Logo Международный форум «Евразийская экономическая перспектива»
На главную страницу
Новости
Информация о журнале
О главном редакторе
Подписка
Контакты
ЕВРАЗИЙСКИЙ МЕЖДУНАРОДНЫЙ НАУЧНО-АНАЛИТИЧЕСКИЙ ЖУРНАЛ English
Тематика журнала
Текущий номер
Анонс
Список номеров
Найти
Редакционный совет
Редакционная коллегия
Представи- тельства журнала
Правила направления, рецензирования и опубликования
Научные дискуссии
Семинары, конференции
 
 
 
Проблемы современной экономики, N 3 (79), 2021
ФИНАНСОВО-КРЕДИТНАЯ СИСТЕМА. БЮДЖЕТНОЕ, ВАЛЮТНОЕ И КРЕДИТНОЕ РЕГУЛИРОВАНИЕ ЭКОНОМИКИ, ИНВЕСТИЦИОННЫЕ РЕСУРСЫ
Житлухина О. Г.
профессор кафедры бухгалтерского учета, анализа и аудита
Дальневосточного федерального университета (г. Владивосток),
кандидат экономических наук

Джафарова А. Э.
аспирант кафедры бухгалтерского учета, анализа и аудита
Дальневосточного федерального университета (г. Владивосток)


Идентификация особенностей криптовалюты как объекта бухгалтерского учета в качестве вида финансового актива
В статье показана эволюция отражения криптовалюты в зарубежном и российском нормативном регулировании и практике. Дана характеристика криптовалюты, как объекта бухгалтерского учета, обозначено ее место в системе финансовых инструментов, в частности финансовых активов. Представлены счета и доказана необходимость их использования для учета криптовалюты
Ключевые слова: криптовалюта, учет криптовалюты, финансовые активы, счета денежных средств
УДК 657.45; ББК 65.052.23   Стр: 99 - 104

