Logo Международный форум «Евразийская экономическая перспектива»
На главную страницу
Новости
Информация о журнале
О главном редакторе
Подписка
Контакты
ЕВРАЗИЙСКИЙ МЕЖДУНАРОДНЫЙ НАУЧНО-АНАЛИТИЧЕСКИЙ ЖУРНАЛ English
Тематика журнала
Текущий номер
Анонс
Список номеров
Найти
Редакционный совет
Редакционная коллегия
Представи- тельства журнала
Правила направления, рецензирования и опубликования
Научные дискуссии
Семинары, конференции
 
 
 
Проблемы современной экономики, N 1 (81), 2022
ЭКОНОМИЧЕСКИЕ ПРОБЛЕМЫ РЕГИОНОВ И ОТРАСЛЕВЫХ КОМПЛЕКСОВ
Филиппова Ю. А.
руководитель отдела макроэкономического анализа
ГАУ «Центр стратегических исследований
при Главе Республики Саха (Якутия)» (г. Якутск)


Концепция стратегического планирования в Республике Саха (Якутия): пространственное развитие муниципальных районов как фактор устойчивого развития
В статье рассмотрены вопросы стратегического развития муниципальных районов Республики Саха (Якутия), обоснована необходимость формирования системы стратегического планирования на основе пространственного фактора и даны предложения по применению научных подходов в долгосрочном развитии муниципальных районов
Ключевые слова: муниципальное стратегическое планирование, пространственное развитие, Север, стратегия социально-экономического развития муниципального района, Республика Саха (Якутия)
УДК 338; ББК 65.05   Стр: 144 - 148

