Logo Международный форум «Евразийская экономическая перспектива»
На главную страницу
Новости
Информация о журнале
О главном редакторе
Подписка
Контакты
ЕВРАЗИЙСКИЙ МЕЖДУНАРОДНЫЙ НАУЧНО-АНАЛИТИЧЕСКИЙ ЖУРНАЛ English
Тематика журнала
Текущий номер
Анонс
Список номеров
Найти
Редакционный совет
Редакционная коллегия
Представи- тельства журнала
Правила направления, рецензирования и опубликования
Научные дискуссии
Семинары, конференции
 
 
 
Проблемы современной экономики, N 3 (79), 2021
ЕВРАЗИЙСКАЯ ЭКОНОМИЧЕСКАЯ ПЕРСПЕКТИВА: ПРОБЛЕМЫ И РЕШЕНИЯ
Никоноров С. М.
профессор экономического факультета
Московского государственного университета им. М.В. Ломоносова,
доктор экономических наук,

Ен Юнг Мин
аспирант экономического факультета
Московского государственного университета им. М.В. Ломоносова,
Южная Корея


Энергетические стратегии России, Китая, Южной Кореи, Японии в контексте выстраивания устойчивых партнерских отношений
В статье представлена стратегия энергетического сотрудничества между странами Северо-Восточной Азии и России. В исследовании перечислены основные положения программ и планов энергетических стратегий Китая, Южной Кореи, Японии. Также представлена модель энергетического партнерства. Особое внимание уделено «Энергетической стратегии Российской Федерации до 2035 года («ЭС-2035»)», учитывающей последние кардинальные изменения на мировом энергетическом рынке и политическую напряженность с Западом. В «ЭС-2035» пересматриваются прогнозы экономического роста, цены на нефть на мировом рынке и валютный курс. Для прогноза и реализации поставленных задач применяются два основных сценария — консервативный и целевой. Оба сценария предполагают, что цены на нефть восстановятся на уровне 80 долларов за баррель через 5 лет и вырастут до 95–105 долларов за баррель к 2035 году
Ключевые слова: Россия, Китай, Южная Корея, Япония, энергетическое сотрудничество, модель партнерства, энергетический сектор, стратегические цели, возобновляемые источники энергии, энергетическая стратегия
УДК 338.26; 339.97; ББК 65.050; 65.054   Стр: 26 - 29

«Энергетическая стратегия Российской Федерации до 2035 года («ЭС-2035»)» — это обновленная версия предыдущей стратегии, «ЭС-2030», учитывающая последние кардинальные изменения на мировом энергетическом рынке и политическую напряженность с Западом. В «ЭС-2035» пересматриваются прогнозы экономического роста, цен на нефть на мировом рынке и валютный курс. Для прогноза и реализации поставленных задач применяются два основных сценария — консервативный и целевой. Оба сценария предполагают, что цены на нефть восстановятся на уровне 80 долларов за баррель через 5 лет и вырастут до 95–105 долларов за баррель к 2035 году [12].
В «ЭС-2035» подчеркивается необходимость перехода энергетического сектора, который заключается в развитии самой отрасли (модернизация основных фондов в энергетике, увеличение доли высокопроизводительных работ в энергетике, увеличение доли высококачественных нефтепродуктов в производстве, внутреннем потреблении и экспорте, изменение инновационной деятельности в энергетике на увеличение НИОКР и повышение качества человеческого ресурса), институциональных изменениях в отрасли (увеличение числа компаний, обладающих конкурентоспособностью), а также развитие государственной политики или проектов (увеличение доли распределенных электростанций в общем объеме производства электроэнергии, реализация импортозамещения во всем энергетическом секторе, увеличение качественного и экологически чистого потребления в энергетическом секторе) [12].
