Logo Международный форум «Евразийская экономическая перспектива»
На главную страницу
Новости
Информация о журнале
О главном редакторе
Подписка
Контакты
ЕВРАЗИЙСКИЙ МЕЖДУНАРОДНЫЙ НАУЧНО-АНАЛИТИЧЕСКИЙ ЖУРНАЛ English
Тематика журнала
Текущий номер
Анонс
Список номеров
Найти
Редакционный совет
Редакционная коллегия
Представи- тельства журнала
Правила направления, рецензирования и опубликования
Научные дискуссии
Семинары, конференции
 
 
 
 
Проблемы современной экономики, N 2 (78), 2021
ИЗ ИСТОРИИ СОЦИАЛЬНО-ЭКОНОМИЧЕСКОЙ МЫСЛИ И НАРОДНОГО ХОЗЯЙСТВА
Попов А. И.
профессор кафедры общей экономической теории и истории экономической мысли
Санкт-Петербургского государственного экономического университета,
доктор экономических наук

Церкасевич Л. В.
профессор кафедры экономики и финансов
Санкт-Петербургского института экономики и управления,
доктор экономических наук


Роль ГОСПЛАНа в реализации крупномасштабных проектов в России: плановые и рыночные периоды
Статья посвящена 100-летию ГОСПЛАНа. В работе изложена авторская методика анализа формирования плановой и рыночной модели хозяйствования. Выделены проблемы становления российской экономики в момент ее зарождения. Разработана система анализа развития отечественной промышленности, базирующаяся на сущностных целевых показателях (волновое развитие). На базе использования данных официальной отечественной статистики показана эволюция достижений советской промышленности, основным звеном управления которой была плановая экономика. Вскрыты негативные институциональные факторы перехода к рыночным методам хозяйствования. Предложены направления совершенствования управления рыночной экономикой
Ключевые слова: Госплан, плановая экономика, волновое экономическое развитие России, сочетание плановых и рыночных методов регулирования экономики
УДК 338.244; ББК 65.054   Стр: 182 - 187

