Logo Международный форум «Евразийская экономическая перспектива»
На главную страницу
Новости
Информация о журнале
О главном редакторе
Подписка
Контакты
ЕВРАЗИЙСКИЙ МЕЖДУНАРОДНЫЙ НАУЧНО-АНАЛИТИЧЕСКИЙ ЖУРНАЛ English
Тематика журнала
Текущий номер
Анонс
Список номеров
Найти
Редакционный совет
Редакционная коллегия
Представи- тельства журнала
Правила направления, рецензирования и опубликования
Научные дискуссии
Семинары, конференции
 
 
 
 
Проблемы современной экономики, N 2 (78), 2021
ПРОБЛЕМЫ МОДЕРНИЗАЦИИ И ПЕРЕХОДА К ИННОВАЦИОННОЙ ЭКОНОМИКЕ
Гудкова Т. В.
доцент кафедры политической экономии экономического факультета
Московского государственного университета им. М.В. Ломоносова,
кандидат экономических наук

Заздравных А. В.
доцент кафедры политической экономии Экономического факультета
Московского государственного университета им. М.В. Ломоносова,
кандидат экономических наук


Цифровая трансформация фирмы: предпосылки теоретического анализа и проблемы реализации на практике
Сегодня, в эпоху цифровых технологий, проходя путь цифровой трансформации, традиционные фирмы начинают использовать новейшие технологии как конкурентное преимущество во всех бизнес-процессах. В статье обозначены исходные теоретические предпосылки анализа процесса цифровой трансформации фирмы и выявлены основные проблемы, с которыми сталкиваются российские предприятия при реализации подобных преобразований на практике
Ключевые слова: фирма, цифровые технологии, цифровая трансформация
УДК 330.146; ББК 65.012.1   Стр: 27 - 31

В последние годы все большую популярность набирают концепции долгосрочного технологического и экономического развития, являющиеся производными теории длинных волн Н.Д. Кондратьева. В соответствии с этой концепцией, основные измененияв технологической базесвязаны со средним сроком жизни производственных сооружений, транспортной инфраструктуры и других «основных капитальных благ» [1], а также с необходимостью накопления резервов для их обновления. Й.А. Шумпетер длинные волны экономического развития связывал с активностью деятельности предпринимателей-инноваторов [2]. С.Ю. Глазьев, развивая теорию Н.Д. Кондратьева и Й.А. Шумпетера, разработал теорию технологических укладов, проследив роль инноваций в развитии экономики [3]. В январе 2016 года основателем Всемирного экономического форума К.М. Швабом была представлена концепция Четвертой промышленной революции [4], которую все чаще начинают рассматривать как главный технологический тренд 21 века.
С.А. Толкачев, используя новое понятие «технический мегацикл», описывающее последовательную смену трех технологических волн («производственной», «транспортной» и «инфокоммуникационной»), предпринял попытку установить сопряжение между промышленными революциями и концепциями технологических и мирохозяйственных укладов [5]. Закономерности развития технологий, дополненные теорией индустриального общества, можно соотнести и с этапами эволюции теории фирмы. (см. табл. 1).

Таблица 1
Эволюция теории фирмы и закономерности развития технологий [5, 6].
Промышленные
революции
ТехнологииТехнологические
уклады
ПериодыТеории
фирмы
Типы
общества
Первая
(Industry1.0)
Выплавка железа, паровые двигатели и текстильные машиныIДо 1840-х гг.Классическая (А. Смит) — конец XVIII в.Индустриальное
Неоклассическая (А. Маршалл, Л. Вальрас, Дж.Б. Кларк и др.) — начало XIX в
Институциональная (Т. Веблен, У.К. Митчелл, Д.Р. Коммонс и др.) — первая половина XIX в.
II1840–1870-е гг.Неоинституциональная (контрактная) (Р. Коуз, Д. Норт, О. Уильямсон и др.) — конец XIX в. — первая половина ХХ в.Переходный период, кризис теории «ультраимпериализма»
Вторая
(Industry 2.0)
Выплавка стали, технологии электротехнической и химической промышленностиIII1870–1910-е гг.Новая институциональная (Д. Белл, Дж. Гелбрейт, Э. Тоффлер и др.) — вторая половина ХХ вНовое индустриальное (информационное) (НИО.1)
1910–1940-е гг.
IV1940–1970-е гг.Эволюционная (Р. Нельсон, С. Уинтер, Дж. Ходжсон и др.) — вторая половина ХХ вПереходный период, кризис, «постиндустриальное» (информационное)
Третья
(Industry 3.0)
Автоматизация, электроника и информационные технологииV1970–2010-е гг.Поведенческая (Г. Беккер, Д. Канеман, Р. Талер и др.) — начало XXI в.
Четвертая (Industry 4.0)Аддитивные технологии, промышленный интернет, роботизацияVI2010–2040-е гг.Концепция «цифровой» фирмыНовое индустриальное (НИО.2)

