Logo Международный форум «Евразийская экономическая перспектива»
На главную страницу
Новости
Информация о журнале
О главном редакторе
Подписка
Контакты
ЕВРАЗИЙСКИЙ МЕЖДУНАРОДНЫЙ НАУЧНО-АНАЛИТИЧЕСКИЙ ЖУРНАЛ English
Тематика журнала
Текущий номер
Анонс
Список номеров
Найти
Редакционный совет
Редакционная коллегия
Представи- тельства журнала
Правила направления, рецензирования и опубликования
Научные дискуссии
Семинары, конференции
 
 
 
 
Проблемы современной экономики, N 4 (76), 2020
ЭКОНОМИЧЕСКИЕ ПРОБЛЕМЫ РЕГИОНОВ И ОТРАСЛЕВЫХ КОМПЛЕКСОВ
Строев П. В.
директор Центра региональной экономики и межбюджетных отношений,
доцент департамента общественных финансов
Финансового университета при Правительстве России (г. Москва),
кандидат экономических наук

Орлов С. Л.
ведущий научный сотрудник Центра региональной экономики и межбюджетных отношений
Финансового университета при Правительстве России (г. Москва),
доктор экономических наук, профессор

Дудник А. И.
лаборант-исследователь Центра региональной экономики и межбюджетных отношений
Финансового университета при Правительстве России (г. Москва)


Современный императив пространственного развития России
В статье рассматриваются основные проблемы современного этапа социально-экономического развития России и вопросы повышения эффективности государственного управления национальным пространством страны на основе построения научно обоснованного опорного (базового) каркаса с использованием принципа ведущего звена
Ключевые слова: пространственное развитие, национальные цели, приоритетные геостратегические территории, городские агломерации, особые (новые) экономические территории
УДК 332.1; ББК 65.049   Стр: 109 - 112

