Logo Международный форум «Евразийская экономическая перспектива»
На главную страницу
Новости
Информация о журнале
О главном редакторе
Подписка
Контакты
ЕВРАЗИЙСКИЙ МЕЖДУНАРОДНЫЙ НАУЧНО-АНАЛИТИЧЕСКИЙ ЖУРНАЛ English
Тематика журнала
Текущий номер
Анонс
Список номеров
Найти
Редакционный совет
Редакционная коллегия
Представи- тельства журнала
Правила направления, рецензирования и опубликования
Научные дискуссии
Семинары, конференции
 
 
 
Проблемы современной экономики, N 3 (79), 2021
ПРОБЛЕМЫ ТЕОРИИ И ПРАКТИКИ ПРЕДПРИНИМАТЕЛЬСТВА
Курпаяниди К. И.
профессор кафедры экономики
Ферганского политехнического института (Узбекистан),
PhD in economics, действительный член Российской академии естествознания


Создание малых предприятий: саморазвитие или интеграционное развитие – какой путь выбирают страны мира
Выявление сущности малого предпринимательства не может обойтись без анализа его параметров, который затрудняется тем, что состав и структура бизнеса отличаются многообразием. Автором проанализированы показатели функционирования малого предпринимательства в различных странах. Изучен опыт высокоразвитых стран мира, выделены особенности развития малого предпринимательства в развивающихся странах. Результаты исследования формируют теоретическую основу для формирования методической базы, из которой следует, что создание малых предприятий возможно двумя путями: саморазвитие и интеграционное развитие
Ключевые слова: интеграционное развитие, малый бизнес, предпринимательство, саморазвитие, функции предпринимательства
УДК 338.24   Стр: 92 - 95

Осуществляемые преобразования в Республике Узбекистан доказали, что эффективность системы рыночных отношений требует определенного уровня экономической свободы граждан, а предпринимательство выступает главным принципом реализации такой свободы. Выявление сущности малого предпринимательства не может обойтись без анализа его параметров, который затрудняется тем, что состав и структура бизнеса отличаются многообразием. При этом каждая отдельная страна, международные организации используют свои критерии, количество которых, по подсчетам специалистов, превышает 50. В зависимости от подхода они подразделяются на количественные, качественные и комбинированные критерии.
В количественном подходе чаще всего используют такие критерии, как «численность занятых», «объем продаж (оборот)», «балансовая стоимость активов». Причем может использоваться как один из критериев, так и их комбинация, как это, например, принято в определении Европейского Союза. Главным достоинством количественных критериев является удобство их использования и доступность для исследователей. Основной недостаток — их абсолютность.
Начало развитию теории предпринимательства было положено в трудах представителей классической школы политической экономии Р. Кантильона и Ж.-Б. Сея, которые ввели в научный оборот категорию «предприниматель» и акцентировали внимание на его способности идти на риск непостоянных доходов и на выполнение функций управления и координации факторов производства. Дальнейшее развитие теория предпринимательства получила в работах Х. Магольдта, Й. Тюнена, рассматривавших неопределенность внешней среды в качестве источника предпринимательского дохода. Представители немецкой исторической школы (М. Вебер, В. Зомбарт, Г. Шмоллер и др.) трактовали предпринимателя как новатора и созидателя. Й. Шумпетер [1] определил в качестве атрибутивного признака предпринимательства способность создавать новые комбинации традиционных факторов производства.
Направления, методы и механизмы государственного управления и государственной политики, в частности государственной поддержки предпринимательской деятельности, представлены в трудах зарубежных ученых: А. Афталиона, М. Вебера, X. Гроссмана, П. Друкера, Р. Кантильона, Дж.М. Кейнса, Р. Клауэра, М. Мессенгисера, Дж. Стэнворта, Д. Таргета, К. Ховарда, А. Хоскинга и др.
Существенный вклад в развитие теории предпринимательства внесли представители институционального направления, среди которых Т. Веблен, Дж.К. Гэлбрейт, Дж. Коммонс и др. Использование институциональной методологи позволило раскрыть содержание агентского противоречия и сущность фирмы как сети контрактов (Дж. Акерлоф, А. Берле, Р. Коуз, Дж. Минз и др.).
Некоторые попытки интеграции категории «предпринимательство» со стандартной экономической моделью были предприняты в работах В. Баумоля, Р. Виллигола, Дж. Панзара и др. Результаты исследований факторов, влияющих на степень предпринимательства, представлены в трудах К. Дина, С. Зара, А. Томаса и др. Взаимосвязь экономического роста и уровня развития предпринимательства исследовалась с использованием аналитического инструментария неоклассической концепции, что нашло отражение в работах З. Гриличеса, Э. Мэнсфильда, М. Надири, М. Портера, П. Ромера, Р. Солоу и др.
