Logo Международный форум «Евразийская экономическая перспектива»
На главную страницу
Новости
Информация о журнале
О главном редакторе
Подписка
Контакты
ЕВРАЗИЙСКИЙ МЕЖДУНАРОДНЫЙ НАУЧНО-АНАЛИТИЧЕСКИЙ ЖУРНАЛ English
Тематика журнала
Текущий номер
Анонс
Список номеров
Найти
Редакционный совет
Редакционная коллегия
Представи- тельства журнала
Правила направления, рецензирования и опубликования
Научные дискуссии
Семинары, конференции
 
 
 
Проблемы современной экономики, N 3 (79), 2021
ЭКОНОМИЧЕСКИЕ ПРОБЛЕМЫ РЕГИОНОВ И ОТРАСЛЕВЫХ КОМПЛЕКСОВ
Котов А. В.
старший научный сотрудник отдела страновых исследований
Института Европы РАН (г. Москва),
кандидат экономических наук


Потенциальные глобальные рынки межрегионального проекта Белкомур
Статья посвящена проекту межрегиональной железнодорожной магистрали Белкомур (Белое море-Коми-Урал), который имеет выраженные и подтвержденные существенные социально-экономические эффекты. Их значение особенно возросло в последние годы в связи с принятием основополагающих решений по системе стратегического планирования и развития Арктической зоны Российской Федерации до 2035 г. В работе показано, что долгосрочный эффект от реализации проекта Белкомур связан с органичным встраиванием новой железнодорожной магистрали в систему транспортных коммуникаций Российской Федерации с выходом на глобальные рынки. Обосновывается, что с учетом перспектив развития основных профильных мировых рынков межрегиональный проект Белкомур следует рассматривать в качестве системообразующего перспективного проекта пространственного развития России
Ключевые слова: межрегиональное сотрудничество, межрегиональный проект, межрегиональная интеграция, мировые рынки, железнодорожный проект Белкомур
УДК 332.135; ББК 65.04   Стр: 122 - 126

Разработка новой стратегии развития Арктики до 2035 года придала новый импульс проработке крупных межрегиональных проектов в Арктической зоне России. Стратегия объединила мероприятия нацпроектов и государственных программ, инвестиционные планы инфраструктурных компаний, программы развития арктических регионов и городов1.
Одним из перспективных межрегиональных проектов, который обсуждается с 1990-х гг. является Белкомур [1–3]. Он представляет собой комплексный пример промышленного и инфраструктурного развития Севера европейской части России и Урала, основой которого является строительство железнодорожной магистрали Архангельск — Сыктывкар — Соликамск протяженностью 1161 км с возможностью кратчайшего выхода на опорные порты Северного морского пути (Мурманск, Архангельск, Беломорск, в перспективе Сабетта, Индига и др.). По оценкам ОАО «Межрегиональная компания «Белкомура», разработка и строительство железной дороги может занять 5 лет (дата начала строительства несколько раз сдвигается) и еще 25 лет — ее эксплуатация инвестором, по истечении которых дорога перейдет в собственность Российской Федерации.
Предполагается, что параллельно со строительством железной дороги на Северо-Западе России будет реализовано также около 40 инвестиционных проектов и создано, как ожидается, до 39 тыс. рабочих мест, в том числе, на ранее труднодоступных территориях, расширятся освоение лесных ресурсов и разработка месторождений полезных ископаемых.
Проведенные исследования по проекту дают представление о возможных масштабах его влияния на социально-экономическое развитие регионов прохождения трассы как в процессе расшивки инфраструктурных ограничений на Северо-Западе [4], осуществления стадии строительства дороги и создания нового глубоководного района морского порта Архангельск [5], так и в последующем — в период их эксплуатации. Прогнозируется, что будет повышаться экономическая активность в регионах реализации за счет открытия доступа к освоению природных ресурсов на обширной территории [6], в том числе, развития существующего транспортного каркаса [7–8] обеспечения транспортной доступности уникальной продукции Соликамско-Березниковского узла, размещения на предприятиях регионов заказов на поставку строительных материалов, специальной техники и оборудования, роста грузоперевозок. Это будет достигаться за счет прироста объема грузов развивающихся и намечаемых к созданию в регионах производств в сфере ТЭК, добычи неэнергетических полезных ископаемых, химической, лесной и деревообрабатывающей, судостроительной промышленности, промышленности строительных материалов, рыболовства и переработки морских биоресурсов и др.), увеличения потребности в трудовых ресурсах, роста налоговых поступлений в бюджеты различного уровня как результат комплексного освоения всей экономической зоны магистрали [9–10].
