Logo Международный форум «Евразийская экономическая перспектива»
На главную страницу
Новости
Информация о журнале
О главном редакторе
Подписка
Контакты
ЕВРАЗИЙСКИЙ МЕЖДУНАРОДНЫЙ НАУЧНО-АНАЛИТИЧЕСКИЙ ЖУРНАЛ English
Тематика журнала
Текущий номер
Анонс
Список номеров
Найти
Редакционный совет
Редакционная коллегия
Представи- тельства журнала
Правила направления, рецензирования и опубликования
Научные дискуссии
Семинары, конференции
 
 
 
Проблемы современной экономики, N 1 (81), 2022
НАУЧНЫЕ СООБЩЕНИЯ
Ху М.
аспирант кафедры международного предпринимательства
Санкт-Петербургского государственного университета аэрокосмического приборостроения


Вызовы международной торговли в постпандемическом мире
В статье исследуются изменения в международной торговле в постпандемический период в условиях мирового экономического спада, разрыва отраслевых цепочек добавленной стоимости и изменений в глобализационных процессах. Выдвинуты предложения: в условиях постпандемии страны должны активно восстанавливать внутренние производственные цепочки, участвовать в сотрудничестве с международными организациями, институтами и проектами, соблюдать внешнеторговые соглашения и создавать условия для возобновления экономической активности
Ключевые слова: международная торговля, постпандемический мир, коронавирус, Китай
УДК 339.5; ББК 65.428   Стр: 221 - 223

В 2020 году в связи с быстрым распространением новой коронавирусной инфекции COVID-19 по всему миру Всемирная организация здравоохранения оценила этот вирус как «глобальную пандемию», а уровень риска как наивысший. Это означает, что пандемия стала глобальной проблемой, и последствия, которые она приносит, также являются глобальными вызовами, с которыми правительствам стран необходимо бороться вместе. Глубина и широта влияния пандемии нового коронавируса значительны и охватывают все аспекты, «последовавший масштабный экономический кризис не только высветил накопившиеся проблемы в здравоохранении и экономике, но и ускорил разрастание неравенства, поставил под угрозу достижение целей устойчивого развития» [1]. В условиях глобализации важным каналом международного распространения кризиса является международная торговля [2]. Взаимосвязь между мировой торговлей и пандемическим кризисом определяет важность изучения проблем, стоящих перед мировой торговлей в постпандемическую эпоху.
Глобальная экономическая рецессия. Вспышка пандемии и ее глобальное распространение оказали серьезное влияние на развитие мировой экономики. Цепочка воздействия пандемии на международную торговлю представлена на рис.1. Во-первых, чтобы предотвратить и контролировать пандемию, правительства стран приняли множество мер для борьбы с трансграничным распространением пандемии, которая оказывает негативное влияние на движение и размещение факторов производства и товаров на мировом рынке. Во-вторых, важной стратегией предотвращения пандемии и борьбы с ней, принятой во многих странах мира, является соблюдение социальной дистанции или домашней изоляции. Это не только снизило интенсивность спроса на международном рынке, но и ограничило производственные силы со стороны предложения и оказало негативное влияние на глобальную реальную экономику: объем трансграничной торговли сократился, а глобальный экономический рост остановился, тем самым снижая ожидания темпов роста реальной экономики. Это значительно ослабляет глобальную инвестиционную готовность и готовность к потреблению [3]. В-третьих, пандемия серьезно сказалась на внешнем рыночном спросе и производственной мощности обрабатывающей промышленности и сферы услуг. Многие компании испытали краткосрочные остановки, в том числе в США, ЕС и КНР, которые являются основными участники мирового экономического роста. Замедление экономического роста стало реальностью, и существующая модель экономического роста различных стран не может быть эффективна в ближайшем будущем [3].
Экономический кризис, вызванный эпидемией, является более масштабным, чем финансовый кризис, подобный кризису 2008 года, и глобальная рецессия неизбежно повлечет за собой ряд побочных эффектов, самым непосредственным из которых является, например, снижение международной торговой деятельности.
Последовательность эффекта пандемии для международной торговли обусловлена поэтапным отражением факторов внешнего и внутреннего порядка на отдельные аспекты производства, экспорта и импорта национальных экономик.