Особенности функционирования малого предпринимательства, его влияние на уровень инновационности национальной экономики и темпы экономического развития анализировались в работах Г. Берла, П. Вэйла, Д. Гэммона, Е.Дж. Долана, И. Кирцнера, Д. Линдсея, М. Мескона, Я. Мэйтланда, Ф. Хайека и др.
Из вышесказанного следует, что теория предпринимательства прошла длительный период развития, что позволило обосновать ряд концептуальных принципов анализа предпринимательского сообщества. Теоретической и методологической основой исследования стали концепции и гипотезы, в которых сформулированы принципы предпринимательской деятельности.
Во многих странах мира, в зависимости от численности работающих на предприятии, выделяют микропредприятия, малые предприятия, средние, крупные и сверхкрупные предприятия.
В Европейском Союзе действует общая классификация предприятий по численности, работающих [2]:
• микропредприятия — число работающих не более 9 человек;
• малые предприятия — от 10 до 49 человек;
• средние предприятия — от 50 до 249 человек.
Для всех категорий предприятий товарооборот должен быть менее 40 млн евро, либо общий баланс менее 27 млн евро, а также к числу такого рода предприятий относятся такие, на которых сам собственник независимо от юридического статуса фирмы несет личную и прямую ответственность за ее финансовое, техническое, коммерческое и социальное развитие. При этом большинство малых и средних предприятий выступают субпоставщиками крупных корпораций. Популярность субподрядных отношений объясняется эффективностью и высокой устойчивостью бизнеса вновь образующихся предприятий. По данным фирмы «Mr. Doors Home Inc.» [3] после пяти лет деятельности на рынке выживают лишь 23% предприятий, а после 10 лет их остается лишь 18%. В то же время среди предприятий, работающих по системе субконтрактации, через пять лет распадается только 8 предприятий из 100, а через 10 лет — 10 из 100. Относительно высок удельный вес субконтрактации в легкой и металлообрабатывающей промышленности, а также в машиностроении. Таким образом, развитая система субподряда способствует росту вклада малого предпринимательства в ВВП страны.
Так, в 2019 году доля малого и среднего бизнеса в ВВП Италии составила 55% (или 1,1 трлн долл США), общей занятости — 65,7%, количестве всех предприятий — 99,2% (или 3,6 млн предприятий). Италия занимает первое место в Европе по доле работников, связанных с предприятиями малого бизнеса [4] (65,7% всех работников в Италии связаны с малым бизнесом). При этом свыше 50% малых и средних предприятий являются субподрядчиками крупных бизнес-структур в текстильной и металлургической отрасли В числе других лидеров — Испания (59,1%) и Латвия (57,4%). Худшие показатели — в Великобритании (37,6%), Люксембурге (43%) и Румынии (44,4%).
Статистическая методика классификации предприятий в Германии несколько отличается от принятой в ЕС: к категории «средних» в ФРГ относят фирмы с количеством занятых от 50 до 499 чел., а не до 249 чел., как принято в Евросоюзе. Соответственно отличаются и статистические показатели роли МСП в экономике, что особенно заметно по доле занятых — 58% от общего количества занятых (в абсолютных цифрах почти 17,5 млн чел., что на 1,7 млн чел. больше, чем по методике ЕС) [5]. Плотность МСП в Германии тоже существенно ниже, чем в среднем по ЕС: 2962 предприятия на 100 тыс. населения, а в ЕС — 4778. Как правило, немецкие МСП крупнее европейских: на немецких МСП занято в среднем 7,5 чел., а в ЕС — 3,91 [6].
Доля малого и среднего бизнеса в ВВП Франции находится на уровне 49,8%. Во Франции количество МСП на начало 2020 года составило 3,13 миллионов единиц или 99,9% от общего числа зарегистрированных предприятий. На долю малого и среднего бизнеса пришлось 55,8% добавленной стоимости и 64,1% общей занятости, что несколько ниже средних показателей по ЕС — 56,4% и 66,6%, соответственно. Средняя численность занятых на малых и средних предприятиях также чуть меньше, чем в среднем по ЕС — 3,4 человека против 3,9, соответственно. При этом французские МСП более производительны, добавленная стоимость на одного занятого во Франции на 21,2% выше среднего показателя по ЕС — 54 000 евро против 44 600 евро [7]. Между тем, в данной стране любое предприятие, будь то физическое лицо (индивидуальное предпринимательство) или юридическое, становится зарегистрированным в “SIRENE” с момента подачи заявки и учитывается в статистике по созданию предприятия с момента начала экономической деятельности. Французская типология создания предприятий различает три новых типа предприятий, отличных по своей природе:
• чистое создание. Новое предприятие классифицируется как «чисто созданное», если его создание сопряжено с возникновением новых средств производства;
• создание посредством «возобновления». Возникает тогда, когда новое предприятие перенимает целиком или полностью деятельность и средства производства другого предприятия;
• создание посредством «реактивации». Предприниматель может временно прекратить свою деятельность, а потом начать ее заново.