Для этого перехода «ЭС-2035» ставит перед собой следующие стратегические цели развития энергетического сектора: 1) снижение энергоемкости; 2) повышение доступности энергоресурсов; 3) снижение энергопотребления в энергетической отрасли; 4) снижение загрязняющих веществ энергетических компаний; 5) увеличение доли нетрадиционных углеводородных источников; 6) улучшение географической структуры экспорта; 7) увеличение инвестиций в ВИЭ.
В процессе реализации поставленных целей российское правительство устанавливает в документе 3 задачи высшего уровня. Первая задача — это обеспечение энергетической безопасности как внутри страны, так и за рубежом. В этой задаче под термином «энергетическая безопасность» понимается не только стабильное снабжение энергоресурсами с точки зрения экономики, но и эффективное и экологичное потребление энергоресурсов во всех сферах социально-экономической деятельности. Для ее достижения российское правительство подчеркивает необходимость электрификации страны на совершенно новом уровне, совершенствования структуры интеллектуального энергоснабжения-потребления страны, распространения энергосберегающих технологий и повышения энергоэффективности, снижения экологической нагрузки.
Вторая задача — это переход к географической структуре энергетического сектора. Это свидетельствует не только о сбалансированном развитии отечественных регионов в энергетическом плане, но и об улучшении предвзятой структуры российского экспорта энергоресурсов за счет поворота на Азиатско-Тихоокеанский рынок. Согласно документу, практическими подзадачами для этого должны стать развитие инфраструктуры, связанной с энергетической отраслью Восточной Сибири и Дальнего Востока; выход на Азиатско-Тихоокеанский энергетический рынок; подготовка масштабных проектов освоения арктического шельфа; развитие распределенных электростанций и возобновляемых источников энергии.
Третья задача высшего уровня — обеспечение технологической независимости энергетического сектора страны. Для выполнения этой задачи российское правительство намерено стимулировать импортозамещение высокотехнологичной продукции в энергетике. В то же время в качестве национальной повестки дня будет осуществляться международное сотрудничество по развитию смежных технологий, как в научной, так и в инженерной сферах. Также обсуждается создание инвестиционного фонда. В дополнение к этому, «ЭС-2035» предлагает разработать передовую национальную информационную систему для энергетической отрасли, которая будет играть основную роль в предоставлении статистической информации, формировании аналитических отчеты и улучшении долгосрочных прогнозов по энергетической отрасли. Для поддержки этих целей и задач энергетического сектора страны российское правительство раскрывает свои приоритеты в национальной энергетической политике. Эти приоритеты можно разделить на 3 категории. Первая категория — это энергетическая безопасность с широким определением. В эту категорию входят стабильное энергоснабжение всех внутренних регионов, объекты для соответствующего объема стратегических запасов нефти, географическая диверсификация экспорта энергоносителей и развитие инфраструктуры в восточных регионах. Вторая категория — это энерго-экологический менеджмент. Здесь учитывается повышение энергоэффективности страны и связанных с ней технологий, борьба с экологическими негативными последствиями развития энергетической отрасли. Третья категория — это рыночная среда. Сюда относится обеспечение хорошо продуманного конкурентного и справедливого энергетического рынка и эффективность работы государственных компаний. Согласно «Эс-2035», следующие показатели, как в потреблении энергии, так и в производстве, будут достигнуты к 2035 году.
Китайское правительство объявило: «План действий по стратегии энергетического развития (2014–2020 годы)» в 2014 году. Это версия китайского национального энергетического плана рассматривается как первый план, определяющий развитие энергетического сектора в качестве национальной стратегии страны. Она поставила перед собой 4 стратегические цели развития и предложила 5 основных задач для их реализации. Первая цель этого плана — энергосбережение. Снижение объемов потребления энергии за счет повышения эффективности является главным приоритетом китайского энергетического плана со времен «12-го пятилетнего плана». В данном аспекте особо подчеркивается сбережение в каждом процессе социально-экономического и энергетического развития, также упоминается коллективное и эффективное освоение энергоресурсов и их рациональное использование. Вторая стратегическая цель — это установление приоритетного значения внутреннего энергоснабжения. Это означает обеспечение энергетической безопасности со стороны поставок. Ключевым направлением достижения этой цели считается усиление разведки и освоения внутренних энергетических ресурсов, стимулирование альтернативных источников энергии и создание системы реагирования на чрезвычайные ситуации. Третья стратегическая цель заключается в создании низкоуглеродной энергетической структуры в энергетическом секторе. Увеличение доли неископаемых источников энергии; использовании ископаемых источников энергии в качестве экологически чистых; сокращение потребления угля и рост потребления природного газа — это основной путь достижения поставленной цели. Четвёртая стратегическая цель — инновации в энергетической науке и технике для создания, открытого и конкурентоспособного энергетического рынка в стране [8].
