Logo Международный форум «Евразийская экономическая перспектива»
На главную страницу
Новости
Информация о журнале
О главном редакторе
Подписка
Контакты
ЕВРАЗИЙСКИЙ МЕЖДУНАРОДНЫЙ НАУЧНО-АНАЛИТИЧЕСКИЙ ЖУРНАЛ English
Тематика журнала
Текущий номер
Анонс
Список номеров
Найти
Редакционный совет
Редакционная коллегия
Представи- тельства журнала
Правила направления, рецензирования и опубликования
Научные дискуссии
Семинары, конференции
 
 
 
 
Проблемы современной экономики, N 3 (75), 2020
ЕВРАЗИЙСКАЯ ЭКОНОМИЧЕСКАЯ ПЕРСПЕКТИВА: ПРОБЛЕМЫ И РЕШЕНИЯ
Селищева Т. А.
профессор кафедры экономической теории и истории экономической мысли
Санкт-Петербургского государственного экономического университета,
доктор экономических наук, профессор

Селищев А. С.
доктор экономических наук, профессор

О некоторых аспектах сотрудничества стран-членов ЕАЭС и Китая
В статье рассматриваются особенности экономического сотрудничества стран-членов ЕАЭС с Китаем, оценено его состояние и перспективы; сделан вывод о взаимных выгодах дальнейшего взаимодействия участников
Ключевые слова: Евразийский экономический союз (ЕАЭС), Китай, экономическое сотрудничество, торговля, прямые иностранные инвестиции, координация интересов, «Один пояс - Один путь»
УДК 339.9; ББК 65.9 (2Рос)8   Стр: 14 - 19

Введение. Являясь географическими соседями и дружественными государствами, страны ЕАЭС и Китай вырабатывают многостороннюю политику, направленную в интересах каждого участника, стремясь оптимально разрешать возникающие проблемы.
Евразийский экономический союз (ЕАЭС) — молодая международная организация региональной интеграции, функционирующая с 1 января 2015 года на основе Договора о Евразийском экономическом союзе. Его членами являются 5 бывших республик СССР: Армения, Белоруссия, Казахстан, Киргизия и Россия. С 14 мая 2018 года к союзу в качестве наблюдателя присоединилась Молдавия. Состав стран-членов неоднороден, как по площади, численности населения, так и по экономическим показателям, и, прежде всего, по объемам ВВП и ВВП на душу населения (табл. 1). Самой небогатой страной в данном союзе является Киргизия. Несколько в лучшем положении находится Армения. Три другие страны: Россия, Казахстан и Белоруссия сопоставимы между собой по показателю ВВП на душу населения.

Таблица 1
Численность населения и показатели ВВП стран ЕАЭС в 2018 году
СтранаЧисленность
населения
(млн чел.)
ВВП по номиналуВВП по ППС
Всего
млрд долл.
На душу
долл.
Всего
млрд долл.
На душу
долл.
Армения2,9812,4423830,449 474
Белоруссия9,4160,06373201,0021 348
Казахстан18, 67164,218736534,2728 515
Киргизия6,398,08128124,493 877
Россия146,75165711289422728 797
Источник: данные Всемирного банка; по Белоруссии и Казахстану — данные за 2019 г.

Демонтаж Советского Союза нарушил сложившуюся интеграцию и сложившееся разделение труда. «Шоковая терапия» довершила процесс распада. Единство экономических, социальных, политических, культурных, научных и других сфер было разрушено; многолетние устоявшие кооперационные связи — разорваны. В геополитическом отношении ЕАЭС не представляет единого целого: своеобразным эксклавом в организации является Армения, с которой Россия и прочие члены ЕАЭС не связаны надежной наземной транспортной артерией.
После событий начала 2014 года Россия была вынуждена резко изменить многие приоритеты. Одним из проявлений этого процесса стал, так называемый, «поворот на Восток». Это отразилось и на стратегических установках ЕАЭС в целом. В результате Китай превратился в основного партнера данной международной организации, как по объемам взаимной торговли, так и по масштабам притока прямых иностранных инвестиций (ПИИ) в ЕАЭС. Что касается экономических отношений внутри ЕАЭС, то для всех стран, кроме Киргизии, основным партнером является Россия. Киргизия же в настоящее время более активно экономически связана с КНР, нежели с Россией.
В подписанном в мае 2015 года совместном заявлении руководителей России и Китая введена в оборот формула «сопряжения» ЕАЭС и проекта «Один пояс — Один путь» (ОПОП). Говорилось также о перспективе создания зоны свободной торговли ЕАЭС — Китай. В начале 2017 года был согласован список из примерно 70 инфраструктурных проектов совместного финансирования. В мае 2018 г. подписано Соглашение о торгово-экономическом сотрудничестве между ЕАЭС и КНР. Однако соглашение не предусматривало конкретных мер координации экономической политики. Таким образом, в настоящее время просматривается тенденция сведения отношений ЕАЭС — Китай на уровень двусторонних связей Китая с каждой страной ЕАЭС по отдельности. Тем не менее, отношения ЕАЭС — Китай, ныне находящиеся не на достаточном высоком уровне, постепенно упрочняются и кристаллизируются. И это естественно, так как укрепление интеграционных процессов имеет объективную основу. Тем не менее, для конкретизации интеграционных процессов ЕАЭС — Китай, необходимо, прежде всего, рассмотреть характер двусторонних отношений каждой страны-члена ЕАЭС с Китаем в отдельности.