Разрыв отраслевых цепочек создания добавленной стоимости. Массовые карантины, остановка работы и ограничения на въезд трудовых мигрантов и туристов, принятые для борьбы с пандемией, сократили возможности международного сотрудничества и нарушили целостность цепочки производства и поставок.
1) Рабочая сила. Закрытие производственного бизнеса и банкротство привели к тому, что уровень безработицы в мире быстро растет. В 2019 году уровень безработицы в мире составил 5,4%, а в 2020 году этот показатель вырос до 6,5% [4].
2) Производственная цепочка. Меры по изоляции, такие как вынужденные отпуска, остановка работы и приостановка производства, которые сокращают кластеры или поддерживают социальную дистанцию, оказали серьезное влияние на внутренние производственные звенья глобальной производственной цепочки. Китай, Германия и США, являющиеся центрами производственных сетей в трех основных регионах Азии, Европы и Северной Америки, и также лидерами мировой экономики [5], серьезно пострадали от пандемии.
3) Цепочка поставок. Ограничение трансграничного перемещения людей и товаров привело к внезапному прерыванию цепочки поставок.
Пандемия также вызывает сокращение доходов и спроса, воздействие которого может передаваться через цепочки поставок в секторы добычи по всему миру, в том числе в страны, где еще не произошли крупные вспышки вируса [6].
Пандемия нанесла последовательный ущерб отраслевой цепочке, что означает стагнацию производственной и торговой деятельности. Хотя противоэпидемические меры эффективно препятствовали распространению вируса, они также препятствовали процессу глобализации.
Антиглобалистский тренд. Экономическая глобализация, которая ранее пользовалась широкой поддержкой, была повторно изучена странами после вспышки пандемии. Хотя экономические дивиденды глобализации очевидны, пандемия позволила миру увидеть, что глобализация также ускорила распространение вируса, что вынудило правительства всех стран взвесить экономические интересы и риски для общественной безопасности. До этого экономическая глобализация столкнулась с рядом проблем, таких как реализация бывшим президентом США Д. Трампом национальных стратегий, в которых приоритет отдается США [7]. Кроме того, «теория экономической развязки» и «теория технологической развязки» высоко ценятся в некоторых странах [8]. В этом контексте вернулись торговый протекционизм и односторонность, в результате чего глобальное экономическое управление, основанное на многосторонней торговой системе, представленной Всемирной торговой организацией, стало испытывать серьезные трудности [9]. Теперь, вместе с приостановкой рейсов и перевозок во время пандемии, отмена многих международных заказов привела к тенденции стагнации экономической глобализации.
Однако есть также мнения, что глобализация не остановится, изменится только форма и содержание. Глобализация сама по себе является продуктом операций с капиталом. Политики могут ограничить ее, но не могут устранить. После пандемии глобализация войдет в своего рода «ограниченную глобализацию», которая укрепит экономический суверенитет правительств. Другая тенденция — децентрализация рисков. Промышленное расположение стран в мире не будет слишком концентрированным, производственные цепочки будут размещены в разных странах [10]. Кроме того, некоторые китайские ученые полагают, что фокус экономической глобализации может сместиться в постпандемическую эпоху. После Второй мировой войны центр экономической глобализации был в основном в США, но стратегия «антиглобализации» в последние годы вызвала трещины в исходной системе глобализации. Во время пандемии Китай сотрудничал с другими странами в борьбе с COVID-19, способствовал быстрому производству китайских продуктов медицинской защиты и продавал их в больших количествах на мировом рынке. Китайские товары для профилактики и контроля начали завоевывать новые мировые рынки медицинского оборудования и биомедицины, а центр экономической глобализации начал перемещаться в новую глобальную производственную цепочку и цепочку поставок [3]. В то же время, Китай занимает первое место в мире по номинальному ВВП, второе — по ВВП, рассчитанному по паритету покупательной способности, является ведущим мировым экспортером, а его масштабная стратегическая инициатива «Пояс и путь» знаменует собой начало глобализации Китая [11].
Таким образом, тенденция антиглобализации, вызванная пандемией, носит ограниченный характер или, точнее, тенденция глобализации не прекратится, а лишь перейдет в ограниченную глобализацию. Эффективные меры, принятые Китаем после вспышки пандемии, привели к быстрому восстановлению экономической стабильности, что способствует перемещению центра глобализации в Азию.
