Logo Международный форум «Евразийская экономическая перспектива»
На главную страницу
Новости
Информация о журнале
О главном редакторе
Подписка
Контакты
ЕВРАЗИЙСКИЙ МЕЖДУНАРОДНЫЙ НАУЧНО-АНАЛИТИЧЕСКИЙ ЖУРНАЛ English
Тематика журнала
Текущий номер
Анонс
Список номеров
Найти
Редакционный совет
Редакционная коллегия
Представи- тельства журнала
Правила направления, рецензирования и опубликования
Научные дискуссии
Семинары, конференции
 
 
 
Проблемы современной экономики, N 1 (81), 2022
ВОПРОСЫ ЭКОНОМИЧЕСКОЙ ТЕОРИИ. МАКРОЭКОНОМИКА
Аверьянова О. В.
доцент кафедры финансового права
Санкт-Петербургского государственного экономического университета,
кандидат экономических наук


Методологические подходы к определению роли социальной информации в управлении ресурсами
В статье рассматривается роль социальной информации, которая будучи результатом отражения, познания окружающей действительности, возникает в повседневной практике и, прежде всего, в практике управления общественными процессами, орудиями труда, природными факторами и др. Показано, что при многообразии подходов к исследованию роли информации, все еще остаются недостаточно исследованными методологические вопросы, касающиеся роли социальной информации в управлении ресурсами и их значения в системе социально-экономических отношений.
Ключевые слова: цифровая экономика, социальная информация, управление ресурсами
УДК 33.012.23; ББК 65.292   Стр: 44 - 48

Социальная информация — это информация взаимодействий, циркулирующая в общественных системах, в социальном управлении. Она обеспечивает нахождение, хранение, передачу важной, программирующей поведение индивидов информации от поколения к поколению (вертикальный обмен информацией), а также обмен информацией между людьми одного поколения (горизонтальный обмен информацией). Она воплощена в орудиях труда и других предметах «второй природы», в документальной (летописи, книги, архивы, газеты, журналы, магнитные диски и ленты и т.д.), художественно-образной (произведения литературы и искусства) и устной форме. Именно поэтому всякое новое поколение людей, благодаря социальной информации, избавлено от необходимости повторять все сначала [1].
Социальная информация — передается в процессе общения людей и отражает знания, эмоции, волевые и управленческие возможности, т.е. вся информация, которая рождается в обществе — социальная. Ученые выделяют кроме социальной информации: механическую информация (на уровне передачи сигнала) и биологическую информацию. В рамках данной статьи мы не будем их рассматривать, хотя надо иметь в виду, что они зачастую пересекаются и совмещаются.
Социальная информация подразделятся на виды в зависимости:
– от способа передачи: вербальная или устная; визуальная; документальная (любая информация, зафиксированная на носителе);
– от содержания: политическая, экономическая, психологическая, эстетическая, религиозная, философская.
В зависимости от востребованности:
– личная информация — передается от человека к человеку и касается узкого круга лиц;
– специфическая информация — адресована отдельным социальным группам, которые вырабатывают свою знаковую систему.
Социальная информация рассматривалась экономистами как на микро-, так и на макроуровне. Это находило воплощение, например, при попытке создать концепцию информационного общества, где в значительной степени использовалось понятие «социальной информация» в качестве экономической основы существования данного общества. К числу разработчиков концепции информационного общества можно отнести П. Айриса, Дж. Белла, У. Дайварда, О. Тоффлера и других [см.: 2].
В рамках цифровой экономики понятие социальной информации исследовали А. Аузан, У. Баумоль, И. Благих, Г. Саймон, Дж. Стиглер, Е. Баринов, Р. Зяблюк, Г. Костина, С. Майоров, Н. Моисеева и другие [см.: 3].
Методологическим аспектам социальной информации, вопросам ценообразования на информационную продукцию, уделяли внимание К. Эрроу, О. Аверьянова, И. Аглицков, B. Баутин, Ю. Денисов, Р. Нижегородцев, В. Пашкус, А. Протасов, В. Тарасевич, А. Урсул и др. [см.:4].