В данной работе главной целью является оценка потенциала наиболее важных мировых рынков для реализации крупного межрегионального инфраструктурного проекта Белкомур для трех субъектов Российской Федерации — Архангельской области, Республики Коми и Пермского края. Обеспечение связанности регионов прохождения Белкомура с мировыми рынками целесообразно рассматривать в свете принятия Стратегии пространственного развития Российской Федерации до 2025 года2, в ней определены следующие основные задачи (с учетом конкурентных преимуществ субъектов Российской Федерации, их приоритетных экономических специализаций и на этой основе оценки (в территориальном разрезе)) перспективных направлений размещения производительных сил, совершенствования системы расселения, потребности в трудовых ресурсах и развития транспортной, энергетической и социальной инфраструктуры, а также приоритетов регионального развития.
При реализации проектов такого масштаба всегда возникают проблемы соотношения межрегионального и внешнеторгового грузооборота, обеспечение максимальной эффективности товарообменных процессов [11], прогнозной динамики мирового контейнерооборота [12]. Транспортный коридор Белкомура в архитектуре мировых рынков является конкурентным преимуществом России в связи с усиливающейся ролью Арктики в экономическом развитии и возрастанием значения Северного морского пути [13].
Проект Белкомур также можно рассматривать в качестве инструмента устранения диспропорций и решения проблем пространственного развития Российской Федерации в период действия ограничительных внешних мер. Это обеспечивается нацеленностью проекта на создание условий для устойчивого социально-экономического развития трёх субъектов Российской Федерации как единого макрорегиона, необходимость которого диктуется не только стремлением максимально эффективно использовать существующий экономический потенциал каждого региона (субъекта Российской Федерации), но и последовательным его наращиванием во всех регионах.
В мировых транспортных потоках Белкомур может взять на себя часть связей, поэтому также важно позиционировать проект в глобальных координатах как каскад взаимосвязанных инвестиционных проектов и приоритетов регионального социально-экономического развития, обеспечения связанности в Северо-Восточной части Европы, которые при имеющихся ограниченных ресурсах способны внести наиболее существенный вклад в формирование конкурентоспособности региональных экономик Архангельской области, Пермского края, Республики Коми в мировой экономической системе.
С точки зрения усиления мирохозяйственных связей неоднократно обсуждалось, что иностранные партнеры могут принять в проекте Белкомур участие (например, в форме ГЧП [14]), которое потенциально способно оказать большое влияние на величину как прямых, так и косвенных выгод от его реализации. Основной страной-партнером реализации проекта может стать Китай [15]. Важно отметить, чтобы при этом капитальные и эксплуатационные затраты по проекту были сопряжены с привлечением подрядчиков в регионах России, принося им доходы, которые вновь поступят в хозяйственный оборот в форме приобретения товаров и услуг производственного назначения компаниями-подрядчиками и потребительских товаров и услуг их работниками.
Проект строительства Белкомура предусматривает создание специализированных комплексов по перевалке нефтеналивных грузов, минеральных удобрений, контейнерных, строительных, лесных и генеральных грузов, угля и кокса. При выходе на полную мощность грузооборот может составить до 45 млн т в год.
При анализе мировых рынков важно учитывать, что в зоне влияния Белкомура формируются несколько товарных потоков.
Первый товарный поток — минеральных удобрений — может быть сформирован за счет следующих инвестиционных проектов: строительство Усольского горно-обогатительного комбината по добыче и производству калийных удобрений (ОАО «Еврохим»); разработка Половодовского участка со строительством ГОКа (рудник, флотационная обогатительная фабрика и мощности по производству гранулированного хлористого калия) — ОАО «Уралкалий»; строительство горно-обогатительного комбината на Талицком участке Верхнекамского месторождения калийно-магниевых солей (ОАО «Акрон»; разработка Усть-Яйвинского участка (строительство нового рудника с двумя шахтными стволами и увеличение мощности перерабатывающей фабрики Березники-3) — ОАО «Уралкалий»; расширение добывающих и обогатительных мощностей рудника Соликамск-3 (ОАО «Уралкалий»); модернизация и замена оборудования на рудниках Березники-2, Березники-3, Соликамск-2, Соликамск-3 (ОАО «Уралкалий»).
