Logo Международный форум «Евразийская экономическая перспектива»
На главную страницу
Новости
Информация о журнале
О главном редакторе
Подписка
Контакты
ЕВРАЗИЙСКИЙ МЕЖДУНАРОДНЫЙ НАУЧНО-АНАЛИТИЧЕСКИЙ ЖУРНАЛ English
Тематика журнала
Текущий номер
Анонс
Список номеров
Найти
Редакционный совет
Редакционная коллегия
Представи- тельства журнала
Правила направления, рецензирования и опубликования
Научные дискуссии
Семинары, конференции
 
 
 
Проблемы современной экономики, N 1 (81), 2022
ЕВРАЗИЙСКАЯ ЭКОНОМИЧЕСКАЯ ПЕРСПЕКТИВА: ПРОБЛЕМЫ И РЕШЕНИЯ
Афанасенко И. Д.
профессор кафедры общей экономической теории и истории экономической мысли
Санкт-Петербургского государственного экономического университета,
доктор экономических наук, заслуженный деятель науки РФ,
Заслуженный работник высшей школы РФ, почётный профессор СПбГЭУ


Государство в системе Русского мира
В статье рассмотрена проблема распада СССР и взаимодействие новых независимых государств — СНГ в формате обсуждения публикации Кротова М.И. «Распад СССР и Беловежское соглашение в исторической памяти». Показано, что Русский народ наделён государственным инстинктом такой мощи, что ему оказалась по силам даже высшая форма устройства многонационального государства — империя. Обосновано, что любая попытка построить государство, которое в многонациональном обществе ориентировано только на одну нацию, обречена на провал. И это наглядно демонстрирует практика государственного строительства республик, вышедших из СССР
Ключевые слова: СНГ, распад СССР, Беловежское соглашение, безопасность, конкурентоспособность
УДК 339.924; ББК Т3(2)74–3   Стр: 12 - 13