Поставлены 5 задач по реализации стратегий. Эти задачи и их основные меры можно определить следующим образом. Первая задача — это усиление независимых энергоснабжающих мощностей. Для выполнения поставленной задачи китайское правительство планирует провести следующие мероприятия: 1) усиление эффективного использования угля путем ограничения уровня потребления на новых угольных электростанциях на 300 г/кВтч. Наряду с этим планируется построить в 19 регионах масштабные угледобывающие комплексы, которые к 2020 году будут покрывать 95% всей отечественной добычи угля, а также оборудовать угольные энергетические комплексы мощностью 10 млн кВт*ч в 9 регионах. Кроме того, планируется повышение пропускной способности железных дорог для транспортировки угля, что приведет к эффективному использованию угля. 2) Разработка внутренних и морских месторождений по добыче нефти. Будет освоено 9 нефтедобывающих месторождений с запасом в 10 миллионов тонн. 3) Разработка месторождений природного и шельфового газа и нетрадиционного газа. Основными целями являются достижение к 2020 году 185 млрд куб. м добычи газа и 30 млрд куб. м добычи сланцевого газа. 4) Разработка альтернативных источников энергии. 5) Укрепление системы обеспечения готовности страны к чрезвычайным ситуациям путем объединения национального стратегического нефтяного резерва и коммерческого резерва.
Вторая задача — реформирование энергопотребления. В качестве практических мер будут приняты меры по полному контролю потребления в сфере промышленности, повышению энергоэффективности в промышленном, коммерческом и транспортном секторах.
Третья задача — оптимизация энергоемкой структуры. Будут осуществляться следующие политические меры: 1) расширение доли чистых источников энергии и ограничение потребления угля; 2) развитие газовой инфраструктуры. К 2020 году планируется увеличить долю природного газа в общем объеме энергопотребления, ввести городской газ, расширить инфраструктуру для газомоторных транспортных средств, расширить сеть газопроводов. 3) Запуск новых проектов атомных электростанций на восточном побережье. За этим последует внедрение PWR (реактора с водой под давлением) и HTGR (высокотемпературного газоохлаждаемого реактора). 4) ускорение развития ВИЭ: традиционные гидроэнергетические мощности увеличатся на 3,5 млрд кВт*ч, ветроэнергетические мощности вырастут на 2 млрд кВт*ч, а солнечные мощности вырастут на 1 млрд кВт*ч к 2020 году.
Четвёртая задача-расширение международного энергетического сотрудничества. Будут предприняты следующие политические меры: 1) активное осуществление проектов общеэкономического сотрудничества, таких как Экономический пояс Шелкового пути, Морской Шелковый путь 21 века и экономический коридор со странами Юго-Восточной Азии; 2) укрепление энергетического сотрудничества на двустороннем и многостороннем уровнях.
Пятая задача — это инновация в сфере национальной энергетической технологии. Основные подзадачи заключаются в следующем: 1) достижение технологического прогресса в 9 основных секторах, таких как эксплуатация и освоение нетрадиционных и глубоководных месторождений нефти и газа, использование угля чистым и эффективным способом, применение распределенных источников энергии, интеллектуальных сетей, развитие современных возобновляемых источников энергии, сохранение энергетических и гидроресурсов, энергетических резервов и новых источников энергии. 2) Поддержка мегаразмерных проектов развития энергетики и научно-технических достижений. 3) Построение кооперативных отношений между промышленностью, правительством и университетами.
