Logo Международный форум «Евразийская экономическая перспектива»
На главную страницу
Новости
Информация о журнале
О главном редакторе
Подписка
Контакты
ЕВРАЗИЙСКИЙ МЕЖДУНАРОДНЫЙ НАУЧНО-АНАЛИТИЧЕСКИЙ ЖУРНАЛ English
Тематика журнала
Текущий номер
Анонс
Список номеров
Найти
Редакционный совет
Редакционная коллегия
Представи- тельства журнала
Правила направления, рецензирования и опубликования
Научные дискуссии
Семинары, конференции
 
 
 
 
Проблемы современной экономики, N 4 (76), 2020
ЭКОНОМИЧЕСКАЯ ГЛОБАЛИЗАЦИЯ И ПРОБЛЕМЫ НАЦИОНАЛЬНОЙ И МЕЖДУНАРОДНОЙ БЕЗОПАСНОСТИ
Красулина О. Ю.
аналитик научно-исследовательской лаборатории «Системная динамика»
Санкт-Петербургского политехнического университета Петра Великого,
кандидат экономических наук


Анализ основных программных документов и стратегий арктических исследований отдельных европейских стран
В статье проведен анализ основных программных документов и стратегий арктических исследований, который показал, что проведение научных исследований не является главным приоритетом для всех арктических государств. Окружающая среда и изменение климата воспринимаются как наиболее важные факторы, лежащие в основе арктических исследований, как это определено в стратегиях арктических государств. Кроме того, существуют значительные различия, как между арктическими, так и неарктическими государствами с точки зрения уровня точности представления их исследовательской деятельности, особенно в том, что касается реализации научных программ и исследовательских целей. Все государства подчеркивают, что международное научное сотрудничество стимулирует сотрудничество и в других областях и что исследования предоставляют информацию, которая поддерживает принятие решений и разработку политики развития Арктики
Ключевые слова: Арктика, Арктические исследования, Арктическая политика, Арктические стратегии, научное сотрудничество, геоэкономика, международное сотрудничество
УДК 339.9; ББК 65.5   Стр: 67 - 70

Введение. Важность арктических научных исследований для геополитической и геоэкономической сферы, как на национальном, так и на международном уровнях — является сложным и многомерным вопросом, пронизанным различными и противоречивыми взглядами. Примером этого может служить характер отношений между наукой политикой и экономикой. Подчеркивается близость научной политической и экономической сфер и их взаимодополняемость в интересах развития человечества. С этой точки зрения сотрудничество между учеными и лицами, принимающими политические и экономические решения, делает политику и экономику более эффективной и ответственной и в то же время позволяет направлять развитие науки таким образом, чтобы она способствовала решению наиболее насущных и неотложных задач, стоящих перед отдельными государствами и международным сообществом.
Отношения между наукой политикой и экономикой склонны меняться в зависимости от конкретной исторической эпохи. Иногда они функционируют независимо друг от друга, иногда их траектории лежат близко друг к другу. В последние два десятилетия мы наблюдаем рост и усложнение числа международных проблем, которые становятся объектами международной политики и дипломатических процессов. Более того, поиск их решения часто лежит в сфере научного знания. Одним из примеров такого положения дел является Арктический регион, который приобрел международное значение и стал объектом глобального интереса в связи с разнообразными последствиями изменения климата и процессами глобализации.
Арктические исследования специфичны в нескольких экологических и социальных аспектах и вряд ли сравнимы с каким-либо другим регионом. Таким образом, природа научной дипломатии в данном конкретном случае едва ли сравнима с ее природой в других областях. В отличие от других регионов, последствия изменения климата наиболее заметны в Арктике. Хотя Арктика и Антарктика являются самыми негостеприимными местами на планете, они одновременно являются двумя наиболее уязвимыми регионами на Земле, когда речь заходит о последствиях изменения климата. Научные результаты полярных исследований направлены на обеспечение решений текущих научных проблем. Однако в Арктике результаты научных исследований напрямую влияют на жизнь коренных народов и местных общин, проживающих там. Учитывая вышеперечисленные факторы, можно сказать, что научные интересы циркумполярных стран отличаются от интересов государств, не имеющих в Арктике территорий.
