Logo Международный форум «Евразийская экономическая перспектива»
На главную страницу
Новости
Информация о журнале
О главном редакторе
Подписка
Контакты
ЕВРАЗИЙСКИЙ МЕЖДУНАРОДНЫЙ НАУЧНО-АНАЛИТИЧЕСКИЙ ЖУРНАЛ English
Тематика журнала
Текущий номер
Анонс
Список номеров
Найти
Редакционный совет
Редакционная коллегия
Представи- тельства журнала
Правила направления, рецензирования и опубликования
Научные дискуссии
Семинары, конференции
 
 
 
Проблемы современной экономики, N 1 (81), 2022
СОЦИАЛЬНО-ПОЛИТИЧЕСКИЕ ПРОБЛЕМЫ РАЗВИТИЯ СОВРЕМЕННОГО ОБЩЕСТВА
Будко Д. А.
ассистент кафедры политических институтов и прикладных политических исследований
Санкт-Петербургского государственного университета,
кандидат политических наук

Волкова А. В.
профессор кафедры политического управления
Санкт-Петербургского государственного университета,
доктор политических наук

Кулакова Т. А.
профессор кафедры политического управления
Санкт-Петербургского государственного университета
доктор политических наук


Цифровой вигилантизм: экономический ракурс
Статья продолжает цикл работ, посвящённых исследованию вигилантизма (гражданской бдительности) в контексте политики цифровой трансформормации, расширения возможностей гражданского участия и проблем манипулирования общественным мнением. Авторы отмечают нарастающее в цифровом обществе стремление к формированию ресурсов, позволяющих контролировать настроения и канализировать публичную активность (в том числе, используя агрессию одних групп против других) и монетизтровать ее. Цифровой вигилантизм выступает как неформализованный институт сетевого гражданского общества, регулирующий поведение и карающий граждан за недопустимые с точки зрения вигилантов поступки или намерения. Эта крайне противоречивая форма гражданской организации активно исследуется во всем мире, а для отечественных общественных наук эта тема нова.
Авторы основываются на собственном анализе YouTube видео крупнейших вигилантских сообществ (СтопХам, Лев Против, Хрюши против, Антидиллер). Основным методом анализа для выявления поведенческих паттернов и дискурсивных практик выбранных движений выступило латентное размещение Дирихле (LDA, Latent Dirichlet Allocation), позволившее исследователям выявить при анализе транскриптов YouTube видео основные темы, а также распределение, частоту и сочетания понятий.
Авторы отмечают, что отечественные паблики (как и все зарубежные цифровые медиа) в процессах осуществления «цифровой бдительности» не являются нейтральными платформами обмена информацией: они извлекают выгоду из лавинно нарастающей активности пользователей в случае развития скандальных сюжетов и агрессивных кампаний, поскольку успешно монетизируют свою популярность за счет привлечения контекстной рекламы. В целом, программирование поведения групп потребителей и гражданских сообществ осуществляется различными интересантами на основе сбора постоянно растущих наборов данных: это и владельцы платформ, поисковиков, других ресурсов, производителям операционных систем (Apple, Google), производителям умных вещей. Сегодня уже очевидно, что технологии ощутимо меняют природу человека, формируя тем самым новые группы рисков для формирования публичной политики и сохранения государственной управляемости.
Ключевые слова: публичная политика, цифровой вигилантизм, цифровые трансформации, поведенческая экономика, технологии подталкивания, социальные сети
УДК 338.2; 323.2; 334.012; ББК 65.050.2; 66.79   Стр: 83 - 87

Последние полтора десятилетия характеризуются в полном смысле революционными изменениями информационно-коммуникационных машин (цифровой среды) после начала формирования платформ как программно-аппаратного устройства алгоритмического поиска, осуществления контроля за исполнением трансакций на основе интеллектуальной обработки больших данных [1], пусть еще и недостаточно надежной.
