеры двух стран поддерживают между собой постоянный диалог, обмениваются мнениями по важнейшим текущим событиям. Достигнуто согласие относительно полномасштабного сотрудничества против COVID-19.
В последние годы Китай превратился в первостепенного экономического партнера Узбекистана с долей во внешнеторговом товарообороте 17,7% в 2021 году. Китайские прямые инвестиции присутствуют во всех секторах узбекской экономики. За 2017–2021 гг. объем китайских вложений в Узбекистан достиг $8 млрд, в том числе $1,53 млрд в 2021 году [14]. За последние четыре года количество китайских компаний в Узбекистане выросло с 700 до 1900. В июне 2021 года в Ташкенте был открыт узбекско-китайский центр традиционной медицины, первое учреждение подобного рода в Центральной Азии. В сентябре 2021 года Узбекистан запустил производство вакцины ZF-UZ-VAC 2021, совместно произведенной узбекскими и китайскими учеными.
Важным направлением сотрудничества являются программы борьбы с бедностью в Узбекистане по направлениям: а) развитие сельских производств; б) модернизация аграрного сектора и в) укрепление сельской инфраструктуры.
Несмотря на скромные экономические позиции Узбекистана, руководство страны ставит перед собой амбициозную цель: достижение к 2030 году уровня развития выше общемирового, и плодотворное сотрудничество с Китаем должно послужить немаловажным фактором для ее достижения.
Отношение Китая с Казахстаном после январских беспорядков. Яркой вспышкой новогодних фейерверков вспыхнули в Казахстане антиправительственные протесты 2 января 2022 года, вскоре перекинувшиеся на всю страну. Столкнувшись с самыми мощными беспорядками в истории республики со времени обретения независимости в 1991 году, президент Кассым-Джомарт Токаев обратился за помощью к организации ОДКБ.
По мнению китайского аналитика, Директора исследования России, Восточной Европы, и Центральной Азии, профессора Сунь Чжуанчжи (孙壮志, род. в 1966 г.), Казахстан считался вполне успешной экономикой, на фоне других бывших советских республик [15]. Объем производства возрос шестикратно по сравнению с 1991 годом и вхождение в число 50 крупнейших экономик мира было достигнуто раньше запланированного срока. Страна к тому же богата многообразными ресурсами, обладает обширной территорией и потенциалом для преодоления порога умеренно развитой страны. И тем не менее, страна не сумела разрешить глубинные проблемы, такие как поляризация между богатыми и бедными, коррупция и правление, основанное на законе. Пандемия COVID-19 обострила ситуацию, обнажив неудовлетворенность общества правительством.
Китайский аналитик отмечает, что казахстанская оппозиция и неправительственные организации играли организующую и мобилизационную роль на ранних стадиях беспорядков, и возникли сигналы об ожиданиях внешней поддержки. Было обнаружено наличие большого числа хорошо обученных террористов, однако они до сих пор так и не были идентифицированы.
Примечательно, отмечает китайский аналитик, что ОДКБ уклонилось от помощи Кыргызстану, который столкнулся с беспорядками в 2010 и 2020 годах, а также в Армении, во время военного конфликта с Азербайджаном в районе Нагорного Карабаха в 2020 году. В случае с Казахстаном Россия послала вооруженные силы с тяжелым вооружением, демонстрируя долговременные стратегические намерения [15].
Профессор Сунь отмечает также, что Казахстан и Украина во многом различны. Однако между ними имеется немало общего. Это касается важности их географического положения, наличия ресурсов. Оба государства обладают потенциалом превратиться во влиятельные экономики, однако сталкиваются с внутренней нестабильностью, вызванной соперничеством крупных сил. Путь к достижению социальной, экономической и подлинной независимости никогда не может быть гладким процессом с гарантированным успехом. Необходимы общенациональная солидарность, социальная гармония, упорный труд, усилия элитных групп, а также широкая народная поддержка.
Недавние беспорядки в Казахстане вряд ли окажут влияние на его отношение с Китаем. 30-летие установления дипломатических отношений между двумя странами в итоге сформировало стратегическое партнёрство, формирующее как политическое сотрудничество высокого уровня, так и экономические, торговые и культурные обмены. И именно в Казахстане в 2013 году Президент КНР впервые провозгласил концепцию «Экономический пояс Шелкового пути», которая вместе с концепцией «Морской шелковый путь» образовала Инициативу «Один пояс — Один путь».