Географические открытия на Крайнем Севере, наряду с развитием теоретических знаний и последовательным совершенствованием методов наблюдений и экспериментов в экстремальных полярных условиях, стимулировали развитие арктических научных исследований. Еще одним фактором, поддерживающим развитие наблюдений и исследований в европейской Арктике, стал Договор о Шпицбергене, косвенно позволивший исследователям из разных государств работать на архипелаге. Многие наблюдения и исследования, проводимые в Арктике, посвящены специфике природной среды и происходящим в ней изменениям. Арктические научные исследования, в свою очередь, являются отправной точкой для вненаучных инициатив регионального сотрудничества [1]. Наиболее важным примером этого стал, так называемый, Рованиемский процесс, представляющий собой реализацию принятой в 1991 году стратегии охраны окружающей среды Арктики (AEPS). Через несколько лет это сотрудничество трансформировалось в деятельность Арктического совета.
Вот уже четверть века Международный Арктический научный комитет, созданный в 1991 году, является базовой платформой для международного научного сотрудничества в Арктике.
Несомненно, научное сотрудничество в Арктике играет решающую роль в период интенсивных климатических изменений, поскольку позволяет не только больше узнать о происходящих процессах и явлениях, но и составляет основу для подготовки стратегий адаптации к новой ситуации в XXI веке. В то же время исследования в некоторых областях могут иметь особое значение для социально-экономических, политических или стратегических интересов отдельных государств региона и за его пределами. Это относится, например, к исследованиям структуры морского дна Северного Ледовитого океана и континентального шельфа, к прогнозированию экстремальных погодных условий или к разработке современных технологий гражданского или военного назначения. С одной стороны, эти условия способствуют увеличению числа международных исследовательских проектов, а с другой — стимулируют государства к более активному использованию результатов исследований в своей арктической политике. [2]
Целью настоящего исследования является анализ основных программных документов и стратегий арктических исследований, изданных отдельными арктическими и не арктическими государствами. Циркумполярные страны, как правило, имеют более длительную, сильную и всеобъемлющую традицию проведения арктических исследований, в то время как неарктические государства из-за их удаленности от региона имеют иную научную перспективу.
Анализ Арктических документов некоторых циркумполярных стран. Область науки не является главным приоритетом для всех арктических государств. Однако она имеет наибольшее сходство между арктическими государствами по сравнению с другими областями (например, экономика, безопасность, загрязнение окружающей среды и т. д.) В то же время окружающая среда и изменение климата рассматриваются как наиболее важные движущие силы арктических исследований, определенных в стратегиях арктических государств. Все арктические заинтересованные стороны зависят от научных исследований и международного сотрудничества в области науки из-за изменения климата [3].
Правительство Финляндии подчеркивает важность внесения научного вклада. Стратегии 2010 и 2013 гг. определяют экономические и социальные цели. В частности, в стратегии 2013 г. говорится, что «новые знания, полученные в результате исследований, должны активно распространяться для поддержки принятия решений, расширения деловых возможностей и повышения общей осведомленности общественности об Арктике» [4]. Кроме того, в документе поясняется, что исследования могут быть использованы для завоевания и сохранения геополитического влияния в регионе, поскольку “Финляндия сможет укрепить свои позиции и повысить свою привлекательность в качестве ведущего эксперта мирового класса в Арктике”.
Для Исландии исследования являются явным приоритетом, выделенным в двух документах, охватывающих Арктическую политику. Документ 2011 г. содержит длинный список тем, подчеркивающих, что исследование должно охватывать, в том числе, “изменение климата, исследование ледника, морской биологии, международную политику и право, безопасность, добычу нефти и газа, исследование истории и культуры, экономического и социального развития, гендерного равенства, здравоохранения и вопросов судоходства в Арктике” [5]. В стратегическом документе 2009 г. предлагается, чтобы научные исследования помогали информировать политиков [6]. Кроме того, Исландия подчеркивает необходимость “содействовать вовлечению исландских ученых и учреждений в международное сотрудничество в области арктической науки, такое как Международный Арктический научный комитет, а также в работу, проводимую рабочими группами Арктического совета”.
