Logo Международный форум «Евразийская экономическая перспектива»
На главную страницу
Новости
Информация о журнале
О главном редакторе
Подписка
Контакты
ЕВРАЗИЙСКИЙ МЕЖДУНАРОДНЫЙ НАУЧНО-АНАЛИТИЧЕСКИЙ ЖУРНАЛ English
Тематика журнала
Текущий номер
Анонс
Список номеров
Найти
Редакционный совет
Редакционная коллегия
Представи- тельства журнала
Правила направления, рецензирования и опубликования
Научные дискуссии
Семинары, конференции
 
 
 
Проблемы современной экономики, N 3 (79), 2021
ЭКОНОМИКА И ЭКОЛОГИЯ
Ветрова М. А.
старший преподаватель кафедры экономики предприятия и предпринимательства экономического факультета
Санкт-Петербургского государственного университета,
кандидат экономических наук

Богданова А. А.
магистрант кафедры экономики предприятия и предпринимательства экономического факультета
Санкт-Петербургского государственного университета

Яруллина И. Э.
магистрант кафедры экономики предприятия и предпринимательства экономического факультета
Санкт-Петербургского государственного университета


Декарбонизация нефтегазовой отрасли в условиях развития циркулярной экономики
В статье анализируется передовой опыт декарбонизации нефтегазового сектора и возможности его трансляции на российские компании в условиях трансграничного углеродного регулирования. Объектом специального внимания выступает технология CCUS и потенциал ее использования для развития циркулярной экономики и замкнутых цепей поставок в российской нефтегазовой отрасли. Авторами проводится оценка экономической эффективности внедрения технологии CCUS на примере компании Роснефть, подтверждающая получение положительных эколого-экономических результатов
Ключевые слова: циркулярная экономика, климатическая нейтральность, выбросы парниковых газов, декарбонизация, трансграничное углеродное регулирование
УДК 338.012; ББК 65.053   Стр: 196 - 199

Введение. В целях борьбы с ухудшающимся состоянием окружающей среды и последствиями глобального потепления Европейский союз поставил перед собой задачу формирования климатически нейтральной экономики путем ее декарбонизации и развития экономики замкнутого цикла. «Новая зеленая повестка» (The European Green Deal) была принята в 2019 году. Одной из ее основных целей является снижение выбросов СО2 к 2030 году на 55% (базисный 1990 год) и полный запрет на выбросы к 2050 году [1]. В рамках «Новой зеленой повестки» был обновлен план действий по развитию экономики замкнутого цикла, под которой авторами понимается экономическая система с оптимально смоделированными и реализованными замкнутыми цепями создания стоимости для целей восстановления, повторного использования, оптимизации и сбережения ресурсов с применением цифровых технологий и инновационных бизнес-моделей для одновременного достижения безотходности производства и потребления, устойчивого экономического роста, социально-экономической и экологической эффективности [2]. План действий ЕС по циркулярной экономике включает в себя ряд амбициозных задач, среди которых можно выделить: производство экологически чистых продуктов — норма для ЕС, сокращение захоронения отходов до уровня не более 10% к 2035 году, повышение циркулярности для электроники и ИКТ, аккумуляторов и транспортных средств, упаковки, пластмассы, текстиля, продуктов питания [3]. Заинтересованность в регулировании изменения климата связана не только с возможностью перехода к зеленой экономике, но и с высокой долей зависимости Европы от импорта природных ресурсов, а, соответственно, от волатильности цен на мировых рынках сырьевой продукции. Важнейшей инициативой в рамках данной стратегии для мирового экономического развития стало предложение о законопроекте Трансграничного углеродного регулирования (Carbon border adjustment mechanism, 2019 г.), механизм которого предполагает уплату налога на импортируемые в ЕС товары в зависимости от их углеродного следа [4]. Таким образом, принятие данного решения способствует повышению конкурентоспособности европейского производства, которое на данный момент облагается квотами на выбросы парниковых газов (Emissions Trading System), что значительно повышает цену местного продукта по сравнению с импортным. Кроме того, в рамках инициативы нивелируется риск «утечки углерода», связанный с перемещением европейских предприятий на территорию стран, имеющих менее выраженные климатические амбиции в экологическом аспекте.
Для российской экономики данная политика носит противоречивый и неоднозначный характер, так как введение подобного законопроекта сопряжено со значительными убытками для углеродоемкого производства [5]. Несмотря на то, что в последней публикации документа в июле 2021 г. обозначены 5 ключевых отраслей: черная металлургия, производство цемента, алюминия, электроэнергии и удобрений, по отношению к которым будет применяться обязанность по покупке сертификатов ТУР с 2023 года, для реализации своей продукции на территории Европейского союза, в дальнейшем данный список будет расширяться [6]. В частности, законопроект коснется нефтегазовой отрасли, так как на долю этого сектора экономики приходится около 12% мировых выбросов парниковых газов. Учитывая существенную стоимость СО2, которая привязана к европейским ценам ETS (50 евро за тонну СО2), а также ее волатильность и тенденцию к росту, политика ТУР может оказать существенное влияние на бизнес. Прогнозируется, что российские экспортеры понесут потери около 30 млрд евро в период с 2025 по 2030 годы [7]. В связи с этим настоящее исследование направлено, во-первых, на анализ передового опыта применения технологии CCUS (Carbon Capture, Utilization and Storage) в нефтегазовом секторе для декарбонизации отрасли; во-вторых, на выявление использования возможностей технологии CCUS для формирования замкнутых цепей поставок; в-третьих, на обоснование экономической эффективности внедрения технологии CCUS для российских компаний.