В современном мире рыночная экономика характеризуется большой нестабильностью, что влечет за собой необходимость принятия как можно более точных инвестиционных решений, прибегая, при этом, к таким нетрадиционным экономическим инструментам, как криптовалюта. Криптовалюта, или «цифровые деньги» активно входит в мировое экономическое пространство. Количество и разнообразие ее видов постоянно растет, как и растет влияние ее на деятельность организаций, работающих с иностранными контрагентами. По расчетным данным некоторых специалистов рыночная капитализация всех криптовалют на 3 июля 2017 года превысила на мировом рынке 100 млрд долл. [1], однако на июнь 2021 года рыночная капитализация только одной криптовалюты Bitcoin по данным компании Coin Market Cap составила больше 600 млрд долл. [2].
Эти данные показывают, что нельзя недооценивать влияния криптовалюты на деятельность тех организаций, которые используют ее в своей деятельности. Недостаточное нормативное регулирование отражения криптовалюты в бухгалтерском учете приводит к тому, что организации полагаются на опыт своих коллег, проводят аналогии с другими объектами учета и действуют «от противного». Так появляются различные методики отражения криптовалюты в бухгалтерском учете, что, в свою очередь, ведет к различиям в формировании информации, раскрываемой в финансовой отчетности и ее искажениям. Решение данной проблемы во многом зависит от понимания сущности криптовалюты, как объекта бухгалтерского учета, и, исходя из его специфики, построения методики ее учета и порядка формирования отчетных показателей.
Изучение экономических источников показало, что по мере применения криптовалюты в международной учетной практике значительно менялись подходы к ее интерпретации в аспекте бухгалтерского учета. Диалектика, как метод поиска истины, и эволюция формирования характеристики криптовалюты, в качестве объекта учета и налогообложения, отличается неоднозначным ее толкованием в различных национальных субъектах рыночной экономики и на различных этапах ее формирования. Так, в США в августе 2013 года по решению федерального суда Восточного округа Техаса было определено, что криптовалюта (в частности биткойн) является валютой или формой денег и поэтому разрешалось ее использование в качестве денег (для покупки товаров и услуг, оплаты индивидуальных расходов на проживание и обмена для обычных валют). Так Комиссия по ценным бумагам и биржам США боролась со случаями мошенничества с ценными бумагами с использованием криптовалюты [3]. Раскрытие взаимосвязи между криптовалютой и валютой (денежными средствами) мы подробнее рассмотрим ниже.
Однако уже в марте 2014 года Служба внутренних доходов США (IRS) постановила, что биткойны должны рассматриваться не как валюта, а как собственность, что было необходимо для целей их налогообложения. А именно, операции с биткойнами попадали под налог на прирост капитала. Это позволяло владельцам биткойнов узаконить получение прибыли от операций с ними и создавало возможность сообщения об их проведении в IRS [4]. Объяснялось это тем, что биткойн имеет характеристики, более близкие к рынку драгоценных металлов, чем к рынку традиционной валюты, что непосредственно соответствовало решению IRS, где биткойн рассматривался в качестве собственности [5].
Однако, если классифицировать биткойн в качестве драгоценных металлов, то в этом случае, они должны относиться к основным средствам, как золото и другие драгоценные металлы. При этом надо иметь ввиду, что в отличие от криптовалюты, основные средства относятся к материальным активам, имеющим материально-вещественную форму, а криптовалюта, как известно, не имеет таковой. Кроме того, драгоценные металлы в качестве основных средств должны быть предназначены для использования в производстве продукции (при выполнении работ, оказании услуг) и для управленческих нужд. Это также отсутствует при характеристике криптовалюты. Такой объект должен быть предназначен для использования его в течение длительного времени и, кроме того, при признании его в учете не предполагается последующая его перепродажа [6], что, в ряде случаев, не соответствует целям приобретения криптовалюты некоторыми ее держателями, в частности, это касается приобретения биткойнов,
В Европейском Союзе в октябре 2015 года Европейским судом транзакции в биткойнах были отнесены к платёжным операциям с валютами, монетами и банкнотами и, в связи с этим, операции обмена биткойнов на фиатные деньги освобождались от налога на добавленную стоимость [7], что распространялось на все страны-члены Евросоюза. В Японии Кабинет министров в марте 2016 года одобрил пакет законопроектов, которые также признавали биткойны законным платёжным средством« [8]. Это правильно только в том случае, если, криптовалюта идентифицируется с понятием «валюта» («денежные средства»).
В 2018 году Ассоциация сертифицированных профессиональных бухгалтеров Канады (CPA Canada) допускала неоднозначность толкования криптовалюты для целей учета. В частности, рекомендовалось для учета криптовалюты использовать такие стандарты, как: МСФО (IAS) 32 «Финансовые инструменты: представление» и МСФО (IFRS) 9 «Финансовые инструменты», а значит они должны были классифицироваться как финансовые инструменты, в частности, как финансовые активы. Объяснялось это тем, что договоры на покупку или продажу криптовалюты в будущем (фьючерсы) признаются и допускаются к торгам на регулируемых рынках, поэтому криптовалюта подходит под определение дериватива. В то же время указанные рекомендации допускали для этих целей использование стандартов: МСФО (IAS) 38 «Нематериальные активы», потому что, по мнению авторов проекта, владение криптовалютой соответствует определению нематериального актива, и МСФО (IAS) 2 «Запасы», т.к. криптовалюта может использоваться в качестве товарных запасов [9].
Однако в 2019 году Комитет по МСФО уточнил указанные рекомендации и опубликовал решение по вопросу учета криптовалюты с использованием существующих стандартов МСФО. Исходя из данного документа, криптовалюта больше не идентифицировалась в качестве финансовых активов, а определялась как нематериальные активы (НМА) (МСФО (IAS) 38 «Нематериальные активы»). За исключением тех случаев, когда она приобреталась с целью последующей ее продажи в обычном порядке, тогда она должна идентифицироваться в качестве запасов и, соответственно, подпадать под действие только МСФО (IAS) 2 «Запасы» [10].