Таблица 2
Торговля Китая со странами ЕАЭС в 2018 году (млн долл. )
 ВсегоЭкспортИмпортИзменение за год (в %)
ВсегоЭкспортИмпорт
Армения515,327213,184302,14315,448,2-0,2
Белоруссия1 712,6421 141,589571,05418,222,310,8
Казахстан19 878,13711 351,5288 526,60910,8-1,833,7
Киргизия5 611,1205 556,79354,3273,54,1-37,6
Россия107 107,44947 965,27359 142,17627,212,042,9
Итого134 824,67566 228,36768 597,309 
Источник: [1, с. 71, 75].

Общее состояние экономического сотрудничества Армения — Китай. Дипломатические отношения Китая и Армении были установлены 6 апреля 1992 года. Еще раньше, в январе того же года подписано «Соглашение об основах торгово-экономического сотрудничества», которое сформировало основу двусторонних отношений в сфере экономики. Однако вплоть до 1998 года ежегодный оборот взаимной торговли не достигал и $1 млн. Своеобразный скачок (до $12 млн) был достигнут в 1999 году благодаря резкому увеличению китайского экспорта в Армению. Напротив, поставки армянских товаров в Китай не достигали и полумиллиона долларов. После 2004 года взаимная торговля приобрела устойчивую тенденцию роста и составила в 2018 году, по данным армянской статистической службы, $771,1 млн, (экспорт из Армении — $107,2 млн, импорт — $663,9 млн) [2]. Вместе с тем официальные статистические данные КНР отличаются от армянских (табл. 2).
За все годы структура взаимной торговли между двумя странами изменялась незначительно: более 80% армянского экспорта приходится на медную руду и концентрат; 10–12% на драгоценные металлы; около 3% составляет продукция сельского хозяйства. Китайский экспорт в Армению более диверсифицирован: несколько более 40% — машины и оборудование; около 20% — продукция текстильной промышленности; менее 10% — продукция химической промышленности; несколько более 5% — продукция сельского хозяйства. В 2018 году Китай являлся вторым торгово-экономическим партнером Армении после России с долей около 9%. По объему прямых инвестиций в экономику Армении Китай также был втором после России. Китайская официальная статистика приводит следующие данные потоков ПИИ Китая в страны ЕАЭС за 2010–2018 годы (табл. 3). Как можно судить по данным таблицы, китайские потоки ПИИ в Армению стали ощутимы, начиная с 2017 года. Что касается объемов ПИИ Китая в кавказскую страну, то, согласно китайским официальным данным, аналогичные процессы наблюдались и в этом случае (табл. 4).
Как следует из приведенных данных, по объему торговли с Китаем, и по потокам, и по объемам китайских инвестиций, Армения заметно отстает от остальных стран ЕАЭС. Китай пока инвестирует в армянскую экономику не столь активно, как Россия или страны ЕС. На 2018 год в Армении зарегистрировано около полусотни предприятий с китайским капиталом, главным образом, в оптовой торговле продовольствием, сигаретами и напитками, а также одежды и обуви, в сфере ресторанного бизнеса, лекарственных и медицинских товаров и косметики. Кроме того, бизнес из Китая участвует в энергетических и промышленных проектах. Например, в реконструкции Раданской ТЭЦ. В феврале 2019 года китайская компания «Dalian Guoming Group», объединяющая производителей продукции из алюминия КНР, объявила о намерении инвестировать до $100 млн в создание промышленной зоны в Армении.
Ереван и Пекин активно углубляют и развивают культурно-гуманитарные связи: первый Институт Конфуция на Южном Кавказе был открыт в Армении в 2008 году. С сентября 2018 года в Ереване действует армяно-китайская школана 400–450 учеников с углубленным изучением китайского языка. Китайский язык и культура изучаются в Армянском государственном университете, а также в Русско-Армянском университете. В Китае учатся около 100 студентов из Армении.