Следует учитывать, что Сбер, Яндекс, Uber, Airbnb, Meta, как сервисы и ресурсы совместной экономики, существенно отличаются от рыночных площадок, поскольку выдвигают как главное свое достоинство равные условия тех, кто предоставляет товары и услуги, и тех, кто может осуществить выбор при их приобретении. Однако, все, что декларируется, достаточно далеко от реальности. Собственник платформы (а это распределенная собственность ведущих инвестиционных фондов мира) владеет собираемыми большими данными, контролирует создание алгоритмов, вменяет наборы функций продавцов и потребителей, как и правила взаимодействий, подводя их к запланированным итогам, фактически управляя, планируя, алгоритмизируя, а фактически, принуждая человека к заложенному владельцами платформ выбору.
В теории поведенческой экономики и в реальных обменных взаимодействиях активно используется технология подталкивания (nudge) [2; 3], т.е. мягкого продвижения человека к выбору, а в информационной среде эта технология обогатилась дополнительными возможностями: дизайн интерфейсов цифровых платформ уже настроен на унификацию и алгоритмизацию поведения человека.
Господство алгоритмов, а по сути, шаблонов, применяемых в поисковых системах, обеспечивает быстрое и удобное для потребителей получение требуемой информации за счет постоянного совершенствования. Милкова М.А. приводит пример компании Google, “за последние 10–15 лет было введено множество дополнительных элементов», позволивших повысить удобство поиска информации потребителям [4]. Сеть знаний (Knowledge Graph) — база данных о связях, свойствах, характеристиках и отношениях объектов, предназначена для того, чтобы пользователю получить быстрый «снимок» информации по теме на основе понимания Google доступного контента в Интернете. Это используется и такими ресурсами как Facebook, LinkedIn, Thomson Reuters (finance). Распространение языка эмодзи, применяемое маркетологами для создания доверительных отношений между продавцом и потребителем, признано эффективным и переносится в информационный поиск для усиления влияния эмоций на восприятие информации и принятие решений, что также является инструментом подталкивания. Когнитивный психолог и конструктор интерфейсов программ и сервисов Д. Халперн свидетельствует о сильном влиянии на выбор пользователей расположение элементов интерфейса, шрифт, даже объем пользовательского соглашения [5].
Умышленное удерживание пользователя на странице и подбор персонализированной рекламы подталкивает его к переходу на рекламное объявление, что обеспечивает повышение монетизации ресурса, но способствует снижению поисковой способности пользователя и анализу предоставляемого контента. Если адекватное использование теории и технологий подталкивания Талера могло бы оказывать позитивное влияние на благосостояние граждан, то в информационной среде все намного сложнее в условиях перенасыщения и «замусоривания» пространства — подталкивание превращается в принуждение к принятию готовых ответов, что снижает способность к системному анализу информации в угоду владельцев цифровых платформ. Снижение способности к системному анализу информации, фрагментация и клиповый [6] характер мышления современного человека нуждается в нахождении альтернативного построения алгоритмов поиска, чтобы дать потребителю время на осознанную обработку информации в процессе поиска, а не подчинения человека компьютеру, чтобы сохранить способность к самостоятельному и критическому осмыслению реального и виртуального миров.
Исследователи признают, что задачей каждого цифрового ресурса является притягивание внимания пользователя [7], формирование его вкусов и предпочтений, интересов не только отдельного человека, но и значительных групп людей, модель эффективна только при массовой вовлеченности потребителей. Не случайно цифровые технологии Г.Г. Почепцов называет «технологиями внимания» [8].
Образно-ассоциативное (клиповое) мышление является барьером к переходу на понятийно-логический уровень, обеспечивающий понимание и анализ, но клиповое мышление повышает внушаемость людей и их управляемость, что при постоянном пребывании некоторых групп населения в сетях, «переселении» молодежи в цифровой мир должно заставить беспокоиться правящий слой. Если Г. Лассуэл еще в период расцвета американского телевидения 50–60 годов прошлого века охарактеризовал общество как «высокоманипулируемое общество, в котором информационные потоки управляют поведением граждан и врачуют их психологические недуги» [9], то сейчас можно говорить о становлении программируемого человека.