Перспектива политического измерения арктических исследований также широко представлена в программных документах Дании, где научные исследования входят в число основных приоритетов. Два датских документа определяют различные движущие силы развития арктической науки. Основной акцент в обоих документах, ставится на изменении климата, за которым следует загрязнение окружающей среды [7]. Подобно Финляндии, датские документы подчеркивают многоцелевой характер арктических исследований, что может помочь королевству в принятии решений, например, в отношении управления живыми ресурсами, такими как рыба. Кроме того, исследования могут также способствовать информированию о соглашениях по климату, а также способствовать экономическому развитию. Важно отметить, что в обоих документах говорится, что ”исследования помогут с претензией Королевства на континентальный шельф».
В норвежских документах арктической политики исследования имеют большое значение, хотя и не входят в число приоритетов государства. Норвегия также подчеркивает, что эти исследования также могут быть использованы для различных целей. Например, оба стратегических документа (2014 и 2017 гг.) предполагают, что исследования и знания могут помочь улучшить экономику Норвегии, а также информировать об экономических решениях, в том числе об устойчивом развитии. Стратегия 2017 года напрямую связывает климатические и экологические исследования с развитием бизнеса. В документе говорится, что «для общего управления северными морскими районами, развития бизнеса и создания стоимости необходимо больше знаний о взаимодействии между океанами, льдами, биоразнообразием и экосистемами» [8]. Для Норвегии «важно иметь научно обоснованный подход при оценке экологических последствий до принятия решений о новой деятельности» [9].
В своей стратегии на 2013 год Российская Федерация определяет «развитие науки и техники» в качестве одного из пяти основных приоритетов государства в Арктическом регионе. Однако, по сравнению с другими арктическими государствами, исследования относятся к числу наименее обсуждаемых тем. В стратегическом документе 2013 г. определены несколько движущих сил науки, таких как: природные опасности; изменение климата и окружающая среда. В документе говорится, что исследования могут также использоваться для других целей и способствовать лучшему пониманию социальных и экономических условий. В стратегическом документе 2013 г. поясняется, что к другим направлениям исследований относятся “история, культура и экономика региона, а также правовое регулирование хозяйственной и иной деятельности в Арктике”. Действительно, научные исследования могут помочь улучшить здоровье и благополучие, а также способствовать расширению международного сотрудничества [10]. В стратегии 2008 г. также подчеркивается важность исследований, связанных с социальными и экономическими вопросами [11].
Для Швеции исследования играют существенно важную роль, хотя они прямо не упоминаются в числе перечисленных приоритетов. В стратегии признается необходимость проведения междисциплинарных исследований. В частности, в документе говорится, что «Швеция будет и впредь оставаться ведущей страной в области климатических и экологических исследований, уделяя особое внимание также воздействию изменения климата на человека». Изменение климата и окружающая среда являются ключевыми факторами развития науки и научных исследований. Кроме того, Арктические исследования служат и другим целям. Например, долгая история арктических исследований Швеции может быть использована для обеспечения ее места в качестве заинтересованной стороны в Арктике. Швеция также признает важность международного научно-исследовательского сотрудничества. Действительно, «сотрудничество через национальные границы на севере помогает поддерживать хорошие отношения на Крайнем Севере» [12].
Анализ Арктических документов некоторых неарктических стран. Научные исследования Франции и сотрудничество являются одним из семи приоритетов ее «национальной дорожной карты для Арктики». Во Франции существует давняя традиция полярных исследований, поскольку «Франция была первой страной, создавшей в 1963 году научно-исследовательскую базу на Шпицбергене, где она делит постоянную базу с Германией”. В документе также говорится, что «в историческом плане полярные регионы занимали особое место в международном научном сотрудничестве». Кроме того, ”научная деятельность Франции, связанная с Арктикой, укрепляет ее легитимность в решении арктических вопросов» [13].