Армения заинтересована в строительстве железной дороги, которая бы связала страну с Ираном, а оттуда через Туркменистан и Казахстан в Урумчи (Китай). В результате Армения получила бы выход к одному из коридоров ОПОП. Однако реализация этого замысла продвигается медленно.
14–16 мая 2019 года в Пекине побывал с рабочим визитом премьер-министр Армении Н.Пашинян. Он встретился с председателем КНР Си Цзиньпином. Лидеры двух стран обсудили широкий круг вопросов в области армяно-китайских отношений. Си Цзиньпин заверил о готовности Китая участвовать в строительстве пути «Север-Юг» и других инфраструктурных проектов, выразив уверенность, что двустороннее сотрудничество двух стран будет успешно развиваться во многих сферах. Два лидера заявили о перспективном сотрудничестве в сфере сельского хозяйства, транспорта, энергетики, информационных технологий, инфраструктуры, образования и т.п., и согласились продолжать дальнейшие действия на уровне министров.
Премьер Н. Пашинян принял участие в церемонии открытия Конференции по диалогу между странами Азии в Пекине, на которой присутствовали Председатель КНР Си Цзиньпин, президенты Сингапура, Шри Ланки, Греции и Королевства Камбоджи. На форуме собрались более 2 тысяч участников из 47 стран мира. Н. Пашинян встретился также с премьером КНР Ли Кэцяном, во время которой обсуждались перспективы сотрудничества между двумя странами, а также совместные проекты в рамках инициативы ОПОП. Премьер Н. Пашинян встретился с представителями китайских компаний, где обсуждалось внедрение инвестиционной программы в Армении. Представители китайских компаний выразили готовность инвестировать в промышленный и финансовый секторы Армении. Китайская сторона заявила о заинтересованности импортировать армянский коньяк, вино и сельскохозяйственную продукцию, участвовать в работе свободной экономической зоны в Мегри, а также заинтересованность в строительстве транспортного коридора «Север-Юг» [3].
В июне 2019 года посол Армении в Китае, Сергей Манасарян, отметил, что Китай является надежным партером Армении, но существуют еще области сотрудничества, состояние которых не удовлетворяет. Очень малы китайские инвестиции в страну. Заложен завод по разливу минеральной воды в районе Лори, вся продукция которого будет направляться в Китай. Китайская сторона подписала также контракт с Ереванским коньячным заводом. И, несмотря на достижения в сфере армяно-китайских отношений, Армения находится лишь в начале пути их развития [4].
Как отмечает китаевед-исследователь М.Д. Саакян, автор книги «Инициатива пояса и пути и Армения», членство в ЕАЭС обеспечивает для Армении возможность более продуктивно защищать свои интересы в переговорах с Большим Китаем. Армения может сначала включить представляющие для нее интерес проекты в повестку ЕАЭС, а после этого, уже от имени ЕАЭС, с более сильных позиций, представить эти проекты китайской стороне [5].

Таблица 3
Китайские потоки ПИИ в страны ЕАЭС, 2010–2018 гг. (млн долл.)
Страна201020112012201320142015201620172018
Армения3,9519,64
Белоруссия19,228,6743,5027,1863,7254,21160,94142,7267,73
Казахстан36,06581,602995,99811,49-40,07-2510,27487,702070,47118,35
Киргизия82,47145,07161,40203,39107,83151,55158,74123,70100,16
Россия567,72715,81784,621022,25633,562960,861293,071548,42725,24
Итого705,471451,153985,512064,31765,04656,352100,453889,261031,12
Источник: [1, с. 240, 244].