Возможности применения технологии CCUS для развития циркулярных бизнес-моделей в нефтегазовом секторе. Нефте- и газодобывающим компаниям необходимо уже сейчас продумать стратегию по реорганизации производственной деятельности с целью минимизации выбросов парниковых газов. Компании могут рассмотреть пути по декарбонизации и достижению климатической нейтральности с помощью применения цифровых технологий. Одной из таких возможностей является технология CCUS. CCUS (Carbon Capture, Utilization and Storage) — это технология, предполагающая определение источника CO2, улавливание и выделение CO2, очистка и сжатие, транспортировка сжатого CO2, а также хранение и полезное использование [8].
Существует три направления использования СО2:
1. Улавливание и хранение.
2. Улавливание и увеличение нефтеотдачи пластов.
3. Улавливание и продажа СО2.
Среди методов улавливания CO2 выделяют: точечное улавливание CO2, метод BECCS и метод DACCS. Точечное улавливание CO2 в промышленности предполагает улавливание углерода до того, как он достигнет атмосферы, а затем его сжатие и закачивание в пористые горные породы. Метод BECCS предполагает улавливание и хранение углерода с помощью биоэнергетики. Данная технология предусматривает удаление CO2 из атмосферы растениями, а затем его извлечение из продуктов сгорания при сжигании биомассы. Метод DACCS предполагает прямое улавливание углерода из воздуха и его хранение. При использовании технологии DACCS CO2 улавливается прямо из воздуха.
Среди методов использования углерода необходимо отметить увеличение нефтеотдачи пластов (EOR), с помощью которого можно не только хранить CO2, но также и увеличить объем добычи нефти и газа путем закачки углерода в скважину под давлением. Также данная технология является интересной для компаний нефтегазовой отрасли тем, что она позволяет добиться углеродно-нейтральной добычи путем закачки CO2 в скважину после добычи нефти и газа.
В рамках развития принципов циркулярной экономики одним из ключевых элементов углеродных потоков в цепочке CCUS является именно возможность использования сжатого CO2. Переработка и вторичное применение углерода может раскрыть коммерческий потенциал проектов CCUS в промышленном, сталелитейном, цементном и химическом секторах. Улавливаемый CO2 может быть включен в качестве компонента сырья для производства ряда продуктов, таких как бетон, метанол, этанол, карбонаты, пластмассы и т. д., что говорит не только об экологическом, но и экономическом эффекте от реализации данного проекта.
Одним из примеров использования технологии CCUS для хранения сжатого CO2 является проект Sleipner CO2 Storage (Норвегия, 1996 г.) [9]. Ежегодно в Sleipner улавливается и хранится около 1 млн тонн CO2 из природного газа. Главным вектором развития данного проекта стал введённый в 1991 г. в Норвегии налог на выбросы CO2. На сегодняшний день Sleipner планирует размещать данные по улавливанию и хранению CO2 в рамках проекта Sleipner CO2 Storage на цифровой платформе для понимания процессов потока, обеспечения более точных прогнозов и разработки методов безопасного хранения CO2. Среди других существующих проектов, успешно применяющих технологию CCUS, необходимо также отметить проект Lacq (Франция, 2009 г.) и проект Lost Cabin (США, 2013 г.).
Сегодня многие страны активно планируют реализацию проектов по декарбонизации различных отраслей экономики с помощью технологии CCUS уже в ближайшее 5–7 лет: Greensand (Дания, 2023–2025 гг.), H2morrow (Германия), ERVIA (Ирландия, 2028 г.), Preem CCS (Швеция, 2025 г.), Acorn и Caledonia Clean Energy (Великобритания, 2023 г.), Net Zero Teesside (Великобритания, 2026 г.), проект CCS в районе Ливерпульского залива (Великобритания, 2025 г.), H21 North of England (Великобритания, 2020 г.), Humber Zero Carbon Cluster (Великобритания, 2020 г.), Углеродная магистраль Альберты (ACTL) с потоком CO2 с завода North West Redwater Partnership’s Sturgeon Refinery (Канада, 2025 г.), Интегрированный среднеконтинентальный центр многоуровневого хранения углерода (США, 2025–2035 г.) [10].