Плохо скрываемые растерянность и дезориентированность, а в силу этого — подверженность внушениям, фрустрации и невротизация значительной части населения открывает дорогу технологиям социальной инженерии и социальному программированию, которые имеют более богатый арсенал инструментов, нежели подталкивание, основанное на интериоризации образцов, стереотипов и шаблонов поведения. Прельщение невиданной прежде свободы коммуникации, легкий доступ к информации самого различного толка, породили иллюзию полной свободы в виртуальном пространстве, что заставило правительства многих стран озаботиться приведением этой сферы в более контролируемую среду. Вместе с тем, наблюдается и стремление к формированию ресурсов, позволяющих контролировать настроения и канализировать публичные практики, используя агрессию одних групп против других, которые идут против легальных или традиционных/локальных практик, создавая критичные узлы недовольства, переводя их на уровень межличностных/межгрупповых.
К таковым технологиям формирования сообществ, осуществляемым по большей части в виртуальной среде (но выходящих и в реальное пространство), относятся и вигилантские группы.
Цифровой вигилантизм — феномен, представляющий собой скоординированные действия гражданских групп (бдительных граждан) в виртуальном пространстве, зачастую переходящие в офлайн, в ответ на мнимые или реальные действия и угрозы третьих лиц или моральное возмущение в отношении события, которое было зафиксировано в реальном мире и передано через мобильные устройства, через социальные платформы. Цифровой вигилантизм выступает как неформализованный институт сетевого гражданского общества, регулирующий поведение и карающий граждан за недопустимые с точки зрения вигилантов поступки или намерения. Эта форма гражданской организации активно исследуется во всем мире [10], а для отечественных общественных наук эта тема нова.
Неоднозначность и противоречивость этого феномена состоит в том, что, с одной стороны, цифровой вигилантизм может выступать как элемент гражданского общества, базирующийся на таких ценностях как ответственность, участие, открытость, сотрудничество и др. Такие движения чаще всего поддерживаются органами государственной власти и спонсорами при явной артикуляции декларируемых движениями публичных ценностей в реальном и информационном пространстве, поскольку они способны поддерживать механизмы идеологической координации государством различных взаимодействий социальных акторов. С другой стороны, возможны проявления практик «негражданского» общества (девиантные проявления гражданской активности, перехват инициатив по порицанию нарушителей и возмездию, виртуальное и физическое насилие), которые привлекают внимание общественности, а затем и власти [11].
В рамках настоящего исследования были отобраны наиболее известные российские вигилантские сообщества (табл. 1). Возникновение этих групп приходится на период после 2010 г., когда завершается активность или происходит трансформация масштабных проправительственных молодежных проектов («Наши», «Молодая гвардия» и др.), в результате чего амбициозные активисты вынуждены были искать новые точки приложения сил.

Таблица 1
Численный состав сообществ Вконткте и количество подписок пользователей
СообществаКол-во
пользователей
Кол-во подписок
пользователей
СтопХам406 6495 101 376
Лев Против309 95652 752 100
Хрюши49 60011 6171 73
АнтиДиллер1 230175 685


При помощи YouTube Data API были собраны текстовые расшифровки наиболее популярных видео этих вигилантских сообществ за последние два года (по 50 на каждое сообщество) для выявления поведенческих паттернов и дискурсивных практик выбранных движений. С помощью анализа коллокаций и Latent Dirichlet allocation, LDA в программной среде вычислений R были проанализированы транскрипты YouTube видео, для тематического моделирования корпуса и выявления ценностных ориентаций вигилантов. Предобработка текстов корпуса включала в себя лемматизацию, очистку от нетекстовых элементов, создание списка стоп-слов.

Таблица 2
Статистические характеристики ютуб-каналов вигилантских сообществ
 Хрюши противЛев противSTOP XAM
Адрес каналаhttps://www.youtube.com
/user/hrushiprotiv/
https://www.youtube.com
/user/levprotiv
https://www.youtube.com
/user/stopxamlive/
Дата регистрации23.09.2010 г.16.04.2014 г.24.05.2012 г.