В начале 2014 года правительство Южной Кореи объявило генеральный план энергетической стратегии обновленной версией «1-го генерального плана», опубликованного в 2008 году. Это самый главный политический документ в энергетическом секторе, который имеет множество планов действий, таких как «план поставок природного газа», «стратегический план запасов нефти», «генеральный план развития иностранных энергетических ресурсов».
В плане в качестве главных приоритетов энергетической политики страны до 2035 года выделяются 6 основных стратегических целей. Среди них «энергетическая политика, ориентированная на контроль потребления», является самым важным изменением в истории корейской энергетической политики. На протяжении достаточно длительного времени корейское правительство поддерживало «политику обеспечения поставок» для своего экономического роста. Однако с «1-го генерального плана» направление политики изменилось на контроль потребления, а 2-й план поставил «политику контроля потребления» на первое место в энергетической политике страны. Согласно 2-му плану, в 2035 году корейское правительство планирует сократить общее потребление энергии на 13% и потребление электроэнергии на 15%. Для достижения этой цели корейское правительство намерено провести реформы в сфере ценообразования и налогов. Ожидается, что цена на электроэнергию вырастет, а налоговая ставка на СПГ, альтернативу электроэнергии, будет снижена, чтобы контролировать растущее потребление электроэнергии. Кроме того, создание рынка контроля за потреблением энергии на основе ICT будет поддерживаться различными политическими мерами. Развитие распределенных электростанций направлено на повышение энергоэффективности и стабильности системы выработки электроэнергии. В 2035 году выработка электроэнергии распределенными электростанциями составит 15% от общего объема, что в 3 раза больше, чем в 2014 году. Применение независимых электростанций, развитие групповой энергетики и распространение малых распределенных энергетических объектов на основе ВИЭ будет поддерживаться правительством.
Устойчивость энергетического сектора также поддерживается в рамках борьбы с глобальным потеплением, а также для повышения конкурентоспособности энергетической отрасли на международном энергетическом рынке и обеспечения безопасности атомных электростанций. Схема контроля выбросов была введена в действие в начале 2015 года, и на последней COP 21 правительство объявило, что страна сократит выбросы парниковых газов на 35% в 2035 году. В дополнение к этому будут поощряться различные политические меры и инвестиции, такие как инвестиции в область безопасности в секторе ядерных НИОКР, развитие APR (Advanced Power Reactor) следующего поколения, стимулирование экспорта атомных электростанций, рост инвестиций в НИОКР в области будущих энергетических технологий. Для укрепления энергетической безопасности, прежде всего, необходимо сделать упор на развитие инвестиций в иностранные энергетические проекты и сотрудничество с национальными и частными энергетическими компаниями. Кроме того, распространение ВИЭ будет стимулироваться с точки зрения укрепления энергетической безопасности.
Правительство намерено увеличить долю ВИЭ в ОППЭ на 11% в 2035 году. Для этой цели применяются как регулятивные меры, такие как применение RHO (Renewable Heat Obligation) и RFS (Renewable Fuel Standard), а также расширение RPS (Renewable Portfolio Standard), так и финансовые меры, например, низкопроцентный кредит для связанных частных компаний. Международное энергетическое сотрудничество на многостороннем и двустороннем уровнях также рассматривается как важный элемент энергетической безопасности. В рамках этого плана правительство намерено осуществлять совместные проекты с североамериканскими странами, азиатскими странами, Россией, европейскими и африканскими странами на различных уровнях. Наконец, в плане упоминается о необходимости создания системы управления энергетическим сотрудничеством в СВА на основе существующего «межправительственного механизма сотрудничества по энергетическому сотрудничеству в Северо-Восточной Азии (ECNEA)» или нового канала. В последние 2 стратегические цели включены развитие стабильной структуры поставок, стабильное снабжение за счет диверсификации маршрутов поставок, проведение энергетической политики как социального обеспечения, а также тесное сотрудничество с муниципальными органами власти.