С восстановлением порядка в Казахстане экономика и уровень жизни людей становятся приоритетом правительства Казахстана. Сотрудничество с Китаем поможет Казахстану справиться с самыми серьезными вызовами. В своем послании Президенту Токаеву президент Си Цзиньпин отметил, что Китай готов предоставить необходимую поддержку в преодолении трудностей: Китай всегда останется верным другом и надежным партнером Казахстана, а китайский народ всегда будет вместе с казахским [15].
Отношение Китая с Таджикистаном. Таджикистан — самая маленькая и самая бедная страна в Центральной Азии. Основными торговыми партнерами страны являются две самые влиятельные страны ЕАЭС — Россия и Казахстан (табл. 3). Еще несколько лет назад планировалось присоединение Таджикистана к ЕАЭС. Однако этого не произошло: вопрос снят с повестки дня. С другой стороны, резко возрастает влияние Китая, которое подкрепляется солидными вливаниями. И проценты по этим кредитам Таджикистану все труднее выплачивать. В результате более половины золоторудных месторождений Таджикистана уже принадлежат Китаю. Ситуация осложняется тем, что у республики весьма напряженные отношения с Кыргызстаном — членом ЕАЭС. В настоящее время складывается ситуация, когда Китай динамично превращается из основного партнера в основного союзника Таджикистана.
Отношение Китая с Кыргызстаном. Кыргызстан в экономическом смысле имеет немало общего с Таджикистаном. Кыргызская экономика немного сильней таджикской, к тому же Кыргызстан, в отличие от Таджикистана, является членом ЕАЭС, что придает дополнительную устойчивость киргизской экономике. Однако, на самом деле, о социально-экономической устойчивости говорить не приходится, если вспомнить череду государственных переворотов: в 2005, 2010 и 2020 годах. Основная причина данной неустойчивости кроется в принятии страной либеральной концепции развития в рамках «Вашингтонского консенсуса», о чем мы упоминали в нашей предыдущей статье [16]. Кыргызстан развивается без достаточно четкой и долгосрочной стратегии экономического развития, подкрепленной соответствующей экономической поддержкой. Киргизский бизнес по своей сути является в большинстве своем компрадорским, то есть в основном обслуживает и проводит интересы иностранного бизнеса, нередко в ущерб национальным интересом. И в этом не его вина, а скорее беда, так как киргизский бизнес не обладает достаточной силой и влиянием для реализации национальной экономической стратегии. Основное природное богатство — золото — экспортируется в Великобританию, подпитывая узкий слой высшей компрадорской буржуазии, в то время, как большинство населения страны ведет очень скромный образ жизни.
Китай является основным инвестором в Кыргызстане. Для КНР данная страна Центральной Азии имеет особую привлекательность. Во-первых, китайская сторона считает, что киргизско-китайские отношения имеют многовековую историю добрых соседей. Во-вторых, Кыргызстан играет важную роль в транспортно-геополитическом проекте Китая. Речь идет о соединении китайских железных дорог со странами Средиземноморья и Европы через Казахстан — Кыргызстан — Узбекистан — Туркмению — Иран и Турцию [17].
Отношение Китая с Туркменистаном. Для Туркменистана Китай является одним из важных партнеров. Страна поставляет в КНР природный газ по трем веткам. В свою очередь, для Китая Туркменистан важен как участник железнодорожного транспортного коридора: Китай — Казахстан — Туркменистан — Иран.
Как отмечают исследователи Мирзезанов В.С. и Тюльпаков М.В., Китай успешно использует систему инвестиций в энергетическую и транспортную сферу, сопровождающуюся созданием рабочих мест, взаимным гуманитарным и культурным обменом. Это позволяет КНР закрепиться в странах Центральной Азии в целом и в Туркменистане, в частности, продуктивно использовать данный важнейший регион в своих геополитических и экономических целях [18, 34].