Обоснование эколого-экономической эффективности внедрения технологии CCUS для российских компаний (на примере нефтегазовой компании «Роснефть»). Согласно плану по углеродному менеджменту до 2035 года компания Роснефть планирует предотвратить выбросы парниковых газов до 20 млн тонн, достичь уровня утилизации попутного нефтяного газа выше 95% и увеличить добычу природного газа до 25% вследствие его более экологичного характера. Кроме того, Роснефть заявила о готовности применения на практике технологии CCUS с 2028 года [11].
Проведем расчет стоимости проекта по внедрению технологии CCUS для ПАО «Роснефть» со сроком жизни 8 лет (2028–2035 гг.) с использованием программного продукта «Альт-Инвест.Сумм» [12]. Согласно плану по углеродному менеджменту компания предполагает сократить выбросы парниковых газов с 27 млн т СО2 (2019 г.) до 20 млн т СО2 (2035 г.). Благодаря использованию технологии CCUS есть возможность сократить срок реализации плана по выбросам углерода, что подтверждается существующими проектами в Европе, где объем улавливания СО2 достигает от 1 до 7,5 млн т в год.
Стоит отметить, что ежегодно ПАО «Роснефть» при добыче полезных ископаемых генерирует около 29 млрд т парниковых газов исходя из расчета, что на 1 баррель нефти приходится 0,4 т СО2. На сегодняшний день технология CCUS не имеет достаточной производственной мощности для улавливания такого объема углерода. Именно поэтому в рамках проекта объем улавливания СО2 основывается на данных плана Роснефти по сокращению выбросов углерода.
Для достижения цели снижения парниковых газов на 7 млн т было запланировано постепенное внедрение проекта и наращивание объема улавливания СО2. Как отмечалось ранее, существует возможность продажи уловленного СО2 компаниям, использующим его при производстве в других отраслях экономики. В рамках проекта доходы будут генерироваться за счет продажи углерода. Цена реализации 1 т СО2 в 2021 году составляет 50$/т, что позволило спрогнозировать дальнейшую цену реализации с учетом инфляции [13]. Результаты расчетов представлены в табл.1.
На основе исследования McKinsey получены данные по затратам на реализацию технологии CCUS, включающие капиталовложения, накладные расходы, стоимость хранения и транспортировки уловленного СО2 в нефтегазовой отрасли [14]. Показатели затрат на электроэнергию составляют 300 кВт на 1 т СО2 [15]. Согласно технологическому обзору Европейской экономической комиссии с течением времени капиталовложения на улавливание выбросов газов имеют тенденцию к снижению. Результаты расчетов по затратам на реализацию проекта CCUS представлены в табл.2.