Число подписчиков339 тыс.1,9 млн1,7 млн
Количество просмотров93 877 784327 525 230558 343 218


«Лев Против» — движение, ставящее себе главной целью борьбу за здоровый образ жизни. Но основной посыл движения можно узнать из описания видеороликов, которые носят достаточно однотипный характер (чаще всего меняется лишь локация): «Рейд общественного движения Лев Против в стиле СтопХам против алкоголя и курения в центре Москвы на Болотной. Пьяная толпа устроила ужас в парке. Борзое, пьяное быдло угрожает ножом и устраивает потасовку. Массовые нарушения закона. Потасовка с пьяным быдлом. Бой за порядок в парке. Против пьяных агрессивных». Видео-репортажи представлены в виде заметок (логотип канала «Лев против» указан наверху). Каждое видео смонтировано в технике, напоминающей прямой репортаж с места событий. Съемки сюжетов в основном проходят ночью, поэтому темная гамма, освещение только за счёт фонарей придаёт особую атмосферу злачного места, даже если действие происходит на скамейке в центре города. Весьма примечательно то, что основной акцент делается не только на том, чтобы показать противоправность действий нарушителей, но и показать их действия в особенно неприглядной форме. Речь идёт не только о фиксациях драк и сохранении в роликах нецензурной лексики, но и о том, как их обозначают сами участники движения (обычно это слово «быдло»).
Характерной чертой данного ютуб-канала является лаконичность и экспрессивная подача материала. Можно наблюдать попытки эмоционального воздействия на аудиторию с целью не столько вызвать у нее сочувствие, сколько вовлечь в собственную деятельность. Фраза «Распространяйте репостами в соц. сети и лайками, если вы также против этого ужаса и беспредела в общественных местах» встречается после каждого видео и смотрится весьма контрастно с остальной текстовой и визуальной информацией. Также присутствуют призывы помочь донатами и рекламная ссылка на интернет-магазин одежды с промокодом на скидку.
Движение «Стоп Хам» выступает «против хамства, связанного с наплевательским отношением к закону и окружающим людям. Свои акции мы записываем на видеокамеру. Какие-то из записей остаются в архиве, какие-то отправляются в полицию, а самые интересные заливаются на этот канал. Подписывайтесь, чтобы увидеть всё своими глазами», — гласят записи на канале. «Хамство» здесь связывается в первую очередь с автомобилистами, паркующими свои транспортные средства в неположенных местах. Видео выкладываются регулярно, на главной странице ютуб-канала выложен последний стрим «ДуракиНаДорогах — «Таксисты против гонщиков» запись стрима».
Видеоролики и их оформление носят подчеркнуто непрофессиональный характер (при этом в них допускается реклама). Акцент делается на конфликте, без каких-либо обширных вступлений или выстроенного сценария. Главная цель — заставить переставить транспортное средство на место, разрешенное для парковки, для ее достижения в видео, как правило, демонстрируются следующие методы: увещевания владельца (при этом поведение активистов движения явно провоцирует конфликтную ситуацию), вызов полиции и наклейка на лобовое стекло большого стикера с символикой движения. Здесь также не существует купюр.
«Хрюши против» — одна из наиболее противоречивых организаций, рассматриваемых в контексте распространения вигилантизма в России, но экономический аспект ее деятельности наиболее очевиден. В первую очередь, она позиционирует себя как движение за права потребителей, а в ряде видеозаписей на ютуб-канале за 2015–2017 гг. указывается, что «При реализации проекта используются средства государственной поддержки, выделенные в качестве гранта в соответствии с распоряжением Президента Российской Федерации от 01.04.2015 №79-рп и на основании конкурса, проведенного Общероссийской общественной организацией «Лига здоровья нации»«. На официальном сайте организации дана краткая информация о роде деятельности: ««Хрюши против» — волонтёрское движение, декларирующее своей гражданской целью общественную борьбу с некачественными продуктами в магазинах и на рынках. История борьбы за свежий товар началась еще в Москве в 2010 г. Молодая девушка Евгения Сморчкова, которая считала несправедливым факт того, что покупателей «часто путают со свиньями», создала свое движение по защите прав потребителей. Ряженые в костюмы свиней активисты движения периодически проводят в магазинах акции по поиску просроченных продуктов. «Хрюши» выступают за соблюдение норм и публикуют перечень законопроектов, которыми они руководствуются в своей деятельности (https://хрюши.рф/rights).