Ключевые измененияконцепции фирмы можно связать с двумя этапами развития — индустриальным и переходом к постиндустриальному обществу [6]. В настоящее время рядом ученых высказывается мнение о том, что мировая экономика находится на пороге нового цикла [5, 7 и др.], и, невзирая на то, что во множестве стран мира продолжает доминировать пятый технологический уклад, бурные изменения, связанные с цифровизацией производства и общественных процессов, свидетельствуют о том, что в фазу роста вступает новый, шестой технологический уклад, ядром которого являются информационно-коммуникационные, нано-, биоинженерные и аддитивные технологии. Проходя путь цифровой трансформации, традиционные фирмы начинают использовать новейшие технологии как конкурентное преимущество во всех бизнес-процессах. Важно отметить, что внедрение новых цифровых технологий подразумевает реиндустриализацию на качественно новой основе и зарождение нового индустриального общества (по принципу «отрицания отрицания») (НИО.2) [8], в котором индустрия будет доминировать уже в новом качестве. Столь глубокие изменения невозможны в контексте отказа от индустриализации в процессе перехода к постиндустриальному обществу.
По мнению ряда исследователей, одним из основных изменений, вызванных внедрением цифровых технологий, станет возможность для фирмы значительно снижать трансакционные издержки и, в первую очередь, издержки, связанные сзаключением договоров ипоиском информации [9, 10 и др.]. В некоторых сферах деятельности появится возможность снижать и издержки оппортунистического поведения, за счет внедрения технологий блокчейн и шифрования. Подобный эффект связан с внедрением интернета (см. рис. 1). Несмотря на то, что его возникновение и применение относят к третьей промышленной революции, именно эта технология стала предпосылкой распространения цифровых технологий четвертой. Помимо увеличения эффективности за счёт непосредственного снижения трансакционных издержек, данный эффект имеет и ряд последствий с точки зрения процессов включенияи инновационной составляющей. Современные коммуникационные технологиипозволяют вовлекать в экономическое взаимодействие множество субъектов, для которых ранее оно было недоступно. Это подразумевает, опять же, снижение трансакционных издержек при обслуживании каждого нового клиента, но,в данном случае,уже практически до нуля. Подобный эффект будет особенно характерен для так называемых «сетевых благ», и достигается он за счет присущего им свойства идемпотентности [11].
Также, ряд исследований указывает на то, что новые технологии меняют производственную функцию, делая ее менее трудоемкой. Замещение может происходить вдоль совокупной производственной функции с эластичностью замещения больше единицы [13, 14, 15] или же в рамках расширяющегося диапазона задач, которые теперь могут быть выгодно автоматизированы [16]. При этом ежегодное исследование деятельности производственных компаний США на микроуровне показало, что внедрение современных технологий, способствующих замене рабочей силы капиталом, происходит довольно неравномерно и концентрируется на крупных фирмах [17]. Подобное исследование во Франции также выявило, что в период с 2010 по 2015 гг. только 1% компаний приобрел промышленных роботов, но, при этом, на эти фирмы приходилось более 20% добавленной стоимости в производстве [18]. Эти данные свидетельствуют еще и о том, что крупные фирмы различаются не только по производительности, а еще и по степени капиталоемкости технологий своего производства.
Рис. 1. Снижение трансакционных издержек вследствие использования интернета [12]