Второй товарный поток — нефтепереработки — может быть сформирован за счет следующих инвестиционных проектов: расширение производства полистирола (запуск технологической цепочки по производству этилбензола, стирола и вспенивающегося полистирола) — ЗАО «Сибур-Химпром»; строительство второй очереди Усинского комплекса по подготовке и переработке нефти и газа.
Третий товарный поток — лесопереработки — может быть сформирован за счет следующих инвестиционных проектов: создание и модернизация лесоперерабатывающей инфраструктуры на ОАО «Монди Сыктывкарский ЛПК»; строительство центра глубокой лесопереработки на территории Усть-Куломского района; строительство завода по производству конструктивных элементов деревянного домостроения в п. Казлук Усть-Вымского района; освоение производства бумаги «LWC» на ЦБК «Кама»; модернизация перерабатывающих производств холдинга «Соломбалалес»; организация производства по переработке низкосортной древесины и отходов лесопиления на базе ООО «Устьянская лесоперерабатывающая компания»; модернизация лесопильного производства ОАО «Онежский ЛДК»; модернизация производственных мощностей по переработке пиловочного сырья на участке «Цигломень» ЗАО «Лесозавод 25»; строительство лесопильного завода и модернизация существующего деревообрабатывающего производства в Вельске; модернизация производственных мощностей по выпуску фанеры на ЗАО «Архангельский фанерный завод».
Четвертый товарный поток — каменных углей — может быть сформирован за счет следующих инвестиционных проектов: строительство угледобывающего комплекса «Усинский 3», по освоению запасов шахтного поля № 3 Усинского угольного месторождения; строительство шахты с обогатительной фабрикой «Усинская» по освоению запасов шахтного поля № 1 Усинского угольного месторождения.
Также к перспективным потокам следует отнести:
– товарный поток бокситов (за счет инвестиционного проекта по освоению Верхне-Щугорского месторождения бокситов);
– товарных поток свинцово-цинковых руд (за счет инвестиционного проекта по освоению Павловского месторождения свинцово-цинковых руд).
При формировании грузопотоков в условиях реализации инфраструктурного железнодорожного проекта следует исходить из базового экономического принципа о том, что решения о выпуске товарной продукции должны быть эффективными. На эффективность выпуска продукции влияет общая прогнозируемая динамика мирового рынка по конкретным направлениям.
В табл.1 представлены прогнозные темпы роста наиболее тесно связанных с проектом Белкомур видов экономической деятельности в мировой перспективе по итогам анализа глобальных тенденций в указанных и близких товарных группах по материалам маркетинговых обзоров, отчетов компаний и консалтинговых агентств, данных веб-аналитики.

Таблица 1
Прогнозные среднемировые темпы роста видов экономической деятельности до 2030 года
ВЭДПрогнозные
среднемировые
темпы роста ВЭД
Рыболовство1,07
Сельское и лесное хозяйство, охота и рыболовство1,07
Производство и ремонт морского транспорта1,065
Производство транспортных средств и оборудования1,06
Транспортировка и хранение1,05
Пищевая промышленность (включая напитки и табак)1,05
Вторичная переработка1,05
Оптовая и розничная торговля, ремонт1,045
Операции с недвижимым имуществом1,045
Производство и распределение ЭГВ1,035
Химическое производство за исключением фармацевтики1,03
Добыча угля1,03
Текстильное и швейное производство (включая производство кожи)1,03
Производство электрооборудования1,03
Целлюлозно-бумажное производство1,025
Производство прочих неметаллических минеральных продуктов1,025
Добыча нефти и природного газа1,025
Обработка древесины и производство изделий из дерева1,02
Добыча металлических руд и прочих ископаемых, кроме топливных1,02
Строительство1,01
Источник: составлено автором

Большое значение при определении прогнозных показателей развития отраслей придавалось оценке инновационности отрасли (вида экономической деятельности), т.е. соответствия более высокому технологическому укладу или важности для обеспечения, например, технологической или продовольственной безопасности. В этом случае также считалось, что соответствующие ВЭД растут быстрее, чем мировая экономика до 2030 г. в целом ( оценочно 3,5%).