На данный момент отделений «Хрюши против» с каждым днем становится всё больше и больше в городах России. В 2016 г. отделение проекта «Хрюши против» появилось в Республике Беларусь и проект стал международным» (https://хрюши.рф/about).
На главной странице ютуб-канала закреплено видео «Хрюши против — массовая драка на Преображенском рынке (полная версия)» от 11 июля 2016 г., имеющее 1866251 просмотров. В описании обозначено: «Официальный канал проекта «Хрюши против». Видео о том, как волонтеры защищают права людей на свежую еду. Мы принимаем жалобы на магазины, где путают людей со свиньями. Хрюши против просроченных продуктов и свинского отношения к людям (https://www.youtube.com/user/hrushiprotiv/about)». Также дается ссылка на канал «Хрюши против Live» (https://www.youtube.com/user/freskigeski), на котором размещены 54 видео, а общее количество подписчиков 14,7 тысяч со следующим описанием: «Здесь будут проводится прямые трансляции с рейдов и стримы. А также будут выходить ролики о наших проверках» (https://www.youtube.com/user/freskigeski/about).
Видео на официальном ютуб-канале выходят регулярно. Их условно можно разделить на следующие виды: ролики, посвященные самим акциям, и комментарии руководительницы организации Светланы Васильевой по поводу особенно резонансных рейдов и их последствий. Представленные видео вызывают у аудитории отклик, поскольку под каждым из них количество лайков в разы превышает количество дизлайков (например, ролик «Хрюши против — в гостях» от 10 декабря 2019 г. имеет 7 тысяч лайков, 338 дизлайков и 238168 просмотров), однако комментарии носят весьма отрывистый характер. Можно заметить, что чаще всего пользователи выражают одобрение или кратко высказываются по поводу происходящего. Обратная связь с руководителями организации происходит во время стримов.
Обратимся к композиции и дискурсу самих видео. Если речь идет не о стриме, а о репортаже с рейда, то они сделаны по одному шаблону: небольшой пролог на несколько секунд, эффектная заставка с музыкой и основная часть, состоящая обычно из нескольких частей завязка (Светлана Васильева и ее коллеги приходят в точку продаж и начинают изучать ассортимент), кульминация (в процесс поиска просроченной продукции привлекаются покупатели и сотрудники магазина, иногда действия приобретают конфликтный характер, вызываются сотрудники правоохранительных органов), развязка (подводится итог рейда). Таким образом здесь виден пример обычного сторителлинга, который встречается в любом профессиональном сценарии или рассказе. Можно сказать, что в видеоматериалах «Хрюши против» не присутствует отсылок к импровизациям и стихийности (видимо, для этого и создан отдельный ютуб-канал), в углу экрана присутствует миниатюрный символ движения — голова сердитого поросенка, скорее они напоминают выпуски одной передачи (пусть с разным хронометражом). При этом материал подается в достаточно мягкой манере, в отличие от других вигилантских пабликов.
Переходя к содержанию материалов, можно отметить в некотором смысле изначально миролюбивый посыл активистов. Ролики начинаются не с агрессивных призывов разгромить торговую площадь, а с предложения разобраться в ситуации: «Смотри как уже грязно! Почему? Ну что мы находимся в магазине «Пятерочка» по адресу улица 9 Парковая, дом не помню. Напишу по традиции где-нибудь. Магазин двухэтажный. Думаю, что и просрочки, наверное, здесь два этажа. Пойдемте, посмотрим» («Хрюши против — торговые сети против потребителей» от 9 ноября 2020 г. https://www.youtube.com/watch?v=ku-ZHv__jKA); «Всем привет! Мы на рынке Фуд Сити находимся и еле-еле дошли, слава богу! Нас никто не остановил?. Здесь просто запрещено снимать. На эту палатку нам пожаловались. Здесь мы уже совершили контрольную закупку, обнаружили просроченные продукты... Сейчас проверим, чем они еще торгуют?» («Хрюши против — Фуд Сити. Несогласованная акция» от 13 апреля 2021 г. https://www.youtube.com/watch?v=ezbbfZZwU-E).