Реконструкция мировой торговой системы. Пандемия нанесла серьезный удар по международной торговой деятельности. Мировая торговая система столкнулась с различными проблемами и изменениями, в основном в следующих областях:
1) Скорость развития мировой торговли резко упала. Из-за нехватки предметов медицинского назначения многие страны приняли некоторые торговые ограничения, чтобы предотвратить отток ресурсов. Кроме того, чтобы предотвратить распространение COVID-19, некоторые страны непосредственно приняли меры тарифного барьера, чтобы ограничить трансграничные операции, исключая товары для предотвращения и контроля пандемии. Такая политика не только снизила эффективность транзакций на международном рынке, но и вызвала значительное замедление мировой торговли.
2) Изменения товаров в структуре мировой торговли. В ответ на пандемию правительства различных стран поощряли внутреннее производство медицинского оборудования и предметов медицинского назначения, увеличили импорт этих товаров из других стран, и контролировали их экспорт.
3) Изменения направления международной торговли. Из-за различных условий борьбы с пандемией в разных регионах, страны с более быстрым восстановлением производительности начали повышать торговый экспортный статус своей страны на международном рынке. Например, Китай стал основным нетто-поставщиком товаров для профилактики и контроля пандемии, в то время как Европа и США с жестокой пандемией стали основными нетто-импортерами этих товаров.
Заключение. Ряд ограничений в период пандемии привел к разрыву глобальной отраслевой цепочки, включая нехватку рабочей силы, снижение производительности, затруднения в обороте товаров и факторов, а также снижение спроса. Вышеперечисленное сильно ударило по экономике, особенно по предприятиям реального сектора, поэтому объем торговли резко упал. Кроме того, пандемия и ряд ограничительных мер способствовали развитию антиглобалистских тенденций. Однако, некоторые ученые также считают, что глобализация не остановится, но что она изменится на ограниченную глобализацию, и фокус глобализации сместится. Поскольку страны имеют разные уровни производства, спроса и контроля противопандемических материалов, а также разные уровни восстановления производительности, товарная структура мировой торговли, направление товарных потоков и торговый статус стран также изменятся.
В целях избежания негативного воздействия пандемии на торговлю делаются следующие предложения:
1) Что касается внутренней политики страны, правительства должны активно помогать компаниям возобновить работу и производство и восстановить производственные цепочки, а также связь между внутренними и внешними рынками.
2) Посредством международных организаций или международных механизмов координации политики, таких как G20, и проектов сотрудничества, таких как Инициатива «Один пояс, один путь», страны могут активно содействовать координации глобальной макроэкономической политики, запуская ряд проектов торгового сотрудничества и восстанавливая жизнеспособность рынка.
3) Страны должны соблюдать существующие правила торговли, преодолевать торговые барьеры чтобы в максимальной степени наполнять рынок, обеспечивая при этом общественную безопасность.
В целом, влияние пандемии COVID-19 на международную торговую систему, хотя и является серьезным, остается ограниченным, а ряд эффективных мер, принятых Китаем для восстановления экономической активности доказывает, что последствиями можно управлять. В этом случае восстановление международной торговой деятельности возможно за счет укрепления сотрудничества между странами, оживления их внутренних экономик, поиска новых моделей глобализации, смещения торговых приоритетов и перестройки торговых структур.
Рис. 1. Влияние пандемии на международную торговлю
Источник: составлено автором.
Антиглобалистский тренд. Экономическая глобализация, которая ранее пользовалась широкой поддержкой, была повторно изучена странами после вспышки пандемии. Хотя экономические дивиденды глобализации очевидны, пандемия позволила миру увидеть, что глобализация также ускорила распространение вируса, что вынудило правительства всех стран взвесить экономические интересы и риски для общественной безопасности. До этого экономическая глобализация столкнулась с рядом проблем, таких как реализация бывшим президентом США Д. Трампом национальных стратегий, в которых приоритет отдается США [7]. Кроме того, «теория экономической развязки» и «теория технологической развязки» высоко ценятся в некоторых странах [8]. В этом контексте вернулись торговый протекционизм и односторонность, в результате чего глобальное экономическое управление, основанное на многосторонней торговой системе, представленной Всемирной торговой организацией, стало испытывать серьезные трудности [9]. Теперь, вместе с приостановкой рейсов и перевозок во время пандемии, отмена многих международных заказов привела к тенденции стагнации экономической глобализации.