Вопрос о выработке новой модели социально-экономического взаимодействия независимых государств — СНГ с особой остротой зазвучал в свете казахстанских событий 2 января 2022года. Возникла потребность в поиске дополнительных основ сотрудничества стран СНГ.
В данном контексте обсуждение проблемы исторического места Беловежского соглашения, затронутой в статье М.И. Кротова «Распад СССР и Беловежское соглашение в исторической памяти», можно рассматривать как наметившийся поворот к отечественной истории как национальной святыне, нашему общему прошлому.
Профессор М.И. Кротов тщательно обосновывает положение о том, что «Беловежское соглашение было следствием, а не причиной распада СССР» [1]. Проблема важная, многоаспектная и требует точности в определениях.
В декабре 2021 исполнилось 30 лет с момента подписания Соглашения о создании Содружества Независимых Государств. Практика государственного строительства в странах СНГ демонстрирует преобладание односторонних либеральных взглядов на формирование национальных экономик и социально-экономическое сотрудничество стран СНГ. Стало очевидным, что современная интеграционная модель сотрудничества стран участников-СНГ нуждается в концептуальном развитии и обосновании.
М.И. Кротов исходит из того, что «практика тридцати лет независимости показала, что без постоянной экономической поддержки со стороны Российской Федерации в большинстве теперь уже независимых республик уровень жизни стал существенно ниже, чем в России, а в странах, выбравших прозападный, антироссийский курс, в том числе в прибалтийских республиках, произошла масштабная деиндустриализация экономики» [1].
Возвращение к этой теме через тридцать лет имеет достаточное историческое основание. Необходим научный анализ причин распада СССР, оценки роли СНГ, нынешней концепции взаимодействия стран на постсоветском пространстве.
Автор статьи «Распад СССР и Беловежское соглашение в исторической памяти», ставит следующие задачи:
Первая задача: необходимо изучение фундаментальных причин распада СССР и опровержение мифа, что «экономический кризис в СССР вызван непомерными военными расходами: развал высокотехнологичных оборонных отраслей под флагом конверсии только усугубил уже имеющийся экономический кризис». Во время «перестройки» это ложное утверждение явилось «основой законности» разграбления общенародной собственности.
Вторая задача: требуется обоснование концептуального базиса Евразийской экономики. И здесь просто необходимо изучение опыта российского общественного строя в противовес «критике социально-экономической системы, переросшей в критику самого государства».
Научное значение статьи М.И. Кротова состоит в том, что в ней раскрыты и теоретически осмыслены причины распада СССР, включая стратегические и тактические ошибки советского руководства, связанные с распадом империи. Определено историческое место Беловежского соглашения, обеспечившего международное признание их независимости с обязательством создания Содружества независимых государств как межгосударственного объединения с общим социально-экономическим и военно-стратегическим пространством, скоординированной внешней политикой и защитой языковых, этнических и культурных прав меньшинств.
В статье М.И. Кротова затронут широкий круг теоретически и практически значимых проблем. Выделим среди них анализ последствий искажения исторической памяти о Беловежском соглашении и невыполнении взятых в его рамках международных обязательств. Он отмечает, что «сквозь призму исторической памяти важно объективно оценивать участие постсоветских республик в различных интеграционных структурах. От развала СССР проиграли народы всех 15 государств — выиграли лишь партийные элиты и западные страны, на десятилетия захватившие доминирующие позиции в мире. По-разному сложилась судьба стран СНГ. Укрепили свой суверенитет и достаточно успешно развиваются те их них, кто выполняет беловежские обязательства, в том числе в рамках таких проектов, как Союзное государство, ОДКБ, ЕАЭС. В отличие от них, страны, отошедшие от беловежских обязательств и участвующие в антиевразийских, антироссийских проектах (ГУАМ, Восточное партнерство, ассоциация с Европейским союзом), уступили свой суверенитет Западу и теперь переживают внутренние конфликты, экономическую деградацию и массовую трудовую эмиграцию. Ряд стран СНГ занимают выжидательную, или разновекторную, позицию» [1].
Автором статьи обозначен вектор дальнейших исследований проблемы объединительного начала Беловежского соглашения, которые изначально «носят объединительный характер и напрямую связывают получение Беларусью, Россией и Украиной полного суверенитета и международное признание их независимости с созданием СНГ как межгосударственного объединения с общим социальным, экономическим, военно-стратегическим пространством, скоординированной внешней политикой и защитой языковых, культурных и этнических прав меньшинств» [1].
М.И. Кротов утверждает, что «Невыполнение Беловежского соглашения властями Украины, неподписание ею Устава СНГ означают несоблюдение этой страной важнейшего условия получения независимости и признания её территориальной целостности».
Можно согласиться с таким выводом: «Участники Союзного государства, ЕАЭС и ОДКБ являются примером выполнения беловежских обязательств и могут в будущем объединить на новой основе все постсоветсткие страны. Важнейшим условием успешной модернизации, а в итоге и коренного повышения качества жизни населения Евразии является всеобъемлющая интеграция стран СНГ: создание эффективной зоны свободной торговли, единого рынка товаров, услуг, труда и капиталов, формирование общих культурного, научно-образовательного и так далее пространств» [1].