Таким образом можно констатировать, что социальная информация представляет собой продукт особого вида, являющийся товаром, который может отчуждаться и присваиваться частным образом подобно другим товарам, но в тоже время, она является общественным благом, должна принадлежать всем и свободно распространяться. Эта специфичность социальной информации, основанная на праве ее получения, обусловливает специфику методологии ее определения [5].
При анализе социальной информации используется понятие «неотделимой информации». В отличие от кодифицированного знания, которое отделимо от человека и может быть передано людям без личного контакта в форме учебников, документальных фильмов, интернет-ресурсов и т.п., неотделимое персональное, личностное знание существует только в голове человека и передается от учителя к ученику. Неотделимая информация может быть как персональной, так и коллективной. Ее можно измерить, и в рыночной экономике таким мерилом выступает рынок труда. Уже часто употребляется понятие «рынок спортсменов», на примере которого можно понять специфические законы современного ценообразования. Считается, что подобным образом формируется и «рынок ученых». Во всяком случае, есть мнение, что сформировался мировой рынок обладателей степеней докторов наук, профессорских званий ведущих мировых университетов и т.д. [6].
Согласно этим законам, спрос определяет предложение, а люди в определенном смысле «продаются» и «покупаются». В настоящее время, рейтинг ученого зависит от звания, количества публикаций и т.д., но недалеко то время, когда каждому специалисту будет назначаться цена — такова экономика социальной неотделимой информации. Если говорить об интеллектуальной собственности, то стандартная аналогия такова: некий продукт (в данном случае знание) необходимо продать на рынке, стало быть, у него есть собственник и цена, по которой он продается. Если знание продано, то собственник меняется [7].
Большое значение в методологических подходах имеет тот факт, что в экономике видоизменяются стандартные законы, и, прежде всего, законы ценообразования. Например, в рыночной экономике признается необходимым бороться с дискриминационными ценами, устанавливаемыми монополиями и позволяющими осуществлять дискриминацию по уровню дохода. В информационной экономике, наоборот, дискриминационные цены способствуют эффективному распространению знаний. Так, компьютерные программы или учебники продаются университетам по самой низкой цене, физическим лицам — чуть дороже, а коммерческим организациям — по самой высокой цене [8].
Много дискуссий идет по поводу так называемого «открытого информационного кода». Допустим, некое достижение является общественным благом и принадлежит всему человечеству. Если кто-то усовершенствовал его, он не может закрыть свободный доступ к данной информации, а должен оставить ее во всеобщем пользовании. Например, если ученый доработал открытую операционную систему Linux и создал новую модификацию Linux, он должен вернуть ее сообществу программистов, а не продавать услуги, связанные с использованием новой системы, и получать от этого прибыль [9].
Общепринятой системы ценообразования в этой области не существует, поскольку классическое экономическое определение цены, как предельной полезности, в данном случае неприменимо, так как предельная полезность, очевидно, равна нулю, потому что следующая копия продукта, как правило, бесплатная [10].
В последнее время появляется все больше публикаций о роли доверия в экономике и о воздействии его дефицита на процессы инвестирования и т.п. Признается, что там, где уровень доверия высок, экономическое развитие идет быстрее. В экономике знаний доверие имеет еще более высокое и принципиальное значение: без него распространение знания невозможно. Если ученый намерен продать знание, он не может сделать это по частям, а вынужден предоставить покупателю все данные на момент совершения сделки [11].