Однако есть также мнения, что глобализация не остановится, изменится только форма и содержание. Глобализация сама по себе является продуктом операций с капиталом. Политики могут ограничить ее, но не могут устранить. После пандемии глобализация войдет в своего рода «ограниченную глобализацию», которая укрепит экономический суверенитет правительств. Другая тенденция — децентрализация рисков. Промышленное расположение стран в мире не будет слишком концентрированным, производственные цепочки будут размещены в разных странах [10]. Кроме того, некоторые китайские ученые полагают, что фокус экономической глобализации может сместиться в постпандемическую эпоху. После Второй мировой войны центр экономической глобализации был в основном в США, но стратегия «антиглобализации» в последние годы вызвала трещины в исходной системе глобализации. Во время пандемии Китай сотрудничал с другими странами в борьбе с COVID-19, способствовал быстрому производству китайских продуктов медицинской защиты и продавал их в больших количествах на мировом рынке. Китайские товары для профилактики и контроля начали завоевывать новые мировые рынки медицинского оборудования и биомедицины, а центр экономической глобализации начал перемещаться в новую глобальную производственную цепочку и цепочку поставок [3]. В то же время, Китай занимает первое место в мире по номинальному ВВП, второе — по ВВП, рассчитанному по паритету покупательной способности, является ведущим мировым экспортером, а его масштабная стратегическая инициатива «Пояс и путь» знаменует собой начало глобализации Китая [11].
Таким образом, тенденция антиглобализации, вызванная пандемией, носит ограниченный характер или, точнее, тенденция глобализации не прекратится, а лишь перейдет в ограниченную глобализацию. Эффективные меры, принятые Китаем после вспышки пандемии, привели к быстрому восстановлению экономической стабильности, что способствует перемещению центра глобализации в Азию.
Реконструкция мировой торговой системы. Пандемия нанесла серьезный удар по международной торговой деятельности. Мировая торговая система столкнулась с различными проблемами и изменениями, в основном в следующих областях:
1) Скорость развития мировой торговли резко упала. Из-за нехватки предметов медицинского назначения многие страны приняли некоторые торговые ограничения, чтобы предотвратить отток ресурсов. Кроме того, чтобы предотвратить распространение COVID-19, некоторые страны непосредственно приняли меры тарифного барьера, чтобы ограничить трансграничные операции, исключая товары для предотвращения и контроля пандемии. Такая политика не только снизила эффективность транзакций на международном рынке, но и вызвала значительное замедление мировой торговли.
2) Изменения товаров в структуре мировой торговли. В ответ на пандемию правительства различных стран поощряли внутреннее производство медицинского оборудования и предметов медицинского назначения, увеличили импорт этих товаров из других стран, и контролировали их экспорт.
3) Изменения направления международной торговли. Из-за различных условий борьбы с пандемией в разных регионах, страны с более быстрым восстановлением производительности начали повышать торговый экспортный статус своей страны на международном рынке. Например, Китай стал основным нетто-поставщиком товаров для профилактики и контроля пандемии, в то время как Европа и США с жестокой пандемией стали основными нетто-импортерами этих товаров.
Заключение. Ряд ограничений в период пандемии привел к разрыву глобальной отраслевой цепочки, включая нехватку рабочей силы, снижение производительности, затруднения в обороте товаров и факторов, а также снижение спроса. Вышеперечисленное сильно ударило по экономике, особенно по предприятиям реального сектора, поэтому объем торговли резко упал. Кроме того, пандемия и ряд ограничительных мер способствовали развитию антиглобалистских тенденций. Однако, некоторые ученые также считают, что глобализация не остановится, но что она изменится на ограниченную глобализацию, и фокус глобализации сместится. Поскольку страны имеют разные уровни производства, спроса и контроля противопандемических материалов, а также разные уровни восстановления производительности, товарная структура мировой торговли, направление товарных потоков и торговый статус стран также изменятся.
В целях избежания негативного воздействия пандемии на торговлю делаются следующие предложения:
1) Что касается внутренней политики страны, правительства должны активно помогать компаниям возобновить работу и производство и восстановить производственные цепочки, а также связь между внутренними и внешними рынками.
2) Посредством международных организаций или международных механизмов координации политики, таких как G20, и проектов сотрудничества, таких как Инициатива «Один пояс, один путь», страны могут активно содействовать координации глобальной макроэкономической политики, запуская ряд проектов торгового сотрудничества и восстанавливая жизнеспособность рынка.