Таблица 4
Объемы китайских ПИИ в странах ЕАЭС, 2010–2018 гг. (млн долл.)
Страна201020112012201320142015201620172018
Армения1,321,321,327,517,517,517,5129,9649,61
Белоруссия23,7129,0777,47115,90257,52475,89497,93548,41503,78
Казахстан1590,542858,456251,396956,697541,075095,465432,277561,457341,08
Киргизия394,32525,05662,19885,82984,191070,591237,821299,381393,08
Россия2787,563763,644888,497581,618694,6314019,6312979,5113871,6014208,22
Итого:4797,457177,5311880,8615547,5317484,9220669,0820155,0423310,8023495,77
Источник: [1, с. 246, 249–250].

Общее состояние экономического сотрудничества Белоруссия — Китай. Дипломатические отношения между двумя государствами установлены 20 января 1992 г. Тесное сотрудничество осуществляется по всем направлениям и на всех уровнях. В ходе государственного визита в Китай Президента Белоруссии А.Г. Лукашенко в сентябре 2016 года главы двух стран подписали Совместную декларацию об установлении наивысшего уровня отношений: доверительного всестороннего стратегического партнерства и взаимовыгодного сотрудничества. Развитие отношений с Китаем является стратегическим направлением внешней политики Белоруссии. С 1995 по 2019 год президент Белоруссии 12 раз наносил визиты в Китай. В свою очередь, в Белоруссию осуществляли визиты: Председатель КНР (2001 и 2015 гг.), а также премьер Госсовета КНР (1995 и 2007 гг.) и председатель Постоянного комитета Всекитайского собрания народных представителей (2000, 2011 и 2017 гг.).
Белоруссия активно сотрудничает в инициативе ОПОП. Президент Белоруссии принял участие в Первом (2017 г.) и Втором (2019 г.) международном форуме «Один пояс, один путь» в Пекине.
В качестве члена ЕАЭС Белоруссия занимает 4-е место в торговле с КНР. В 2006 году был преодолен рубеж в $1,0 млрд, а в 2018 году объем товарооборота приблизился к $2,0 млрд (табл. 2). Основными статьями белорусского экспорта в Китай являются калийные удобрения, капролактам, карьерные самосвалы, продукция станкостроения, электроники и металлургической промышленности. В свою очередь, Китай продает в Белоруссию технику и товары массового потребления.
По показателям китайских ПИИ Белоруссия также занимает 4-е место среди членов ЕАЭС (табл. 3 и 4). 16 декабря 2019 года Министерство финансов Белоруссии подписало с Китайским банком развития соглашение, гарантирующее Белоруссии заем в ¥3,5 млрд (около $500 млн). Между 2000 и 2014 гг. Минск получил от Китая более $7,6 млрд в форме помощи и займов. По мнению польского исследователя А. Броны, Белоруссия не является для Китая первостепенным партнером в ЕАЭС. Страна находится в Центральной и Восточной Европе, в регионе, где китайское влияние еще ограничено, несмотря на растущее продвижение после 2011 года. Торговля Белоруссии с Китаем относительно невелика: в 2018 году ее величина, по данным китайской официальной статистики, составляла более $1,7 млрд, из которых немногим более $570 млн приходилось на белорусские товары. Самым крупным козырем в отношении с Китаем, вероятно, является географическое положение Белоруссии, очень удобное для организации китайско-европейских торговых коммуникаций, которые являются частью шести официальных континентальных коридоров ОПОП. Но даже если основная часть торговли пойдет по железной дороге, роль белорусского транзита, по мнению польского исследователя, будет зависеть от доброй воли России.Но если для прибалтийских стран, Польши и Украины, перспективы в проекте ОПОП представляются туманными из-за неблагоприятных отношений с Москвой, то для Белоруссии это не является проблемой [6].
Ярким символом отношений между Минском и Пекином стал Индустриальный парк «Великий Камень» (бел.: Iндустрыяльны парк «Вялікі камень», кит.: 中国-白俄罗斯工业园; англ.: Great Stone Industrial Park). Наименование парка дано по названию деревни, которая находится на юго-восточной его окраине.