Сочетание понятий рыночной экономики и информационной экономики приводит к осознанию необходимости разработки методологии оценки данного феномена. По определению академика РАН В.Л. Макарова, информационная экономика — типичное нелинейное явление. Происходит такая концентрация знаний, при которой их сумма не равна сумме арифметической: факторы умножаются, а не складываются, и это определяет законы нелинейного мира, который описывается синергией и требует иной интуиции. Классическая экономика считается линейной; в ней, например, действует закон сохранения и обратимости обмена: купил — продал — купил и т.д. В основе же социальной информационной экономики лежат только нелинейные явления, связанные с необратимостью обмена знаниями, их умножением и кооперативными эффектами при их получении и использовании [12]. Обмен и распространение знаний способствуют их умножению, а экономические вузы и вся система образования служат средством для этого. Измерение информации — методологически очень тонкая вещь, поскольку переносимые ею знания— это продукт, с одной стороны, частный, который можно присваивать, а с другой — общественный, принадлежащий всем. Поэтому сложились два подхода к измерению информации: по затратам на ее производство и по рыночной стоимости проданных знаний [13].
Затраты на производство продаваемых информационных ресурсов включают расходы на научные исследования и опытно-конструкторские разработки (НИОКР), на высшее образование, на программное обеспечение (ПО). Поскольку социальная информация является общественным благом, т.е. потребляется бесплатно или по ценам, не соответствующим ее идеальной ценности для человека, то измерение ценности на базе затрат дает искаженную картину. Для информации как общественного блага акт признания состоит в использовании в той или иной форме. Развитие производства свидетельствует о росте доли стоимости информационных ресурсов во всех экономических категориях: в цене отдельного товара — в качестве наценки за новизну, торговой марки и т.д.; в стоимости компании — как оценка ее интеллектуальных активов, включающая вложения в человеческий капитал и НИОКР, патенты, лицензии, ноу-хау, и управленческого потенциала, отражающая квалификацию менеджмента, отношения с потребителями и поставщиками и др. [15]. Капитализация информационных ресурсов зависит от создания государством необходимых условий, включающих систему мер, стимулирующих бизнес вкладывать деньги в НИОКР. Чем выше доля расходов бизнеса в общих затратах на НИОКР, тем результативнее и эффективнее государственная политика в области инноваций. По определению И.А. Благих и А.А. Аркадьева, организация спроса на информационные ресурсы — прямая функция государства [16].
Непременным условием экономического роста любой страны (тем более страны с развивающейся либо переходной экономикой) становится конкурентоспособность ее хозяйствующих субъектов, выражающаяся в их способности производить товары и услуги, которые не могут выпускать или оказывать другие, или делать это, сочетая высокое качество с низкими издержками. Традиционная «индустриальная экономика», подпадающая в этом контексте под категорию «старой», поддерживает конкурентоспособность своих фигурантов, главным образом, за счет экономии на издержках, посредством привлечения все большего числа работников низшей квалификации с невысокой заработной платой. Такую стратегию в западной литературе часто называют «нижним путем» (low wad) к экономическому росту [17]. Конкурентоспособность идущих по нему субъектов хозяйствования всегда высока, так как потенциальные конкуренты постоянно ищут новые способы производства, позволяющие поставлять товары и услуги дешевле или полнее удовлетворять все более индивидуализирующийся спрос.
В сценарии развития, базирующегося на принципах информационной экономики, получившем наименование «верхний путь» (high road), предполагается создание новых возможностей, чтобы производить лучше [18]. Основополагающей целью стратегии становится не максимизация дополнительной стоимости при использовании дешевеющего труда (либо скудеющих природных запасов для стран сырьевой ориентации), а создание продуктов или процессов нового поколения с качественно иными свойствами. Для их производства необходима высококвалифицированная рабочая сила, затраты на подготовку, воспроизводство и поддержание которой весьма существенны. Не случайно, показателями развитости «новой» экономики становятся не столько достигнутый уровень ВВП в пересчете на душу населения, сколько другие показатели: процент занятых в сфере высоких технологий и информационных услуг; степень включения экономики в глобальный рынок и активность ее участия на внешних рынках; конкурентоспособность экономики, инновационный потенциал, динамические характеристики их развития; степень информатизации экономики [19].