В Японии в соответствии с законом о малых и средних предприятиях (1963 г.) к ним относятся предприятия, отвечающие следующим критериям:
• в добывающей и обрабатывающей промышленности, строительстве — уставной капитал до 100 млн йен и численность работающих до 300 чел.;
• в оптовой торговле — уставной капитал до 30 млн йен и численность работающих до 100 чел.;
• в розничной торговле и сфере услуг — уставной капитал до 30 млн йен и численность работающих до 50 чел.
На сегодняшний день количество таких предприятий составляет 4,7 миллиона единиц [8]. Их отличительная черта состоит в том, что они вертикально объединены (в качестве субподрядчиков) с ТНК и интегрированы в их производство.
Япония — страна исключительно частного предпринимательства. В промышленности государству принадлежит только монетный двор. А к малому бизнесу относятся 5738 тыс. предприятий, то есть 99% их общего числа. На них работает 88% всех занятых в экономике людей. Во всем мире экономические и научно-технические достижения Японии ассоциируются, прежде всего, с именами нескольких десятков крупнейших компаний.
Между тем, весьма существенный вклад в процветание Японии вносит ее малый и средний бизнес. На его долю приходится более 53% ВВП. Другими словами, малые и средние предприятия Страны восходящего солнца приводят в движение более половины объема ее экономики [9].
Государственная поддержка деятельности субъектов малого предпринимательства и особенно вертикальных связей с крупным бизнесом и международными корпорациями, политика по поощрению сотрудничества малых и средних предприятий и общих торговых компаний позволили повысить конкурентоспособность малых предприятий.
В США малыми предприятиями считаются независимые предприятия с числом занятых от 100 до 1500 человек в зависимости от вида деятельности, объемом годового дохода от 0,75 млн долл. США до 20 млн долл. США. Они составляют 97,6% (или 22,9 млн) из общего числа фирм, действующих на территории страны. На их долю приходится около 52% ВВП и свыше 50% занятой рабочей силы. Отраслевой структуре малого предпринимательства присуща высокая диверсификация. Так, в оптовой и розничной торговле их удельный вес составляет 19%, науке и научно-техническом обслуживании, строительстве по 12%, в сфере здравоохранения и социальной поддержки — 10%, гостиничном бизнесе и общественном питании — 7%, образовании и информатике — 3%, промышленности — 5%, финансах и страховании, недвижимости по 4%, транспорте и перевозках -3%, прочие -21%. На малых предприятиях США в 2017 году было занято 60,6 млн человек, или 47,1% частной рабочей силы. Фирмы со штатом от 20 до 99 сотрудников имеют наибольшую долю занятости в малом бизнесе [10].
В Таиланде на долю малых предприятий приходится 80,3% рабочих мест и около 50% ВНП. Большинство из них имеют одного или двух занятых, что свидетельствует о преобладании микропредприятий. Малый бизнес составляет большинство предприятий в стране, а это 99,7% предприятий в Таиланде, что является второй по величине долей в Юго-Восточной Азии после Южной Кореи [11].
В развивающихся государствах деятельность микро и малых предприятий является, преимущественно, низко доходной, и не вносит существенного вклада в экономику. Поэтому Т. Биггс, М. Гриндл и Д. Снодгрэсс считают, что малые предприятия как агенты экономического развития мало интересны [12]. Хотя большинство других ученых придерживаются иного мнения.
В России, по данным ресурсного центра малого предпринимательства, удельный вес субъектов малого бизнеса составляет 66,5% в общем числе хозяйствующих субъектов. Из них 85% относятся к категории предпринимателей без образования юридического лица (включая крестьянские хозяйства). Их доля в структуре занятых составляет 25,3% и около 19% ВВП. Удельный вес малых предпринимательских структур в торговле и общественном питании находится на уровне 50%, промышленности и строительстве по 13%, транспорте и связи, а также в науке и информационных технологиях, здравоохранении по 3%, прочие — 17% [13].
