Logo Международный форум «Евразийская экономическая перспектива»
На главную страницу
Новости
Информация о журнале
О главном редакторе
Подписка
Контакты
ЕВРАЗИЙСКИЙ МЕЖДУНАРОДНЫЙ НАУЧНО-АНАЛИТИЧЕСКИЙ ЖУРНАЛ English
Тематика журнала
Текущий номер
Анонс
Список номеров
Найти
Редакционный совет
Редакционная коллегия
Представи- тельства журнала
Правила направления, рецензирования и опубликования
Научные дискуссии
Семинары, конференции
 
 
 
Проблемы современной экономики, N 3 (79), 2021
ВОПРОСЫ ЭКОНОМИЧЕСКОЙ ТЕОРИИ. МАКРОЭКОНОМИКА
Харламов А. В.
профессор кафедры общей экономической теории и истории экономической мысли
Санкт-Петербургского государственного экономического университета,
доктор экономических наук

Осипов К. А.
аспирант кафедры экономики и управления социально-экономическими системами
Санкт-Петербургского университета технологий управления и экономики


Конец капитализма или качественно новые изменения в функционировании хозяйствующих субъектов
В статье исследованы процессы, изменяющие капитализм, как фундаментальную основу современной экономики, что позволило выявить механизм формирования новой концепции современной хозяйственной системы, построенной на социальных, экологических и гуманитарных принципах. Не оспаривая важность экономических принципов и экономических показателей, авторы определяют направления их модификации в целях достижения синергетического эффекта в области удовлетворения экономических, социальных, экологических, гуманитарных, и даже политических интересов хозяйствующих субъектов. Это влечет за собой изменения в требованиях общества к характеру предпринимательской деятельности, базовые принципы которого определены в статье. В результате проведенного исследования сделан вывод о качественных изменениях в хозяйственной системе, отражающих интересы широкого круга хозяйствующих субъектов и общества в целом
Ключевые слова: капитализм, хозяйствующие субъекты, предпринимательская деятельность, социальная ответственность, развитие хозяйствующих субъектов, эффективность хозяйственной деятельности, экономические интересы
УДК 330.34.011   Стр: 54 - 57

Конец второго — начало третьего десятилетия XXI века — время переосмысления основ капиталистического способа производства, рыночной системы хозяйствования, а также экономических интересов хозяйствующих субъектов и роли предпринимательской деятельности. Это связано, в первую очередь, с совершенствованием человеческого капитала, что, наряду с гуманизацией общества, приводит к необходимости повышения ответственности каждого предпринимателя, не только перед самим собой и своей семьей, но и перед всем обществом. Следует сказать, что в настоящее время такое понятие, как ответственность, не ограничивается нравственным содержанием, приобретая черты экономической категории, а также стимула для развития предпринимательской деятельности. В данном контексте сегодня следует анализировать и хозяйственную систему, рассматривая различные аспекты ее развития.
Категория предпринимательства была, и остается, одной из фундаментальных основ капитализма. Исследуя капитализм как систему хозяйствования, укажем на усиливающийся в последнее время по отношению к нему определенный скептицизм, особенно — если речь идет только о получении прибыли хозяйствующими субъектами. Изменения, происходящие в последние десятилетия, свидетельствуют о повышении интереса общества к социально ответственному предпринимательству, направленному не столько на достижение его собственных целей, сколько на устойчивое социально-экономическое развитие и сохранение экологической системы нашей планеты.
Социальные и гуманитарные идеи, в различных их проявлениях, сегодня активно обсуждаются, не только учеными, политиками и общественными деятелями, но и самими предпринимателями. Это имеет различные последствия, вплоть до отказа от прибыльных контрактов, если они противоречат социальным идеям или позволяют усомниться в социальной или экологической «чистоте» производства и потребления. Особенно заметны подобные проявления социально ответственного поведения в сферах предпринимательской деятельности, которые потенциально могут нанести какой-либо урон экологии. Недавним примером здесь можно считать отказ И. Маска от приема биткоинов в качестве оплаты за электромобили Tesla из-за его обеспокоенности «экологическими проблемами, а именно — ростом добычи ископаемого топлива, которое используется для производства энергии, необходимой для майнинга и транзакций криптовалюты» [1].