Некоторые суждения автора о сущности интеграционных процессов на постсоветском пространстве нуждаются в уточнении. Так, при объяснении одного и того же явления автор использует разные понятия: «саморазрушение СССР», «распад СССР»; «самороспуск СССР»; «разрушение СССР», «развал СССР» и т.д.
Если исходная смысловая установка, вокруг которой формируется система последующих рассуждений, допускает разные истолкования понятий, то и всё остальное унаследует этот принцип.
«Саморазрушение» и «распад» выражают разное состояние явления. Распад допускает наличие наряду с внутренними, и внешние воздействия; такая характеристика и у понятий «разрушение» и «развал».
Саморазрушение акцентировано на внутренние причины. Оно освобождает от ответственности тех персоналий, которые способствовали этому.
М.И. Кротов считает, что подписание Соглашения о создании СНГ, которое принято называть Беловежским соглашением, завершило процесс саморазрушения Советского Союза. Поставить в центре события силы разрушительные, свести процесс к саморазрушению, означает оставить в тени силы сопротивления — весьма удобная для либеральной элиты установка. Заслуга автора статьи, что он не обходит эту тему стороной.
Подписание Соглашения в виде Содружества Независимых Государств содержало возможность их интеграции. Началась проверка практикой способности республик к созданию государства. Автор подходит к этой проблеме с позиции уровня жизни: РСФСР уровень жизни был ниже, чем в республиках, а после того, как они обрели самостоятельность, — стал выше. Почему? Подтверждается вывод, что уровень жизни лишь один из показателей устойчивости государства [2].
Чтобы построить собственное государство, нация-строительница должна иметь инстинкт государственности. Этот вопрос тщательно проработан в отечественной научной мысли ещё в середине XIX столетия. Так, К.Н. Леонтьев, один из выдающихся российских умов, доказал, что формы государственности подчинены объективному закону триединого процесса развития. В своём движении во времени они проходят через стадии становления, расцвета и разрушения. Выбор формы государственного устройства не является делом произвольным [3, с. 129].
Историк И.Л. Солоневич установил, что нация-строительница «должна обладать государственным инстинктом». «Если у народа не действует государственный инстинкт, то ни при каких географических, климатических и прочих условиях, этот народ государства не создаст. Если народ обладает государственным инстинктом, то государство будет создано вопреки климату и, если хотите, то даже вопреки истории» [4, с. 147].
«Русский народ наделён государственным инстинктом такой мощи, что ему оказалась по силам даже высшая форма устройства многонационального государства — империя.
Лишь отдельные народы наделены даром создать государство, в котором разные народы на равных правах могут проживать вместе» [2].
Любая попытка построить государство, которое в многонациональном обществе ориентировано только на одну нацию, обречена на провал. И это наглядно демонстрирует практика государственного строительства республик, вышедших из СССР.
Империя не распалась. Россия была и остаётся многонациональным государством, в котором равные права обеспечены всем народам. Изменилась лишь форма государственности. Россию спасает величайший государственный инстинкт русского народа. Государство Российское — главное детище русского народа. По определению К.Н. Леонтьева, «государство у нас всегда было сильнее, глубже, выработаннее не только аристократии, но и самой семьи; всю силу нашего родового чувства история перенесла на государственную власть» [3, с. 99–102].
Русскими был найден «детский простой секрет» сожительства 150 народов и племён под единой государственной крышей — «секрет государственной справедливости» [2; 4, с. 19]. Огласим принципы государственной справедливости: отсутствие эксплуатации национальных меньшинств в пользу русского народа; равные права для всех народов; одинаковые условия жизни для всех наций; общность интересов.
Россия пошла на создание многонационального и многоконфессионального государства ещё при Иване IV. Историческая практика государственного строительства полностью подтвердила жизненность этих принципов.
Статья М.И. Кротова обогащает представление о современном развитии постсоветского пространства и России. Это исследование причин распада СССР и поиска новых преобразований СНГ, в которых Россия — активный участник.


Рецензия на статью Кротова М.И. «Распад СССР и Беловежское соглашение в исторической памяти», профессора Санкт-Петербургского государственного университета и Московского государственного университета им. М.В. Ломоносова, доктора экономических наук.

Список использованных источников:
1. Кротов М.И. Распад СССР и Беловежское соглашение в исторической памяти // Проблемы современной экономики. — 2021. — №  4. — С. 6–11.
2. Афанасенко И.Д. Хозяйство и государство в системе Русского мира. — СПб.: Изд-во СПбГЭУ, 2016. — 399 с.
3. Леонтьев К.Н. Восток, Россия и Славянство. — М.: Республика 1996. — С. 99–102; С.129.
4. Солоневич И.Л. Народная монархия. — М., 1991. — С. 19, 147.

Вернуться к содержанию номера

Copyright © Проблемы современной экономики 2002 - 2022
ISSN 1818-3395 - печатная версия, ISSN 1818-3409 - электронная (онлайновая) версия