В Казахстане, по данным Бюро национальной статистики Агентства по стратегическому планированию и реформам Республики Казахстан, по состоянию на 1 января 2021 года количество действующих субъектов составило 1 357 тысяч и по сравнению с соответствующей датой предыдущего года увеличилось на 2%. В общем количестве субъектов МСП доля индивидуальных предпринимателей составила 63,2%, юридических лиц малого предпринимательства — 20,6%, крестьянских или фермерских хозяйств — 16%, юридических лиц среднего предпринимательства — 0,2%.
Отраслевая структура представлена следующим образом: торговля — 32%, промышленность — 4,2%, сельское хозяйство, охота и лесоводство — 19,2%, строительство — 5,3%, транспорт и связь — 1,5%, прочие — 37,8%. В них занято 2883,9 тыс. человек или 32,8 % от общей численности занятых. Наибольший удельный вес субъектов малого бизнеса имеют численность занятых менее 6 человек [14].
Из вышеизложенного следует, что создание малых предприятий возможно двумя путями: саморазвитие и интеграционное развитие. В странах с развитой экономикой частные предприятия регистрируют преимущественно индивиды с высоким уровнем человеческого капитала, имеющие практический опыт работы и социальные связи. К их числу относятся различного рода консультанты, архитекторы, программисты. Они же основывают быстрорастущие фирмы в тех сегментах отраслевых и региональных рынков, где обеспечивается их высокая эффективность. Напротив, представители бедных слоев населения не стремятся начать собственное дело, а предпочитают оставаться наемными работниками и/или принимать социальную помощь. Причина такого поведения кроется в недостаточности профессиональных знаний, умений и навыков, а также практического опыта. Их даже трудно привлечь в обучающие программы малого бизнеса. Только одному из ста, прошедших обучение в учебном центре Департамента малого бизнеса США, удается организовать собственный бизнес [15].
Во втором случае значительная часть малых предприятий находится в сфере интересов крупных корпоративных структур. Выступая важной частью производственных цепочек корпораций, малые предприятия поставляют все необходимые комплектующие изделия и выполняют другие виды работ. Образование тесных интеграционных сообществ между фирмами считается средством адаптации к быстро меняющимся условиям внешней среды, в рамках которых уживаются некоторые методы административного управления и рыночный механизм взаимодействия партнеров. Ограничителем поглощения крупной корпорацией своих мелких партнеров выступают затраты на координацию. Эти затраты определяются как совокупность издержек, на которые должна пойти фирма, чтобы обеспечить согласованность действий своих структурных подразделений за счет административных методов руководства. В соответствии с теорией интернализации О. Уильямсона, система взаимодействия двух фирм стремится к равновесию за счет оптимизации затрат на сделки и координацию и достигает стабильности, сделав окончательный выбор между рынком и иерархией [16].
Саморазвитие и интеграционное развитие малых предприятий имеет место и в развивающихся странах. Тем не менее, ситуации саморазвития малых предприятий в этих странах присущи некоторые отличия по сравнению с ситуацией в промышленно развитых странах. Для большинства населения этих стран простейшая форма предпринимательской деятельности зачастую является единственным источником существования. Как следствие, широкое развитие получили микропредприятия. Основанием для такого утверждения служит то, что около 90% всех малых предприятий имеют численность занятых 1–2 работника, включая собственника. В остальных — число сотрудников колеблется от 3 до 10. Согласно статистике, около 75% рабочей силы занято на микропредприятиях с 1–2 работниками [17].
В заключение важно обратить внимание на то обстоятельство, что, несмотря на общепринятые теоретические представления о направлениях развития малого предпринимательства, в своем практическом проявлении оно находится в непосредственной зависимости от уровня экономического развития страны и национальной культуры. Последний аспект остается малоизученной областью в современных исследованиях по теории предпринимательства. Потенциальными предпринимателями в промышленно развитых странах, как отмечалось выше, выступают индивиды, обладающие значительным запасом капитальных ресурсов, которые способны поддержать и развить свой бизнес. По Дж. Хэтчу и Дж. Цвейгу «большие активы ресурсного капитала могут действовать в качестве «буфера» против случайных ударов внешней среды, к которым особо восприимчивы фирмы на начальном этапе своего развития» [18]. Описанные Д. Мак-Клеландом побудительные мотивы создания собственного дела присущи индивидам из развитых стран [19]. Характеристика мотивов, предложенная А. Шапиро, относится к предпринимателям из развивающихся стран, которым свойственны небольшие ресурсные возможности. Зачастую решение об изменении своего социального статуса они принимают вынужденно, под давлением объективных обстоятельств [20].
В странах с переходной экономикой субъекты малого предпринимательства появились сравнительно недавно, поэтому при разработке критериев их выделения специалисты исходили из опыта развитых стран с учетом специфики местных условий. Для каждой отдельной отрасли устанавливались свои количественные критерии.