Методологические основы становления плановых и рыночных методов хозяйствования: индивидуализм и холизм
В настоящее время в экономической теории широкое распространение получили два подхода к исследованию процессов функционирования и развития экономической системы: методологический индивидуализм и методологический холизм. В широком смысле индивидуализм представляет собой нравственный принцип, в основе которого лежат интересы отдельной личности (индивидуума); холизм (от греч. «holos» — целое) был предложен и введен в научный оборот Я.Н. Смэтсом, который в своей работе «Холизм и эволюция» [1, p. 84–117] рассматривал холизм как процесс творческой эволюции, создания новых целостностей.
В качестве фундаментальных положений индивидуализма и холизма в экономической науке, по нашему мнению, заложены философские категории: «эгоизм» и «альтруизм» [2, с. 49–52]. Эгоизм определяет моральную сторону бытия человека, выражает жизненный принцип по отношению к обществу и другим людям. Альтруизм в своей основе содержит принцип общественных интересов над индивидуальными (служение другим людям, готовность жертвовать своими интересами во благо общества).
Двойственность поведения людей обусловлена социальной природой человека. С одной стороны, всем людям присущи индивидуальные стимулы в получении максимума пользы, а также создание наилучших условий собственной жизнедеятельности. С другой стороны, человек живет в определенном социуме с соответствующими традициями и нормами, которые определяют его жизнедеятельность.
Методологический индивидуализм и методологический холизм нами исследуются при обосновании процессов формирования и использованиярыночных и плановых методов хозяйствования. Известно, что рыночная (капиталистическая) экономика сформировалась под влиянием классической политической экономии, которая обосновывалась А. Смитом и Д. Рикардо, но законченную форму приобрела в теории равновесия, согласно которой равновесие достигается силами рынка. Плановая модель экономики сложилась в нашей стране на базе марксистской экономическойтеории. Эти два подхода выступают как альтернативные направления, в которых преобладают либо рыночные, либо административные методы воздействия на социальные и экономические процессы. Слабые стороны индивидуализма наиболее отчетливо проявляются в период выполнения крупных трансформационных преобразований, к числу которых относится модернизация. Индивидуализм в этом случае выступает сдерживающим фактором. Исключение индивидуализма при выборе экономического направления развития позволил консолидировать все имеющиеся ресурсыстраны на преодоление технической отсталости и возведение мощной промышленной индустрии, образованного общества.
Практическая реализация философской идеи сочетания «индивидуального» и «общественного» была обоснована выдающимся для своего времени немецким экономистом, представителем «школы государственного социализма» А. Вагнером. Его идеи стали методологической основой плана построения «социального государства», реализованного Отто фон Бисмарком в Германии в конце XIX в. А. Вагнер исходил из того, что в обществе существует единство двух противоположных мотивов: эгоистический (стремление к извлечению прибыли), и неэгоистический (стремление к общему благу). В экономике должны гармонично сочетаться оба этих мотива [3]. А. Вагнер выдвинул гипотезу, которая исходила из того, что государство является субъектом процессов производства и распределения, при этом функции государства по мере развития общества возрастают. Таким образом, ученым было обосновано увеличение функций государственной власти [4]. Это положение вошло в научный оборот как закон Вагнера (или модель Вагнера). В современной экономической теории под «законом Вагнера» понимается тенденция роста функций государства, а также увеличения доли государственных расходов в ВВП по мере общественного развития и технического прогресса. Эти процессы обусловлены следующими факторами [5]:
1. Социально-политический. Здесь речь идет о расширении ответственности государства в области безопасности населения (поддержание законности и общественного порядка) и расширения его социальных функций (социальное страхование, благосостояние населения).
2. Экономический. Научно-технический прогресс требует увеличения вложений государства в научную сферу, а также в отрасли здравоохранения, образования и культуру, спрос на услугикоторых постоянно увеличивается, их доступность становится естественным правом, но их себестоимость не покрывается индивидуальными потребителями. Здесь речь идет о законе Баумоля [6].
3. Исторический — обязанность государство покрывать непредвиденные расходы, которые объективно возникают в процессе его развития.
Известно, что содержательная сторона рыночной экономики — это формальное равновесие (неравновесие). Зависимость экономической жизни от факторов социальной системы в данном подходе практически не учитывается. В качестве инструмента рынка используются деньги, цены и рыночные операции.
Слабые стороны индивидуализма наиболее отчетливо проявляются в период выполнения крупных трансформационных преобразований, к числу которых относится модернизация. Индивидуализм в этом случае выступает сдерживающим фактором. Известно, что капитал, как правило, устремляется в те отрасли и сферы производства, которые обеспечивают более высокую прибыль и короткие сроки окупаемости. Процессы модернизации предполагают вложение крупных инвестиций с длительными сроками окупаемости. Эти негативные моменты ученые пытались преодолеть путем развития институционально-социологического направления. Один из основателей институционализма Т. Веблен, в соответствии со своей версией, делит предпринимателей на владельцев капитала и организаторов производства. По его мнению, владельцы капитала заинтересованы только в прибыли на капитал, который они не вкладывают в производство, а лишь предоставляют кредит. Источником их дохода служит не реальный сектор, а ценные бумаги. К производительному классу он относит организаторов производства и рабочих, которые не имеют своего капитала. Такая модель ведет к тому, что капитал начинает использоваться в спекулятивных целях и не идет на развитие производства [7].
Данные негативные моменты пытались сгладить ученые — представители постиндустриального направления. Особенность состоит в том, что институционалисты использовали индуктивный метод (от частного к общего), а неоинституционалисты основывались на дедуктивном методе, который состоит в более тесной взаимной увязке макроэкономических и микроэкономических процессов. Однако, в конечном счете, отношения между людьми сводятся к взаимному обмену. Как указывает Бьюкенен, «политика есть сложная система обмена между индивидами. На рынке люди меняют яблоки на апельсины, а в политике соглашаются платить налоги в обмен на необходимые всем и каждому блага: от местной пожарной охраны до суда» [8, с. 23]. Здесь в качестве примата просматривается удовлетворение, в первую очередь, интересов собственника. Однако речь идет о том, чтобы заставить «собственность работать не только на его владельца, но и на общество». Именно этот тезис является основополагающим при осуществлении в нашей стране провозглашенной всеобъемлющей модернизации народного хозяйства [9, с. 18–26].
Плановая экономика отражает форму реализации всех сторон существования экономической жизни общества. Согласно марксистской концепции, равновесие состоит в соблюдении строго определенных пропорций между разными отраслями, видами и подвидами производства и сторонами экономической жизни общества. В плановой системе в качествеинструмента используется построение межотраслевых балансов в натуральном и стоимостном выражении.Использование межотраслевых балансов позволяет определять количественную и стоимостную структуру товаров с учетом материальной и социальной структуры потребностей в виде взаимосвязи производства и потребления.

Практическая реализация плановых методов хозяйствования в России
Плановая модель управления экономикой России была обоснована в 1918 г. В.И. Лениным в работе «Очередные задачи Советской власти» [10, с. 108]. В этот период был принят Декрет об организации ГОСПЛАНа, сформирована единая система плановых органов. В феврале 1920 г. сессия ВЦИК, по предложению Ленина, приняла резолюцию о выработке единого хозяйственного плана на основе электрификации. Таким образом, особое внимание было уделено строительству электрификации — новой материально-технической базы, которая должна обеспечить развитие страны. В декабре 1920 г. VIII Всероссийский съезд Советов утвердил развитие плана ГОЭЛРО, который предполагалось выполнить в ближайшие 10–15 лет [11, с. 116]. В соответствии с планом ГОЭЛРО, намечалось построить 30 районных электростанций с общей мощностью в 1750 тыс. кВт. На базе электрификации предполагалось развернуть огромное развитие промышленности. Основные показатели реализации плана развития промышленности представлены в табл. 1.