Современные цифровые технологии на основе больших данных и предиктивной аналитики позволяют буквально за несколько секунд проанализировать спрос и предложение на рынке, и моментально подсказать оптимальные пути использования имеющихся ресурсов и принятия решений [19]. Руководители предприятий все чаще начинают рассматривать цифровую трансформацию как одно из важнейших условий успешного развития организации, но, при этом, на данный момент не сложилось четкого понимания и границ толкования термина, определяющего это явление. Как правило, в узкой трактовке, данный процесс рассматривают как переход от аналоговой системы к цифровой, но подобное преобразование является всего лишь оцифровкой информации (digitization) (см. рис. 2). Следующий процесс, с которым часто ассоциируется цифровая трансформация — это цифровизация (digitalization), которая является, по своей сути, улучшенным способом обработки оцифрованной информации и применяется для оптимизации уже существующих бизнес-процессов, принципы и структура которых при этом не меняются. В свою очередь, цифровая трансформация кардинально меняет все рабочие процессы, цепочки создания стоимости и внешние коммуникации, влияет на менеджмент и корпоративную культуру, преобразует бизнес-модели [20].
Рис. 2. Эволюция толкования термина «цифровая трансформация»
На практике, цифровая трансформация подразумевает не столько эволюцию производственных технологий, сколько целостное изменение методов работы всей организации. Как правило, масштабную цифровизацию производственных и организационных процессов связывают содной из стратегийразвития промышленного производства в Германии. Данная концепция «Индустрии 4.0» (Industry 4.0) подразумевает переход к полностью автономному производственному процессу, управляемому в режиме реального времени интеллектуальными системами без участия людей, иее ключевое отличие от «Индустрии 3.0», для которой характерна автоматизация лишь отдельных устройств и процессов (см. табл. 1), заключается в сквозной цифровизации всех стадий процесса создания стоимости и их интегрировании в единую промышленную сеть на основе технологий промышленного (индустриального) интернета вещей (Industrial Internet of Things) [21]. В результате такой интеграциивиртуальная и физическая системы производства приобретают возможность взаимодействовать на глобальном уровне.
Аналогичная немецкой стратегии программа стартовала в 2017 году в России. Она направлена на формирование единого пространства, которое должно стать фундаментом для цифровой трансформации отечественного промышленного производства. Проведенное в 2020 году исследование показало, что руководители и сотрудники ряда российских предприятий уже осознали необходимость и преимущества цифровой трансформации — в среднем по всем отраслям в настоящий момент оцифровано около половины бизнес-процессов [22]. Приоритетными технологиями, которые уже используют или планируют внедрять российские предприятия, являются работа с большими данными (BigData), интернет вещей (Iot) и роботизация процессов (RPA) (см. рис.3).
Рис. 3. Уровень внедрения цифровых технологий в российских компаниях в 2020 г. (в %) [22]
Если анализировать процесс трансформации российских компаний в отраслевом разрезе, то можно заметить, что лучше других цифровые технологии адаптирует банковский сектор, это связано с высокой долей он-лайна в бизнес-процессах. Также, пандемия способствовала переходу в онлайн и компаний из сектора торговли. Сразу в нескольких направлениях трансформируется телекоммуникационная отрасль. В сфере потребительских товаров российские компании конкурируют с международными, и это позволяет им быстро адаптировать наиболее удачные практики цифровизации. Вполне успешно стратегию цифровой трансформации реализует и отрасль автомобилестроения (см. рис. 4).
Рис. 4. Оценка цифровой зрелости мировых и российских компаний по итогам 2020 г. по отраслям (в баллах) [22]
С рядом проблем в процессе адаптации к цифровой реальности сталкиваются несколько отраслей: ТЭК, для которого характерна высокая зарегулированность отрасли, и металлургия, цифровизация которой в условиях регулярных кризисов отстает из-за необходимости значительных инвестиций. Цифровизацию медицины и фармацевтики замедляет консервативная нормативная база, а отставание отрасли машиностроения в реализации цифровых инициатив отчасти обусловлено низкой конкуренцией [23]. В целом, по данным ряда исследований, основным сдерживающим фактором цифровой трансформации для российских компаний, помимо недостатка технологических компетенций у персонала и нехватки финансовых ресурсов, является неготовность самих компаний к изменениям. Для большинства из них характерна консервативная по своей природе корпоративная культура, с присущей ей склонностью избегать резких изменений или потрясений [22, 24 и др.].