В немецкой стратегии нет четко определенных приоритетов. Тем не менее, в документе перечислены 11 вопросов, представляющих большой интерес для федерального правительства, одним из которых является исследование. Хотя движущие силы исследований, как правило, связаны с окружающей средой и изменением климата, есть и другие цели, лежащие в их основе, например, экономические причины. Именно поэтому федеральное правительство “убеждено, что Германия как партнер, обладающий обширными экспертными знаниями в области исследований, технологий и экологических стандартов, может внести свой вклад в устойчивое экономическое развитие этого региона». Арктические исследования могут также использоваться в качестве инструмента для разработки политики и принятия обоснованных решений. Поэтому федеральное правительство “работает над тем, чтобы гарантировать свободу арктических исследований, основываясь на убеждении, что научные результаты имеют фундаментальное значение для арктической политики” [14].
Итальянская Арктическая стратегия акцентируется на научном измерении, которое является одной из ключевых областей, на которых следует сосредоточиться в Арктике. В документе подчеркивается, что большую роль должны играть научно-технические исследования, в которых Италия преуспевает. Стратегия также «информирует итальянское научное сообщество, поддерживаемое национальными исследовательскими агентствами и планирует усилить итальянское присутствие в Арктике». Также стратегия представляет собой конкретный пример осуществления взаимодействия между наукой, политикой и бизнесом, недавно возобновленного Tavolo Artico (Arctic Table) в качестве “неофициальной консультативной группы открытого состава по Арктике, включающей членов из академических, научных и деловых кругов” [15].
Голландская стратегия четко определяет арктические приоритеты в своем стратегическом плане. Документ содержит руководящие принципы для будущих полярных исследований, поскольку «Нидерланды продолжают играть определенную роль в международных (полярных) вопросах». Нидерланды в своих исследованиях объединяют «пространство для науки» и «пространство для политики». В этом контексте, существует четыре главные движущие силы научной повестки дня, которые рассматриваются как наукой, так и политикой. Это вопросы, касающиеся: 1) “льда, климата и повышения уровня моря”, 2) “полярных экосистем”, 3) “устойчивого использования”, 4) “социальных, правовых и экономических аспектов”. Помимо формирования знаний, как одной из основных функций исследования, существуют еще четыре цели исследования. Одна из них заключается в поддержке политических решений, поскольку «результаты голландских исследований полярной климатической системы все чаще находят аудиторию у политиков, занимающихся международными вопросами» [16].
В Испании значительное внимание уделяется научным исследованиям. Полярные исследования определяются как «стратегический приоритет испанской научной системы». Кроме того, «научное сотрудничество является одной из наиболее эффективных форм международного сотрудничества, поскольку оно может быть преобразовано в существенный политический капитал, позволяющий эффективно действовать и защищать как свои собственные, так и глобальные интересы». Испанская стратегия акцентирует внимание на полярных исследованиях, которые являются стратегическим приоритетом для испанской научной системы как в силу их научной значимости, так и в силу их высокой интернационализации и последствий в областях, представляющих для Испании стратегический и социально-экономический интерес. В документе также содержится призыв к созданию собственной испанской научной инфраструктуры в регионе [17].
Великобритания позиционирует себя как «мировой лидер в полярных делах, где британские взгляды уже давно господствуют в области полярной науки, разведки, дипломатии, бизнеса и охраны окружающей среды». Кроме того, «британское исследовательское сообщество имеет большой опыт международного сотрудничества и проведения высокоэффективных арктических исследований и соглашений высокого уровня с арктическими государствами и обеспечивает прочную основу для совместных исследований» [18]. Отмечается также, что «британская наука присутствует в большинстве областей арктических исследований, а также помогает поддерживать хорошую политику, стабильное управление и ответственную торговлю». Действительно, «наука вносит непосредственный вклад в дипломатию, политику и наше понимание Арктики, поэтому Великобритания будет поощрять своевременную обратную связь надежных доказательств в механизмы принятия решений» [19].