Таблица 1
План ГОЭЛРО по промышленности
 19131920План
ГОЭЛРО
Во сколько раз
по плану ГОЭЛРО
намечалось увеличе-
ние по сравнению
Фактическое
производство
Год, в котором выполнен план ГОЭЛРО
с 1913с 192019301935
Валовая продукция крупной промышленности (1913=1)10,141,8–21,8–2более чем в 13–142,5 [3]5,6 [4]1929–1930
Мощность районных электростанций, млн кВт0,2
0,25 [5]
1,759,36,91,44,1 [6]1931
Производство электроэнергии, млрд кВт-ч2,0
0,5 [7]
8,84,316,98,426,31931
Нефть, млн т10,33,911,8–16,41,1–1,63,1–4,318,525,21929–1930
Уголь, млн т29,28,762,32,17,147,8109,61932
Торф, млн т1,71,416,49,6128,118,51934
Железная руда, млн т9,20,1619,62,111910,726,81934
Чугун, млн т4,20,128,21,9715,012,51934
Сталь, млн т.4,30,196,51,533,55,812,61933
Бумага, тыс. т269,230,0688,52,623495,3640,81936
Источник: Народное хозяйство СССР за 70 лет. Статистический сб. — Москва: Финансы и статистика, 1987.

Следует упомянуть, что становлению и успешному развитию экономики России в тот период препятствовал ряд факторов, среди которых можно указать следующие:
1. Первая мировая война, которая привела к развалу промышленности, упадку сельского хозяйства, к повсеместному голоду. К концу войны Россия потеряла 60% своего народного богатства, в то время как потери Англии составили 15%, Франции — 31 %, Германии 31% [12, с. 70]. К окончанию войны крупная промышленность России производила почти в 7 раз меньше продукции, чем в 1913 г. По объемам добычи угля и нефти страна была отброшена к концу XIX века, а по объему производства чугуна — к уровню второй половины XVIII века.
2. Неграмотность подавляющего большинства населения страны, которая накануне войны составляла 79 %. В это же время в Швеции и Дании совсем не было неграмотных, а в Германии и Швейцарии их число составляло 1–2%, в США — 11% [12, с. 15]. Таким образом, наблюдался дефицит специалистов, необходимых для развития народного хозяйства.
3. Экономическая отсталость по сравнению с развитыми странами Европы. По величине удельного ВВП Россия занимала 7-е место в мире. В денежном выражении на душу населения приходилось 94 рубля, что в 7,2 раза меньше, чем в США, в 5 раз меньше, чем в Англии, в 3 раза меньше, чем в Германии [12, с. 14].
4. Аграрная направленность народного хозяйства. Крестьянское население составляло 86% населения страны. Для сравнения количество крестьян в Англии было 22%, в Германии 34%, в США -58%. Следует подчеркнуть, что обработка земли велась крайне отсталыми методами. В основном использовались сохи (8 млн штук), плуги (4 млн штук). Тракторов и машин не было вообще [12, с. 7].
5. Отсталость институтов землепользования, что в принципе тормозило развитие сельского хозяйства. Основу собственности на землю составляло дворянско-помещичье право (70% землевладений), в котором наблюдались средневековые пережитки крепостнической системы [12].
Кроме указанных негативных факторов, препятствующих дальнейшему развитию страны, наблюдалась полная деструкция институтов управления страной. Смена парадигмы развития государства, обобществление собственности требовали формирования адекватных политических, экономических и социальных институтов. Здесь следует указать, что институты являются фундаментальными факторами функционирования социальных и экономических систем в долгосрочной перспективе. Поскольку настоящее и будущее общественного развития неразрывно связаны с прошлым, то формирование институтов должно обладать свойством преемственности, так как в основе управленческих решений лежат конкретные факты прошлого и настоящего [13].
Социально-экономические преобразования в новой республике проводились без анализа предыдущего опыта и на базе отрицания системы норм, правил и процедур, в ситуации отсутствия теоретической проработки особенностей формирования, становления и изменения институтов в конкретной области.
Напомним, что в дореволюционный период в России государственные органы такжеуправляли экономикой жёсткими административными методами, которые приводили к ее низкой эффективности. Более того, государство имело большую долю в экономике, где функционировало множество государственных предприятий, обслуживающих нужды царского двора. Кроме того, в начале (накануне революции) 1917 г. в экономике России государству принадлежали 2/3 железных дорог, большая часть военной и металлургической промышленности, огромные площади земли, в том числе 60% лесов [14].
Жесткая концентрация управленческих функций всей экономической системы в послереволюционный период, четкое планирование и контроль исполнения позволили новой республике достичь колоссальных успехов в развитии народного хозяйства за короткий отрезок времени. В России за последние 150 лет можно выделить четыре волны трансформационных преобразований (табл. 2).
Первая волна. Сооружение Транссибирской железнодорожной магистрали. (Рельсовая модернизация). При реализации «рельсовой» модернизации определяющими факторами выбора организационно-экономических методов регулирования были такие характеристики, как территориальная разобщенность смежных производств, масштабы многоотраслевого характера продукции и другие. Практически в процесс реализации этого проекта была вовлечена вся промышленность России. Всеми делами стройки ведали Управление по сооружению Сибирских железных дорог, Инженерный совет Министерства путей сообщения и Мостовая комиссия временного управления казенных железных дорог. Это был, своего рода Госплан, который координировал работу по строительству магистрали и разных сооружений. Анализ управления процессами построения железных дорог в России позволяет сделать вывод, что регулирующая роль государства в тот период была преобладающей.