В 2022 году Республика Саха (Якутия) празднует знаменательную дату — 100-летие ЯАССР — Якутской автономной советской социалистической республики. Огромные масштабные изменения в социальной сфере и экономике в исторически отсталом, удаленном от центра регионе успешно осуществлялись благодаря реализации стратегических планов разных периодов.
Первым опытом стратегического планирования развития Якутии стала Академическая якутская экспедиция по изучению производительных сил Якутии 1925–1934 гг. [1; 3]. Комплексный подход к постановке задач, сбору данных и формировании предложений по дальнейшему развитию региона позволил Академической экспедиции «определить основные тенденции в развитии экономики края и перспективы развития народного хозяйства Якутии» и обосновать «наиболее рентабельный тип хозяйства в разных хозяйственных районах Якутии». В результате экспедиционных исследований была оценена важность индустриализации Якутии с определением общесоюзной специализации, с качественным улучшением жилищных и социальных условий жизни местного населения. Требовался переход на добывающую специализацию экономики республики — алмазодобыча, золотодобыча и охотпромысел.
Следующим масштабным стратегическим документом является Схема комплексного развития производительных сил, транспорта и энергетики Республики Саха (Якутия) до 2020 года, одобренная Правительством Российской Федерации (далее по тексту Схема-2020). Структурные преобразования экономики включали техническую модернизацию базовых отраслей экономики (алмазо-, золото-, угледобыча), создание новых отраслей и ускоренное развитие инфраструктуры. Был разработан комплексный проект освоения Южной Якутии.
Особенностью Схемы-2020 стал кластерный подход, формирование на основе сложившихся в природно-экономических комплексах республики социально-экономических мезорайонов — Южной, Западной, Центральной, Восточной Якутии и Арктической зоны Якутии — опорных территориально-промышленных узлов по кластерному типу. Для каждого из кластеров определены крупные проекты, в том числе строительство нефтепровода «Восточная Сибирь — Тихий океан» и газопровода «Сила Сибири», нацеленные на вовлечение в хозяйственный оборот широкой базы минеральных ресурсов, производство продуктов их первичной переработки, создание энергетической и транспортной инфраструктуры.
Оба стратегических подхода развития экономики — Академическая якутская экспедиция и Схема-2020 полностью соответствовали лучшим традициям стратегического планирования своего времени, использовали научные подходы по развитию региональной экономики, что обеспечило ускоренное индустриальное развитие региональной экономики.
В Программе социально-экономического развития Якутии до 2030 в 2012 году ключевое значение имело также кластерное развитие республики. В Южной Якутии предполагалось создание нового крупного промышленного района на основе гидроэнергетики, добычи и переработки угля, урана, железной руды, апатитов, создания газохимического производства. В Западной Якутии предполагалось формирование территориально-промышленного комплекса, включающего добычу алмазов, создание новых нефтегазовых, газоперерабатывающих и газохимических производств.
Специализация Центральной Якутии была определена как транспортно-логистический, административный и финансово-банковский центр, как зона внедрения передовых коммуникационных технологий и инноваций. Строительство железной дороги с мостом через р. Лена обеспечивало создание в г. Якутске центрального транспортно-логистического узла, концентрирующего и перераспределяющего железнодорожные, автомобильные, речные и воздушные (с созданием хаба на базе Якутского аэропорта) потоки. В Восточной части республики развитие было сосредоточено в основных центрах горнодобывающей промышленности (поселки Усть-Нера, Хандыга и др.). Планировалась реализация проекта «Комплексное развитие Томпонского горнопромышленного района», основанного на освоении Нежданинского месторождения золота, Верхне-Менкеченского полиметаллического месторождения и строительства Джебарико-Хаинской угольной электростанции. В Арктической зоне Якутии поселок Тикси рассматривался как опорный пункт создания системы устойчивого Северного морского пути и база фундаментального научного изучения Арктической зоны Российской Федерации.
В Программе социально-экономического развития Якутии до 2030 впервые выявилась необходимость определения экономической специализации муниципальных районов республики, ставилась задача повышения экономической связанности всей территории региона из-за продолжительного фрагментарного по времени и пространству развития региона.
С принятием в 2014 году федерального закона «О стратегическом планировании в Российской Федерации» Республика Саха (Якутия) начала формировать новую систему стратегического планирования с учетом накопленного опыта и региональных особенностей экономики и социальной сферы. Действующий вариант Стратегии социально-экономического развития Республики Саха (Якутия) на период до 2032 года с определением целевого видения до 2050 года был утвержден Законом Республики Саха (Якутия) 2077-З № 45-VI от 19 декабря 2018 года (далее по тексту Стратегия-2032) и нацелен на реализацию национальных задач в соответствии с Указом Президента РФ от 7.05.2018 г. № 204 «О национальных целях и стратегических задачах развития Российской Федерации на период до 2024 г.».
Учитывая богатую минерально-сырьевую базу Якутии, развитие добывающих отраслей и реализация отдельных инфраструктурных объектов также останется драйвером экономического роста, как и в Схеме-2020. Будет создан полноценный кластер по глубокой переработке драгоценных камней и металлов, производству ювелирных изделий. Республика Саха (Якутия) заявит о себе как мировой центр ювелирно-гранильной промышленности с уникальным дизайном бриллиантов с Аукционным центром эксклюзивных алмазов и бриллиантов в городе Якутске.
Создание высокотехнологичной судостроительной верфи в п.Жатай (2020–2027 гг.), распространение новых видов транспорта положит начало развитию машиностроения на территории Республики Саха (Якутия).
Будут созданы перерабатывающие производства с высокой добавленной стоимостью (с длительными технологическими цепочками) нефти, газа, угля. Извлекаемый попутно с природным газом гелий будет востребован для использования в космической и военной промышленности, атомных реакторах, медицинском оборудовании и при выплавке качественной стали.
В Южной Якутии будет создан металлургический центр страны на основе железорудных месторождений, которые обеспечат сырьем российские металлургические комбинаты, а также планируемый собственный металлургический завод с полным циклом производства. Таким образом, снова продолжает реализовываться ресурсно-сырьевая модель экономического роста региона, в которой перспективные минерально-сырьевые центры будут формировать «центр-периферийное» экономическое пространство в регионе.