Современный этап социально-экономического положения России характеризуется рядом стратегически значимых проблем, от которых зависит поступательное развитие страны как социально ориентированного государства среди ведущих мировых держав. В настоящее время, в силу высокой турбулентности и непредсказуемости изменяющегося мирового порядка, достаточно сложно обозначить эти проблемы и научно сформулировать важнейшие задачи государственного управления для их ускоренного решения. Всё же постараемся представить те из них, которые могут оказать наибольшее влияние на развитие России, в том числе при построении современной модели освоения пространства:
– необходимость осязаемого улучшения демографической ситуации, сохранение здоровья и благополучие населения;
– повышение реальных денежных доходов граждан и на этой основе увеличение внутреннего спроса и снижение бедности до критериев, соответствующих государству с развитой социально ориентированной экономикой;
– применение современных методов управления национальным пространством посредством создания новых территориальных образований, т.н. «локомотивов» роста, экономического, научно-технологического и образовательного типов;
– поиск новых источников инвестиционных ресурсов для решения социальных задач, развития современной инфраструктуры и базовых отраслей экономики;
– необходимость значительного улучшения отраслевой структуры промышленного производства с целью возрастания добавленной стоимости и постепенной трансформации преимущественно к несырьевой модели экономического роста;
– внедрение гибкой системы формирования, хранения, доставки и распределения государственных резервов, совершенствование их структуры с учётом изменяющихся критериев жизнеобеспечения;
– повышение конкурентоспособности отечественной продукции на мировом рынке, совершенствование его структуры и увеличение доли в мировом экспорте;
– достижение стабильно функционирующего малого и среднего предпринимательства и на этой основе обеспечение постоянного числа занятых в этой сфере, исходя из реальных потребностей экономики и структуры платежеспособного спроса населения;
– обеспечение возможности гибкой трансформации промышленных отраслей и предприятий, занятых в системе исполнения государственного оборонного заказа, для производства гражданской продукции, с сохранением в полном объёме действующих мобилизационных мощностей;
– разработка и внедрение адаптированной к современным вызовам и рискам системы межбюджетных отношений, в первую очередь повышение эффективности взаимодействия в сфере федеральных, региональных и муниципальных финансов;
– постепенное выравнивание уровня регионального развития в здравоохранении, образовательной, социальной, инфраструктурной и финансовой сферах на основе совершенствования всей системы трансфертных отношений;
– вдумчивая цифровая трансформация экономики, социальной сферы и адаптация к ней различных групп населения, в том числе при разработке собственных интернет- и банковских платформ;
– совершенствование мониторинга и прогнозного обеспечения национальной экономики, разработка и внедрение эффективной и взаимосвязанной системы оперативных (текущих), среднесрочных и долгосрочных (стратегических) планов и прогнозов для всей вертикали исполнительной власти;
– развитие современных высоких технологий, других сопутствующих им систем и формирование государственной политики трансформации общества к индустрии 4,0, исходя из национальных целей и задач по их реализации;
– возможность гибкой подстройки государственной управленческой системы для нужд общественного хозяйства, изменения её структуры и механизмов взаимодействия между различными звеньями;
– подготовка и воспитание нового поколения управленческих кадров и специалистов различного профиля для государственной и частной систем современного менеджмента;
– формирование институтов гражданского общества, основанных на объективных реалиях мировой трансформации и способствующих реализации национальных целей развития;
– повышение статуса России как ведущего системообразующего государства в Евразийском экономическом пространстве.
В современных условиях перманентной стагнации мировой экономики и наличия многочисленных политических вызовов, в России, тем не менее, на излёте первой четверти XXI века, определены национальные цели развития и задачи по дальнейшему преобразованию страны. Основополагающее значение здесь имеет Указ Президента Российской Федерации от 21 июля 2020 г., № 474 «О национальных целях развития Российской Федерации на период до 2030 года» [1]. Этот документ обоснованно подтверждает, что важнейшей парадигмой нынешнего этапа мирового развития становится ускоренная трансформация общественного сознания и практических действий от однозначно «глобализационного» восприятия современного мира к его национальным приоритетам.
Основополагающим механизмом для реализации национальных целей и задач, поставленных Президентом России, можно считать деятельность по развитию территориального пространства. В современных условиях ограниченности трудовых и финансовых ресурсов, определение наиболее эффективного направления развития национальной территории приобретает особое значение. К слову сказать, ещё лет десять назад, государственная система управления вплотную почти не занималась собственной территорией. Серьёзное начало подобной деятельности было положено в 2012 году, вскоре после образования Министерства по развитию Дальнего Востока (ныне — Министерство по развитию Дальнего Востока и Арктики). Позднее была разработана Стратегия пространственного развития Российской Федерации на период до 2025 года (далее — Стратегия) [2], в которой основная идея просматривается через призму совершенствования системы расселения и территориальной организации экономики. Иногда это воспринимается как аналог современной экономической географии России: в данный документ через определённую систему ранжирования включены практически все территориальные образования, имеющие определённый потенциал для участия в экономическом процессе. С точки зрения классификации всего национального экономического пространства, такой подход имеет логическую перспективу, хотя сроки, на которые рассчитана Стратегия, затрудняют выполнение поставленных задач.