Таблица 2
Периодизация трансформационных преобразований в России
Период модернизацииНаименование модернизацииВремя модернизации, годыОсновное содержание модернизации
Первая волнаРельсовая модернизация1891–1916Сооружение Транссибирской железнодорожной магистрали, возведение сети железных дорог
Вторая волнаПлан ГОЭЛРО1921–1941Государственный план электрификации России, запуск крупных промышленных предприятий
Третья волнаИнновационно-технологический прорыв
1950–1989
Освоение новых наукоемких технологий, ориентированных на использование микроэлектронной техники, освоение космоса
Четвертая волнаПереход на рыночные «рельсы»1990–2000-еТрансформация плановой системы и построение рыночной модели хозяйственной системы России. (Разрушение без созидания)
Таблица разработана авторами

Вторая волна. План ГОЭЛРО — электрификация всей России. При выполнении первого проекта в качестве базового ядра выступало сооружение железных дорог, во втором случае базовой основой модернизации (пионерная продукция) стала электрификация страны.
По подсчетам экономистов того времени, для финансового обеспечения плана требовалось примерно 17 миллиардов золотых рублей. Для покрытия этих расходов 11 миллиардов рассчитывали получить от экспорта, а остальные — из бюджета страны.
В рыночных условиях, при распыленности капитала, проблему подъема машиностроения, а, следовательно, и выполнения плана ГОЭЛРО вряд ли можно было решить. Выполнение плана было обеспечено не только благодаря «трудовому энтузиазму широких масс, воодушевленных великими преобразованиями» [15, с. 58], но и за счет централизации капитала, четкого планирования, контроля за его исполнением и введения жесткой дисциплины труда.
В результате, показатели плановых заданий были перевыполнены. В связи с этим можно видеть, что плановый вариант модернизации показал свои несомненные преимущества. В течение 1927–1940 гг. в Советском Союзе избранная стратегия экономических преобразований с применением плановой системы себя оправдала, включая такую важную проблему, как получение средств для индустриализации. За указанный период в стране было построено около 9000 новых заводов, общий объем промышленной продукции увеличился в 8 раз. Так, в 1932 г. действовало 16 станкостроительных заводов, в 1936 г. их количество увеличилось до 48, в том числе такие известные предприятия-гиганты, как «Фрезер», «Красный пролетарий», «Калибр» и др. [16, с. 44]. Хронология возведения новых крупных промышленных объектов в 1930-е гг. в СССР приведена в табл. 3.

Таблица 3
Хронология возведения новых крупных промышленных объектов в СССР в1930-е годы
Дата
возведения
объекта
Наименование промышленного объекта
01.05.1930Завершено строительство Турксиба
17.06.1930Пуск Сталинградского тракторного завода
01.01.1931Пуск Россельмаша
01.10.1931Пуск Харьковского тракторного завода
1931–1933Строительство Беломорканала
1932Начало строительства Московского метро
01.01.1932Пуск Горьковского автомобильного завода
31.01.1932Пуск первой доменной печи Магнитогорского металлургического комбината
Апрель 1932Пуск Кузнецкого металлургического комбината
04.09.1932Открытие первой шахты в Печорском угольном бассейне
10.09.1932Пуск ДнепроГЭСа
1932Пуск Московского шарикоподшипникового завода
01.07.1933Пуск Челябинского тракторного завода
15.07.1933Пуск Запорожского металлургического завода
23.01.1934Пуск Харьковского турбинного завода
15.07.1937Открытие канала Москва — Волга
1939Сооружение большого Ферганского канала
Источник: Хронология Российской истории: энциклопедический справочник / Под рук. Ф. Конта. — М.: Международные отношения, 1994. — С. 304.