Выводы. За последние 30 лет доля экономики Центральной Азии в мировой экономике возросла примерно в 1,5 раза, но тем не менее, не достигла и 0,5% [1, 18]. Однако роль региона в экономическом и геополитическом смысле многократно выше. С одной стороны, регион имеет важнейшее значение для экономического развития ЕАЭС, с другой стороны — не менее важное значение для Китая. Большую важность представляет Центральная Азия для США и Турции.
Особо важную роль в настоящее время в Центральной Азии имеет политика мягкой силы партнеров центральноазиатских стран. Так, Россия располагает определенными историческими и культурными преимуществами. Китай — огромным экономическим потенциалом, который формирует прочный базис для проведения политики мягкой силы. То же можно сказать и о США. Турция же в данном случае весьма успешно разыгрывает карту тюркоязычного и религиозного единства. Как бы то ни было, в ближайшие годы мы станем свидетелями больших изменений в данном регионе.


Статья подготовлена при грантовой поддержке РФФИ, проект № 20–010–00674

Список использованных источников:
1. Селищева Т.А., Селищев А.С. Проблемы устойчивого развития Казахстана в ЕАЭС // Проблемы современной экономики. — 2021. — № 2 (78). — С. 17–23.
2. Узбекистан и ЕАЭС: перспективы и потенциальные эффекты экономической интеграции. Доклады и рабочие документы. — М.: ЕАБР-15 лет. Центр интеграционных исследований, 2021. — 69 с.
3. Trend Economy: Узбекистан. https://trendeconomy.ru/data/h2/Uzbekistan/TOTAL (дата обращения: 13.03.2022).
4. https://tajtrade.tj/menu/28?l=ru (дата обращения:1.03.2022).
5. Мигранян А.А. Внешнеэкономическая политика Туркмении: итоги десятилетия. — Геоэкономика энергетики. — 2021. — № 1 (13). — С. 43–66.
6. Данные таможенной службы РФ в 2021 году. https://top-rf.ru/places/530-rejting-stran.html (дата обращения: 24.03.2022).
7. Институт маркетинговых и социологических исследований Elim. https://marketingcenter.kz/20/economy-kazakhstan-2020.html (дата обращения: 26.03.2021).
8. Trend economy. https://trendeconomy.ru/data/h2/Belarus/TOTAL (дата обращения: 27.03.2022)
9. https://trendeconomy.ru/data/h2/KyrgyzRepublic/TOTAL (дата обращения: 29.03.2022).
10. https://trendeconomy.ru/data/h2/Armenia/TOTAL (дата обращения: 29 марта 2022).
11. Крючкова Е. Доля взаимной торговли в общем товарообороте ЕАЭС составляет менее 15%. https://www.kommersant.ru/doc/5236481?utm_source=newspaper&utm_medium=email&utm_campaign=newsletter (дата обращения: 26.02.2022)
12. Ли Син. К вопросу о сопряженности Экономического пояса Шелкового пути и ЕАЭС // Проблемы современной экономики. — 2019. — № 3. — С. 92–94.
13. Bakhtiyor Saidov. Keeping Up the Good Momentum // Beijing Review, March 4, Vol. 64, 2021, No 9. P. 24–25.
14. Uzbekistan-China: 30 Years of Multifaceted and Fruitful Cooperation // Beijing Review, Feb. 3, Vol. 64, 2022, No 5–6. P. 18–21.
15. Sun Zhuangzhi. Righting the Ship // Beijing Review, Jan. 20, 2022, Vol. 65, No 3, P. 32.
16. Селищева Т.А., Селищев А.С. Сравнительный анализ экономических моделей стран ЕАЭС // Проблемы современной экономики. — 2022. — № 1(81). — С. 152–158.
17. Селищева Т.А., Селищев А.С. Страны ЕАЭС в условиях сопряжения с инициативой КНР «Один пояс — один путь» // Проблемы современной экономики. — 2020. — № 2(74). — С. 12–16.
18. Мирзеханов В.С., Тюльпаков М.В. Потенциал и перспективы современных туркмено-китайских отношений // Социальные и гуманитарные науки. Отечественная и зарубежная литература. Сер. 9: востоковедение и африканистика. — 2018. — № 4. — С. 30–35.

Вернуться к содержанию номера

Copyright © Проблемы современной экономики 2002 - 2022
ISSN 1818-3395 - печатная версия, ISSN 1818-3409 - электронная (онлайновая) версия