Рассмотрение криптовалюты в качестве НМА, по нашему мнению, практически допустимо в силу некоторых их особенностей, как объекта бухгалтерского учета. В частности, это касается определения НМА, имеющего место в соответствии с МСФО (IAS) 38, в котором под НМА понимаются идентифицируемый немонетарный актив, не имеющий физической формы [11]. Приверженцы этого мнения утверждают, что криптовалюта также не имеет физической формы и является немонетарным активом и эта особенность позволяет ее относить к НМА [12]. Однако надо отметить, что многие другие объекты бухгалтерского учета, например, такие, как: финансовые активы, финансовые обязательства, а также все виды расчетов и др. тоже не имеют физической формы. Кроме того, из идентификации актива в качестве НМА, определенной МСФО (IAS) 38, как «возможность отделимости актива от предприятия» и «возникновение актива из договорных или других юридических прав» (МСФО (IAS) 38), только первая применима к определению криптовалюты, которая может подлежать продаже. При этом известно, что признак, отражающий «предназначение для продажи», характеризуют активы, попадающие под регулирование МСФО (IAS) 2 «Запасы» и ПБУ 5/01 «Учет материально-производственных запасов». Однако отсутствие у криптовалюты материально-вещественной формы противоречит таким классификационным характеристикам «запасов», как «материальные активы» и материальные запасы, которые необходимы для организации учета и анализа финансовой отчетности [13]. Что касается второго критерия идентификации актива в качестве НМА, связанного с их договорным возникновением, то он практически не применим для интерпретации криптовалюты в качестве НМА, т.к. в осуществлении операций с ней отсутствуют всякие договорные и иные юридические права. А это позволяет усомниться в обоснованности применения МСФО (IAS) 38 для учета криптовалюты. При этом МСФО рекомендует его использовать в отношении криптовалюты, приобретённой для сохранения ее в течение длительного времени или для других целей. Ее, по-видимому, в условиях применения данного стандарта предполагается классифицировать как НМА с неопределенным сроком полезного использования, по которым в соответствии с ПБУ 14/2007 «Учет нематериальных активов», не начисляется амортизация в отличие от классических внеоборотных активов [14].
Следует отметить также, что в условиях отсутствия национального активного рынка НМА, учет криптовалюты должен осуществляться не по справедливой, а по первоначальной стоимости. Значит, не будет производиться переоценка криптовалюты по справедливой стоимости, которая в условиях ее роста, имеет немаловажное значение для достоверного отражения стоимости капитала, т.к. результаты изменения ее стоимости в соответствии с МСФО (IAS) 38 должны раскрываться в составе прочего совокупного дохода (или третьего раздела пассива баланса). Кроме того, ПБУ14/2007 требует, чтобы организация признающая актив в учете в качестве НМА, не предполагала его продажу в течение 12 месяцев или обычного операционного цикла, что не в полной мере соответствует функциональному назначению криптовалюты. Помимо этого, национальные стандарты к условиям признания, как материальных, так и нематериальных активов, в качестве объектов учета, относят необходимость «предназначения их для использования в производстве продукции, при выполнении работ или оказании услуг, а также для управленческих нужд организации». Все это, на наш взгляд, затрудняет прямую ассоциацию между «Запасами» и «НМА» — с одной стороны и «Криптовалютой» — с другой, как объектами бухгалтерского учета.
Это может быть подтверждено и тем, что в ПБУ 14/2007 указывается, что к НМА не могут быть отнесены «финансовые вложения» [14], как элементы «финансовых активов». И те и другие, как указывалось выше, не имеют физической формы, но имеют разную природу формирования, как объекта учета, и разное функциональное назначение. Однако, как видно из эволюции ее категориального становления, на первых этапах применения криптовалюты в экономическом обороте организаций и идентификации ее как объекта бухгалтерского учета, она рассматривалась как «финансовый актив» [9]. А в ряде случаев она определялась, как «валюта» («денежные средства»), которая по МСФО(IAS)32, интерпретируется как финансовые активы, поскольку она представляет собой средство обмена.
Изучение экономической литературы показало, что многие российские специалисты придерживаются аналогичной точки зрения. Так, некоторые авторы слишком буквально воспринимают значение криптовалюты, как «валюты», и, опираясь на ПБУ 23/2011 «Отчет о движении денежных средств», относят ее к «денежным эквивалентам», объясняя это, их высокой ликвидностью и подверженностью незначительному риску изменения их стоимости [15, с.6]. В основном, ссылаясь на Федеральный закон «О цифровых финансовых активах, цифровой валюте и о внесении изменений в отдельные законодательные акты Российской Федерации» [16], где криптовалюта признается финансовым активом, ПБУ 19/02 «Учет финансовых вложений» и практику компаний, работающих с криптовалютой [17, с. 139], большинство авторов признает криптовалюту финансовым активом. И это, на наш взгляд, достаточно обоснованно, т.к. для криптовалюты характерны признаки, присущие некоторым их элементам, а именно, «денежным средствам» и «финансовым вложениям», что свидетельствует об идентичности их экономической природы.
Для идентификации «криптовалюты» в качестве «финансового актива», рассмотрим структурные элементы финансовых активов, которые сами являются составными частями финансовых инструментов. В настоящее время финансовые активы, в российской учетной практике представлены следующими объектами учета: денежными средствами, финансовыми вложениями и торговой дебиторской задолженностью. В МСФО понятие «финансовые вложения» отсутствует. Рассмотрим каждый из этих объектов в аспекте их взаимосвязи с криптовалютой.
«Валюта» или «денежные средства» в соответствии с МСФО (IAS) 32 относятся к финансовым активам. Сущность денежных средств раскрывается через выполняемые ими функции, основные из которых следующие: деньги как мера стоимости, деньги как средство платежа, деньги как средство обращения, деньги как средство накопления и сбережения, мировые деньги [18]. Из перечисленных функций денег практически все из них могут быть использованы в экономической деятельности через применение криптовалюты. Важное исключение, в этом случае, составляет выполнение такой функции денег, как «мера стоимости», которую выполняют только денежные средства, являющиеся основой осуществления оценки и признания всех сделок в финансовой отчетности [19]. Криптовалюта, как известно, в настоящее время использоваться для этих целей не может, что существенно отличает ее от денежных средств. Относительно такой функции денег, как «средство платежа», она также может быть ограничена в применении. Например, в России криптовалюта, как и любая иная валюта, в т.ч. и иностранная валюта, не может использоваться в качестве средства законного платежа для целей осуществления сделок, связанных с покупкой (продажей) товаров и иных ценностей, кроме рублей, которые являются национальной валютой [16].