«Великий камень» — это особая экономическая зона, созданная согласно межправительственному соглашению между КНР и Республикой Беларусь (официально вступившего в силу 30 января 2012 года) на территории Смолевичского района Минской области около Национального аэропорта «Минск», в 25 км от столицы. Выгодное расположение парка объясняется тем, что он находится на стыке железнодорожных путей, транснациональной автомобильной магистрали Берлин — Москва. В проекте парка сделан упор на создании на его территории современного экологического города с передовой производственной инфраструктурой и новейшими технологиями. Резидентами индустриального парка могут быть компании любой страны, для функционирования которых создан самый благоприятный инвестиционный климат, гарантированный национальным законодательством. Предполагается, что «Великий камень» станет крупнейшим индустриальным парком в Европе и одним из крупнейших китайских проектов за рубежом. Площадь парка превышает 11 тыс. га. Строительство парка началось 19 июля 2014 года; предполагаемый срок завершения работ — 2030 год. Для резидентов парка предусмотрен солидный пакет налоговых льгот и преференций. Прообразом «Великого камня» стал Китайско-Сингапурский промышленный парк в Сучжоу (中国-苏州工业园区新加坡).
12 мая 2015 года парк посетил председатель КНР Си Цзиньпин, назвав его «жемчужиной Экономического пояса Шелкового пути». Это был первый визит столь высокого уровня после 2001 года. В марте 2018 года эксперты Forbes назвали индустриальный парк «изумрудом экономического роста» Республики Беларусь. Ожидается, что к концу 2020 года в индустриальном парке «Великий камень» разместится до 70–100 резидентов с объемом инвестиций $2–2,5 млрд [7]. В 2019 году договорная сумма инвестиций в парк достигла $1 млрд
В последние годы активизируются двусторонние контакты в гуманитарной области. В Белоруссии растет популярность изучения китайского языка и культуры. В настоящее время в стране функционируют 4 института Конфуция: первый был открыт 29 января 2007 года при Белорусском государственном университете [8].
Общее состояние экономического сотрудничества Киргизия — Китай. Киргизия соседствует с Китаем на востоке и юго-востоке (протяженность границы составляет 1084,4 км), на севере — с Казахстаном (1241,6 км), на западе — с Узбекистаном (около 1378,4 км), на юге — с Таджикистаном (около 970,8 км). Таким образом, самый протяженный участок государственной границы приходится на страну-члена ЕАЭС — Казахстан.
Экономика Киргизии серьезно пострадала от демонтажа СССР: за 1990–1996 гг. ВВП страны сократился примерно в 2 раза. Разорванными оказались традиционные экономические связи. Произошла массовая эмиграция квалифицированных работников. C 2000-х годов ситуация несколько стабилизировалась, но лишь в 2010 г. величина ВВП Киргизии достигла уровня 1990 года [9]. Однако и ныне экономика Киргизии уступает остальным странам ЕЭАС по основным показателям (табл. 1). Доля промышленности в структуре ВВП составляет около 15%. При этом 2/3 промышленного производства дает добыча золота, по которому страна занимает 3-е место в СНГ после России и Узбекистана. Приватизации подверглось более 70% предприятий. В стране возникло частное землевладение. Страна обладает солидным гидроэнергетическим потенциалом.
Китай является для Киргизии важнейшим экономическим партнером. В июне 2019 года параллельно саммиту ШОС в Бишкеке состоялась двусторонняя встреча лидеров двух стран: С. Жээнбекова и Си Цзиньпина. Во время встречи было подписано 19 документов, в том числе 8 в сфере экономики. В настоящее время в Киргизии функционируют около 400 китайских фирм, а также 170 совместных киргизско-китайских предприятий.
В области торговли Киргизия является третьим партнером Китая среди стран ЕЭАС (табл. 2). Однако взаимные потоки очень неуравновешенны. По данным китайской статистики, китайский экспорт в Киргизию в сотню раз превышает импорт из этой страны. Российский исследователь Е.М. Кузмина привела сопоставительные расчеты динамики торговли между двумя странами за отдельные годы с 2000 по 2018 год (табл. 5). Данные китайской и киргизской стороны значительно отличаются друг от друга.