Следует на этом фоне отметить, что за 15 лет (1992–2007 гг.) рыночных реформ в России закрыто 70 тысяч заводов.
Резкое увеличение промышленного производства привело к росту численности городского населения, которое выросло с 17,9% в 1913 г. до 32,5% в 1940 г. На фоне подъема промышленности, строительства заводов и фабрик создавались новые города. Хронология основания новых городов приведена в табл. 4. Всего с 1918 по 1956 гг. в РСФСР построено 380 городов.
Таким образом, эффективно используя преимущества плановой системы, правительство СССР создало новую структуру отраслей промышленности, включая отрасли новых технологических укладов, формирующих пионерный сектор экономики.

Таблица 4
Крупные города России, основанные в период с 1918 по 1956 гг.
Наименование городаГод
основания
Численность
населения
на 01.01.1987 г.
(тыс. чел.)
Кемерово-Кемеровская область1918520
Ленинск Кузнецкий — Кемеровская область1925169
Дзержинск — Горьковская область1930281
Магнитогорск1931430
Прокопьевск — Кемеровская область1931278
Комсомольск-на-Амуре1931316
Копейск — Челябинская область1933169
Киселевск — Кемеровская область1936128
Электросталь — Московская область1938150
Северодвинск — Архангельская область1938239
Магадан — Магаданская область1939148
Ангарск — Иркутская область1951262
Норильск — Красноярский край1953181
Братск1955249
Источник: Народное хозяйство СССР за 70 лет. Юбилейный стат. Ежегодник. М.: Финансы и статистика.- 1987.- С. 395–400.

Третья волна. Инновационный прорыв произошел в 1950–1960 гг. В этот период Россия вышла на лидирующие позиции в создании атомной энергетики, освоении космоса, началось серийное производство реактивных самолетов. Успешно развивалось станкостроение, радиоэлектронная промышленность, большая химия, биотехнология. В этот период наблюдалось бурное развитие экономики как по качественным, так и по количественным показателям. В количественном отношении с 1950 по 1970 гг. национальный доход увеличился в 5,3 раза, промышленное производство в 6,1 раза, капитальные вложения в 6,4 раза, среднемесячный уровень зарплаты — в 2 раза.
По качественным параметрам высокий научно-технический потенциал советской промышленности никем не оспаривался. В результате экономика России заняла ведущее положение в мире как страна четвертого технологического уклада. По объему финансирования инновационной сферы Советский Союз занял первое место в мире. Инвестиции в НИОКР увеличились в более, чем в 33 раза — с 1 млрд руб. в 1950 г. До 33,2 млрд руб. в 1987 г. Среднегодовые темпы роста затрат на НИОКР в период 1950–1985 гг. составляли 11%.
Четвертая волна. Трансформация плановой системы и построение рыночной модели хозяйственной системы России. Новый курс развития экономики России заключался в использовании «рыночного фундаментализма» и полном отказе от плановых методов хозяйствования. Более того, термин «плановая экономика» стал трактоваться как негативное понятие, которое привело к системному разрушению социально-экономического развития. В результате внедрения рыночных реформ были утрачены базисные основы управляемости народным хозяйством [17, с. 190–203]. Более того, внедрение рыночных методов на базе старых институтов организационно-правового регулирования привело к полному разрыву воспроизводственных взаимосвязей в экономике. В итоге произошёл переход от отлаженной, четко функционирующей плановой системы (хотя и несовершенной) к разрушительной «рыночной» экономике, которая приобрела инерционный характер.
Здесь можно указать, что в результате разрушительных процессов наиболее крупные потери понесла обрабатывающая промышленность. Это было обусловлено следующими факторами. Во-первых, произошло массовое снижение объёмов производства; во-вторых, понижение технологического уровня создаваемой продукции; в-третьих, дезинтеграция науки, образования и производства, что соответственно привело к их деградации. Так, фундаментальная наука стала рассматриваться как непроизводительная статья расходов, резко сократилось количество внутрифирменных научно-исследовательских и опытно-конструкторских организаций, что привело к снижению уровня инновационности производства и, соответственно, конкурентоспособности выпускаемой продукции. Коммерциализация вузовского образования в условиях сокращения бюджетного финансирования, низкая зарплата преподавателей, слабая материальная база сказались на уровне подготовки квалифицированных специалистов. В целях сохранения образовательного учреждения как учебного заведения вузы стали выпускать «суррогатных» специалистов.
Положение усугубляется тем, что в российской экономике сложилась крайне опасная ситуация, связанная с привлечением иностранных инвесторов. В этом ключе учеными РАН РФ проведен подробный анализ и на этой основе разработаны «Рекомендации Российской Академии наук по обеспечению роста экономики России», которые опубликованы на сайте академика Нигматулина Р.И. В этой работе отмечается, что крупнейшие сельхозпроизводители «Мираторг», «ПРОДИМПЕКС», «Русагро», почти все торговые сети зарегистрированы в иностранной юрисдикции. Российские ученые делают вывод, что российские предприятия нужно переводить под российскую юрисдикцию. График такого перевода, считают ученые, может быть составлен в течение полугода и реализован в течение 1–2 лет. Реализация этой меры позволит существенно повысить инвестиционный потенциал и увеличивать доходы госбюджета на 5–6 триллионов рублей ежегодно.
Об уровне разрушительных процессов и инновационности можно судить по состоянию такой отрасли, как станкостроение. Уровень производства станков в период с 1990 г. сократился с 129,8 тыс. штук до 3,2 тыс. штук в 2012 г. (см. табл. 5), то есть более чем в 40 раз (2,5% от уровня 1990 г.).