В результате реализации этого плана корейское правительство стремится к конечному потреблению энергии по источникам. Значительный объем сокращения конечного потребления будет проведен в промышленном и транспортном секторах. Промышленный сектор займет 47% от общего объема сокращений, а транспорт — 36%.
Япония разработала свой «4-й стратегический энергетический план» в 2014 году. В нём отражены последствия аварии на АЭС в Фукусиме и недавние радикальные изменения в глобальной энергетической среде. Как и его предыдущая версия, «3-й план», он установил концепцию «3E-S (энергетическая безопасность, Экономическая эффективность, окружающая среда и безопасность)» в качестве своей фундаментальной основы национальной энергетической политики. Исходя из этой концепции, японское правительство определило несколько стратегических целей.
Первая цель — укрепление стабильной структуры энергоснабжения. Это отражает высокую зависимость Японии от импортных энергоресурсов и растущую неопределенность на мировых энергетических рынках. Для реализации этой цели японское правительство намерено выполнить следующие задачи: 1) укрепление сотрудничества с богатыми энергоресурсами странами Северной Америки, Африки и Евразии; 2) участие добывающего сектора в зарубежных энергетических проектах; 3) применение механизма групповых закупок; 4) стимулирование развития отечественных энергетических ресурсов (метан-гидрат).
Вторая цель — стимулирование общества к энергосбережению и разумному потреблению. Для достижения этой цели будут выполнены следующие задачи; 1) применение более совершенного регулирования энергосбережения в секторе домашних хозяйств; 2) распространение высокоэффективных ламп, таких как LED и OLED-лампы; 3) реализация ZEB (Zero Energy Building) для вновь построенных общественных и коммерческих зданий к 2020 году и для жилых домов к 2030 году; 4) внедрение интеллектуальной транспортной системы к 2030 году; 5) применение BEMS (Building Energy Management System) и сертификации ISO 50001 в промышленном секторе; 6) повышение эффективности предложения за счет использования принципа «спрос-реакция».
Третья цель — ускорение развития возобновляемых источников энергии для обеспечения энергетической независимости. Для достижения этой цели будут осуществлены: 1) нормативная поддержка развития ветроэнергетики и геотермальной энергетики; 2) применение ВИЭ к распределенным электростанциям и 3) совершенствование принципа FIT (Feed-in-Tariff) для развития сектора.
Четвертая цель — это реформирование ядерной энергетической политики путем обеспечения безопасности атомных электростанций и восстановления доверия гражданского общества.
Пятая цель — совершенствование институциональной базы для эффективного и стабильного использования источников ископаемого топлива. Для достижения этой цели будут выполнены следующие задачи: 1) стимулирование использования высокоэффективных угольных и СПГ электростанций. Далее последует применение технологии IGCC (integrated gasification combined cycle) и разработка технологии CCS (Carbon capture & storage). 2) Структура реформирования нефтяной и газовой промышленности. В качестве основной меры политики будут приняты меры, стимулирующие масштабирование отрасли путем перехода энергетических компаний к энергетическому конгломерату.
Шестая цель — реформирование энергетического рынка и структуры поставок путем разрушения вертикально интегрированной отраслевой структуры и барьеров между сегментами рынка. Для этого необходимо выполнение следующих задач: 1) демонтаж монополии на рынке электроэнергии и либерализация рынка электроэнергии; 2) либерализация розничного рынка газа и диверсификация форм потребления газа; 3) реформирование рынка тепловой энергии в сторону повышения эффективности.
Седьмая цель — укрепление внутренней цепочки энергоснабжения. Для достижения этой цели будет применяться развитие потенциала стратегического запаса нефти, повышение способности реагирования на внутренний кризис (катастрофу).