Таблица 5
Динамика торговли Киргизии с Китаем ( млн долл.)
 2000 г.2010 г.2015 г.2018 г.
Китайские данные
Экспорт42725954
Импорт77412842825547
Баланс-34-4055-4223-5493
Киргизские данные
Экспорт19283661
Импорт4866610291942
Баланс-29-638-993-1881
Источник:[10]

Как отмечает Е.М. Кузьмина, только в 2018 году китайские данные по импорту Киргизии превысили соответствующие киргизские данные примерно на $3600 млн, и делает вывод, что данный крупный серый импорт китайских товаров через Киргизию оказывает давление на другие страны-члены ЕЭАС: Россию и Казахстан, а также негативно влияет на развитие собственно киргизской экономики. Китайская продукция составляет примерно 40% киргизского импорта. Основные китайские товары, поставляемые в Киргизию: обувь, ткани, фурнитура для швейной промышленности, а также машины и оборудование. В свою очередь, основными товарами, поставляемыми Киргизией в Китай, являются руды, нефть, табак, необработанные шкуры и кожа, оборудование, живой скот, фрукты и орехи, шерсть и пряжа, продовольствие и семена.
Как свидетельствуют данные таблиц 3 и 4, Киргизия занимает третье место в ЕАЭС по притоку и объемам китайских инвестиций. При этом доля китайских инвестиций превышает 40% от всех иностранных. Основные китайские инвестиции в Киргизию направляются в нефтяную и нефтеперерабатывающую отрасти, на строительство газопровода Центральная Азия — Китай. Другое важное направление — строительство Китаем объектов гидроэнергетики, а также участие в добыче золота.
Большое внимание китайская сторона уделяет строительству и модернизации дорожных коммуникаций в Киргизии. Модернизирована автодорога Бишкек — Нарын — Торугарт, которая связывает две страны. Совместно с китайской стороной ведется строительство автотрассы «Север — Юг» (проектно-изыскательские работы начались в 2013 году, сроки окончания — 2022 год), на которую киргизская сторона возлагает огромные надежды, называя ее «стройкой века». Дорога соединит север и юг страны и сократит время в пути с 24 до 6 часов.
Более неопределенная ситуация сложилась вокруг планов строительства железнодорожной магистрали Китай — Киргизия — Узбекистан с дальнейшим выходом через Афганистан, Иран и Турцию на европейские железные дороги. До сих пор нет единства относительно ширины железнодорожных путей: Киргизия предпочитает ширину в 1520 мм (традиционная ширина в странах бывшего СССР), а Китай — 1435 мм. В качестве подрядчика предполагается китайская компания. Кроме того, киргизская сторона предложила Китаю задействовать простаивающие предприятия (около 40), переместив свои избыточные производства [10].
Хотя Китай и является важнейшим экономическим партнером Киргизии, но в такой важной сфере, как труд киргизских работников за рубежом, традиционное лидерство остается за Россией. Из примерно 800 тыс. киргизских трудовых мигрантов за рубежом, около 650 тыс. работает в РФ. В 2018 году они перевели на родину порядка $1970 млн (95% опять же из России), что приблизительно равно четверти ВВП в текущих ценах [9]. Важнейшим фактором экономической кооперации между двумя странами стало создание в 2014 году Киргизско-Российского Фонда развития.
Как и в других странах ЕАЭС, Китай активизирует культурно-просветительные программы в Киргизии. Китайский язык преподается в 8 вузах страны. Кроме того, в столице страны при Бишкекском гуманитарном университете и Киргизском национальном университете работают Институты Конфуция, основанные в 2007 и в 2008 гг. В городе Ош также с 2013 года функционирует Институт Конфуция. В октябре 2016 года в столице Киргизии был открыт первый в Центральной Азии китайский книжный магазин «Шанс». С 2015 года издается газета «Шелковый путь. Культурное развитие» на киргизском, русском и китайском языках [11].
Общее состояние экономического сотрудничества Казахстан — Китай. Казахстан — центрально-азиатская страна, занимающая 9-е место в мире по территории (2-е место в СНГ и ЕЭАС). На севере и западе страна граничит с Россией (длина границы — 7548,1 км). Восточным соседом является Китай (протяженность границы — 1782,8 км); на юге граничит с Киргизией (1241,6 км), Узбекистаном (2351,4 км) и Туркменией (426 км). Кроме того, ближайшим соседом Казахстана является Монголия: кратчайшее расстояние между востоком Казахстана и западом Монголии составляет около 40 км. Страна обладает вторым по объему ВВП в ЕАЭС и первым — в Центральной Азии.
Дипломатические отношения между Казахстаном и Китаем установлены 3 января 1992 г. В 2002 году был подписан Договор о добрососедстве, дружбе и сотрудничестве. В 2005 году две страны договорились об установлении стратегического партнерства, а в 2011 году — всестороннего стратегического партнерства. После избрания на пост Президента Касым-Жомарт Токаев подчеркнул, что развитие отношений с Китаем останется главным приоритетным направлением внешней политики Казахстана.
Как отмечает профессор Пекинского педагогического университета (北京师范大学, ППУ), директор Центра евразийских исследований ППУ, Ли Син (李兴), особую важность в регионе Центральной Азии имеет сотрудничество Китая с Казахстаном и Узбекистаном, внутри ЕАЭС упор делается на Россию [12]. Но и среди членов этой организации Казахстан занимает устойчивое второе место в списке китайских приоритетов. Об этом свидетельствуют и данные по торговле и ПИИ Китая с этой страной (табл. 2, 3, 4). Казахстан, безусловно, привлекает к себе самое пристальное внимание благодаря его необычайно выгодному географическому положению, крупной территории и богатыми природными ресурсами.
Торговля. Китай для Казахстана является вторым после России торговым партером. В свою очередь, для Китая он также является вторым торговым партнером среди членов ЕАЭС. По данным министерства финансов Казахстана, в 2019 году взаимный товарооборот увеличилсяпо сравнению с предыдущим годом на 23% и составил $14,4 млрд. Однако, по официальным данным Китая, объем торговли двух стран в 2019 году составил $22,07 млрд, увеличившись за год без малого на 11 процентов. На одну из причин несовпадений указывается коррупция на границе. В историю вошло, так называемое, «хоргосское дело» (2013 год), самый крупный уголовный процесс в истории Казахстана: 45 работников таможни и госбезопасности были обвинены в контрабанде из Китая через таможенные посты «Хогос», «Калжат» и «Достык».
Казахстан поставляет в Китай сырье: нефтегазовые продукты, редкоземельные металлы и руду. Кроме того, поставляется продукция сельского хозяйства: пшеницу и другие зерновые, муку, мясомолочную продукцию, растительные масла и жиры, соль и т.п. Казахстан входит в десятку мировых экспортеров пшеницы. Если в 2018 году поставки в Китай этого продукта составили 550 тонн, то в ближайшей перспективе республика готова увеличить их до 2 млн тонн.
Китайские поставки в Казахстан более диверсифицированы: электроника, строительные материалы, электрооборудование, трубы, строительная и транспортная техника, одежда и многое другое.
Кредиты и инвестиции. Казахстан имеет самый крупный внешний долг среди стран Центральной Азии: летом 2019 года задолженность составила около $158 млрд [13]. Табл. 6 иллюстрирует основных кредиторов страны в 2018 году.