Судя по большинству записей указанного периода, сами активисты движения в процессе нахождения в торговой точке стараются не только не устраивать конфликты, которые могут привести к негативным последствиям для них и быть приравненными к деяниям, наказуемым в рамках административного или уголовного кодекса, но и не поддаваться на провокации со стороны работников проверяемых мест. Часто происходят обращения к покупателям с просьбой о помощи в поисках просроченного товара, что с одной стороны свидетельствует о демонстрации намерения быть вместе с простыми гражданами, открытости, а с другой — заботы, что переводит дискурс движения из разряда общественно-политических в общественно-бытовой. Речь идет именно об отстаивании здоровья потребителя, не о некоем изменении общества, а именно об обеспечении исполнения правил торговли и сбыта товаров (можно заметить, что и само название движения, звучит именно как «хрюши», а не «свиньи», «поросята», то есть выбрано слово не только мягкое по звучанию и не имеющее ассоциаций с питанием, но и ассоциирующееся с персонажем из детской передачи).
Важно отметить выкладываемые на канале записи прямых эфиров с руководительницей движения Светланой Васильевой (например, «Хрюши против — Стрим. Ситуация в Перекрестке»; «Хрюши против — ответы на вопросы»; «Хрюши против — Про суды и другие распространенные вопросы») — они сделаны отнюдь не по канонам прямых эфиров блогеров, а скорее как обращения обычного человека, для которого подобное действие просто один из способов коммуникации со своей аудиторией. Со спокойными интонациями в голосе происходит рассказ о том, как «Хрюши против» последовательно достигают своих целей, включая выступления в суде против магазинов, нарушающих закон «О правах потребителей», и даются ответы на вопросы пользователей, сочувствующих движению.
В этом ключе, можно начать сравнивать ютуб-канал движения с популярной передачей телеканала «Пятница» — «Ревизорро», однако разница между этими проектами существенная, хотя они и имеют общий посыл. Видео «Хрюши против» не носят развлекательный характер, в них отсутствует стремление к сенсационному разоблачению, столь характерному для журналистского дискурса. Здесь идет речь именно об отстаивании своих прав с помощью легальных методов. Это способствует тому, что дискурс ютуб-канала «Хрюши против» носит общественно-просветительский характер, а ввиду того, что изучаются магазины разного ценового сегмента, он ориентирован на самую широкую аудиторию.
По результатам исследования ютуб-каналов представленных вигилатских сообществ можно сделать вывод о том, что всем им присущ весьма экспрессивный способ подачи материала, не подразумевающий какой-либо цензуры или самоцензуры. Основной месседж видео не столько показать реальную ситуацию, сколько привлечь к себе новых сторонников или увеличить сочувствующих (отсюда апелляция к эмоциям — яркое выражение негодования не только в записях, но и в описаниях роликов (CapsLock, жаргонные слова, повелительное наклонение и т.д.). У крупных сообществ прослеживается тенденция к тому, чтобы превращать свой контент в своего рода продукт, в развлечение, выстроенное по всем правилам драматургии. При этом можно сказать, что в большей степени дискурс их видео (пожалуй, за исключением движения «Хрюши против») носит конфликтный, агрессивный характер. Участники движения делают попытку именно повлиять на других граждан, убеждая в правильности своей точки зрения, а сами действия направлены не столько на соблюдение действующих правовых норм, сколько на реализацию порядка в соответствии с представлениями участников движения о справедливости и нормах поведения [12].