Таблица 1
План реализации уловленного СО2 по проекту
Показатель20282029203020312032203320342035
План реализации продажи СО2, %15%30%45%60%75%90%100%100%
Объем улавливания СО2, тыс. тонн1 0502 1003 1504 2005 2506 3007 0007 000
Цена реализации СО2, $77,4682,4987,8593,5699,64106,12113,02120,28
Доходы от продаж СО2, тыс. $81 333173 229276 727392 952523 110668 556791 140841 960
Составлено авторами

Таблица 2
Основные затраты и инвестиции на реализацию проекта CCUS
Показатель20282029203020312032203320342035
Капиталовложения на 1 т СО2, тыс. $147 000144 375141 750141 750141 750141 750141 7500
Электроэнергия, тыс. $21 42042 84064 26085 680107 100128 520142 800142 800
Хранение СО2, тыс. $14 83629 67344 50959 34674 18289 01998 91098 910
Транспортировка СО2, тыс. $7 41314 82622 23929 65237 06544 47849 42049 420
Накладные расходы, тыс. $7 35014 70022 05029 40036 75044 10049 00049 000
Итого, тыс. $198 019246 414294 808345 828396 847447 867481 880340 130
Составлено авторами

В рамках оценки экономической эффективности проекта внедрения технологии CCUS в ПАО «Роснефть» с учетом ставки дисконтирования 20% показатель NPV составил 88 715767 $. Итоговые финансовые показатели на 2035 г. представлены в табл.3 и рис.1.

Таблица 3
Итоговые финансовые показатели по проекту CCUS
Выручка, $3 125 222 917
Затраты и инвестиции, $1 626 412 083
Валовая прибыль, $1 498 810 833
Чистая прибыль, $1 199 048 667
Рис.1. Денежные потоки от операционной и инвестиционной деятельности по проекту CCUS
Составлено авторами
Проведенные расчеты подтверждают экономическую целесообразность внедрения проекта CCUS по улавливанию СО2 с дальнейшей продажей для применения в другом производстве. Однако, реализация проекта требует значительных инвестиционных вложений, поэтому высокой актуальностью обладает привлечение финансовых ресурсов в рамках государственно-частного партнерства, прямой и косвенной государственной поддержки. Внедрение данного проекта позволит минимизировать налогооблагаемую базу на углеродный след при добыче полезных ископаемых за счет значительного сокращения выбросов парниковых газов, что стабилизирует финансовую прочность компании при будущих изменениях в законодательстве (ТУР). Проект будет способствовать выполнению одной из ключевых целей плана по углеродному менеджменту ПАО «Роснефть» до 2035 г., а также позволит сформировать замкнутые цепи поставок за счет сокращения выбросов парниковых газов путем вовлечения их в производство новых товаров. Косвенным эффектом от реализации проекта станет возможность роста капитализации компании за счет использования зеленых технологий и ориентации на достижение углеродной нейтральности.
Выводы. Рассматривая вектор мирового экономического развития, на сегодняшний день все большую значимость приобретают проекты, направленные на декарбонизацию производства за счет использования различных технологий. Изменения в законодательстве Европейского союза, выступающего в роли двигателя процесса трансформации промышленного комплекса, требуют особого внимания со стороны российских компаний. В связи с введением Трансграничного углеродного регулирования на первый план выходит потребность в снижении выбросов парниковых газов, что связано с определенными финансовыми обязательствами по выплате налогов в зависимости от углеродного следа продукции. Особому риску сокращения коммерческой эффективности подвержена российская нефтегазовая отрасль, как одна из наиболее углеродоемких.
Результаты исследований на основе действующих проектов по декарбонизации нефтегазовой отрасли в Европе показали использование технологии CCUS, способствующей сокращению выбросов СО2 за счет его улавливания. Как отмечалось ранее, существует три возможных варианта использования парниковых газов: захоронение, увеличение нефтеотдачи и продажа. Европейская практика свидетельствует об эффективности включения парниковых газов в производственную цепочку, что, в свою очередь, способствует развитию такого направления циркулярной экономики, как «Восстановление и переработка» для достижения безотходного производства и потребления [16].
Анализ возможностей внедрения технологии CCUS для российского нефтегазового сектора показал, что проект по развитию замкнутых цепей поставок с целью снижения и вторичного использования СО2 способен подготовить российский нефтегазовый сектор к налоговым изменениям в области экспорта, а также вывести компании по добыче полезных ископаемых на новый экологически чистый стратегический путь, что значительно отразится на достижении целей по климатической нейтральности и будет способствовать формированию циркулярной экономики в России.