Что касается таких функций денег, как «средство обращения или обмена», а также как «средство накопления и сбережения», то они полностью соответствуют функциям, выполняемым криптовалютой. Как показывает практика, криптовалюта начинает активно обращаться в качестве «мировых денег» [20]. Все это показывает, что между криптовалютой и денежными средствами имеется реальная «сущностная», хотя и недостаточно полная, связь. Однако по форме между ними имеются значительные различия. Так, денежные средства обращаются, как в качестве наличных денежных средств (т.е. на материальных носителях), так и в безналичном порядке. Что касается криптовалюты, то она является разновидностью цифровой валюты, представляющей собой конкретную внутреннюю расчётную единицу [21], и поэтому не имеет какой-либо особой материальной формы. Кроме того, денежные средства могут быть представлены национальной валютой, иностранной валютой и прочими денежными средствами в банках. А криптовалюта может лишь классифицироваться по целевому назначению: для обмена, для накопления или для продажи. И отражаться в балансе соответственно, в составе внеоборотных активов и в составе оборотных активов.
Что касается идентичности «криптовалюты» и «финансовых вложений», как объектов учета, то между ними сущностная связь практически отсутствует. Финансовые вложения являются основным элементом финансовых активов. В состав финансовых вложений входят: «финансовые вложения в долевые инструменты» и «финансовые вложения в долговые инструменты» (в приобретенные облигации и депозитные сертификаты, в полученные финансовые векселя и в предоставленные займы). Эти «финансовые вложения», как часть «финансовых активов», отражаемых на балансе одной организации, представляют собой часть финансового инструмента связывающего их договорным правом с другой организацией, на балансе которой отражаются «финансовые обязательства» (долговые инструменты по выпуску облигаций, по выдаче финансовых векселей и по получению кредитов и займов). Тоже касается «торговой дебиторской задолженности», которая отражается в учете одной организации, и является частью финансового инструмента, связывающего ее по договору с другой организацией, в учете которой отражается «торговая кредиторская задолженность».
Как видно, финансовые вложения и торговая дебиторская задолженность классифицируются в качестве финансовых активов, как структурных элементов финансовых инструментов. Отличие их состоит в том, что по финансовым вложениям организация получает доход в будущем в форме дивидендов или процентов, а по дебиторской задолженности дополнительного дохода нет, а только ожидается приток денежных средств в размере, определенном договором [22]. Наличие договора, влекущего признание в учете финансовых вложений и торговой дебиторской задолженности в качестве финансовых инструментов, отличает их от криптовалюты, удержание которой не обладает, предусмотренным договором, правом на получение денежных средств [12].
Однако, несмотря на практическое отсутствие прямой связи между «криптовалютой», с одной стороны и «финансовыми вложениями» и «торговой дебиторской задолженностью — с другой, для их признания в учете характерно такое условие, как «переход к организации рисков, имеющих место при признании их в учете» [23]. Т.е. криптовалюта, как и финансовые вложения и торговая дебиторская задолженность, относится к рисковым объектам учета и требует создания резервов под ее обесценение, в случае снижения ее стоимости, и периодической ее переоценки для целей достоверности отчетности. Таким образом, криптовалюта является финансовым активом, т.к. удовлетворяет определению актива в Концептуальных основах МСФО, т.е. является существующим экономическим ресурсом, контролируемым организацией в результате прошлых событий, от которого организация ожидает в будущем получить экономические выгоды, т.е. метод бухгалтерского учета криптовалюты также зависит от целей ее удержания. При этом важно отметить, что в МСФО (IFRS) 9 достаточно глубоко раскрыты бизнес-модели, управляющие финансовыми активами, которые классифицируют их как: «предназначенные для продажи», «удерживаемые до погашения, «смешанные бизнес-модели» и др. Безусловно, такие бизнес-модели направлены на оперативное регулирование операций с финансовыми активами, как составными элементами финансовых инструментов. Однако они напрямую связаны с порядком формирования справедливой стоимости и отражением результатов ее переоценки в отчетности, которые отражаются: либо в отчете о финансовых результатах (что может быть применимо для учета криптовалюты, предназначенной для продажи), либо в отчете о прочем совокупном доходе или в третьем разделе бухгалтерского баланса (что может быть использовано для учета криптовалюты, удерживаемой с целью сохранения ее ценности в течение длительного времени или майнинга).
Таким образом, можно сделать вывод, что криптовалюта достаточно близка по экономическим характеристикам, отражающим сущность финансовых активов. Однако она, как было показано выше, отличается от денежных средств и финансовых вложений. Поэтому, по нашему мнению, ее следует отражать обособленно в качестве отдельного объекта учета в составе финансовых активов.
Рис. 1. Виды финансовых активов с включением в их состав криптовалюты
В национальной учетной практике, как показывает изучение экономических источников, имеются различные предложения по использованию отдельных бухгалтерских счетов для учета криптовалюты. Так, некоторые авторы предлагают создание таких дополнительных счетов, как счет 06 «Вложения в цифровую (электронную) валюту» (активного) и счет 56 «Резервы под обесценение цифровой (электронной) валюты» (пассивного) [24, с. 82], которые позволяют отражать создание криптовалюты в форме самостоятельного майнинга и относить ее к внеоборотным активам, что сближает ее с процессом создания нематериальных активов. При этом создание резерва страхует компанию от неблагоприятного снижения стоимости криптовалюты. В связи с этим, имеются рекомендации по созданию таких дополнительных счетов, как: счет 53 «Криптовалюта» (активный) и счет 54 «Резервы под обесценение криптовалюты» (пассивный) [15, с. 7]. Эти счета более приближены к счетам денежных средств и финансовых вложений. Некоторые авторы считают, что для учета криптовалюты можно использовать уже имеющиеся счета, такие как: счет 58 «Финансовые вложения» и счет 59 «Резерв под обесценение финансовых вложений» [17 с. 139; 25, с. 140]. Но их, на наш взгляд, применять не целесообразно, т.к. счет 58 «Финансовые вложения», не идентичен криптовалюте. Потому, что, как было показано выше «финансовые вложения», как элемент финансовых активов, входят в состав финансовых инструментов, определяющим признаком которых является договор, связывающий их с финансовыми обязательствами, а для криптовалюты договорные процедуры отсутствуют.
Из предлагаемых счетов, на наш взгляд, у организаций, приобретающих криптовалюту из внешних источников целесообразно применять счет 53 «Криптовалюта», который по номеру шифра может быть отнесен к финансовым активам. К нему, исходя из цели удержания валюты, необходимо открывать такие субсчета, как:
– счет 53–1 «Криптовалюта», субсчет «Криптовалюта для продажи и обмена в ходе обычной деятельности» (счет финансовых активов);
– счет 53–2 «Криптовалюта», субсчет «Криптовалюта для накапливания и сбережения» (счет финансовых активов);
– счет 53–3 «Криптовалюта», субсчет «Затраты на создание криптовалюты» (калькуляционный счет).
На поступление криптовалюты в организацию целесообразно формировать следующие бухгалтерские проводки (таблица 1).