Интересно, что «Хрюши», как и другие исследованные в рамках проекта вигилантские группы, дублируют или подменяют деятельность конкретных формальных структур, в частности, Роспотребнадзора (http://78.rospotrebnadzor.ru/576). Эти структуры имеют представительства в Интернет, в соцсетях (https://vk.com/rospotrebnadzor.official), однако такого интереса их работа не вызывает. Проведенное исследование позволяет сделать заключение о том, что вигилантизм, как социальный феномен, является и будет являться специфической формой гражданской активности и вовлечения в публичность для определенных групп населения. Для системы публичной власти не исключена возможность взаимодействия с такими движениями (как в онлайн, так и в оффлайн форматах), в случае, если для них будут установлены рамки (процедуры, правила), которые определят их вспомогательные функции (оповещение, информирование, пропаганда) в системе цифрового публичного управления. Интересно, что в конце ноября президент России В. Путин дал поручение Правительству и к декабрю 2021 г. должен быть проработать вопрос об исключении технической возможности продажи просроченных или незаконно введенных в оборот продуктов. «[Обеспечить] проработку вопроса исключения технической возможности продажи пищевой продукции в случае незаконного введения ее в оборот или истечения сроков годности. Доклад — до 1 декабря 2021 года», — говорится в поручении, адресованном премьер-министру М. Мишустину. Эта работа должна быть проведена Правительством в рамках завершения создания системы управления качеством и безопасностью пищевой продукции путем формирования комплексного механизма ее прослеживаемости на основе имеющихся государственных информационных систем (https://tass.ru/ekonomika/12755901?utm_source=yxnews&utm_medium=desktop). В случае успеха, эта активность Президента и Правительства, направленная на повышение эффективности государственного контроля в области оборота продуктов, может значительно ослабить позиции «Хрюш» в публичном поле и, потенциально, сохранить их как вспомогательный и строго контролируемый инструмент контроля.
В целом, программирование поведения групп потребителей и гражданских сообществ осуществляется различными интересантами на основе сбора постоянно растущих наборов данных: это и владельцы платформ, поисковиков, других ресурсов, производители операционных систем (Apple, Google), производители умных вещей. Некоторые считают этот ворох данных «мусором», но уже сегодня нарабатываются инструменты превращения этого мусора в структурированные показатели, которые позволят перевести схемы контроля за поведением потребителей в механизмы управления поведением социальных групп с учетом социокультурных кодов. Вульгаризация языка и практик коммуникации в социальных сетях становится инструментом речевого воздействия на формирование сознания и поведения людей: ставка в социальных сетях сделана на примитивизацию и манипулирование поведением человека, освобождение его от убеждений, знаний, понимания, морали. Яркость, образность, доступность визуального и текстуального контента социальных сетей делает группы, живущие в сетях, сверхидеологическим цифровым сообществом, готовым к внешнему манипулированию и управлению. Активно исследуются язык, культура, интеллект [13, с. 82; 14, с. 92] и это обстоятельство выявляет еще одно противоречие сегодняшнего дня — асинхронное развитие технического и социального прогресса. С одной стороны, технический и технологический прогресс отменяет нужность людей с высокими профессиональными знаниями и навыками, культурными потребностями, с другой — обострение конкуренции государств и крупнейших ИТ-компаний в мире на пороге антропологического перехода должно заставить думать власти о барьерах социальному и психоскоринговому программированию со стороны внешних и недружественных игроков.
С одной стороны, современное государство мыслится как платформа взаимодействия, важнейшей характеристикой которой выступает «эко-система» и успешная стратегия выхода из текущей пандемии напрямую связана с надежностью цифровых общественных услуг и «стабильности каналов коммуникации». С другой стороны, нельзя не согласиться с В.Сурковым, что «призрачные чертоги виртуальной вольности на глазах изумленной публики уже обретают строгие очертания цифрового концлагеря» (https://actualcomment.ru/kuda-delsya-khaos-raspakovka-stabilnosti-2111201336.html).
Таким образом, именно «внедрение цифровых технологий, которое еще десять лет назад казалось вспомогательным технико-технологическим направлением, сегодня, действительно, определяет способ мышления и логику восприятия процессов управления, а фактор цифрового гражданского участия становится определяющим в управлении публичной политикой» [15, с.127]. Технологии ощутимо меняют природу человека, что ставит больше вопросов, чем ответов для формирования публичной политики и сохранения государственной управляемости.