К ключевым особенностям мировых отраслевых рынков в XXI в. можно отнести следующие. Во-первых, рынки становятся все более глобализированными, иными словами, происходит активное и свободное международное движение услуг, товаров и мобильных факторов производства. Ценообразование в данных условиях происходит на основе конкуренции в мировом масштабе.
Во-вторых, происходит усложнение отраслевых рынков: помимо продукции узких моноотраслей появляется широкая линейка в основном наукоемкой продукции и высокотехнологичных услуг, являющихся продуктами межотраслевой кооперации. В настоящий период наблюдается новый виток конкуренции за научно-техническое лидерство в мире, и те страны, которые смогут преобразовать потенциал экономики знаний в повседневную жизнь общества, станут победителями в этом соревновании.
Однако, наряду с усилением специализации на производстве новой высокотехнологичной продукции, в развитых странах происходит и трансформация традиционных промышленных отраслей под влиянием четвертой промышленной революции с внедрением новейших технологий (информационных, нано- и биотехнологий, и пр.) от этапа разработки до этапа утилизации. Таким образом, является нецелесообразным противопоставление высокотехнологичных отраслей добывающей и отраслей обрабатывающей промышленности, так как все они могут быть высокотехнологичными. В конкурентной борьбе значительную роль играет не только предложение принципиально новых товаров, формирующих новые рынки, но и сроки обновления продукции на имеющихся рынках.
Рассмотрим далее подробнее тенденции ряда крупных и крупнейших отраслевых рынков. В отраслевом обобщенном прогнозе сведены воедино представления национальных и корпоративных команд экспертов (Германии, США, корпораций и др.) относительно развития секторов экономики в целом.
Ключевое значение для Белкомура имееет развитие мирового рынка энергетических ресурсов. По оценке экспертов, не осталось практически ни одной страны, не вовлеченной в мировую торговлю ими, и Российская Федерация оказывает ощутимое влияние на формирование данного рынка, являясь одним из крупнейших экспортеров энергетических ресурсов, но при этом попадая в некоторую финансовую зависимость от их состояния.
Несмотря на то, что в целом прогнозируется рост мирового энергопотребления на душу населения, основной задачей, которую ставят перед собой развитые страны, является снижение зависимости от ископаемых энергетических ресурсов, в том числе для снижения негативного воздействия на окружающую среду. Согласно прогнозам компаний ExxonMobil, при росте потребления энергетических ресурсов, изменению может подвергаться соотношение отдельных энергетических ресурсов в общем энергопотреблении. Так, при слабом росте потребления угля и нефти, прогнозируется рост потребления природного газа, гидроэнергетических ресурсов, атомной энергии и возобновляемых источников. Хотя доля последних трех категорий останется небольшой3. В чистом виде тенденции рынка преработки нефти выделить трудно. Поэтому можно обобщить глобальные тенденции на основе соединения частных сведений по авиационному топливу, бензину, рынкам нефтехранилищ и т.д.
Колебание цен на сырую нефть в сочетании с инициативами в области энергетической безопасности будет способствовать росту мировых тенденций на рынке хранения нефти в течение прогнозируемого периода. Продолжающееся исследование ресурсов возобновляемой энергетики может в дальнейшем способствовать росту промышленности. Изменение тенденций на рынке нефти и газа вызвало спрос на расширение существующих хранилищ нефтеперерабатывающих заводов для удовлетворения спроса на нефтепродукты. Так, в 2015 году группа CLH инвестировала более 200 миллиардов долларов в строительство складской и дорожной инфраструктуры.
Объем рынка складских запасов для коммерческих резервов, вероятно, будет стоить более 18 млрд долл. США к 2025 году. Ожидается, что в течение этого периода прогнозируется его увеличение на 6,3% в связи с ростом спроса на нефтепродукты.