Таблица 5
Выпуск станкостроительной продукции в России
Наименование199019952000200520092012
Металлорежущие станки (штук)74 17118 033888548671882
Деревообрабатывающие станки (штук)25 43911 19210 23244891800
Кузнечно-прессовые машины (штук)27 3022184124615331266
Всего (штук)126 91231 40920 36310 88949483200
Источник:URL.http://www.gks.ru/wps/wcm/connect/rosstat_main/rosstat/ru/ statistics/enterprise/industrial/#.ИНИР (датаобращения: 1.03.2021)

Здесь следует возразить тем авторам, которые считают, что якобы падение объёмов производства станков произошло в основном за счёт низкого качества этой продукции.
Однако факты свидетельствуют о другом. Например, с 1984 г. по 1990 г. только в ФРГ, которая является одной из крупнейших станкостроительных стран, было экспортировано более 45 тысяч станков и кузнечно-прессового оборудования, произведённых на советских заводах [18].
Спад наиболее высокотехнологичных производств характеризуется примером, связанным с производством сырьевых материалов и продукции низких степеней передела. Возьмём, к примеру, производство стали за данный период. В целом в этой отрасли спад составил 18,1%, в то же время на стадии высокотехнологичных видов проката и производства конструкционных изделий из стали оно сократилось в 3–8 раз [19, с. 87].
В этом ключе характерным примером является такая наиболее высокотехнологичная отрасль мирового уровня, как авиапромышленность. Так, выпуск гражданских самолётов в России снизился с 83 самолётов в 1992 г. до 7 самолётов в 2002 г., то есть сократился почти в 12 раз. В последние годы производство самолётов стало расти и в 2013 г. было выпущено уже 32 самолёта (см. табл. 6). Если рассматривать в целом производство самолётов, то оно сократилось в 5 раз.

Таблица 6
Выпуск гражданских самолётов в России (1991–2013 гг.)
1991199219952000200120022010201120122013
Россия (штук)
668319107713192232
Другие страны бывшего СССР (штук)
114124191337884
Всего (штук)
1802073811101020273036
Источник: http://superjet100.info/wiki:prod-by-type (дата обращения: 10.05.2020)