Значительные результаты применения стратегического планирования на региональном уровне подтверждают эффективность его методов в управлении развитием Республики Саха (Якутия). Вместе с тем, дальнейшее стратегическое планирование региона необходимо формировать с учетом тенденций пространственного развития муниципальных районов, а действия участников стратегического планирования синхронизировать на основе Концепции стратегического планирования, в которой необходимо определить подходы по развитию муниципальных районов. Концепция не носит обязательный характер для органов местного самоуправления, тем не менее обоснование государственной региональной политики по развитию муниципальных районов научными принципами пространственного развития сформирует целостное представление об экономическом пространстве региона и заложит системные изменения на местном уровне.
С точки зрения организационных механизмов Концепции практикоориентированный подход предложен в статье «Современная парадигма стратегического планирования» П.В. Магданова [7; 8], в которой сущность современной концепции стратегического планирования сформулирована как: «стратегические решения — управление изменениями — стратегический контроль».
В качестве стратегических элементов возможно использование «концепции точек преимущества и точек роста», представленной С.Н. Кузьминой и С.А. Бурцевой [5]. Концепция включает 7 этапов для предприятий, на муниципальном уровне можно также построить аналогичную цепочку «ключевые компетенции — потенциальные партнеры — взаимозависимость целей и мероприятий — бенчмаркинг», которая может быть эффективна для достижения стратегических целей развития территории. Бенчмаркинг и стратегическое райдерство предполагают, что органы местного самоуправления, усиливая свои позиции на региональном экономическом пространстве и одновременно предоставляя максимальные возможности стратегическому партнеру, продолжают деятельность по поиску проектов инновационного характера, которые эффективно встроятся в муниципальную экономику и обеспечат ей качественную конкурентоспособность.
По мнению В.Н. Правдюка, концепция стратегического планирования развития муниципального образования представляет собой результат теоретического осмысления стратегических ориентиров и перспектив развития муниципального образования, а также тенденций движения макроэкономических факторов развития национальной и мировой экономики [10]. Автор предлагает упрощенную структуру концепции стратегического планирования как совокупность четырех основных разделов: стартовые условия и оценка исходной социально-экономической ситуации в территориальном образовании, стратегический выбор территории, основные направления региональной социально-экономической политики, ресурсы для реализации стратегического плана.
Т.Л. Иванова выделяет в стратегировании целеполагание, целереализацию, сценирование, реализации которого является разработка стратегии того функционального уровня управления, для решения задач которого она предназначена, а также обеспечение ее выполнения в режиме механизма целесообразных стратегических изменений, обусловленных динамикой состояний внешней и внутренней сред социоэкономических систем [4]. Стратегирование как технологический комплекс предполагает цикличное поэтапное корректирование параметров в условиях меняющейся внешней среды.
Таким образом, Концепция развития стратегического планирования предполагает создание организационного механизма, способствующего сбалансированному пространственному развитию региона и одновременно внедрению стратегических изменений на муниципальном уровне, что обеспечит мультипликативный эффект для региональной экономики.
Республика Саха (Якутия), как северный регион, обладает огромной территорией, широким спектром природно-климатических условий, обеспеченности природными и трудовыми ресурсами, разнообразием инфраструктурных ограничений и общественных укладов. Предлагаются на основе северной специфики дифференцированные подходы по стратегическому планированию социально-экономического развития муниципальных районов на основе их собственной оценки перспектив развития на долгосрочный период.
Анимица Е.Г., Силин Я.П. выделяют «необходимость создания научного представления о поливариантности, нелинейности развития муниципальной экономики, что предполагает отказ от внедрения универсальных моделей экономического развития муниципальных образований, признание естественного многообразия форм пространственной организации местного самоуправления, основанных не только на сугубо экономических, но и на социальных, этнонациональных, конфессиональных и иных началах, на исторически сложившихся социокультурных традициях и духовных ценностях» [2].
Лаврикова Ю.Г., Суворова А.В. предлагают при трансформации пространства опираться на его отдельные свойства и параметры, которые зависят от масштабов территории и тенденций местной хозяйственной системы и присущих пространству социальных процессов. Исследователи призывают отказаться от однозначного решения оптимальной пространственной организации, как соотношения уровней поляризации и однородности [6].
На 1 января 2022 года из 2 городских округов и 34 муниципальных районов 33 муниципальных района и 2 городских округа имеют долгосрочные стратегии. Изучение 26 стратегий социально-экономического развития муниципальных районов Республики Саха (Якутия) позволило выделить 4 типа стратегического планирования, документы целеполагания которых как раз отражают возможности муниципальных экономик и видение местных сообществ в отношении долгосрочного развития муниципальных районов. Поскольку оценивалось стратегическое планирование в целом, ключевым критерием был выбран автором структурный анализ стратегий в сочетании с их содержательными характеристиками в отношении возможного влияния перспектив муниципального района на развитие экономического пространства Республики Саха (Якутия), т.е. влияния показателей муниципальной экономики на показатели развития республики в целом. Наибольшее положительное влияние на экономику Республики Саха (Якутия) оказывают инвестиционные проекты, к слову, в 23 муниципальных районах были предусмотрены соответствующие проекты. Результаты исследования изложены автором в статье «Оценка качества стратегического планирования муниципальных районов (на примере Республики Саха (Якутия))» [11]. С учетом пересчета отдельных критериев, результаты оценки качества стратегического планирования муниципальных районов приведены в табл. 1.

