Logo Международный форум «Евразийская экономическая перспектива»
На главную страницу
Новости
Информация о журнале
О главном редакторе
Подписка
Контакты
ЕВРАЗИЙСКИЙ МЕЖДУНАРОДНЫЙ НАУЧНО-АНАЛИТИЧЕСКИЙ ЖУРНАЛ English
Тематика журнала
Текущий номер
Анонс
Список номеров
Найти
Редакционный совет
Редакционная коллегия
Представи- тельства журнала
Правила направления, рецензирования и опубликования
Научные дискуссии
Семинары, конференции
 
 
 
Проблемы современной экономики, N 3 (79), 2021
ЕВРАЗИЙСКАЯ ЭКОНОМИЧЕСКАЯ ПЕРСПЕКТИВА: ПРОБЛЕМЫ И РЕШЕНИЯ
Амплеева Е. Е.
зав. кафедрой теории и истории государства и права
Санкт-Петербургского юридического института (филиала)
Университета прокуратуры Российской Федерации,
кандидат юридических наук


Международно-правовые аспекты многообразия форм межгосударственной интеграции на постсоветском пространстве
Евразийская интеграция или интеграция на постсоветском пространстве имеет свои институциональные особенности, хотя и развивается на основе основных принципов международного права. В статье анализируется влияние различных факторов глобализации на общеинтеграционные процессы европейского и евразийского пространства, а также рассматриваются вопросы теоретического и концептуального характера о формах и этапах евразийской интеграции
Ключевые слова: международное право, интеграция, международная организация, СНГ, Евразийский экономический союз (ЕАЭС), ВТО
УДК 341.16   Стр: 42 - 44