Статья подготовлена в рамках гранта Президента Российской Федерации для государственной поддержки молодых российских ученых — кандидатов наук, номер проекта МК-1278.2020.6.

Список использованных источников:
1. A European Green Deal. 2019. European Comission. [Электронный ресурс]. URL: https://ec.europa.eu/info/strategy/priorities-2019–2024/european-green-deal_en (Дата обращения 25.07.2021)
2. Ветрова М.А. Развитие циркулярной экономики для нивелирования угроз цифровой трансформации в контексте достижения целей устойчивого развития // Технологические тренды и наукоемкая экономика: бизнес, отрасли, регионы: коллективная монография / Под. ред. О.Н. Кораблевой и др. — Санкт-Петербург: Астерион, 2021. — С.454–468. DOI: 10.53115/9785001880134
3. European Commission. Circular economy action plan URL: https://ec.europa.eu/environment/strategy/circular-economy-action-plan_en#ecl-inpage-873 (Дата обращения 25.07.2021)
4. The European Green Deal COM/2019/640 final. URL: EUR-Lex — 52019DC0640 — EN — EUR-Lex (europa.eu) (Дата обращения 25.07.2021)
5. Пахомова Н.В., Рихтер К.К., Автончук Г.А., Малышков Г.Б. Трансформация глобальных экологических рисков в экономические риски российских предприятий и управление их минимизацией // Проблемы современной экономики. — 2021. — №1. — С. 159–166.
6. Establishing a carbon border adjustment mechanism COM (2021) 564 final. URL: https://ec.europa.eu/info/sites/default/files/carbon_border_adjustment_mechanism_0.pdf (Дата обращения 25.07.2021)
7. Ветрова М.А. Формирование циркулярной экономики: передовой опыт и рекомендации для России // Проблемы современной экономики. — 2021. — №1.
8. UNICE. Technology Brief. Carbon Capture, Use and Storage (CCUS). URL: https://unece.org/sites/default/files/2021–03/CCUS%20brochure_EN_final.pdf (Дата обращения 25.07.2021)
9. Sleipner Project Information. URL: https://www.sintef.no/en/latest-news/2019/sleipner-partnership-releases-co2-storage-data/ (Дата обращения 25.07.2021)
10. International Association of Oil & Gas Producers CCUS projects in Europe. URL: https://www.oilandgaseurope.org/wp-content/uploads/2020/06/Map-of-EU-CCS-Projects.pdf (Дата обращения 25.07.2021)
11. Углеродный менеджмент ПАО «НК «Роснефть»: Комплексный подход к снижению выбросов метана. URL: https://www.rosneft.ru/upload/site1/attach/0/87/10/case_study_methane_ru.pdf (Дата обращения 25.07.2021)
12. Альт-Инвест.Сумм URL: https://www.alt-invest.ru/ (Дата обращения 25.07.2021)
13. Декарбонизация нефтегазовой отрасли: международный опыт и приоритеты России. Skolkovo Moscow School of Management. URL: https://energy.skolkovo.ru/downloads/documents/SEneC/Research/SKOLKOVO_EneC_Decarbonization_of_oil_and_gas_RU_22032021.pdf (Дата обращения 25.07.2021)
14. Энергоэффективная Россия: пути снижения энергоемкости и выбросов парниковых газов. McKinsey&Company URL: https://www.mckinsey.com/client_service/sustainability/latest_thinking/~/media/550EA631272B4FE4B91F42C22F8FC1FA.ashx (Дата обращения 25.07.2021)
15. Jackson S., Brodal E. Optimization of the Energy Consumption of a Carbon Capture and Sequestration Related Carbon Dioxide Compression Processes // MDPI. 2019. P. 1–13.
16. Accenture (2019) Chemical (Re)action: Growth in a circular economy URL: https://www.accenture.com/ph-en/insights/chemicals/chemical-reaction-circular-economy (Дата обращения: 25.07.2021)

Вернуться к содержанию номера

Copyright © Проблемы современной экономики 2002 - 2021
ISSN 1818-3395 - печатная версия, ISSN 1818-3409 - электронная (онлайновая) версия