Все эти ключевые характеристики зависят, в первую очередь, от степени развития и использования в реальном секторе экономики современных технологических решений, а также от наличия критической массы трудовых ресурсов высокой квалификации. Таким образом, главной доминантой в экономике будущего становятся человек и его знания, включая творческие возможности, образование, нравственные и культурные ценности, все то, что подпадает под определение «интеллектуальный потенциал». В промышленной политике (в том числе в инновационно ориентированной структурной и инвестиционной политике) интеллектуальный потенциал играет решающую роль [20].
Объем продукции, создаваемой информационной экономикой, зависит, с одной стороны, от количества знаний, созданных исследователями, и, с другой стороны, от количества людей, употребивших эти знания, т.е. от объема доведенных до конечного потребителя знаний. В соответствии с этим, формируется система индикаторов, отражающих как общий уровень развития экономики, основанной на знаниях, так и уровень развития секторов повышенного спроса на знания — научных исследований и образования, финансовых, страховых и деловых услуг, консалтинга. За счет вклада этих секторов, связанных с производством и управлением знанием, в национальном продукте увеличивается доля стоимости информационных ресурсов. Формирование новой экономики в определяющей мере обусловлено изменением роли инноваций как «ключевой, движущей силы более продуктивного экономического роста» [21].
Сложившаяся к настоящему времени концепция информационной экономики холистически сосредоточена на следующих ключевых областях: 1) образование и подготовка кадров; 2) инновации и технологии; 3) информационная инфраструктура и способствующий нововведениям экономический и институциональный режим. Эти четыре области являются столпами новой экономики. Согласно этой концепции, постоянное инвестирование в эти области создает условия для эффективного использования знаний в целях роста общей факторной производительности и темпов ее прироста, ведет к устойчивому самоподдерживающемуся росту. Переход к информационной экономике требует соответствующей долгосрочной стратегии, нацеленной на построение вышеуказанных «столпов» новой экономики. В целях облегчения такого перехода разрабатываются методологии оценки экономики знаний, позволяющие классифицировать информационные ресурсы [22].
Классификация любых экономических явлений должна быть научно обоснованной. Научно обоснованная классификация — это классификация, построенная на принципах таксономии и представляющая собой распределение экономических явлений на конкретные группы (объекты классификации) по определенным признакам для достижения поставленной цели. Имеются два пути разработки классификации — индуктивный и дедуктивный. Первый подход состоит в задании исходных общих понятий и основании подразделения; выявление подчиненных понятий происходит в процессе подразделения подчиняющего. Дедуктивный способ построения обеспечивает единство оснований подразделения и стабильность классификации. При втором подходе основываются на понятиях об отдельных предметах или их совокупностях, объединяя их в классы; обеспечение логического единства и устойчивости классификации становится более трудным, чем при первом способе. Предлагаемая классификация будет строиться с применением обоих подходов: высшие классы будут образовываться дедуктивно, низшие — индуктивно [23].
Известно, что типология является основой классификации. Типология используется в целях сравнительного изучения существенных признаков, связей, функций, отношении, уровней организации объектов. Будучи одной из наиболее универсальных процедур научного мышления, типология опирается на выявление сходства и различия изучаемых объектов, на поиск надёжных способов их идентификации. Типология основывается на понятии типа как основной логической единице расчленения изучаемой реальности. В истории эволюции понятие типа прошло три этапа. Наиболее совершенной трактовкой типа является понимание его как особого методологического средства, с помощью которого строится теоретическая картина действительности. При этом понятие типа выступает не как непосредственно взятое из реальности, а как результат сложной работы научного мышления, которое теоретически реконструирует наиболее существенные характеристики исследуемого множества объектов и объединяет их в понятия типа [24]. Важнейшей категорией типологии является понятие квалификационных признаков, которые представляют собой отличительные свойства группы объектов классификации, ее главную особенность.
Классификацию ресурсов начнем с выявления их экономического смысла. Бородина Е.И. предлагает следующее определение ресурсов: это — средства в форме доходов и внешних поступлений, предназначенные для выполнения обязательств и осуществления расширенного воспроизводства [25]. Следует отметить, что модификации данного подхода к определению ресурсов в отечественной литературе встречаются довольно часто, так Белолипецкий В.Г. дополняет данное определение упоминанием о том, что ресурсы — это часть средств организации и раскрывает выполнение обязательств, уточняя, что подразумевается финансирование расходов фирмы [26].