Предполагается, что в течение указанного периода прогнозируется рост стратегических нефтяных резервов, используемых для хранения запасов частными компаниями и национальными правительствами для защиты экономики и поддержания национальной безопасности во время энергетического кризиса.
Сейчас ускоряется распространение информационных технологий, показывающих данные о скважинах в режиме реального времени. Это повышает производительность нефтяных компаний, что еще больше снижает эксплуатационные расходы. Это будет способствовать мгновенной передаче данных в реальном времени, помогая нефтяным компаниям преодолевать географические барьеры и гасить разницу во времени, что еще больше увеличивает перспективы развития отрасли.
Ожидается, что рынок нефти в Северной Америке будет расти высокими темпами благодаря росту промышленности США. В Европе, наряду с Азиатско-Тихоокеанским регионом, будет наблюдаться постепенное увеличение темпов внедрения цифровых технологий в нефтедобыче из-за сокращения объема буровых работ.
Тенденции на рынке добычи других полезных ископаемых можно определить через анализ косвенной тенденции рынка горнодобывающего оборудования. Горное оборудование используется в металлургической промышленности, а также при добыче угля, драгоценных камней, известняка, графия, калия, глины и др. Растущая геологоразведка по всему миру приведет к увеличению на прогнозный период размера рынка горнодобывающего оборудования. Мониторинг в режиме реального времени и обнаружение сбоя оборудования являются одними из основных технологических достижений, которые подпитывают спрос на продукцию.
Доля рынка горнодобывающего оборудования может значительно вырасти за счет технологических достижений для энергоэффективных альтернатив. Например, на долю рынка поверхностного горного оборудования приходилось более 35% общей выручки в 2015 году и она , по прогнозам, будет расти на 3,4% с 2016 года по 2024 год. Рост спроса на технически совершенные решения и увеличение активности в основном в развивающихся странах будет стимулировать потребление. Увеличение располагаемого дохода и уровня жизни потребителей стимулирует спрос на медь, алюминий, золото и другие товары.
В перспективе будет расти подземная добыча металлов, угля и минералов и применяться более эффективные решения с помощью более надежной технологической поддержки.
Так, объем рынка горнодобывающего оборудования в Азиатско-Тихоокеанском регионе оценивался в 2015 году в 40 млрд долл. США. Рост спроса на более высокую энергоэффективность, низкую стоимость и более низкую эмиссию будет предлагать потенциальные возможности восстановления и роста китайской промышленности в перспективе до 2024 года. Доля рынка горнодобывающего оборудования в США будет расти на 3,2% до 2024 г. Рынок химической и нефтехимической продукции потенциально также весьма значим для проекта Белкомур и характеризуется высоким динамизмом. В прогнозном периоде до 2030 г. среднегодовой темп роста мирового химического комплекса составит более 4%4.
Наращиванию производства и расширению рынка способствует продолжающееся расширение области применения химической и нефтехимической продукции в разных отраслях экономики и повседневной жизни населения. Основные тренды развития отрасли задаются развитыми странами — специализация на производстве наукоемкой продукции высоких переделов, а также внедрение в производство принципов «зеленой» химии. Под последней понимается такая методология получения вещества, которая минимизирует вредное воздействие на окружающую среду не только на всех стадиях получения, но также использования и утилизации.
Кроме того, развитые страны стремятся к снижению энергоемкости производства продуктов химии и нефтехимии, что снижает себестоимость производства, делая продукцию более конкурентоспособной.(см. табл. 2).
Развитие рынка сельскохозяйственной продукции и агротехнологий идет в направлении интенсификации за счет повышения энергоэффективности и внедрения технологических и организационных инноваций, экологизации производства. Так, в США происходит переход на «нулевую» обработку почвы, что предотвращает эрозию, вымывание из нее питательных веществ, способствует сохранению естественной структуры почвы.

Таблица 2
Перспективы отдельных товарных рынков отраслевой группы «Химическая и нефтехимическая промышленность» до 2024 гг.