Хотелось бы еще раз отметить, что освоение цифровых технологий, создающих возможность оптимально эксплуатировать материальные объекты киберфизических систем, предполагает увеличение значимости материального производства в экономике. Для большинства российских предприятий при цифровой трансформации серьезной проблемой может стать значительная степень износа основных фондов, которая в некоторых отраслях превышает 50% (добывающая и обрабатывающая промышленность, связь, транспорт и др.) [25]. Текущее состояние основных фондов обусловлено не только низким темпом инвестиций, а еще и тем, что амортизационные отчисления тратятся в основном на капитальный ремонт старого оборудования, а не на приобретение нового, о чем свидетельствует стабильное снижение коэффициента выбытия основных фондов, который за 20 лет сократился почти в два раза — с 1,3% до 0,7% (см. рис 5).
Учитывая необходимость заменыкак физически, так и морально устаревшего оборудования, в данном конкретном случае у российских предприятий в рамках реализации стратегий цифровой трансформации [26], которые должны быть разработаны и утверждены для ряда отраслей по поручению Президента РФ до 1 июля 2021 года, появляется возможность внедрить новейшее оборудование. Технологии искусственного интеллекта, предиктивная аналитика и машинное обучение позволят сократить простои, уменьшить производственные дефекты и повысить качество и конкурентоспособность выпускаемой продукции.
Итак, мы определили, что цифровые технологии трансформируютпривычные способы деятельности и традиционные производственные процессы, а фирма из классического предприятия превращается в сложную сетевую структуру, использующую новейшиетехнологии во всехсферахсвоей деятельности: в производстве, в менеджменте, в маркетинге, в коммуникациях с клиентами и др. По мере роста уровня цифровизации производственных и организационных процессов будут все чаще появляться экономические эффекты (сетевые, возрастающей отдачи от масштаба и др.), которые должны стать объектом внимания экономической теории.
На практике, в условиях цифровизации экономических процессов, наблюдается устойчивая тенденция роста темпов морального износа основных фондов предприятий, а роботизация, виртуальная и дополненная реальность, искусственный интеллект и ряд других технологий способствуют поступательному процессу замещения живого труда на производстве. Одним из ключевых факторов обновления и воспроизводства основных фондов в современных условиях может стать цифровая трансформация предприятий, которая позволит качественно улучшить производство, сделать его более безопасным и освободить людей от рутинных действий, позволяя им заниматься более важными и сложными производственными задачами [27].
Как мы определили, цифровая трансформация подразумевает не только эволюцию производственных технологий, а еще и целостное изменение методов работы всей организации. К сожалению, в данный момент отечественные предприятия, реализующие цифровые инициативы, делают это в основном точечно, и, как правило, воспринимают трансформацию как новый виток автоматизации. Руководителям, стремящимся к укреплению позиций своих компаний на рынке, необходимо осознать, что цифровая трансформация является процессом длительным и глубоким и основана не только на оцифровке физических активов предприятия и их интеграции в единую промышленную сеть на базе новых технологий, а еще и насущественных изменениях в его стратегии, организационной структуре и корпоративной культуре.
Рис. 5. Степень износа ОФ в РФ на конец года по коммерческим организациям (без субъектов МП) (по видам экономической деятельности) (2019 г., в %); коэффициенты обновления и выбытия ОФ в РФ (в сопоставимых ценах) [25]