3) Страны должны соблюдать существующие правила торговли, преодолевать торговые барьеры чтобы в максимальной степени наполнять рынок, обеспечивая при этом общественную безопасность.
В целом, влияние пандемии COVID-19 на международную торговую систему, хотя и является серьезным, остается ограниченным, а ряд эффективных мер, принятых Китаем для восстановления экономической активности доказывает, что последствиями можно управлять. В этом случае восстановление международной торговой деятельности возможно за счет укрепления сотрудничества между странами, оживления их внутренних экономик, поиска новых моделей глобализации, смещения торговых приоритетов и перестройки торговых структур.


Список использованных источников:
1. Лукаш С.В. «Группа двадцати» во втором десятилетии XXI в.: направляя мир к инклюзивному росту и устойчивому развитию // Вестник международных организаций. — 2021. — Т.16. — №2. — С.7–14.
2. Смородинская Н.В., Катуков Д.Д. Глобальные стоимостные цепочки: как поднять резильентность перед внезапными шоками? // Контуры глобальных трансформаций: политика, экономика, право. — 2020. —Т. 13. — № 6. —С. 30–50.
3. Сяо Г. Внешнее влияние пандемии нового коронавируса на мировое экономическое развитие и контрмеры нашей страны // Журнал педагогического университета Внутренней Монголии (издание по философии и социальным наукам) = 肖光恩新冠疫情对世界经济发展的外部冲击与我国的应对策略 // 内蒙古师范大学学报(哲学社会科学版). — 2020. — Vol. 49. — № 3.— С. 58–65.
4. International labour organization. URL: https://www.ilo.org/shinyapps/bulkexplorer45/?lang=en&segment=indicator&id=UNE_2EAP_SEX_AGE_RT_A (дата обращения:11.01.2022)
5. Бурденко Е.В., Данилушкина И.Д., Калмыкова М.А. Особенности современной мировой торговли и прогноз ее развития в постпандемийный период // Основы экономики, управления и права. — 2020. — № 6(25). — С. 38–42.
6. Wei, S.-J. Ten keys to beating back COVID-19 and the associated economic pandemic // In Mitigating the COVID Economic Crisis: Act Fast and Do Whatever It Takes / Baldwin, R., Mauro, B.W.D., Eds..London, UK:CEPR Press, 2020.— pp. 71–76.
7. Чэнь Ц. Предыстория, причины, сущность китайско-американской торговой войне и меры противодействия // Журнал Уханьского университета (издание по философии и социальным наукам) = 陈继勇 中美贸易战的背景、原因、本质及对中国对策 // 武汉大学学报(哲学社会科学版). —2018. —Vol. 71. — № 5. —С. 72–81.
8. Шэнь Г. Риск эскалации экономических и торговых трений между Китаем и США и ответных мер Китая на стратегическом фоне «интересы Америки превыше всего» // Журнал Уханьского университета (издание по философии и социальным наукам) = 沈国兵 “美国利益优先” 战略背景下中美经贸摩擦升级的风险及中国中国对策 // 武汉大学学报(哲学社会科学版).— 2018.— Vol. 71. — № 5. — С. 91–99.
9. Ши Б., Ма С. Реконструкция глобальной системы управления и роль Китая в постпандемическую эпоху // Форум Северо-Восточной Азии = 史本叶,马晓丽后疫情时代的全球治理体系重构与中国角色 // 东北亚论坛. — 2020.— № 4. — С. 60–71.
10. Ван Я., Чжэн Ю. После пандемии мир войдет в «ограниченную глобализацию» // Китайские МСП = 王言虎, 郑永年疫情过后世界将进入“有限全球化” // 中国中小企业. — 2020. —№ 7. —С. 39–41.
11. Kolesnikova T. China as an Exporter of Economic Globalization in the 21st Century // Regions in the Contemporary World: the Global Turbulence and Its Impact on Asia (Collective Monograph) / Ed. by E. Kanaev, S. Luzyanin, A. Baklanov, V. Vishnyakova. HSE University. — Moscow: ФИЛИНЪ, 2021 — P. 16–27.

Вернуться к содержанию номера

Copyright © Проблемы современной экономики 2002 - 2022
ISSN 1818-3395 - печатная версия, ISSN 1818-3409 - электронная (онлайновая) версия