 Товарный
рынок
Объем рынка
2014–2015 гг. (среднее),
млрд долл. США
Темп прироста
(общий)
2016–2024, %
1Этан5,16+ 9,9
2Покрытия15+ 7
3Пенообразователи0,6+ 7
4Химикаты6+ 6
5Аэрозоли18+ 5
6Жирные кислоты0,8+ 4
Примечание: составлено автором на основе5

В развитых странах наблюдается снижение площади (целинизация почв) сельскохозяйственных земель при увеличении отдачи с единицы площади. В частности, рынок калийных удобрений будет расти более чем на 10,5% до 2024 года. Высокие издержки, связанные с технологией производства, делают продукт менее приемлемым среди производителей. Ожидается, что технологическое продвижение и инновации в производственном процессе сократят расходы в предстоящие годы.
Ещё одной товарной группой, на освоение которой может повлиять Белкомур, является добыча бокситовых руд. В настоящее время рынок бокситов достиг 270 млн т с тенденцией к росту. За последние годы рынок алюминия достиг отметки 56 млн тонн, глинозема — 107 млн тонн. Следует отметить, что производство и спрос на алюминий выросли быстрее, чем на все другие крупные металлы за последние годы, и, как ожидается, будут расти быстрее, чем другие основные товары. Ожидается, что бокситы и глиноземы будут пользоваться большим спросом после наращивания плавильных мощностей на Ближнем Востоке и в Китае. На основе этих тенденций можно предположить с высокой долей вероятности, что мировой рынок бокситовых руд будет устойчиво развиваться6.
Потребление товаров деревопереработки и собственно лесных ресурсов, в целом, будет расти. Предложение древесины будет расширяться для удовлетворения этого спроса. Чтобы максимально увеличить вклад лесного сектора в смягчение последствий изменения климата, будет сделан акцент на управления лесами, ориентированного на накопление в них углерода. Также древесина сыграет свою роль в достижении целей по возобновляемым источникам энергии. Если, например, реализуется сценарий «древесина — для использования энергии», то в ЕС предстоит расширить лесные площади на 50% за 20 лет. Однако мобилизация таких больших объемов будет иметь значительные экологические, финансовые и институциональные издержки. Для достижения этого уровня интенсивного лесоводства необходимы будут и также скоординированные политические действия. Скорее всего, будет выбран иной вариант — поставки древесины и её продуктов на европейский рынок извне.
Спрос на энергетическую древесину (пеллеты и т.д.) напрямую определяется эффективностью, с которой она будет использоваться7.
Таким образом, следует ожидать, что в случае реализации проекта Белкомур, продукция связанных с комплексным освоения трассы будет иметь спрос на глобальных рынках. Долгосрочный эффект от реализации проекта Белкомур должен существенно превзойти приведенные выше оценки, в т.ч. за счет органичного встраивания новой железнодорожной магистрали в систему транспортных коммуникаций Российской Федерации и Северной Европы (включая трассу Северного морского пути), последовательного наращивания (благодаря реализации проекта) уровня экономической активности не только в регионах его локализации, но и в сопредельных субъектах Российской Федерации, а также в других регионах Арктической зоны Российской Федерации.
В целом, чтобы поставки грузов, которые будут осуществляться по Белкомуру, оставались конкурентоспособными на мировом глобализированном рынке, необходимо постепенное внедрение в региональные экономики отраслей нового технологического уклада вместе с углублением степени переработки первичных ресурсов, что позволит сгенерировать большую отдачу, чем существующий пакет региональных отраслей.


Список использованных источников:
1. Клепач А.Н., Разбегин В.Н. Роль транспортных проектов в развитии Арктики и русского Севера // Государственный аудит. Право. Экономика. — 2017. — №1. — С. 121–124.
2. Алсуфьев А.В., Анисимова Г.А. «Белкомур» — стратегический проект для развития территорий // Государственный аудит. Право. Экономика. — 2017. — № 1. — С. 18–25.
3. Жук Н.П., Лачининский С.С., Межевич Н.М. Инфраструктурные ограничения развития экономического пространства: практики макрорегиона Северо-Запад // Экономика и управление. — 2015. — № 11(121). — С. 77–86.
4. Тараканов М.А. Проблемы, история и перспективы Транспортных проектов в Арктике // Север и рынок: формирование экономического порядка. — 2014. — № 6(43). — С. 23–27.
5. Логутов Б.Б. Комплексное освоение природно-ресурсного потенциала в рамках проекта «Белкомур» // Современные проблемы науки и образования. — 2012. — № 6. — С. 621.