В заключение можно сделать вывод, что в большинстве случаев Арктические исследования имеют весьма прагматический смысл, очень часто связаны с экономическими событиями и социальными потребностями. Особое внимание уделяется аспекту международного сотрудничества в области научных исследований. В целом политическое измерение арктических исследований не представляется ключевым политическим вопросом для арктических стран.
Неарктические государства обращают внимание на важность своего участия в полярных исследованиях. В частности, их присутствие в Арктике посредством научной деятельности могло бы укрепить их легитимность в решении арктических вопросов. В то же время исследование может помочь в принятии обоснованных политических решений и способствовать стабильному управлению регионом. Неарктические государства также уделяют особое внимание вкладу научных исследований в устойчивое развитие Арктики. Научные исследования в Арктике могут быть не только предметом сотрудничества, но и самостоятельным катализатором расширения сотрудничества.
Государства особо подчеркивают свою роль в экономической деятельности. Например, Италия имеет давнюю традицию в области исследований и разработок морских углеводородов. Франция готова сделать все возможное на Крайнем Севере планеты, чтобы мобилизовать своих исследователей и свой бизнес, чтобы сохранить эту часть мира [20]. Государства подтверждают также необходимость содействия исследованиям и разработкам в области инновационных технических решений, которые учитывают взгляды и потребности коренных народов и тех, кто живет в отдаленных общинах. Следует отметить, что вопросы коренных народов являются общими для арктических государств и, по понятным причинам, имеют меньшее значение для неарктических государств.


Литература
1. Диденко Н.И., Скрипнюк Д.Ф., Кобылинский В.В. Оценка развития цифровой экономики на примере Европейского союза // МИР (Модернизация. Инновации. Развитие). — 2020. — Т. 11. — № 2. — С. 196–215.
2. Красулина О.Ю. Арктика в системе мирохозяйственных связей стран мира // Региональная экономика и управление: электронный научный журнал — 2020. — № 1(61). Режим доступа: https://eee-region.ru/article/6102//
3. Heininen, L., Everett, K., Padrtova, B., Reissell, A., 2019. Arctic Policies and Strategies — Analysis, Synthesis, and Trends IIASA, Laxenburg, p. 15, p. 121, 263 pp., https://doi.org/10.22022/AFI/11–2019.16175.
4. Finland’s strategy for the Arctic region 2013 Gov. Resol., 13 (2013), pp. 23–24 23 August 2013, Prime Minister’s Office Publications, 16/2013, available online at http://vnk.fi/documents/10616/334509/Arktinen+strategia+2013+en.pdf/6b6fb723–40ec-4c17-b286–5b5910fbecf4
5. A parliamentary resolution on Iceland’s Arctic policy. Althingi, 139th Legislative Session, 28 March 2011, p. 1, p. 11, available online at: https://www.government.is/media/utanrikisraduneyti-media/media/nordurlandaskrifstofa/A-Parliamentary-Resolution-on-ICE-Arctic-Policy-approved-by-Althingi.pdf
6. Iceland’s position in the Arctic. Rep. Sustainable Development in the Arctic Ministry of Foreign Affairs, Iceland (2009), pp. 1–2
7. Denmark, Greenland and the Faroe Islands: Kingdom of Denmark Strategy for the Arctic 2011–2020, Ministry of Foreign Affairs of Denmark, Department of Foreign Affairs of Government of Greenland, Ministry of Foreign Affairs of Government of the Faroes, available online at:https://um.dk/~/media/um/english-site/documents/politics-and-diplomacy/greenland-and-the-faroe-islands/arctic%20strategy.pdf?la=en.