Формы многостороннего общения государств постоянно эволюционируют под воздействием исторических событий: одни из них уже давно отошли в прошлое (например, унии и административные союзы), другие развились в относительно самостоятельные институты международных отношений (как, например, конфедерации и международные конференции) и лишь некоторые стали субъектами международного права (например, международные организации, ассоциации, союзы и содружества). Пройдя большой исторический путь среди многообразия форм межгосударственного сотрудничества в современном мире все большую роль играют формы межгосударственной интеграции. Иными словами, интеграционные процессы, в целом, и международные интеграционные организации, в частности, — многомерное и сложное явление. Следует также добавить, что наиболее высокая степень интеграции достигнута в настоящее время Европейским Союзом, объединяющим 27 европейских государств. На примере ЕС хорошо видно, что международно-правовая интеграция — это объективный международно-правовой процесс объединения национальных правовых систем для достижения единообразия правового регулирования, проходящий одновременно и на универсальном, и на региональном уровнях [1, с. 88].
Очевидно, что с экономической точки зрения, рыночная региональная интеграция постепенно проходит в своем развитии ряд последовательных этапов: от зоны свободной торговли, цель которой устранение таможенных барьеров, до создания полноценных интеграционных группировок, предполагающих формирование общего рынка, означающих создание единой экономики в рамках интегрированного общего пространства для полноценного функционирования экономического и валютного союза государств-участников. Вместе с тем отметим, что государства-члены подобных образований добровольно образуют международные объединения и принимают на себя обязательства следовать их предписаниям. Все государства-участники международного союза (международного объединения, на ранних этапах международная экономическая организация) без исключения участвуют в динамичном процессе интеграции, но это участие неодинаково в смысле формы, методов и степени включения в процесс. Международная интеграция, таким образом, является процессом, с помощью которого государства устраняют барьеры на пути свободной торговли и свободного перемещения рабочей силы через национальные границы для снижения международной напряженности, развития предпринимательства и экономических свобод на территории своих стран [2, с. 185].
С другой стороны, в последние десятилетия становится все более очевидным, что международно-правовая интеграция не столь быстро и прямолинейно ведет к формированию единой глобальной экономики и гармонизации законодательства, как это казалось еще совсем недавно. Мир давно разделен на государства и блоки, на страны богатые и бедные, с высокой и низкой плотностью населения, богатые природными ресурсами и без них, с ядерным оружием и без него. Мир разделен по этническим, идеологическим, религиозным и цивилизационным признакам. Это разнообразие и разделение мира порождает различные интересы и различные подходы к решению одних и тех же проблем, поэтому тенденция к интеграции при решении глобальных проблем сталкивается с тенденцией к разобщенности [3].
В то же время, глобализационная парадигма высвечивает необходимость сплочения более слабых государств перед лицом более сильных мировых «игроков» по различным причинам, включая боязнь потерять суверенитет, быть поглощенными экономически и политически, чувствовать себя более защищенными перед мировыми вызовами, включая войны и крупные стихийные бедствия. Следовательно, исследование региональных интеграционных правовых систем в рамках международного права помогает понять общеправовые вопросы — причины создания, формы и цели интеграционных процессов, что направлено на выявление общих тенденций развития и их правовой природы.
Рассматривая межгосударственные объединения в историческом контексте, мы не найдем двух абсолютно похожих. И это неслучайно. По крайней мере, следует указать две причины такого разнообразия. Во-первых, это происходит из-за различия в юридической технике объединения государств, во-вторых, из-за существующего различия между теми объединениями государств, которые ставят перед собой собственно надгосударственные цели, и такими объединениями, целью которых является институциональное преобразование международного сотрудничества на универсальном или региональном уровне. Это следует учитывать тем более, что характер принимаемых внутри регионального объединения международно-правовых обязательств вынуждает его участников согласовывать свои международные позиции хотя бы по тем общим вопросам, которые входят в компетенцию интеграционных органов.
В последние десятилетия интеграционные процессы развиваются и на постсоветском пространстве. Их особенность заключается в создании и параллельном существовании разных моделей одновременно, но отличающихся глубиной интеграцией и уровнем межгосударственного взаимодействия. Отметим, что интеграционный процесс на постсоветском пространстве в том или ином варианте представляет собой контраст по сравнению с общеевропейским аналогом, поскольку каждая региональная версия интеграции соответствует конкретным условиям региона, строго с ними сообразуясь в том, что касается форм взаимодействия, его этапности, условий, темпов и конечных целей сближения, носит индивидуальный характер.
Региональная интеграция на постсоветском пространстве принимает конкретную форму в объединении национальных экономик в единое экономическое пространство в рамках государственных границ государств-членов, проведения согласованной межгосударственной экономической политики, создания региональных интеграционных объединений, наднациональных институтов и др. К перечню признаков интеграции, как правило, причисляют:
– высокий уровень сотрудничества в культурной, политической, экономической областях и в меньшей степени — в правовой сфере;
– наличие консультативных органов при принятии решений;
– наличие институтов, занимающихся обеспечением региональной безопасности и обязательно связанных с институтами экономического профиля;
– частичное, а точнее выборочное применение наднациональных методов принятия решений, особенно во внешнеторговой сфере;
– способность региональной структуры выступать в качестве консолидированного субъекта международного общения, обладающего легитимностью в глазах других участников мировой политики [1, с. 34].
Именно конечная цель объединения в единое экономическое, правовое и культурное пространство, как представляется, является ключом к обоснованию логики развития интеграционных процессов на постсоветском пространстве. Так, например, главным критерием Европейского Союза изначально была провозглашена «наднациональность», ставшая чуть ли не основной характеристикой европейской интеграции, но в рамках формирующегося евразийского варианта речь не идет о надгосударственном объединении. Возможно, пока сам термин «интеграция» может показаться слишком европейским и дезориентирующим. По мнению ученых, в странах евразийского и азиатского происхождения идея какого-либо ограничения суверенитета, его делегирования на наднациональную ступень всегда ассоциируется с реанимацией колониализма [4, с. 117].
Сложные социокультурные корни, сначала объединившие республики в составе СССР, после его разрушения стали элементом стремительной дезинтеграции государств, которая носила, на наш взгляд, искусственный характер. Лишь спустя десятилетия удалось преодолеть данный дезинтеграционный разлом и вновь прийти к осознанию необходимости интеграции и ее качественной пользы. Поэтому очевидно, что интеграция государств на постсоветском пространстве протекает медленно и противоречиво, скачкообразно и неравномерно. Это связано, в первую очередь, с «парадом суверенитетов» и ограничением возможностей СНГ в 90-е гг. Это явление, безусловно, сохраняет под собой политический каркас, но в то же время следует учитывать, что благодаря усилиям ряда государств на постсоветском пространстве происходит медленное, но ощутимое интегративное сближение ряда государств, прежде всего России, Беларуси, Казахстана, Армении и Киргизии в рамках ЕврАзЭС, а затем ЕАЭС [5].
Что касается результативности, то она внутри всех известных объединительных вариантов неодинакова, поскольку строго коррелирует с местными условиями. Этот важнейший алгоритм любых интеграционных проектов имеет безусловный характер, поскольку ярко выраженная уникальность региональной специфики не покрывается, как в Западной Европе, правовыми нормами и юридическими процедурами, дающими европейской версии интеграции изначально прогнозируемые рамки. Возможно, именно уникальность ярко выраженной конкретики условий, не воплощенной в строгих универсальных нормах, процедурах и правовых институтах, дает перспективу для интеграции в Африке, Азии, Латинской Америке, имеет свои особенности и на постсоветском пространстве.
Специфика развития каждой из стран привносит в общий процесс интеграции свой опыт, и это делает евразийскую интеграцию не только самодостаточной, но и не нуждающейся в распространенных европейских процедурных решений. Данная модель базируется на консенсусе и личных контактах руководителей соответствующих государств, их взаимных консультациях при принятии решений, т.е. на основе минимальной институциализации. При этом международные договоры были и остаются правовой основой регулирования отношений субъектов международного права. Они — существенный элемент стабильности международного правопорядка и функционирования правового государства. В современный период международные договоры стали важнейшей составной частью реализации внешней политики российского государства [6, с. 115].
Вместе с тем, объективная заслуга европейского образца интеграции состоит, без сомнения, в том, что сложившийся опыт позволяет выделить общие черты интеграции, при анализе которых все другие региональные варианты могут избежать очевидных ошибок. Опора на опыт ЕС позволит конкретному интеграционному проекту стать более эффективным [7, с. 84].
Опыт толкования международных соглашений одной системы на основе применения правил ВТО имеет большое значение для сохранения международного права как самостоятельной системы права, обеспечивающей международное сотрудничество государств, в том числе в границах международных региональных объединений, в том числе на постсоветском пространстве.
Развитие межгосударственных интеграционных объединений на постсоветском пространстве в рамках подобных межгосударственных объединений дает определенную почву для научных исследований, анализа факторов, условий и механизмов сближения постсоветских государств. При этом тенденции развития межгосударственных объединений ведут к интеграции государств не только в части появления наднациональных органов и структур, но и в дальнейшем, при максимальном развитии интегративного сближения — к новому виду межгосударственной интеграции.
Эволюционируя, межгосударственная интеграция в современном мире происходит при одновременном развитии процессов глобализации и регионализма. Применительно к развитию межгосударственной интеграции, строгая дихотомия пределов взаимодействия международного и национального права в современных условиях отсутствует. На ее место приходит не столько разделение какими-либо четкими правовыми границами сфер взаимодействия международного и национального права, сколько их взаимное перекрещивание и многослойность. В этом случае мы видим четкие юридические связи между национальными и международными правовыми регуляторами, когда выполнение международных соглашений во многом зависит от эффективного современного законодательства, оперативно реагирующего на развитие собственной международно-правовой базы.