Рассматривая данные определения, можно прийти к выводу о том, что они лишь фрагментарно описывают разные стороны и формы существования ресурсов. В частности, можно привести такой пример: амортизационные отчисления, никогда не являясь по своей экономической сути доходами, в то же время, составляют весомую часть внутренних финансовых ресурсов организации. Важнейшим недостатком определения ресурсов часто оказывается утверждение о том, что они являются денежными средствами. Айдарова Ж., Пашкус В., Благих И. определяют ресурсы с позиции экономических отношений, вызванных при их формировании, распределении и использовании. Они предлагают считать ресурсами систему экономических отношений, связанную с формированием и использованием фондов, накоплений на общегосударственные цели и финансированием затрат самих предприятий [27]. Основным недостатком данного определения выступает прямое отождествление ресурсов со средствами, без указания на превращенные формы существования ресурсов.
На основании проведенного анализа определений, в дальнейшем, в качестве методологически верного опорного понятия, предлагается использовать следующее определение ресурсов. Ресурсы — это совокупность всех видов активов, находящихся внутри организации, обращающихся на соответствующих рынках, а в некоторых случаях — и получаемых от государства безвозмездно или на льготных условиях. Разделение ресурсов по месту пребывания: в организации, на рынках капитала и в форме государственных ресурсов — неслучайно; все они образуются у хозяйствующих субъектов. С накоплением временно свободных средств, образуется рынок капитала, куда и перетекают эти средства (с использованием основной функции частной собственности — перераспределения), а государство, в свою очередь, используя ту же функцию налогов, формирует государственные ресурсы. Можно согласиться с определением ресурсов, предложенным Никоновой И.А. Под экономическими ресурсами предлагается понимать все источники развития предприятия [28].
Учитывая определение ресурсов и исходя из принципа построения высших классов классификации на основе дедуктивного метода, в качестве исходного основания подразделения ресурсов представляется рациональным выбрать критерий их происхождения. Для каждого экономического субъекта по “месту образования” можно выделить ресурсы внутренние — образовавшиеся внутри организации в ходе финансово-хозяйственной деятельности, и внешние — обращающиеся на рынках капитала и находящиеся в форме государственных ресурсов.
Классификация внутренних ресурсов осуществляется на основе структурного деления производительного капитала в процессе кругооборота на постоянный и переменный капитал и добавленную стоимость. В качестве критерия выступает процесс воспроизводства стоимости, который может осуществляться в постоянном или расширенном масштабе. Если процесс осуществляется в расширенном масштабе, то производительный капитал прирастает прибавочной стоимостью (прибылью) и, следовательно, возможно формирование дополнительных ресурсов.
Критерием классификации внешних ресурсов выступает форма капитала, в которую он вкладывается внешними участниками в целях развития данной фирмы. Форма капитала может иметь вид предпринимательского или ссудного капитала. На рынке предпринимательского капитала осуществляется долевое финансирование, которое преследует цель получения прибыли и прав на управление фирмой. Долговое финансирование осуществляется на рынке ссудного капитала и предполагает не вложение капитала в фирму, а лишь передачу его во временное пользование с целью прироста капитала. В качестве критерия классификации долговых ресурсов целесообразно выделить направление использования средств. Так, направлением использования долговых ресурсов может быть инвестиционная деятельность или финансирование текущей деятельности.
Внутренние экономические ресурсы организации, в соответствии с критерием их места в структуре производительного капитала в процессе воспроизводства, подразделяются на ресурсы, формируемые из добавочной стоимости, и ресурсы, формируемые из воспроизведенного капитала. В свою очередь, добавленная стоимость распределяется в различные фонды и формирует нераспределенную прибыль организации.