Таблица 1
Бухгалтерские проводки по учету поступления криптовалюты в организацию
Содержание хозяйственной операцииБухгалтерская проводка
ДебетКредит
Приобретение криптовалюты в обмен на обычные (реальные) деньги по первоначальной стоимости
Отражена покупка криптовалюты53–1 (53–2)76
Произведена оплата криптовалюты денежными средствами7651
Получение криптовалюты в обмен на предоставленные товары или услуги
Отражена выручка от продажи товаров (реализации работ, услуг)6290–1
Начислен НДС с продажной стоимости криптовалюты90–368/НДС
Отражена себестоимость проданных товаров, работ или услуг90–241
Отражен факт получения криптовалюты53–1 (53–2)76
Отражен взаиморасчет с покупателем за проданные товары7662
Получение криптовалюты в качестве пожертвований (безвозмездной передачи)
Отражение признания криптовалюты в учете53–1 (53–2)91–1
Начисление налога на прибыль9968
Признание криптовалюты в качестве полученного займа
Отражено признание криптовалюты в учете в качестве полученного займа53–1 (53–2)66–1
Начислены проценты по полученным займам91–266–2


Если приобретенная криптовалюта, учтенная на счете 53–1 «Криптовалюта», субсчет «Криптовалюта для продажи и обмена в ходе обычной деятельности», используется в качестве оплаты поставщикам за приобретенные товары (работы или услуги), то целесообразно, на наш взгляд, сформировать следующие проводки (табл.2).