Современные кардинальные изменения по всему тренду мирового общественного развития сделали актуальным внесение уточнений в научную основу при составлении подобного рода документов. Вопрос в том, какие территориальные образования в нынешних изменившихся условиях смогут стать своеобразными «локомотивами» роста и существенным образом повлиять на защиту государства и человека, развития инновационной, производственной, транспортной инфраструктуры и другие жизнеобеспечивающие приоритеты, необходимые для реализации важнейших экономических и социальных целей?
Вообще «понятие «пространственное развитие» характеризуется своей многогранностью: геополитической, экономической, географической, социальной, региональной и т.д.» [3].
Следует отметить, что главная цель упомянутой Стратегии, обеспечивающие её задачи, приоритеты и сроки реализации в современных условиях социально-экономического развития потребуют значительной корректировки, обусловленной внешними вызовами и рисками, в полной мере проявившимися в течение 2020 года. Наиболее знаковые события уходящего периода — мировая турбулентность и непредсказуемость по всем жизненно важным позициям, принятие поправок к Конституции Российской Федерации [4] и разработка Общенационального плана восстановления экономики [5] с высокой долей вероятности свидетельствуют о необходимости пересмотра отдельных векторов и направлений для практической реализации принятой Стратегии. Иными словами, сейчас необходимо её новое осмысление. Это вполне объяснимо непредсказуемым алгоритмом наступившей эпохи. Построение современной теоретической основы, т.н. базового каркаса пространственного развития России, по нашему мнению, должно учитывать следующие объективные реалии, явственно обозначившиеся буквально в последние полгода:
– достижение первоочередной национальной цели развития — «сохранение населения, здоровье и благополучие людей» [1];
– обеспечение защиты национальных интересов, исторически сложившихся ценностей, безопасности и территориальной целостности государства [4];
– реализация мероприятий Общенационального плана восстановления экономики, разработанного Правительством страны и одобренного Президентом Российской Федерации [5];
– максимальное вовлечение в народнохозяйственный оборот через «драйверы» роста всего территориального пространства и создание условий для улучшения социально-экономического положения в каждом субъекте России.
Современная парадигма организации пространства должна исходить из перечисленных выше приоритетов и быть нацеленной на долгосрочное совершенствование управления национальной территорией. Усложняет построение новой модели непростая экономическая ситуация: прогнозные оценки известных экспертов о снижении показателя объёма ВВП в 2020 году колеблются от 3,9 до 4,8 процентов [6; 14; 16]. Вместе с тем, основные организационные мероприятия по реализации задач пространственного развития могут быть реализованы только в условиях поступательного роста ВВП, базовых отраслей экономики, повышения реальных денежных доходов населения и возрастания внутреннего спроса. Стоит также иметь ввиду, что в России успешное продвижение любого программного документа зачастую имеет смысл лишь при условии внутриполитической поддержки.
Концептуальной методологической основой стратегических векторов пространственного развития России может стать принцип ведущего звена, основанный на формировании опорного каркаса, состоящего из отдельных территориальных образований и регионов, в совокупности определяемых как «локомотивы» роста в национальном экономическом пространстве. На наш взгляд, принцип ведущего звена, ранее используемый в планировании, должен на практике обеспечить выполнение национальных целей развития, определённых Президентом России [1], и достойную защиту интересов государства и каждого человека от внешних вызовов и угроз.
Политика «выравнивания», проводимая государственными органами в последние годы, не показала достаточной экономической эффективности, способствующей осуществлению прорывного роста экономики России, что особенно актуально в свете достижения важнейшей национальной цели — «сохранение населения, здоровье и благополучие людей» [1]. Важным критерием в данном вопросе является практически стабильное число бедных в России, уже давно определяемое на уровне 19 млн человек [16], и, скорее всего, экономическое пространство используется недостаточно эффективно. Думается, в наступившую эпоху для перелома ситуации необходимы иные драйверы и приоритеты.
Современное осмысление процессов пространственного развития с начала 2020 года для России всё более перемещается на уровень национальный. Это ни в коей мере не означает отказа от многогранного сотрудничества в экономической, научной, культурной, образовательной, дипломатической и даже военно-технической сферах деятельности с другими партнёрами, в первую очередь, на этапе формирования Евразийского экономического пространства. Особое значение приобретает плодотворное сотрудничество и обмен опытом в области здравоохранения, предотвращения и устранения последствий техногенных ситуаций.
Однако, учитывая в полной мере не осознанную турбулентность современного тренда мирового развития, а также изменения, произошедшие в национальном самосознании, социально-экономических особенностях проживания и ментальности населения, с высокой степенью вероятности можно предположить, что обозначенная до последнего времени теоретическая проблематика существенным образом дополняется и уточняется в пределах границ определённых государств. При этом фундаментальные основы пространственной экономики остаются прежними, но научное и практическое содержание современных исследований по данному направлению определяется, главным образом, национальными приоритетами, защитой территориальной целостности государства, сохранением населения, его здоровья и благополучия. Такой вывод для современной России при доработке Стратегии [2] или подготовке на имеющейся базе нового документа — Национальной стратегии пространственного развития России — не вызывает сомнений.