Внешние экономические ресурсы обращаются на рынках предпринимательского капитала и их привлечение в организацию осуществляется путем использования различных инструментов. На наш взгляд, наиболее рыночным из них является эмиссия акций.
Классификационным признаком внешних долговых финансовых ресурсов выступает объект целевого финансирования, им может быть инвестиционная деятельность (финансирование капитальных вложений) и текущая деятельность (пополнение оборотных средств). Если объектом долгового финансирования выступает инвестиционная деятельность, то в качестве финансовых инструментов, с помощью которых осуществляется мобилизация средств, выступают облигационный заем, инвестиционный кредит и лизинг[29].
Таким образом, рассмотрев основные виды социальной информации, широко применяемой в практике использования ресурсов, можно сделать следующие выводы относительно методологических особенностей анализа такой социальной информации. Большинство ученых использует индуктивный метод, т.е. производится отбор объектов классификации и их группировка по схожим признакам, с учетом установленных критериев высшего уровня. Если на высших уровнях структурными элементами классификации выступают критерии классификации, то на более низших уровнях, в соответствии с индуктивным методом, они рассматриваются в своих превращенных формах. Так, если внутренние экономические ресурсы находятся в распоряжении организации, следовательно, их классификация строится в процессе воспроизводства капитала. Внешние ресурсы обращаются на рынках капитала и привлечение их в организацию осуществляется путем использования управленческих инструментов.
В работах, посвященных управлению организацией, как правило, не рассматривается определение инструментов управления ресурсами, но подробно рассматриваются формы, в которых они мобилизуются организацией. С помощью инструментов управления осуществляют множество социально-экономических операций. Выбор и значимость отдельных инструментов определяется различными обстоятельствами и зависит от вида деятельности компании. Пути их развития и использования были в общем виде очерчены в данной статье.


Список использованных источников:
1. Благих И.А., Рябухина А.А. Информационное общество как новая социальная реальность // Международный экономический симпозиум — 2020: Материалы международной научной конференции: «Устойчивое развитие: общество и экономика; взгляд из прошлого в будущее». — СПб., 2020. — С. 476–480.
2. Благих И.А., Титов В.О., Ващук А.Э. Роль информационных ресурсов в управлении бизнесом и обеспечение их надежной безопасности // Вестник ТИСБИ. — 2019. — № 1. — С. 133–143.
3. Аверьянова О.В., Благих И.А. Влияние цифровой экономики на формирование социальных изменений в обществе // Проблемы современной экономики. — 2019. — № 2. — С 44–48.
4. Аверьянова О.В. Методология оценки экономики знаний // http://web.worldbank.org/WEBSITE/External/ Дата обращения: 21.02.2022
5. Громов Г.Р. Национальные информационные ресурсы: проблемы экономической эксплуатации. — М.: Наука, 2014. — С.123.
6. Nelson R.D. Economic Theories about the Costs and Benefists of Patents // Journal of Economic Issues. December 2008, vol.32. No.4, p.1031–1032.
7. Аверьянова О.В., Благих И.А. Социально-экономическая роль геймификации // Проблемы современной экономики. — 2021. — № 4. — С. 28–32
8. Благих И.А. Геймификация и управление персоналом в цифровой экономике // Цифровой контент социального и экосистемного развития экономики: Сборник трудов международной научно-практической конференции. — Симферополь 2021. — С. 43–44.
9. Serious Games Development and Applications. Bremen; 2012 // https://habr.com/ru/company/mailru/blog/263839/ Дата обращения: 21.02.2022
10. Дворкина М.Я. Информационное обслуживание: социокультурный подход. — М., 2021. — С.136.
11. Аверьянова О.В., Благих И.А., Рябухина А.А. Геймификация социально-экономических коммуникаций: новые вызовы // Проблемы современной экономики. — 2020. -№ 3(75). — С. 67–70.
12. Аверьянова О.В., Благих И.А., Рябухина А.А. Перспективы развития национальной инновационной системы России в связи с социально-экономической динамикой // Проблемы современной экономики. — 2020. — № 1(73). — С. 18–23.