Таблица 2
Бухгалтерские проводки по учету криптовалюты в качестве платежного средства
Содержание хозяйственной операцииБухгалтерская проводка
ДебетКредит
Отражены признанные в учете приобретенные товары (работы, услуги)41 (26, 44 и пр.)60
Отражена передача криптовалюты в оплату товаров (работ, услуг)7691–1
Отражено списание с баланса организации переданной криптовалюты в оплату приобретенных товаров (работ, услуг)91–153–1
Отражен взаиморасчет с поставщиками за приобретенные товары (работы, услуги)6076

Если целью приобретения криптовалюты является увеличение стоимости капитала, как при удержании финансового актива, то возникает возможность оценивать криптовалюту по первоначальной, справедливой или переоценочной стоимости. Однако здесь возникает ряд проблем. При учете по первоначальной стоимости, если справедливая стоимость криптовалюты превысит первоначальную стоимость, то это увеличение невозможно будет признать. Но при выборе оценки по справедливой стоимости при ее снижении будет необходимо учитывать обесценение, что, в связи с резкими скачками курса, может навредить финансовой устойчивости компании. Наиболее оптимальное отражение криптовалюты предлагает модель учета по переоцененной стоимости, которая применима, если существует активный рынок, благодаря котировкам которого можно регулярно переоценивать криптовалюты до их справедливой стоимости и признавать увеличение стоимости в составе прочего совокупного дохода, или уменьшение стоимости — в составе прибыли или убытка. Проводки на отражение изменения стоимости приобретенной криптовалюты для целей накапливания и сбережения и учтенной на счете 53–2 «Криптовалюта», субсчет «Криптовалюта для накапливания и сбережения» представлены в табл.3.

Таблица 3
Бухгалтерские проводки по учету дооценки (уценки) криптовалюты
Содержание хозяйственной операцииБухгалтерская проводка
ДебетКредит
Отражено создание резерва под обесценение криптовалюты91–254
Отражены результаты изменения справедливой стоимости (переоценки) криптовалюты — дооценка криптовалюты53–291–1
Отражены результаты изменения справедливой стоимости (переоценки) криптовалюты — уценка криптовалюты91–253–2

Проводки по отражению приобретения криптовалюты в форме самостоятельного майнинга (т.е. генерации криптовалюты при использовании своих компьютерных мощностей) отражены в табл. 4.