В теории это получило название «модель заинтересованных сторон», а также «капитализм стейкхолдеров», или «новый капитализм». Несмотря на то, что относится этой модели, зародившейся в середине 80-х годов ХХ века, уже почти 30 лет, она все еще к развивающимся и по-прежнему опирается на базовые процессы капитализма (особенно — в вопросах «святости» частной собственности), но при этом капитализмом не является. Дело — в эффекте, возникающем в силу активного участия предпринимательских структур в решении актуальных социальных, экологических и гуманитарных проблем: чем выше социальная ответственность конкретной предпринимательской структуры, тем большее внимание потребителей она привлекает, особенно — если те обладают высоким уровнем человеческого капитала и сами являются социально ответственными. Это может порождать и проблемы, прежде всего — связанные со снижением конкурентоспособности таких фирм в краткосрочном периоде, по сравнению с фирмами, не придерживающимися высоких социальных или экологических стандартов и минимизирующих издержки на единицу выпускаемой продукции. Как известно, именно так выигрывают конкурентную борьбу на мировом рынке предпринимательские структуры из ряда развивающихся стран (например, Китая и Индии) у компаний из Европейского Союза, Великобритании, Японии, США, Канады и ряда других экономически и социально развитых стран.
Предпринимательские структуры, которые не придерживаются принципов социально ответственного поведения, могут встретить отпор со стороны различных общественных организаций, протестующих против деятельности таких фирм, а также потребителей, отказывающихся приобретать производимые ими товары. Подтверждающих это примеров сегодня достаточно, однако, повторим еще раз, практически все они относятся к экономически развитым странам, с высоким уровнем человеческого капитала и среднедушевого дохода. Что же касается развивающихся экономик, в том числе и России, то подобные тенденции наблюдаются и здесь, хотя пока не так выражены.
При этом сегодня на уровне экспертов и государства усиливается внимание к вопросам устойчивого развития, социальной ответственности предпринимательства и построению «зеленой экономики». Это подтверждается повесткой Санкт-Петербургского экономического форума 2021 г., где значительное место было уделено обсуждению данных вопросов, а также дано поручение Правительству проработать порядок конкретных действий в указанном направлении [2]. Главный вывод здесь, пожалуй, связан с происходящими переменами в характере современного предпринимательства, учитывающего настроения общества и реагирующего на них при формировании собственной стратегии развития. Таким образом, новые приоритеты общества оказывают все более значимое влияние на функционирование и развитие, как предпринимательства, так и хозяйственной системы в целом [3, с. 10].
Не менее важные тенденции связаны с изменениями в социально-политической структуре общества и трансформацией соответствующих интересов. На протяжении последних лет мы все становимся свидетелями все более активного вмешательства политики в экономику, и особенно заметно это прослеживается в ходе применения различными странами, или их группами, такого инструмента, как санкции [4, с. 8]. Можно сказать, что решения, связанные с санкциями, принимаются на регулярной основе, в то время как результативность санкций (на которую рассчитывают те, кто их вводит) от чрезмерной частоты применения снижается. Более того, обнаруживается обратная зависимость между частотой введения санкций и масштабом получаемых результатов. По сути дела, санкционная политика усиливает дезинтеграционные процессы, не только не поддерживая развитие стратегического партнерства, но и снижая доверие между странами (в частности, сейчас, на завершающей фазе строительства и ввода в действие «Северного Потока — 2», можно наблюдать, как усложняются и без того непростые отношения между Россией и Польшей, Россией и Украиной). Что же касается предпринимательских структур, то, как показывает практика, их действия в период санкционного давления нередко характеризуются:
– поиском возможностей действовать (законно или полузаконно) «в обход» введенных санкций, если они негативно влияют на бизнес;
– полным или частичным игнорированием санкций, особенно — если они вводятся правительствами стран, не имеющих реальных рычагов воздействия на «нарушителей». Можно сказать, что санкционная политика теряет свое предназначение, становясь политикой декларирования намерений, но не действий;
Постепенно ко всем участникам глобального рынка приходит понимание, что санкции — это двусторонний инструмент, нередко оказывающий разрушительное воздействие на функционирование и развитие предпринимательских структур, не только в странах, по отношению к которым санкции вводятся, но и в странах, инициирующих их введение или присоединяющихся к ним. И дело здесь — не только в контрсанкциях, хотя их объявление нередко оказывается чувствительным, как для отдельных предпринимательских структур, так и для целых отраслей. Более серьезные негативные последствия для бизнеса стран, вводящих санкции, обусловлены снижением потенциала развития вследствие потери или значительного ограничения рынков сбыта.