13. Благих И.А. Геймификация цифровой экономики: новые вызовы и варианты их решения // Современное общество: проблемы, противоречия, решения: Сборник научных трудов Межвузовского научного семинара. — 2020. — С. 217–220.
14. Благих И.А. Цифровая экономика и образование: проблемы взаимодействия // Производство, наука и образование России: технологические революции социально-экономические трансформации: Сб. материалов V Международного конгресса. — М.: Институт нового индустриального развития им. С.Ю. Витте, 2019. — С. 301–310.
15. Диева А.А. Социологическая модель анализа процессов геймификации в организациях // Государственное и муниципальное управление. Ученые записки СКАГС. — 2018. — № 1. — С.39–41.
16. Благих И.А., Аркадьев А.А. Проектное финансирование в инвестиционной сфере // Проблемы современной экономики. — 2012. — №  2(42). — С. 197–202.
17. Благих И.А. Роль цифровых технологий в развитии евразийской интеграции // Проблемы современной экономики. — 2019. — №  3. — С. 50–55.
18. Aliaskarova A., Pashkus V., Blagikh, I. Proactive industrial policy as the main strategy for improving Russia’s competitiveness in the context of global economic processes.: SHS Web of Conferences, 2020. №  74, 06002.
19. Благих, И.А. Особенности государственного и муниципального управления в условиях цифровизации экономики (на примере Санкт-Петербурга) // Актуальные проблемы менеджмента: Менеджмент как важнейший фактор экономического роста и подъема уровня жизни в регионах: Материалы международной научно-практической конф. — СПб.: Скифия-принт, 2019. — С. 36–39.
20. Благих И.А., Громов И.А. Ресурсный потенциал российского информационного сектора и перспективы развития цифровой экономики в России // Oikonomos: Journal of Social Market Economy. — 2018. — №  2(11). — С. 16–30.
21. Кузнецов Н.А., Мусхелешвили Н.Л., Шрейдер Ю.А. Информационное взаимодействие как объект научного исследования // Вопросы философии. — 1999. — № 1. — С. 77–87.
22. Зарубин A.И. Принципы и методы экономической оценки использования информационных ресурсов в предпринимательской деятельности. — СПб., 2020. — С.89.
23. Николаева Т.П. Информационная экономика и тенденции ее развития. — М.: Экономика, 2019. — С.151–158.
24. Данилов-Данильян В.И. Информационный ресурс и его использование в российском бизнесе // Проблемы прогнозирования. — 2010. — №  3. — С.71.
25. Вахрин П.И., Нешитой А.С. Секреты производства и коммерческая информация: проблемы оценки информационных ресурсов бизнеса // Эксперт. — 2009. — №  8. — С.51.
26. Благих И.А. Цифровое управление корпоративными технологиями // Открытые системы. — 2021. — № 1. -С.216–221.
27. Благих И.А. Геймификация образовательных технологий при переходе к нооэкономике // Генезис ноономики: НТП, диффузия собственности, социализация общества, солидаризм: Сборник пленарных докладов Объединенного международного конгресса СПЭК-ПНО-2020 /Под общ. ред. С.Д. Бодрунова. — Москва, 2021. — С. 156–165.
28. Aydarova, J., Pashkus, N. & Blagikh, I. Effective Strategic Positioning of Institutions of Secondary Professional Education in the Knowledge Economy.: SHS Web of Conferences, 2020.74,01002.
29. Azadegan A., Riedel J.C.K.H., Hauge J.B. Serious games adoption in corporate training. Proceedings of the 3rd International Conference on Blagikh I., Gromov I. Improvement of information technologies in rubric services as a driver of digital economy development in Russia / Oikonomos: Journal of Social Market Economy. 2018. № 3 (12). — С. 69–79.

Вернуться к содержанию номера

Copyright © Проблемы современной экономики 2002 - 2022
ISSN 1818-3395 - печатная версия, ISSN 1818-3409 - электронная (онлайновая) версия