Следует указать, что переход к рыночной системе хозяйствования происходил в очень короткий промежуток времени, за который было невозможно быстро сформировать новые институты управления экономикой. В этой связи можно выделить наиболее существенные факторы, которые препятствовали эффективному развитию экономики и общественного развития.
1. Резкая смена парадигмы государственного развития.
2. Деструкция всех институтов государственного управления.
3. Изменение института собственности.
4. Распад большинства экономических связей, как внутренних, так и внешних, то есть интеграционных. Это привело к обрушению нормального производства промышленной продукции.
5. Полное отсутствие инфраструктурной среды, необходимой для функционирования рыночных субъектов.
6. Отсутствие навыков и опыта управления предпринимательской деятельностью у всего населения страны.
Как мы уже отметили выше, важнейшей проблемой трансформации экономической системы в России, как в период зарождения плановой системы управления экономикой, так и во время перехода к рыночной экономике, является отсутствие преемственности экономических, правовых и социальных институтов. Субъекты экономических отношений используют старые, сложившиеся стереотипы поведения, что приводит к низкой эффективности функционирования нового института. Здесь имеется в виду возникновение «институциональной ловушки» [20, с. 11]. По мнению автора этой концепции, В.М. Полтеровича, институциональные ловушки являются главной опасностью проведения реформ. Институциональные ловушки порождают ряд эффектов, которые проявляют проблемы формирования новых институтов [21, с. 80–87]. К таким эффектам, прежде всего, можно отнести «эффект гистерезиса», который проявляется в запаздывании формирования норм функционирования нового института, сопровождаемое запаздыванием изменения норм социального поведения, застревание социума на старых нормах. Кроме этого, можно назвать «эффект сопряжения», который указывает на необходимость изменения целой совокупности норм в разных взаимосвязанных сферах, вызванных изменением одной нормы. Разрешение проблем «институциональных ловушек» требует длительной нормотворческой работы различных институтов государственного управления.
По нашему мнению, полный отказ от использования плановых методов в экономике является необоснованным. Здесь мы можем указать на негативный опыт трансформации социальной сферы Швеции с использованием рыночных отношений [22, с. 163–174]. Преобразования стали происходить в течение последних трех десятилетий. В этот период правительство Швеции решило сократить долю государственных расходов на услуги социальной сферы, одновременно повысить их качество. Доля государственного сектора в качестве производителя услуг благосостояния стала уменьшаться и была дополнена рыночными субъектами. Анализируя результаты этих процессов, шведские ученые в целом делают вывод о неэффективности рыночных преобразований в социальной сфере. Например, приватизация школьного образования привела лишь к сегрегации учеников, а усвоение знаний учениками осталось на прежнем уровне. Результатом рыночных реформ в социальной сфере стало увеличение государственных расходов, связанных с «провалами рынка». В дальнейшем в социальной сфере предполагается сделать акцент как на неприбыльном секторе экономики.
Известно, что в настоящее время двигателем развития как экономических, так и социальных процессов стала «информационная экономика», основанная на знаниях, инновациях и информации. Основная доля ВВП в такой экономике составляет деятельность по производству, обработке, хранению и распространению информации и знаний.В России функционирование «цифровой экономики базируется на «Стратегии развития информационного общества в Российской Федерации на 2017–2030 годы», утвержденной Указом Президента РФ от 9 мая 2017 г. № 203. Разработка этой Стратегии сравнима с описанным нами планом ГОЭЛРО, но теперь одной из целей развития общества является «цифровизации всей страны». Теперь, в отличие от прошлого столетия, показателем реализации новой Стратегии являются не мегаватты энергии, а гигабайты трафика и охват населения сетью Интернет. В рамках реализации Стратегии разработана программа «Цифровая экономика Российской Федерации», которая «направлена на создание условий для развития общества знаний в Российской Федерации, повышение благосостояния и качества жизни граждан нашей страны путем повышения доступности и качества товаров и услуг, произведенных в цифровой экономике с использованием современных цифровых технологий, повышения степени информированности и цифровой грамотности, улучшения доступности и качества государственных услуг для граждан, а также безопасности как внутри страны, так и за ее пределами» [23].
В Программе поясняется, что «цифровая экономика» «представляет собой хозяйственную деятельность, ключевым фактором производства в которой являются данные в цифровой форме, и способствует формированию информационного пространства с учетом потребностей граждан и общества в получении качественных и достоверных сведений, развитию информационной инфраструктуры Российской Федерации, созданию и применению российских информационно-телекоммуникационных технологий, а также формированию новой технологической основы для социальной и экономической сферы» [23, с. 5].
Цифровизация позволила в производственной сфере сократить транзакционные издержки, внедрить электронный документооборот, электронные платежи и другие новшества, которые в результате позволили увеличить производительность труда. В сфере торговли стали широко внедряться электронная торговля, электронный маркетинг, расширение рынков сбыта товаров. Частная жизнь теперь немыслима без цифровых технологий, достаточно указать электронную почту, видеоразговоры, взаимодействие с государственными органами власти и торговыми предприятиями.
Проведенный анализ соотношения плановых и рыночных методов регулирования экономических отношений при реализации крупномасштабных проектов народного хозяйства, проведенный в данной работе, позволяет сделать следующие выводы:
1. Анализ специфики развития экономики России в исторической ретроспективе показал, что определяющими факторами выбора метода хозяйствования являются уровень развития производительных сил конкретного региона, наличие природных, финансовых, трудовых ресурсов, развитость транспортной инфраструктуры, а также вектор направленности технического прогресса, детерминирующий развитие тех или иных секторов экономики.
2. Реализация крупных народнохозяйственных проектов, имеющих ключевое значение для развития страны может происходить при плановых методах хозяйствования [17, с. 190–203]. Эти методы позволяют консолидировать финансовые, человеческие, инфраструктурные ресурсы, устанавливать четкое взаимодействие между различными отраслями промышленности, регионами страны, определять плановые ключевые параметры и контролировать их исполнение.
3. Экономическое развитие России с переходом на рыночные методы хозяйствования показало, что новой социально-экономической системы, способной осуществить преобразование централизованного управления, пока не создано. Догматическая приверженность к рыночной системе привела к полному отрицанию опыта индустриализации, накопленного в советский период. В настоящее время центральной проблемой является реиндустриализация экономики России. Базовым положением выступает взаимодействие сфер производства, фундаментальной и прикладной науки, и системы образования. Необходимо напомнить, что в советский период интеграция сферы производства и научно-образовательной сферы довольно успешно развивалась.
4. Изучение динамики развития российской экономики в последние три десятилетия позволяет сделать вывод о том, что реформы, начатые в 1991 г., проводились без учёта накопленного в предшествующий период опыта развития народного хозяйства страны. Следует указать, что в советский период наблюдались такие негативные явления, как использование гипертрофированных форм административного регулирования экономических процессов и чрезмерное обобществлением средств производства. Однако масштабы ускоренного развития ряда отраслей промышленности, увеличение производительности труда, бурное развитие фундаментальной науки и многие другие достижения свидетельствуют о позитивном опыте использования планово-государственных методов хозяйствования, которые позволили за короткий период в середине ХХ в. вывести Россию из состава периферийных в страны-лидеры.
5. Драйвером современной жизни общества стали цифровые технологии, ответственность за функционирование которых несет как государство, так и частные компании. Цифровые технологии стали неотъемлемой составляющей работы современных предприятий, государственных органов власти, учреждений социальной сферы (культура образование, здравоохранение).