Список использованных источников:
1. Безбородов Ю.С. Юридическая глобалистика в международно-правовой доктрине // Проблемы международной безопасности: современное видение и сопутствующие проблемы межгосударственного сотрудничества: Межвуз. сборник науч. Трудов. Вып. 3. / Под ред. Г.А. Игнатенко. — Екатеринбург, 2011. — 165 с.
2. Капустин А.Я. Международные организации в глобализирующемся мире. — М., 2010. — 316 с.
3. Каширкина А.А., Морозов А.Н. Развитие евразийской интеграции в контексте процессов глобализации и регионализации // Интеграционное право и наднациональные объединения. — 2015. — № 2. — С. 231–245.
4. Балакин В. Европейский опыт региональной интеграции для Восточной Азии // Проблемы Дальнего Востока. — 2012. — №  4. — С. 117–122.
5. Доронина Н.Г. Правовые проблемы глобализации на примере ВТО // Глобализация и интеграционные процессы в азиатско-тихоокеанском регионе (правовое и экономическое исследование) / Под ред. Т.Я. Хабриевой. — М., 2014. — 333 с.
6. Арин О.А. Азиатско-Тихоокеанский регион: мифы, иллюзии и реальность. — М., 1997. — 435 с.
7. Тиунов О.И., Каширкина А.А., Морозов А.Н. Выполнение международных договоров Российской Федерации. Монография / Под ред. О.И. Тиунова. — М., 2011. — 256 с.

Вернуться к содержанию номера

Copyright © Проблемы современной экономики 2002 - 2021
ISSN 1818-3395 - печатная версия, ISSN 1818-3409 - электронная (онлайновая) версия