6. Бухарский В.В. Транспортная система региона как каркас экономического развития (на примере Архангельской области) // Актуальные вопросы современной экономики. — 2018. — № 6. — С. 619–631.
7. Литовский В.В. Проблемы пространственного формирования опорного транспортного каркаса Урала: мегапроект «БЕЛКОМУР» // Транспорт Урала. — 2011. — № 3(30). — С. 15–20.
8. Лаженцев В.Н. Проблемный подход к развитию и размещению производительных сил Севера //Корпоративное управление и инновационное развитие экономики Севера: Вестник Научно-исследовательского центра корпоративного права, управления и венчурного инвестирования Сыктывкарского государственного университета. — 2017. — № 4. — С. 20–28.
9. Савостова Т.Л., Бирюков А.Л. Эффективное управление северными территориями России: Проектно-ориентированный подход // Природообустройство. — 2018. — № 1. — С. 99–105. — DOI 10.26897/1997–6011/2018–1–99–105.
10. Куратова Э.С. Региональные проблемы товарообменных процессов и создание железнодорожной магистрали «Белкомур» // Вестник Коми республиканской академии государственной службы и управления. Теория и практика управления. — 2011. — № 9(14). — С. 129–131.
11. Вакуленко С.П., Куренков П.В. Интермодальные и мультимодальные перевозки в транспортных коридорах Европы и Азии // Железнодорожный транспорт. — 2016. — № 6. — С. 73–77.
12. Куратова Э.С. Железнодорожная магистраль «Белкомур» — сухопутная альтернатива западному участку Северного морского пути // Транспортное дело России. — 2011. — № 9. — С. 88–89.
13. Тарасова О.В. Оценка перспектив годарственно-частного партнерства в Арктических инфраструктурных проектах//Государственно-частное партнерство в сфере транспорта: модели и опыт.Сборник тезисов докладов конференции.СПб:СПбГУ, 2018.- С.59-64.
14. Савостова Т.Л., Бирюков А.Л. Российско-китайское сотрудничество в Арктике: эффективное управление развитием региональных систем // Инновации и инвестиции. — 2019. — № 7. — С. 86–91.

Сноски 
1 О Стратегии развития Арктической зоны Российской Федерации и обеспечения национальной безопасности до 2035 года. Указ Президента РФ №645 от 26.10.2020 г. — URL: http://static.kremlin.ru/media/events/files/ru/J8FhckYOPAQQfxN6Xlt6ti6XzpTVAvQy.pdf (дата обращения 05.06.2020 г.)
2 Стратегии пространственного развития Российской Федерации до 2025 года. Распоряжение Правительства Российской Федерации от 13.02.2019 г. №207-р. — URL: https://www.economy.gov.ru/material/directions/regionalnoe_razvitie/strategicheskoe_planirovanie_prostranstvennogo_razvitiya/strategiya_prostranstvennogo_razvitiya_rossiyskoy_federacii_na_period_do_2025_goda/ (дата обращения 05.06.2020 г.)
3 The ExxonMobil view of the future URL: http://bittooth.blogspot.com/2011/02/exxonmobil-view-of-future.html (дата обращения 05.06.2020 г.)
4 Global market insights URL: https://www.gminsights.com/ http://bittooth.blogspot.com/2011/02/exxonmobil-view-of-future.html (дата обращения 05.06.2020 г.)
5 Global market insights URL: https://www.gminsights.com/ http://bittooth.blogspot.com/2011/02/exxonmobil-view-of-future.html (дата обращения 05.06.2020 г.)
6 Bauxite industry background URL: http://www.hannamandpartners.com/uploads/2015/10/Bauxite.pdf http://bittooth.blogspot.com/2011/02/exxonmobil-view-of-future.html (дата обращения 05.06.2020 г.)
7 Прогнозы европейского лесного сектора 2010-2030 The European Forest Sector Outlook Study II https://www.unece.org/fileadmin/DAM/timber/publications/sp-28.pdf (дата обращения 05.06.2020 г.)

Вернуться к содержанию номера

Copyright © Проблемы современной экономики 2002 - 2021
ISSN 1818-3395 - печатная версия, ISSN 1818-3409 - электронная (онлайновая) версия