Таблица 4
Бухгалтерские проводки по учету криптовалюты, полученной организацией в процессе майнинга
Содержание хозяйственной операцииБухгалтерская проводка
ДебетКредит
Начислена амортизация по электронно-вычислительному оборудованию, используемому для «майнинга»53–302
Отражены затраты на электричество53–360
Отражены затраты на оплату труда сотрудникам, занимающимся «майнингом», и выплаты в страховые фонды53–370, 69
Отражены прочие расходы53–376
Принята к учету созданная криптовалюта53–1 (53–2)53–3


Таким образом, можно сделать вывод, что создание методов учета и оценки криптовалюты все еще находится в процессе разработки, как в российской, так и в зарубежной практике. И хотя большинство российских организаций пока не используют криптовалюту, процесс ее внедрения в хозяйственную деятельность уже идет, что поднимает вопрос об отражении ее в бухгалтерском учете и финансовой отчетности. Особенно это важно в свете того, что различные организации начинают отражать ее на счетах, относящихся к разным разделам бухгалтерского баланса, что мешает объективной оценке финансовой деятельности предприятия. Приведенные примеры субсчетов для учета криптовалюты следует предусматривать в учетной политике организации. Подобный подход даст руководству возможность выбрать тот вид учета криптовалюты, который больше подходит для конкретной организации: использование криптовалюты через покупку и продажу, или ее создание. Это также увеличит информативность финансовой отчетности. При этом для дальнейшего совершенствования учета и оценки криптовалюты необходимо обеспечить национальное нормативное регулирование, отражающее методологию и практику ее учета и оценки, применимую для российской действительности, которая должна быть направлена на достоверное формирование отчетных показателей, необходимых для внутренних и внешних пользователей.