При этом, алгоритм действий в общем виде можно представить следующим образом:
– разработку проекта Национальной стратегии целесообразно начать с обоснования элементов т.н. опорного(базового) каркаса;
– указанные элементы должны образовать фундамент нового проекта и в значительной степени способствовать достижению национальных интересов во всех сферах деятельности, защите территориальной целостности, сохранению населения, его здоровья и благополучия;
– в основу каркаса Национальной стратегии должен быть положен принцип т.н. «ведущего звена», базирующегося на наиболее приоритетных и проверенных на практике нескольких фундаментальных основах;
– включение территориальных структур в число звеньев опорного каркаса должно быть закреплено в определённых границах: иными словами, понятие «территория» воспринимается здесь в буквальном смысле;
– в число ведущих звеньев включаются следующие группы территорий: во-первых, обеспечивающие защиту населения, национальных интересов и территориальную целостность государства; кроме этого, территории, занимающие лидирующие позиции в формировании научно-технологического и промышленного потенциала, образовательного и культурного уровня нынешнего и будущих поколений; наконец, важное значение для социально-экономической устойчивости многих территориальных образований, перспективных в стратегическом плане, имеют т.н. «локомотивы» роста, формируемые при создании особых (новых) экономических территорий;
– новый документ, с учётом масштабов работы, должен быть ориентирован на долгосрочный временной период, состоящий из нескольких этапов. Предположительно, в их числе может быть три плановых периода и один прогнозный, после завершения каждого из которых по решению Правительства России возможна определённая корректировка:
– первый — на период до 2030 года;
– второй — на период до 2035 года;
– третий — на период до 2040 года;
– прогноз — на период до 2050 года.
Предложенные опорные регионы и территориальные образования включают в себя следующие группы ведущих звеньев базового каркаса пространственной организации России:
Приоритетные геостратегические территории. Соответствуют представленным в приложении 4, п.1 действующей Стратегии [2]. Эти территории обладают значительными природными ресурсами, имеют безусловную государственную поддержку и постоянно возрастающий внутрироссийский статус [4; 7–12]. К ним относятся Дальневосточный федеральный округ, Арктическая территория России, Северо-Кавказский федеральный округ, а также эксклавные территории — Республика Крым, город федерального значения Севастополь и Калининградская область. Площадь указанных образований составляет, условно, около 55% территории Российской Федерации [15; 16]:
– основной целью определения и фундаментальной основой теоретического обоснования термина «приоритетные геостратегические территории» следует считать их особое политическое и экономическое значение, необходимое для защиты населения, национальных интересов и обеспечения территориальной целостности государства;
– особое стратегическое значение имеют приоритетные геостратегические территории как приграничные зоны соприкосновения экономических и оборонных интересов России с зарубежными странами, в том числе с военно-политическим блоком НАТО;
– учитывая значительные исторические, природно-климатические, национальные особенности, достигнутый уровень социально-экономического развития, сложившуюся структуру ВРП и потребления материальных благ для каждой из рассматриваемых территорий практически всегда должны быть обозначены собственные ориентиры и критерии поступательного роста;
– допускаемое единообразие подходов с другими регионами возможно только при выполнении задач по реализации национальных целей развития России [1].
Крупнейшие и крупные городские агломерации (мегаполисы), обеспечивающие:
– практически весь научно-технологический, промышленный, в том числе оборонный, потенциал России;
– максимальную концентрацию финансовых ресурсов и потенциальных возможностей среди ведущих предприятий базовых отраслей экономики, крупнейших налогоплательщиков и организаций финансового сектора;
– значительный центростремительный и агломерационный эффекты, способствующие вовлечению в деловой оборот предприятий различных сервисных отраслей, расположенных в досягаемом окружении этих территорий. Научное обоснование данного вывода поддерживается многими авторами [13]. С точки зрения реализации национальных целей, такой подход имеет особые перспективы. Успешное завершение восстановительного периода и последующее начало устойчивого роста экономики в решающей степени зависит от лидирующей роли этих территориальных структур. По приблизительной оценке, сейчас в России насчитывается 70 подобных образований [16].
Особые экономические (новые) территории (ОЭЗ (СЭЗ), территории опережающего социально-экономического развития (ТОР), свободные порты (СПВ), инновационные научно-технологические центры (ИНТЦ), ИЦ «Сколково», создаваемая федеральная территория «Сириус»). Указанные территориальные организационно-экономические структуры (сейчас их около 140 — [14; 15]) в настоящее время созданы на всей территории России, способствуют привлечению инвестиций, решению социальных проблем в моногородах, вовлечению многих территорий в промышленный, внедренческий и иной деловой оборот, а также в значительной степени обеспечивают разработку высоких технологий индустрии 4.0 с возможностью передачи накопленных исследовательских разработок подготовленным пользователям по всей России.
Таким образом, в фундаментальную основу будущего опорного (базового) каркаса положен принцип ведущего звена, включающего три укрупнённых составляющих, логически дополняющих друг друга, во многом являющихся безусловным драйвером для собственного окружения и способных эффективно реагировать на непредсказуемые вызовы современного мира на всём территориальном пространстве России.