Исследование выполнено при финансовой поддержке РФФИ ЭИСИ 21-011-31445 «Цифровой вигилантизм и практики формирования публичных ценностей: захват сетевого гражданского общества?»

Список использованных источников:
1. Parker G., Van Alstyne M., Choudary S. Platform Revolution: How Networked Markets Are Transforming the Economy. And How to Make Them Work for You. N.-Y.: WW Norton & Company. 2016. — 352 c.
2. Касс С. Иллюзия выбора. Кто принимает решения за нас и почему это не всегда плохо. — М.: Альпина Паблишер. 2016. — 252 c.
3. Hausman D.M., Welch B. Debate to Nudge or Not to Nudge //The journal of Political Philosophy. –2010. –Vol. 18. — Iss.1. — P. 123–136.
4. Милкова М.А. Теория подталкивания и ее искажения в информационной среде. 2019. — [Электронный документ] — http://digital-economy.ru/images/easyblog_articles/586/de-2019–4–2.pdf (дата обращения 09.11.2021).
5. Halpern D. Inside the Nudge Unit: How Small Changes Can Make a Big Difference. L.: Ebury Press, 2016. — 400 p.
6. Кулакова Т.А. Противоречия массового политического сознания населения современной России. Дисс... канд.соц.наук / 23.00.02. — СПб.: СПбГУ, 1995. — 182 с.
7. Милкова М.А. Феномен внимания в информационной среде: экономика внимания // Цифровая экономика. — 2020. –Том. 11. — № 3. — С. 73–87. — [Электронный документ] — http://digital-economy.ru/images/easyblog_articles/708/DE-2020–03–08.pdf (дата обращения 21.11.2021)
8. Почепцов Г.Г. Это не информационная экономика, а экономика внимания. — [Электронный документ] — http://hvylya.net/analytics/society/georgiy-pocheptsov-eto-ne-informatsionnaya-ekonomika-a-ekonomika-vnimaniya. html (дата обращения: 18.11.2021).
9. Лассуэлл Г.Д. Психопатология и политика. — М.: РАГС. 2005. — 352 с.
10. Asif M., Weenink D. Vigilante rituals theory: A cultural explanation of vigilante violence // European Journal of Criminology. — 2019, November. — P. 1–20. — doi.org/10.1177/1477370819887518
11. Кулакова Т.А, Волкова А.В., Будко Д.А. Конфликты эпохи «цифрового вигилантизма» // Конфликтология. — 2021. — №4.
12. Волкова А.В., Лукьянова Г.В., Мартьянов Д.С. Цифровой вигилантизм: стратегии захвата сетевого общества //Возможности и угрозы цифрового общества. Материалы Всероссийской научно-практической конференции / Под ред. А.В. Соколова, А.А. Фролова. — Ярославль: «Цифровая типография». — 2021. — С. 53–58.
13. Боровая А.Б. Цифровые технологии в развитии языка и культуры в современной России //Коммуникология: электронный научный журнал. — 2020. — Т. 5, №3. — С.77–83. — [Электронный документ] — https://drive.google.com/file/d/1fhVmDOgz_ Css2HJcpREr7XS5YHdb8_it/view (дата обращения 19.11.2021).
14. Березенко И.П. Эмоциональный интеллект как основа эффективного воздействия на целевую аудиторию // Коммуникология: электронный научный журнал. — 2020. — Том 5. –№3. — С.84–96. — [Электронный документ] — https://drive.google.com/file/d/1fhVmDOgz_ Css2HJcpREr7XS5YHdb8_it/view (дата обращения 19.11.2021).
15. Волкова А.В., Кулакова Т.А., Волков А.П. Социально-политические эффекты инновационных технологий городского развития и политика цифровизации // Проблемы современной экономики. — 2020. — Т. 76, №4. — С. 127–131.

Вернуться к содержанию номера

Copyright © Проблемы современной экономики 2002 - 2022
ISSN 1818-3395 - печатная версия, ISSN 1818-3409 - электронная (онлайновая) версия