Восьмая цель — разработка вторичных источников энергии для развития аккумуляторной технологии и технологии утилизации водорода. Для достижения этой цели решить следующие задачи: 1) Разработка CHP (Combined Heat & Power Plant) и электроаккумулятора для эффективного использования электроэнергии; 2) диверсификация источников энергии для автотранспортных средств; 3) применение политических мер для реализации «водородного общества».
Девятая и десятая цели — создание энергетических конгломератов путем реформирования энергетического рынка и расширения международного энергетического сотрудничества на различных уровнях. С учетом этих целей и направлений, целевой энергетический статус Японии в 2030 году может измениться.
Посредством реализации рассмотренных национальных энергетических стратегий, их целей и методов, может быть скоординировано устойчивое энергетическое партнерство между Россией, Китаем, Японией и Южной Кореей.


Список использованных источников:
1. Бобылев С.Н. Устойчивое развитие: парадигма для будущего: современные проблемы развития // Мировая экономика и международные отношения. — 2017. — Том 61. — № 3. –С. 107–111.
2. Гречухина И.А., Кудрявцева О.В., Яковлева Е.Ю. Эффективность развития рынка возобновляемых источников энергии в России // Экономика региона. — 2016. — Том 12. — № .4. –С.1167–1177.
3. Грачёв И.Д. и Некрасов C.А. Стратегический аспект энергетической безопасности России // Национальные интересы приоритеты и безопасность. — 2012. — Том 41. — С. 2–9.
4. Жизнин С.З. Влияние энергетики на устойчивое развитие / С.З. Жизнин, В.М. Тимохов // Мировая экономика и международные отношения. — Том 61, № 11. — 2017. — С. 34–39.
5. Квинт В.Л. Поиск и исследование философских корней теории стратегии. Взаимосвязь философского и стратегического мышления // Управленческое консультирование / Российская академия народного хозяйства и государственной службы при Президенте Российской Федерации. — 2016. — № 1(85). — С. 15–21.
6. Конопляник А. А. Региональное энергетическое сотрудничество в Северо-Восточной Азии // Нефть, Газ и Право. — 2007. — Том 6. — С.51–58.
7. Кузовкин А.И. Прогноз энергоемкости ВВП России и развитых стран на 2020 г. // Проблемы прогнозирования. — 2012. — Том 144. — № .2. — С.144–148.
8. Никоноров С.М. Концепция Китайской Народной Республики по развитию Арктики // Арктика 2035: актуальные вопросы, проблемы, решения / Проектный офис развития Арктики (Москва). — 2021. — № 2. — С. 44–53.
9. Маликова О.И. Злотникова М.А. Государственная политика в области развития возобновляемой энергетики // Государственное управление. Электронный вестник. — 2017. — Том 72. — С.5–30.
10. Морулева Л.А. Анализ факторов, оказывающих влияние на энергоэффективность экономики // Международный научно-исследовательский журнал. — 2015. –том.6 — № .37. — С.75–77.
11. Ховавко И.Ю. Концепция устойчивого развития в контексте глобализации // Век глобализации. — 2016. — №  3. — С.71–84.
12. Энергетическая Стратегия России до 2035 года / Министерство энергетики Российской Федерации. — Москва, 2010.
13. Chambers, M. J. Cointegration and Sampling Frequency // Econometrics Journal. — 2011. — Vol. 14. — №  2. — С.156–185.
14. Lahiri, K., & Mamingi, N. Testing for cointegration: Power versus frequency of observation — another view // Economics Letters. — 1995. — Vol. 49. — № 2. — С. 121–124.
15. Otero, J., & Smith, J. Testing for cointegration: Power versus frequency of observation — Further Monte Carlo results // Economics Letters. — 2000. — Vol. 67. — C. 5–9.

Вернуться к содержанию номера

Copyright © Проблемы современной экономики 2002 - 2021
ISSN 1818-3395 - печатная версия, ISSN 1818-3409 - электронная (онлайновая) версия