Статья подготовлена по результатам исследований, выполненных за счет бюджетных средств по государственному заданию Финансового университета.

Литература
1. Указ Президента Российской Федерации от 21 июля 2020года, № 474 «О национальных целях развития Российской Федерации на период до 2030 года» [Электронный ресурс]. — URL: http//www.Consultant.ru/
2. Распоряжение Правительства Российской Федерации от 13.02.2019, № 207-р (ред. от 31.08.2019) «Об утверждении Стратегии пространственного развития Российской Федерации на период до 2025 года» [Электронный ресурс]. — URL: http//www.Consultant.ru
3. Строев П.В., Орлов С.Л., Чачуа Т.Г. Стратегические векторы пространственного развития России // Вестник экономики, права и социологии. — 2020. — № 3. — С.33–39.
4. «Конституция Российской Федерации» (принята всенародным голосованием 12.12.1993 с изменениями, одобренными в ходе общероссийского голосования 01.07.2020) [Электронный ресурс].- URL: http//www. Consultant.ru/
5. Общенациональный план восстановления экономики Российской Федерации. Одобрен Правительством Российской Федерации в сентябре 2020года. — URL: http//www.Consultant.ru
6. Прогноз основных показателей социально-экономического развития Российской Федерации на 2020–2023 годы / Счётная палата Российской Федерации, Институт экономической политики им. Е.Т. Гайдара — М.: 2020 — 33 с.
7. Указ Президента Российской Федерации от 5 марта 2020 года, № 164 «Об Основах государственной политики Российской Федерации в Арктике на период до 2035 года» [Электронный ресурс]. — URL: http//www. Consultant.ru
8. Указ Президента Российской Федерации от 26 июня 2020 года, № 427 «О мерах по социально-экономическому развитию Дальнего Востока» [Электронный ресурс]. — URL: http//www.Consultant.ru
9. Федеральный закон от 10 января 2006 года, № 16-ФЗ «Об Особой экономической зоне в Калининградской области и о внесении изменений в некоторые законодательные акты Российской Федерации» (ред. 29.07.2018 г.) [Электронный ресурс]. — URL: http//www.Consultant.ru/
10. Федеральный закон от 29 декабря 2014 года, № 473-фЗ (ред. от 13.07.2020 г.) «О территориях опережающего социально-экономического развития в Российской Федерации» [Электронный ресурс].-URL: http//www. Consultant.ru/
11. Федеральный закон от 29 ноября 2014 года (ред. 23.06.2020г.), № 377-ФЗ «О развитии Республики Крым и города федерального значения Севастополя и свободной экономической зоне на территории Республики Крым и города федерального значения Севастополя» [Электронный ресурс].- URL: http//www. Consultant.ru/
12. Распоряжение Правительства Российской Федерации от 6 сентября 2010 года, № 1485-р (ред. от 24.06.2020г.) « Об утверждении Стратегии социально-экономического развития Северо-Кавказского федерального округа до 2025 года» [Электронный ресурс]. — URL: http//www.Consultant.ru/
13. Махрова А.Г., Нефёдова Т.Г., Трейвиш А.И. «Поляризация пространства Центрально-Российского мегаполиса и мобильность населения» // Вестник Московского университета. Сер.5. География. — 2016. — № 5. — С. 77–85.
14. Официальный сайт (интернет- ресурс) Министерства экономического развития Российской Федерации [Электронный ресурс]. — URL: http//www.economy.gov.ru/minec
15. Официальный сайт (интернет — ресурс) Министерства Российской Федерации по развитию Дальнего Востока и Арктики [Электронный ресурс]. — URL: http//www.minvr.ru/
16. Официальный сайт (интернет — ресурс) Федеральной службы государственной статистики [Электронный ресурс]. — URL: http//www.Gks.ru/

Вернуться к содержанию номера

Copyright © Проблемы современной экономики 2002 - 2020
ISSN 1818-3395 - печатная версия, ISSN 1818-3409 - электронная (онлайновая) версия