8. Norway’s Arctic Strategy — between geopolitics and social development. Norwegian Ministries, p. 9, p. 24, 27–28, available online at: https://www.regjeringen.no/contentassets/fad46f0404e14b2a9b551ca7359c1000/arctic-strategy.pdf
9. Norway’s Arctic policy. Norwegian Ministry of Foreign Affairs, 27–28, p. 36, available online at: https://www.regjeringen.no/globalassets/departementene/ud/vedlegg/nord/nordkloden_en.pdf
10. Russian strategy of the development of the Arctic zone and the provision of national security until 2020. Approved by the President of the Russian Federation, Russian Federation Gvt., p. 1, p. 6, available online at: http://www.research.kobe-u.ac.jp/gsics-pcrc/sympo/20160728/documents/Keynote/Russian%20Arctic%20strategy%202013.pdf
11. Foundations of the State Policy of the Russian Federation in the Arctic until 2020 and Beyond. Russian Federation Gvt., p. 3, available online at: http://static.government.ru/media/files/A4qP6brLNJ175I40U0K46x4SsKRHGfUO.pdf
12. Sweden’s strategy for the Arctic region. Gvt. Offices, Sweden, UD11.041, p. 6, p. 12, 23–24, p. 26, p. 30, 39–40, available online at: http://www.government.se/49b746/contentassets/85de9103bbbe4373b55eddd7f71608da/swedens-strategy-for-the-arctic-region
13. The great challenge of the Arctic. National roadmap for the Arctic, Ministry for Europe and Foreign Affairs, p. 12, 17–19, p. 57, p. 60, available online at: https://www.diplomatie.gouv.fr/IMG/pdf/frna_-_eng_-interne_-_prepa_-_17–06-pm-bd-pdf_cle02695b.pdf
14. Germany’s Arctic policy guidelines. Assume responsibility, seize opportunities Federal Foreign Office, p. 1, p. 4, 9–10, p. 18, available online at (2013) https://www.arctic-office.de/fileadmin/user_upload/www.arctic-office.de/PDF_uploads/Germanys_Arctic_policy_guidelines.pdf)
15. Towards an Italian strategy for the Arctic. Ministry of Foreign Affairs and International Cooperation, available online at: https://www.esteri.it/mae/en/politica_estera/aree_geografiche/europa/artico
16. Pole Position — NL 2.0. Strategy for the Netherlands Polar Programme 2016–2020, Netherlands Organisation for Scientific Research, p. 5, 7, 11, 14–16, available online at: https://www.nwo.nl/binaries/content/documents/nwo-en/common/documentation/application/alw/netherlands-polar-programme---strategy---pole-position---nl-2.0/UK_binnenwerk_Poolpositie-NL+2.0.pdf
17. Guidelines for a Spanish polar strategy. Ministry of Science, Innovation and Universities, p. 27, available online at: http://www.ciencia.gob.es/stfls/MICINN/Investigacion/FICHEROS/Comite_Polar_definitivo/Directrices_estrategia_polar_espanola.pdf
18. UK policy towards the Arctic. Foreign and Commonwealth Office, p. 9, p. 11, p. 15, p. 29, available online at: https://assets.publishing.service.gov.uk/government/uploads/system/uploads/attachment_data/file/697251/beyond-the-ice-uk-policy-towards-the-arctic.pdf
19. Adapting to change. UK policy towards the Arctic. Polar Regions Department, Foreign and Commonwealth Office, 8–9, p. 17, available online at: https://assets.publishing.service.gov.uk/government/uploads/system/uploads/attachment_data/file/251216/Adapting_To_Change_UK_policy_towards_the_Arctic.pdf
20. The great challenge of the Arctic. National roadmap for the Arctic, Ministry for Europe and Foreign Affairs, p. 12, 17–19, p. 57, p. 60, available online at: https://www.diplomatie.gouv.fr/IMG/pdf/frna_-_eng_-interne_-_prepa_-_17–06-pm-bd-pdf_cle02695b.pdf

Вернуться к содержанию номера

Copyright © Проблемы современной экономики 2002 - 2020
ISSN 1818-3395 - печатная версия, ISSN 1818-3409 - электронная (онлайновая) версия