Таблица 1
Типы стратегического планирования муниципальных районов Республики Саха (Якутия) и их характеристики
Тип стратегического планирования на муниципальном уровне, наименование МРОсновные характеристики типа стратегического планированияТенденции пространственного развития муниципальных районов
Диверсификационно-пространственный тип стратегического планирования — Ленский, Мегино-Кангаласский, Олекминский, Усть-Алданский, ЧурапчинскийВысокий уровень целеполагания стратегического планирования социально-экономическим развитием муниципального района, предусматривающий развитие «точек роста» (промышленные или агропромышленные кластеры) и который сочетается с высокими или средними темпами социально-экономических изменений в МРЛенский, Мегино-Кангаласский, Усть-Алданский, Чурапчинский районы предусмотрели формирование «точек роста» в виде территории опережающего социально-экономического развития на базе промышленных инвестиционных проектов в Ленском районе и агрокластеров в Чурапчинском и Усть-Алданском районах. В Ленском районе осуществляют свою деятельность крупнейшие недропользователи национального уровня — ПАО «АЛРОСА», «Сургутнефтегаз», Газпром и Росснефть. Два района, а именно Усть-Алданский и Чурапчинский районы, являются исключительно сельскохозяйственными, расположены территориально в ареале экономического влияния городской агломерации Якутска, на их территории реализуются инвестиционные проекты по переработке сельскохозяйственного сырья и улучшается инфраструктура.
В Мегино-Кангаласском районе расположен п. Нижний Бестях — это транспортно-логистический узел, в котором активно реализуются потенциальные возможности речного, автомобильного и железнодорожного транспорта, а строительство моста через реку Лена между ним и столицей региона позволит создать хаб с четырьмя видами транспорта с учетом международного аэропорта в Якутске.
Модернизационно-мобилизационный тип стратегического планирования — Алданский, Верхневилюйский, Горный, Кобяйский, Мирнинский, Хангаласский, Томпонский, Усть-МайскийВысокий и/или средний уровень целеполагания стратегического планирования социально-экономическим развитием муниципального района, который сочетается с различными темпами изменений в социально-экономическом развитии МР, при этом пространственное развитие МР содержит «точки роста» (промышленные или агропромышленные кластеры) или описание экономической специализации населенных пунктов (действующей и перспективной).В муниципальных районах данной группы (Алданский, Верхневилюйский, Горный, Кобяйский, Томпонский, Усть-Майский) пространственное развитие представляется как анализ социально-экономического развития каждого населенного пункта с определением возможной экономической специализации на основе перспектив их развития. В Алданском районе ведется добыча золота, Мирнинский район в соответствии со Стратегией пространственного развития России указан как перспективный минерально-сырьевой центр.
Программный тип стратегического планирования — Амгинский, Намский, Нюрбинский, Оймяконский,Различный уровень целеполагания стратегического планирования, который сочетается с неоднородными темпами изменений в социально-экономическом развитии МР, пространственное развитие МР в стратегии не предусматривается, стратегическое планирование основано на программном принципе без формирования точек роста или иных качественных результатов стратегического планирования.В Нюрбинском районе ведется добыча алмазов, каждый населенный пункт имеет свою экономическую специализацию, но у района низкие темпы социально-экономических изменений, в связи с чем отнесен к группе с программным типом стратегического планирования.
Арктический тип стратегического планирования — Аллаиховский, Анабарский, Булунский, Верхнеколымский, Верхоянский, Жиганский, Момский, Нижнеколымский, СреднеколымскийНесмотря на разработку Стратегии социально-экономического развития Арктической зоны Республики Саха (Якутия) до 2032 года, целеполагание стратегического планирования социально-экономическим развитием муниципального района обусловлено объективными факторами функционирования МР, а именно безальтернативность для местного населения традиционных видов хозяйствования. Несмотря на наличие крупных инвестиционных проектов в 8 из 9 муниципальных районов, во всех арктических муниципальных районах не предусмотрены значительные экономические изменения, формирование новых видов экономической деятельности и соответственно рост предпринимательской активности.Группа включает исключительно арктические муниципальные районы.