В целом все это приводит к снижению деловой активности, на фоне которого происходит переосмысление существующего понимания капитализма, демонстрирующее, что капитализм изжит и на смену ему приходит «модель заинтересованных сторон». С учетом того, что интересы заинтересованных сторон все чаще лежат в неэкономической плоскости и имеют социальную или политическую направленность, можно говорить об отрицании сегодняшней реальностью самой сущности капитализма.
В то же время, было бы ошибочным полагать, что только социальные и политические проблемы привносят изменения в экономику; факторы трансформации возникают и в рамках самой экономики, и многие из них связаны с пандемией коронавирусаCOVID-19.Согласно результатам опроса, опубликованным еще в январе 2020 г., незадолго до того, как пандемия изменила мир, 56% респондентов считали, что капитализм приносит «больше вреда, чем пользы» [5]. Во время пандемии такие настроения многократно усилились. В современном обществе сформировался «запрос на справедливость», в стороне от которого не могут оставаться предпринимательские структуры, прежде всего — крупные. Их руководители уже сегодня начинают брать на себя ответственность и реализовывать инициативы, связанные с социальным обеспечением и поддержкой населения, не только собственных, но и зарубежных стран. Это в очередной раз подтверждает тезис о том, что капитализм, в том виде, как мы привыкли понимать его изначально, прекратил (или прекращает) существование, и на смену ему приходит новая система хозяйствования, использующая, впрочем, ряд базовых принципов капитализма. Проследить это можно, анализируя процессы в области фундаментальных основ капитализма, прежде всего — частной собственности.
В настоящее время все большие масштабы, как в развитых, так и в развивающихся странах, приобретает акционерная собственность. При этом в роли акционеров могут выступать различные хозяйствующие субъекты (включая домашние хозяйства, обладающие небольшим количеством акций), организации и государственные структуры. Государство, в том числе благодаря имеющимся у него финансовым ресурсам, как правило, выступает мажоритарным акционером, обладающим возможностью принимать стратегические решения, которые далеко не всегда оказываются чисто рыночными, т.е. направленными на получение прибыли [6, с. 92]. Действия государства зачастую продиктованы иными мотивами, связанными с обеспечением социальной справедливости и решением общественно значимых гуманитарных или политических задач.
Важно и то, что новый тип хозяйственной системы предъявляет возрастающие требования к уровню подготовки и качеству рабочей силы, в силу чего происходят качественные изменения в характере взаимоотношений между работниками и работодателями. Сегодня ожидания работников далеко не всегда исчерпываются высокой заработной платой и социальными гарантиями; важную роль играют также возможности приносить пользу, участвовать в социально значимых проектах, защищать экологию, заниматься благотворительностью. Современные предприниматели обязаны реагировать на запросы такого рода; в противном случае они могут не только столкнуться с проблемой удержания квалифицированных специалистов, но и стать мишенью для критично настроенной общественности, которая сегодня также ожидает чего-то большего, чем просто приобретение качественных товаров по доступным ценам. В качестве подтверждения приведем следующий пример: исследованием McKinsey Global Institute, проанализировавшим 615 публичных компаний США с крупной и средней капитализацией, установлено, что структуры, обеспечивающие развитие в долгосрочной перспективе, превосходят остальных по доходам, инвестициям и динамике рабочих мест. Компании с высокими экологическими, социальными и корпоративными стандартами достигают более высоких показателей производительности и мест в кредитных рейтингах, благодаря следующим пяти факторам:
– росту доходов;
– снижению затрат на единицу продукции;
– меньшему количеству юридических и нормативных вмешательств со стороны государства;
– более высокой производительности труда;
– эффективному использованию имеющихся активов и инвестиций [7].
Исходя из этого, следует говорить об усложнении принципов работы не только предпринимательских структур, но и хозяйственной системы в целом. В состав принципов, наиболее актуальных для сегодняшнего этапа развития хозяйственной системы, следует включить следующие:
1. Удовлетворение долгосрочных потребностей потребителей. Практически любой продукт может причинить вред из-за неправильного использования, злонамеренности или досадной случайности (очевидно, например, что краской, использующейся при проведении малярных работ, можно отравиться при неправильном использовании). В данном контексте бизнес, как бы ни заботился он о прибыли, не может оставаться равнодушным по отношению к ожидаемым, предсказуемо плохим результатам. Признание вероятности негативного воздействия товаров и услуг на потребителей, а затем принятие мер по снижению последствий этого становится одной из сущностных характеристик «капитализма заинтересованных сторон».