Список использованных источников:
1. Большие циклы конъюнктуры и теория предвидения / Н.Д. Кондратьев; Международный фонд Н.Д. Кондратьева [и др.]. — М.: Экономика, 2002.
2. Schumpeter J.A. Business Cycles. N.Y.: McGraw-Hill, 1939.
3. Россия в новых технологическом и мирохозяйственном укладах. («Коллекция Изборского клуба»). — М.: Книжный мир, 2018. — 768 с.
4. Schwab K. The Fourth Industrial Revolution. Crown Business, New York, 2017, 192 pp.
5. Толкачев С.А., Тепляков А.Ю. Кто главный? Как соединить технологические уклады и промышленные революции. Электронный ресурс]. — URL: https://kapital-rus.ru/articles/article/kak_soedinit_tehnologicheskie_uklady_i_promyshlennye_revolucii/(дата обращения: 20.04.2021 г.).
6. Гудкова Т.В. Экономическая эволюция фирмы: от классической концепции к цифровой экосистеме // Экономическое возрождение России. — 2019. — Т.62, №4. — С. 74–85.
7. Акаев А.А., Коротаев А.В. О начале фазы подъема шестой кондратьевской волны и проблемах глобального устойчивого роста // Век глобализации: исследование современных глобальных процессов. — 2019. — Т.29, №1. — С.3–17.
8. Бодрунов С.Д. Грядущее. Новое индустриальное общество: перезагрузка: [НИО.2]. — Санкт-Петербург: ИНИР им. С.Ю. Витте, 2016. — 327 с.
9. Карапаев О.В., Нуреев Р.М. Цифровизация экономики и производительная сила труда // Journal of Economic Regulation. — 2019; 10(3).
10. Розанова Н.М. Эволюция фирмы в условиях цифровой экономики // Мировая экономика и международные отношения. — 2019. т. 63. — № 8. Электронный ресурс]. — URL: https://doi.org/10.20542/0131–2227–2019–63–8–21–28 (дата обращения: 21.04.2021).
11. Козырев А.Н. Цифровая экономика и цифровизация в исторической ретроспективе. [11.11.2017. Электронный ресурс]. — URL: https://medium.com/cemi-ras/цифровая-экономика-и-цифровизация-в-исторической-ретроспективе-1ad034c16373. (дата обращения: 20.04.2021).
12. World Development Report (WDR), 2016. [Электронный ресурс]. — URL: https://www.worldbank.org/en/publication/wdr/wdr-archive (дата обращения: 16.04. 2021).
13. Karabarbounis, L., and B. Neiman. The Global Decline of the Labor Share. The Quarterly Journal of Economics, 129(1), 61–103, 2013.
14. Eden, M., and P. Gaggl. On the Welfare Implications of Automation. Review of Economic Dynamics, 29, 15–43, 2018.
15. Hubmer, J. The Race Between Preferences and Technology. Unpublished manuscript, University of Pennsylvania, 2020.
16. Acemoglu, D., and P. Restrepo. The Race between Man and Machine: Implications of Technology for Growth, Factor Shares, and Employment. American Economic Review, 108(6), 1488–1542. 2018.
17. Zolas, N., Z. Kroff, E. Brynjolfsson, K. McElheran, D. Beede, C. Buffington, N. Goldschlag, L. Foster, and E. Dinlersoz. Measuring Technology Adoption in Enterprise-Level Surveys: The Annual Business Survey. Discussion paper, US Census. 2020.
18. Acemoglu, D., C. Lelarge, and P. Restrepo. Competing with Robots: Firm- Level Evidence from France. AEA Papers and Proceedings, vol. 110, pp. 383–88, 2020.
19. Calof, J., Meissner, D. and Vishnevskiy, K., «Corporate foresight for strategic innovation management: the case of a Russian service company», Foresight, 2020 Vol. 22 No. 1, pp. 14–36.
20. Цифровая трансформация. Анализ, тренды, мировой опыт. — М.: ООО «Альянс-Принт», 2019. — 368 с.
21. Гудкова Т.В. Глобальные цепочки создания добавленной стоимости в условиях цифровизации экономики // Журнал экономической теории. — 2020. — Т.17. — №1. — С.53–64.
22. Цифровая трансформация в России. Аналитический отчет компании KMDA. [Электронный ресурс]. — URL: https://komanda-a.pro/projects/dtr_2020. (дата обращения: 05.04. 2021).
23. От стратегии до внедрения — как повысить ценность цифровой трансформации. Аналитическое исследования компаний Deloitte и SAP. [Электронный ресурс]. — URL: https://sapmybiz.ru/digital-maturity/. (дата обращения: 14.04. 2021).
24. Индекс зрелости Индустрии 4.0. Управление цифровым преобразованием компаний. исследование Acatech. [Электронный ресурс]. — URL: https://www.acatech.de/wp-content/uploads/2018/03/acatech_STUDIE_rus_Maturity_Index_WEB.pdf. (дата обращения: 12.04.2021 г.).
25. Федеральная служба государственной статистики. [Электронный ресурс]. — URL: https://rosstat.gov.ru(дата обращения: 03.04.2021 г.).
26. Перечень поручений по итогам конференции по искусственному интеллекту. Поручения Президента. [Электронный ресурс]. — URL: http://www.kremlin.ru/acts/assignments/orders/64859(дата обращения: 04.04.2021).
27. Пороховский А.А. Человек и робот: технологизация versus гуманизация ноономики // Генезис ноономики: НТП, диффузия собственности, социализация общества, солидаризм. Том 1.: Сборник пленарных докладов Объединенного международного конгресса СПЭК-ПНО-2020 / Под общ. ред. С.Д. Бодрунова. — Т.1. — ИНИР Москва, 2021. — С.210–224.

Вернуться к содержанию номера

Copyright © Проблемы современной экономики 2002 - 2020
ISSN 1818-3395 - печатная версия, ISSN 1818-3409 - электронная (онлайновая) версия