Государственная политика стимулирования на региональном уровне выделенных региональных «точек роста», основанная на центр-периферийной модели экономического роста, обоснована и эффективна при действующих ограниченных инвестиционных ресурсах. Подобная модель предусмотрена в Стратегии пространственного развития Российской Федерации до 2025 года. Вместе с тем, в муниципальных районах, в которых не планируется реализация крупных инвестиционных проектов, отсутствует выраженная экономическая специализация в силу объективных причин, основой долгосрочного развития остается улучшение социальной сферы за счет государственных инвестиций, источником развития предпринимательства будет внутренний рынок муниципальных районов, в арктических районах — обеспечение «северного завоза».
Предполагается следующий порядок действий в целях формирования системы стратегического планирования, направленной на трансформацию экономики и социальной среды муниципальных районов (табл. 2).

Таблица 2
Концепция стратегического планирования Республики Саха (Якутия)
1 группа
Диверсификационно-
пространственный тип
2 группа
Модернизационно-
мобилизационный тип
3 группа
Программный тип
4 группа
Арктический тип
Базовый этап
комплексный анализ социально-экономического развития МР, SWOT-анализ
определение приоритетов долгосрочного социально-экономического развития МР
формирование плана мероприятий по реализации стратегии МР — региональная система взаимоувязанных инвестиционных проектов и инициатив в социальной сфере
Второй этап — этап изменений
управление изменениями: создание системы лояльности, оптимизация муниципальной бюджетной сферы, информатизация управленческих процессов
оптимизация административно-территориального устройства
встраивание стратегических целей и приоритетов в региональную стратегию:
центр-периферийный подход сетевой подход
экзогенная модель ростаэндогенная модель роста
Определение и стимулирование региональных «точек роста»Развитие нерыночных секторов
– реализация крупных инвестиционных проектов, создание ТОСЭР
– развитие инфраструктуры
– модернизация социальной сферы,
– поддержка местных предпринимательских инициатив
– создание кластеров в сельском хозяйстве,
– развитие инфраструктуры,
– модернизация социальной сферы,
– поддержка предпринимательских инициатив
– развитие инфраструктуры,
– модернизация социальной сферы,
– поддержка предпринимательских инициатив
– стимулирование традиционных видов хозяйствования
– реализация инвестиционных проектов по добыче сырья,
– модернизация социальной сферы,
– поддержка предпринимательских инициатив
Третий этап — этап оценки
внесение изменений в муниципальные программы
создание системы мониторинга изменений, содержащей:
– 6 показателей социально-экономического развития МР: среднесписочная численность работников организаций по муниципальным образованиям, среднемесячная номинальная начисленная заработная плата работников организаций, оборот организаций, оборот розничной торговли, число больничных коек, протяженность автомобильных дорог общего пользования с твердым покрытием,
– социологические опросы удовлетворенности жителей муниципальных районов по данным направлениям.
оценка социально-экономических изменений в МР с учетом типа стратегического планирования
принятие решения о корректировке долгосрочных приоритетов социально-экономического развития МР