Список использованных источников:
1. J.C.Smuts. Holism and Evolution. New York: The Macmillan Company, 1936, P 84–117.
2. Попов А.И., Борисова Е.В. Формирование плановых и рыночных методов хозяйствования в контексте товарного производства К.Маркса // Проблемы современной экономики. — 2018. — №2. -C. 49–52.
3. Бернацкий М.В. Теоретики государственного социализма в Германии и социально-политические воззрения князя Бисмарка. — СПб.: Шредер, 1911.
4. Бунге Н.Х. Очерки политико-экономической литературы. — СПб.: Изд-во Киршбаума, 1895.
5. Wagner Adolph. Die akademische Nationalökonomie und der Socialismus. Berlin: JuliusBecker., 1895.
6. Церкасевич Л.В. Качество жизни общества как фактор риска устойчивости экономической системы // Россия и Санкт-Петербург: экономика и образование в XXI веке / Под ред. Т.А. Селищевой. — СПб.: Изд-во СПбГЭУ., 2018. — C. 58–63.
7. Веблен Т. Теория делового предприятия. — М.: «Дело», 2007. — 288 с.
8. Бьюкенен Дж. Избранные труды. Сер.: Нобелевские лауреаты по экономике. Т.1. — М.: ТаурсАльфа, 1997.
9. Попов А.И. Создание новой модели развития: модернизация и условия перехода к инновационной экономике // Известия СПбУЭФ. — 2012. — № 4.
10. Ленин В.И. Полн. собр. соч., Т. 40, C. 108.
11. Ленин В. И. Полн. собр. соч., Т 44., С. 116.
12. Развитие советской экономики / Под ред. А.А. Арутиняна и Б.Л. Маркуса. — М.: Государственное социально-экономическое издательство, 1940. — 666 c.
13. Норт Дуглас. Институты, институциональные изменения и функционирование экономики / Пер. А.Н. Нестеренко. — М.:1997.
14. Тимофеева А.А. История предпринимательства в России: учебное пособие. — М.: Флинта, 2011.
15. Владимирский Е.А. Экономика России в 20 веке (политэкономический успех). — СПб.: СПбГАУ, 2000. — С. 58.
16. Фонотов А.Г. Россия: от мобилизационного общества к инновационному. — М.: Наука, 1993.
17. Бодрунов С.Д. План и рынок: Перспективы интеграции // Научные труды Вольного экономического общества России. Том двести шестнадцатый (№2/2019). — М.: ВЭО России, 2019. — С. 190–203.
18. URL: http://www.gks.ru/wps/wcm/connect/rosstat_main/rosstat/ru/statistics/enterprise/industrial/#.ИНИР (дата обращения: 1.03.2021)
19. Интеграция производства, науки и образования и реиндустриализация российской экономики / Под общ. ред. С.Д. Бодрунова. — М.: ЛЕНАНД, 2015.
20. Полтерович В.М. Институциональные ловушки и экономические реформы // Экономика и математические методы. — 1999. — Т.35. — № 2. — С 11.
21. Юденко М.Н. Проблемные вопросы развития институциональной теории предпринимательства // Вестник НГУ. Сер: Социально-экономические науки. — 2008. — Т.8. — Вып. 3. — С. 80–87.
22. Церкасевич Л.В. Мифы и реальность шведского «дома для народа» // Современная Европа. — 2019. — №2. -С. 163–174.
23. Программа «Цифровая экономика Российской Федерации», утвержденная распоряжением Правительства Российской Федерации от 28 июля 2017 г. № 1632-р [Электронный ресурс]. URL: http://government.ru/docs/all/112831/

Вернуться к содержанию номера

Copyright © Проблемы современной экономики 2002 - 2020
ISSN 1818-3395 - печатная версия, ISSN 1818-3409 - электронная (онлайновая) версия