2. Поддержка работников и инвестирование в их будущее. Расходы на персонал сегодня — это не просто затраты, которые нужно оптимизировать. Речь, прежде всего, идет о людях, к которым следует относиться с уважением, понимая и разделяя их интересы и имеющиеся проблемы, особенно — в современных эпидемиологических условиях. С точки зрения предпринимательства, работники являются основным ресурсов и невероятно ценным фактором производства. Предпринимательские структуры, которые строят отношения с работником и, таким образом, выигрывают в долгосрочной перспективе, становясь более привлекательными на рынке труда, продвигая собственный HR-бренд и обеспечивая лояльность тех, кого они нанимают, и тех, для кого производят товары и услуги.
3. Стимулирование инновационных процессов. Здесь следует заметить, что декларирование инновационности не означает автоматического появления новых идей и проектов; это — сложная, ежедневная работа, результатом которой должно стать постоянное обновление технологий и средств производства, а также привлечение работников восприимчивых к инновациям, к деятельности, связанной с производством и управлением.
4. Экологизация производства. Сегодня становится очевидным, что для компаний, провозглашающих экологические приоритеты и действующих в соответствии с ними, это становится фактором роста дохода вследствие сокращения отходов, снижения затрат на энергообеспечение, а также повышения интереса реальных и потенциальных потребителей. Вместе с тем, за короткое время и без дополнительных инвестиций нельзя добиться улучшения экологических показателей. Так, нефтегазовая и нефтехимическая компания «British Petroleum», регулярно публикующая актуальные данные, отражающие экологическую нагрузку ее предприятий, публично заявила о своих амбициях: стать компанией с «нулевыми выбросами» к 2050 г., или даже раньше. В рамках этого менеджментом BP были представлены 10 конкретных углеродных целей со стимулами для их достижения, а также поставлены промежуточные задачи, в частности, установка приборов для измерения метана на всех объектах к 2023 г.[8]. Еще один пример — нефтегазовая компания «Shell», поставившая ту же задачу «нулевых выбросов», для решения которой использует солнечную энергию для выработки энергии на заводах по производству смазочных материалов и инвестирует в улавливание и хранение углерода. В последнее время усилен мониторинг выброса метана с помощью летающих дронов[9].
В дополнение к этим примерам можно указать, что на сегодняшний день около 60 крупных международных компаний, включая Bank of America, Mastercard и KPMG (в партнерстве со Всемирным экономическим форумом), объявили о принятии новой системы отчетности по экологическим, социальным и корпоративным принципам [10]. Стандарты ESG, или, так называемые «метрики капитализма заинтересованных сторон», будут измерять эффективность компании по следующим показателям:
– как компания влияет на окружающую среду;
– как компания управляет отношениями со своими сотрудниками;
– как строится работа внутри компании.
5. Стимулирование передачи поставщикам и подрядчикам собственного опыта работы в области экологии и социальной ответственности. На практике это стимулирование связано с влиянием на соответствующие стандарты через выбор поставщика или подрядчика и увеличения объема договорных обязательств. В основе этого лежит высокая ответственность, не только за экономические показатели, но и за неэкономическое развитие. Так, компания Starbucks контролирует выплату ее поставщиками минимальной заработной платы своим работникам, неиспользование детского труда и отсутствие ущерба экологии. Другой пример связан с пандемией COVID-19, когда в период действующих ограничений ряд компаний досрочно осуществляли выплаты своим поставщикам за еще непоставленную продукцию или предоставляли им кредиты, обеспечивая возможность выплачивать заработную плату работникам. Нередки случаи, когда крупный бизнес при работе с подрядчиками требует от них использования «чистой» электроэнергии, а также «переносит» на них собственные стандарты производства и управления [11]. Всемирным экономическим форумом и Международным деловым советом в партнерстве с бухгалтерскими фирмами «большой четверки» (Deloitte, PwC, EY и KPMG) создана структура отчетности, основанная на 21 стандарте ESG, и предпринимательское сообщество считает возможным принимать решения о возможном сотрудничестве с компаниями только при условии достижения ими высоких показателей ESG [12].
Все эти примеры свидетельствуют о том, что современный мир все дальше отходит от традиционного капитализма, заменяя его «капитализмом заинтересованных сторон». Его суть, с позиции современной экономической теории и теории предпринимательства, заключается в установлении системы, отражающей интересы широкого круга хозяйствующих субъектов и формирующей их ответственное поведение, распространяющееся на страну и мир в целом [13].