Список использованных источников:
1. Schumpeter, J. A. (1982). The theory of economic development: An inquiry into profits, capital, credit, interest, and the business cycle (1912/1934). Transaction Publishers. — 1982. — January, 1, 244
2. https://europa.eu/youreurope/business/running-business/start-ups/starting-business/index_en.htm
3. http://www.mrdoors.co.uk
4. https://regnum.ru/news/economy/2528065.html
5. Statistisches Bundesamt [Электронный ресурс]. URL: https://www.genesis.destatis.de/genesis/online?sequenz=tabelleErgebnis&selectionname=48121–0001#ab (accessed 10.05.2021) Данные по методике ЕС.
6. IfM Bonn: Unternehmensbestand. KMU im EU-Vergleich [Электронный ресурс]. URL: https://www.ifm-onn.org/statistiken/mittelstand-im-einzelnen/#accordion=0&tab=8 (accessed 10.05.2021).
7. European Commission — 2019 SBA Fact Sheet — France. URL: https://ec.europa.eu/docsroom/documents/38662/attachments/11/translations/en/renditions/native (дата обращения: 20.05.2021)
8. Тимонина И.Л. Уровень социально-экономического развития Японии в международных сравнениях и новый вектор экономической стратегии // Восточная аналитика. — 2014. — № 4.
9. https://www.moscowtorgi.ru/news/bolshaia_dvadtcatka/48/#:~:text=%D0%AF%D0%BF%D0%BE%D0%BD%D0%B8%D1%8F%20%E2%80%93%20%D1%81%D1%82%D1%80%D0%B0%D0%BD%D0%B0%20%D0%B8%D1%81%D0%BA%D0%BB%D1%8E%D1%87%D0%B8%D1%82%D0%B5%D0%BB%D1%8C%D0%BD%D0%BE%20%D1%87%D0%B0%D1%81%D1%82%D0%BD%D0%BE%D0%B3%D0%BE%20%D0%BF%D1%80%D0%B5%D0%B4%D0%BF%D1%80%D0%B8%D0%BD%D0%B8%D0%BC%D0%B0%D1%82%D0%B5%D0%BB%D1%8C%D1%81%D1%82%D0%B2%D0%B0,%D0%B5%D1%81%D1%82%D1%8C%2099%25%20%D0%B8%D1%85%20%D0%BE%D0%B1%D1%89%D0%B5%D0%B3%D0%BE%20%D1%87%D0%B8%D1%81%D0%BB%D0%B0.
10. United States Small Business Profile, 2020. [Электронный ресурс]. URL: https://cdn.advocacy.sba.gov/wp-content/uploads/2020/06/04144214/2020-Small-Business-Economic-Profile-States-Territories.pdf
11. Thailand’s economic growth strategy focuses on small business. URL: https://oxfordbusinessgroup.com/analysis/ground-small-business-heart-government-growth-strategy#:~:text=SMEs%20account%20for%2080.3%25%20of,%25)%20and%20Indonesia%20 (15.05.2021).
12. Biggs T., Grindle M. S., & Snodgrass D. R. (1988). The informal sector, policy reform and structural transformation. Employment and Enterprise Policy Analysis Project, Harvard Institute for International Development.
13. Данные Росстата. [Электронный ресурс]. URL: https://rosstat.gov.ru/folder/14036
14. 14. Малое и среднее предпринимательство в Республике Казахстан (МСП). [Электронный ресурс]. URL: https://stat.gov.kz/official/industry/139/statistic/6
15. Schreiner, M. (1999). Self-employment, microenterprise, and the poorest Americans. Social Service Review, 73(4), 496–523.
16. Williamson, O.E. (1971). The vertical integration of production: market failure considerations. The American Economic Review, 61(2), 112–123.
17. Schreiner, M., & Woller, G. (2003). Microenterprise development programs in the United States and in the developing world. World development, 31(9), 1567–1580.
18. Hatch, J., Zweig, J., Zweig, J. (2000). Entrepreneurs: what is the stuff of an entrepreneur? Ivey Business Journal, 65 (2), 67.
19. McClelland, D.C. (1961). The achieving society. Princeton, NJ: D. Van Norstrand Company. Inc., 196l.
20. Shapero, A. (1975). The displaced, uncomfortable entrepreneur. Psychology today, 9(6), 83–88.

Вернуться к содержанию номера

Copyright © Проблемы современной экономики 2002 - 2021
ISSN 1818-3395 - печатная версия, ISSN 1818-3409 - электронная (онлайновая) версия