Список использованных источников:
1. Каневский С.В. Криптовалюты в МФСО. Вопросы признания и оценки // Корпоративная финансовая отчётность. Международные стандарты. — 2017. -№ 6 // [Электронный ресурс]. — Режим доступа: https://www.ipbr.org/accounting/ias/new-in-ias/180305-kanevskiy/
2. Cryptocurrency Market Capitalizations // [Электронный ресурс]. — Режим доступа: https: //coinmarketcap.com
3. Securities and Exchange Commission v. Trendon T. Shavers and Bitcoin Savings and Trust, United States District Court Eastern District Of Texas, 08–06–2013, Case No. 4:13-CV-416 [Электронный ресурс]. — Режим доступа: https://casetext.com/case/sec-exch-commn-v-shavers
4. 3 Reasons The IRS Bitcoin Ruling Is Good For Bitcoin [Электронный ресурс]. — Режим доступа: https://www.nasdaq.com/articles/3-reasons-irs-bitcoin-ruling-good-bitcoin-2014–03–27
5. Wilson-Nunn, Daniel & Zenil, Hector. (2014). On the Complexity and Behaviour of Cryptocurrencies Compared to Other Markets [Электронный ресурс]. — Режим доступа: https://www.researchgate.net/publication/268079329_On_the_Complexity_and_Behaviour_of_Cryptocurrencies_Compared_to_Other_Markets
6. Приказ Минфина России от 30.03.2001 № 26н (ред. от 16.05.2016) «Об утверждении Положения по бухгалтерскому учету «Учет основных средств» ПБУ 6/01» [Электронный ресурс]. — Режим доступа: http://www.consultant.ru/
7. Обмен традиционных валют на виртуальную валюту «Биткойн» освобождается от НДС // Пресс-релиз Европейского суда № 128/15 от 22 октября 2015 (англ.) // [Электронный ресурс]. — Режим доступа: https://curia.europa.eu/juris/document/ document.jsf?text=&docid=170305&pageIndex=0&doclang=en&mode=req&dir=&
8. Japan OKs recognizing virtual currencies as similar to real money (англ.). The Japan Times (4 March 2016). // [Электронный ресурс]. — Режим доступа: https://www.japantimes.co.jp/news/2016/03/04/business/tech/japan-oks-recognizing-virtual-currencies-similar-real-money/
9. Что такое криптовалюты с точки зрения МСФО. [Электронный ресурс]. — Режим доступа: https://gaap.ru/articles/CHto_takoe_kriptovalyuty_s_tochki_ zreniya_MSFO
10. IFRS Developments Holdings of сryptocurrencies [Электронный ресурс]. — Режим доступа: URL: https://assets.ey.com/content/dam/ey-sites/ey-com/en_gl/topics/ifrs/ey-devel150-cryptocurrency-holdings-august-2019.pdf //
11. Международный стандарт финансовой отчетности (IAS) 38 «Нематериальные активы» (введен в действие на территории Российской Федерации Приказом Минфина России от 28.12.2015 № 217н) (ред. от 14.12.2020) [Электронный ресурс]. — Режим доступа: http://www.consultant.ru/
12. Как учитывать криптовалюты в соответствии с МСФО? // [Электронный ресурс]. — Режим доступа: https://fin-accounting.ru/articles/2020/accounting-cryptocurrencies-under-ifrs
13. Приказ Минфина России от 06.05.1999 № 33н (ред. от 06.04.2015) «Об утверждении Положения по бухгалтерскому учету «Расходы организации» ПБУ 10/99» [Электронный ресурс]. — Режим доступа: http://www.consultant.ru/
14. Приказ Минфина России от 27.12.2007 № 153н (ред. от 16.05.2016) «Об утверждении Положения по бухгалтерскому учету «Учет нематериальных активов» (ПБУ 14/2007)» [Электронный ресурс]. — Режим доступа: http://www.consultant.ru/
15. Астраханцева И.А., Савина А.С., Астраханцев Р.Г. Криптовалюта как феномен платежа в современной цифровой экономике // Известия высших учебных заведений. Серия: Экономика, финансы и управление производством. — 2019. — № 4(42). — С. 3–10.
16. Федеральный закон от 31.07.2020 № 259-ФЗ «О цифровых финансовых активах, цифровой валюте и о внесении изменений в отдельные законодательные акты Российской Федерации» [Электронный ресурс]. — Режим доступа: http://www.consultant.ru/
17. Яровова В.В., Рузинская А.Б. Бухгалтерский учет криптовалюты //Вестник образовательного консорциума Среднерусский университет. Серия: Экономика и управление. — 2017. — №10. — С. 138–140.
18. Жданова Ю.Н. Экономическая сущность денежных средств и расчетов // Инновационная наука. — 2018. — № 6. — С. 57–61.
19. МСФО (IAS) 32 «Финансовые инструменты: представление информации» введен в действие на территории Российской Федерации Приказом Минфина России от 28.12.2015 № 160н (ред. от 01.01.2018) // «КонсультантПлюс» [Электронный ресурс]. — Режим доступа: http://www.consultant.ru/
20. Сафиуллин М.Р., Савеличев М.В., Ельшин Л.А. Потенциал криптовалюты в условиях перехода мировой экономики к шестому технологическому укладу // Финансы и управление. — 2020. — №3. — С.74–84.
21. Вобленко Е.В. Бухгалтерский учет цифровых транзакций: дис. канд. экон. наук: 08.00.12. / Санкт-Петербургский государственный экономический университет. — СПб., 2020 — 223 с.
22. Житлухина О.Г. Финансовый учет в условиях сближения его с МСФО: понятие, классификация, оценка финансовых инструментов // Известия Дальневосточного федерального университета. Экономика и управление. — 2014. — №4 (72). — С.93–106.
23. Приказ Минфина России от 10.12.2002 № 126н. (ред. 06.04.2015) «Об утверждении Положения по бухгалтерскому учету «Учет финансовых вложений» (ПБУ19/02)» // Консультант Плюс [Электронный ресурс]. — Режим доступа: http://www.consultant.ru/
24. Куликова Л.И. Криптовалюта как новый объект бухгалтерского учета / Л.И. Куликова, И.Р. Ильма // Вести научных достижений. Бухгалтерский учет, анализ и аудит — 2020. — № 2. — С. 81–84.
25. Спицын А.Н. Учет криптовалюты в бухгалтерском учете // Современная экономика: актуальные вопросы, достижения и инновации: Сборник статей XXXIII Международной научно-практической конференции. — Пенза, 2019. — С.139–142.

Вернуться к содержанию номера

Copyright © Проблемы современной экономики 2002 - 2021
ISSN 1818-3395 - печатная версия, ISSN 1818-3409 - электронная (онлайновая) версия