Создание системы стратегического планирования на муниципальном уровне, также как и на региональном, является итеративным (этапным) процессом формирования, достижения и оценки стратегических целей и задач.
Базовый этап — этап целеполагания — является ключевым и содержит комплексный анализ социально-экономического развития муниципального района, построение дерева стратегических целей и задач, формирование плана мероприятий на основе инвестиционных проектов в производстве, инфраструктуре и социальной сфере.
Пространственное развитие муниципальных районов является определяющим на втором этапе — этапе реализации. Встраивание стратегических целей и приоритетов в региональную стратегию предлагается осуществлять на основе типов стратегического развития с учетом перспектив развития в соответствии с его стратегией. В условиях «очагового развития» возможность определения региональных «точек роста» предполагает развитие экономики на базе «полюсов роста», играющих роль «локомотивов» в развитии прилегающих и периферийных территорий.
В муниципальных районах, где система стратегического планирования сформирована по программно-целевому принципу и в арктической зоне региона, предлагается развивать сетево-узловой подход, который будет заключаться в развитии нерыночной сетевой кооперации экономических партнеров. Данные территории представляют собой сельскую местность или места традиционного проживания коренных малочисленных народов Севера. По Пилясову А.Н. эндогенная модель роста подразумевает способность изнутри генерировать условия для трансформации своих структур, развивать региональную институциональную базу, пробуждать инициативу местных сообществ [9]. Оказание социальных услуг в таких муниципальных районах будет стремиться к мобильности, миграционные потоки будут носить челночный характер по центр-периферийной системе. Уже сейчас в арктической зоне Республики Саха (Якутия) поселкообразующими предприятиями стали хозяйствующие субъекты ЖКХ, социальные объекты, а предпринимательство сконцентрировалось в традиционных видах хозяйствования как безальтернативного вида экономической деятельности и вокруг «северного завоза» в целях обеспечения домохозяйств. Избыток трудовых ресурсов реализует свой потенциал в немногочисленных предприятиях добывающего сектора на основе внутрирегиональной вахты. Факторами устойчивого развития местной экономики могут стать стимулирование формирования внутренних центров муниципальной периферии с развитыми социальными услугами, при наличии промышленных проектов — развитие сервисных услуг в экстремальных условиях.
При переводе стратегических действий в процессную деятельность, стратегический контроль должен быть расширен до двух компонент: мониторинга и оценки социально-экономических изменений в муниципальном районе. Пересмотр ранее принятых стратегических решений на базе цифровой среды в региональном и муниципальном управлении позволяет оперативно анализировать процесс реализации стратегических решений и формировать новый стратегический план в случае качественных изменений внешней или внутренней среды.
Заключение. Выделены три эволюционных этапа развития стратегического планирования в Республике Саха (Якутия), которые подтверждают эффективность применения методов стратегического планирования в регионе, показано сохранение доминирования горнодобывающей промышленности и топливно-энергетического комплекса в экономике региона как положительных факторов, усиление дифференциации социально-экономического развития муниципальных районов и фрагментарное пространственное развитие региона, сформированы предложения к Концепции стратегического планирования на муниципальном уровне в Республике Саха (Якутия).
Ключевым механизмом развития регионального экономического пространства в Концепции стратегического планирования Республики Саха (Якутия) является использование двух научных подходов — центр-периферийного и сетево-узлового. Концепция учитывает северную специфику и предлагает дифференцированные подходы по стратегическому планированию социально-экономического развития муниципальных районов на основе их собственной оценки перспектив развития на долгосрочный период.


Список использованных источников:
1. Аммосова Л.М. Некоторые заметки о работе экспедиции АН СССР в Якутии // Вестник ЯГУ. — 2005. Т. 2. — № 3.
2. Анимица Е.Г., Силин Я.П. Контуры формирования парадигмальных оснований в муниципальной экономике // Journal of New Economy. — 2021. — Т.22. — № 1. — С. 5–25. DOI: 10.29141/2658–5081–2021–22–1–1
3. Виттенбург Е.П. Комиссия Академии наук по изучению производительных сил Якутской АССР (1925–1930 гг.). — Якутск: НКИ «Бичик» РС(Я), 2008.
4. Иванова Т.Л. Концептуальные основы и приоритеты стратегического планирования и управления// Россия: тенденции и перспективы развития. — 2020. — № 15–1.
5. Кузнецова С.Н., Бурцева С.А. Анализ подходов к процессу стратегического планирования предпринимательских структур на основе исследования концепции точек преимущества // Экономика и управление. — 2011. — № 12/2 (74/2). — C. 23–26.
6. Лаврикова Ю.Г., Суворова А.В. Оптимальная пространственная организация экономики региона: поиск параметров и зависимостей // Экономика региона. — 2020. Т.16, вып. 4. — С. 1017–1030. https://doi.org/10.17059/ekon.reg.2020–4–1.
7. Магданов П.В. Современная парадигма стратегического планирования // ARS ADMINISTRANDI. — 2014. — №  1. — С.5–16.
8. Магданов П.В. Взлет и падение стратегического планирования: аргументы и факты // Менеджмент в России и за рубежом. — 2012. — № 3. — С. 130–138.
9. Пилясов А.Н. И последние станут первыми: Северная периферия на пути к экономике знания. — М.: Книжный дом «ЛИБРОКОМ», 2009. — 544 с.
10. Правдюк В.Н. Концепция стратегического планирования как инструмент экономического развития муниципального образования // Transport business in Russia. — С.50–54.
11. Филиппова Ю.А. Оценка качества стратегического планирования муниципальных районов (на примере Республики Саха (Якутия)) // Регионалистика. — 2021. — Т. 8, № 6. — С.38–52. http://dx.doi.org/10.14530/reg.2021.6.38

Вернуться к содержанию номера

Copyright © Проблемы современной экономики 2002 - 2022
ISSN 1818-3395 - печатная версия, ISSN 1818-3409 - электронная (онлайновая) версия