В условиях переживаемого сегодня мирового экономического кризиса, вызванного сложной эпидемиологической ситуацией, а также усилением требований к социальному развитию и его гуманитарной составляющей, данный подход становится все более популярным. Не ограничиваясь теоретическим содержанием, он стремительно переходит в практическое русло. Как было показано в настоящем исследовании, базовая идея «капитализма заинтересованных сторон» заключается в постепенной утрате экономическими интересами (предпринимателей- в получении прибыли, акционеров — в высоких дивидендах) их ключевой роли. Предпринимательская деятельность строится так, чтобы обеспечивать интеграцию экономических и социальных интересов всех ее участников, соединенных друг с другом цепочками создания стоимости: производителей, потребителей, поставщиков, подрядчиков, посредников, а также общества в целом. Таким образом, мы становимся свидетелями трансформации хозяйственных систем по направлению к поиску более высокого качества общественного взаимодействия, что отражает глубинные интересы каждого хозяйствующего субъекта. В этих условиях задачи экономической науки должны быть связаны не только с детальным анализом данных процессов, но и с разработкой направлений, ориентиров и рекомендаций в рамках их реализации.


Список использованных источников:
1. Маск приостановил прием оплаты за электромобили Tesla в биткоинах //Forbes [Электронный ресурс]. URL: https://www.forbes.ru/newsroom/milliardery/429199-mask-priostanovil-priem-oplaty-za-avtomobili-tesla-v-bitkoinah (дата обращения 09.06.2021).
2. «Зеленая» повестка или Дневники ПМЭФ [Электронный ресурс]. URL: https://oilcapital.ru/article/general/04–06–2021/zelenaya-povestka-ili-dnevniki-pmef (дата обращения 11.06.2021).
3. Харламов А.В., Харламова Т.Л. Трансформация российской хозяйственной системы: теоретические и практические аспекты // Известия Юго-Западного государственного университета. Сер.: Экономика. Социология. Менеджмент. — 2019. — Т.9. № 4. — С. 8–16.
4. Харламов А.В. Трансформация хозяйственной системы и обеспечение экономической безопасности // Петербургский экономический журнал. — 2020. — № 3. — С. 6–14.
5. A growing sense of inequity is undermining trust [Электронный ресурс]. URL: https://www.edelman.com/trust/2020-trust-barometer (дата обращения 01.04.2021).
6. Хозяйственная система евразийского типа: проблемы экономической неопределенности: коллективная монография. — СПб.: Изд-во СПбГЭУ, 2019. — 218 с.
7. The Affliction of Short-Termism and Private Equity as a Solution [Электронный ресурс]. URL: https://www.icapitalnetwork.com/insights/private-equity/the-affliction-of-short-termism-and-private-equity-as-a-solution/ (дата обращения 28.03.2021).
8. BP Pledges to Cut Emissions to Zero but Offers Few Details [Электронный ресурс]. URL: https://www.nytimes.com/2020/02/12/climate/bp-greenhouse-gas-emissions.html(дата обращения 01.04.2021).
9. Our climate target [Электронный ресурс]. URL: https://www.shell.com/energy-and-innovation/the-energy-future/our-climate-target.html#iframe=L3dlYmFwcHMvY2xpbWF0ZV 9hbWJpdGlvbi8 (дата обращения 28.03.2021).
10. Bank of America, KPMG, Mastercard, and some 60 other top companies adopt new ESG metrics [Электронный ресурс]. URL: https://www.businessinsider.in/international/news/bank-of-america-kpmg-mastercard-and-some-60-other-top-companies-adopt-new-esg-metrics/articleshow/80466900.cms (дата обращения 28.03.2021).
11. Реагирование на кризис, вызванный пандемией КОВИД-19, с помощью конкурентной политики [Электронный ресурс]. URL: https://www.oecd.org/daf/competition/supplement-oecd-gvh-newsletter15-july2020-ru.pdf (дата обращения 10.06.2021).
12. Big Four firms release ESG reporting metrics with World Economic Forum [Электронный ресурс]. URL: https://www.accountingtoday.com/news/big-four-firms-release-esg-reporting-metrics-with-world-economic-forum (дата обращения 19.03.2021).
13. Катасонов В. О капитализме стейкхолдеров [Электронный ресурс]. URL: https://www.fondsk.ru/news/2020/12/29/o-kapitalizme-stejkholderov-52576.html?print (дата обращения 28.03.2021).

Вернуться к содержанию номера

Copyright © Проблемы современной экономики 2002 - 2021
ISSN 1818-3395 - печатная версия, ISSN 1818-3409 - электронная (онлайновая) версия