Таблица 6
Крупнейшие кредиторы Казахстана в 2018 году
СтранаДоля в %
от всего внешнего долга
Объем долга
(млрд долл.)
Нидерланды29,449,1
Британия13,722,7
США8,113,35
Китай7,3612,2
Франция7,011,75
Россия5,89,6
Всего100,00165,5
Источник: [13].

Как следует из табл. 6, ни Россия, ни Китай не являются основными кредиторами Казахстана. Иная ситуация в Казахстане сложилась в области ПИИ. К настоящему времени Китай вложил в экономику Казахстана около $20 млрд прямых инвестиций. Данные о динамике потоков и объемов китайских ПИИ содержатся в таблицах 3 и 4. При этом Китай — отнюдь не самый крупный инвестор. Китайский капитал направляется в основном в транспорт, складирование, логистику, инфраструктуру, финансы, страхование, нефтегазовый сектор, строительство и горнодобывающую промышленность.
В апреле 2019 года первый президент Казахстана — Нурсултан Назарбаев участвовал во втором Пекинском форуме «Один пояс — один путь», где был подписан договор о реализации 55 китайских проектов для Казахстана на сумму около $28 млрд
В рамках этого договора Китай строит и предполагает строить в Казахстане сухой порт в Хоргосе; в области энергетики — строительство солнечной, двух ветровых электростанций, а также электростанции на традиционном топливе и модернизация ГЭС. Планируется строительство сборочного автозавода и завода по производству тракторов. Предусмотрено создание мощностей ряда промышленных и аграрных предприятий, а также вхождение Шанхайской фондовой биржи и Фонда Шелкового пути в Международный финансовый центр «Астана» (МФЦА).
Казахстан в инициативе «Один пояс — один путь». Через территорию Казахстана проходит пять железнодорожных и шесть автомобильных международных маршрутов, которые связывают Китай и другие страны Азии с Европой, а также Ближним Востоком. Это позволяет доставлять грузы в Европу из Китая через Казахстан и обратно за 15 дней, тогда как доставка морским путем занимает в два-три раза больше времени.
В сфере инфраструктурной взаимосвязанности в 2018 году Китай и Казахстан на основе «Одного пояса и одного пути» осуществили грузоперевозки около 13,98 млн тонн, что на 38% больше, чем за аналогичный период 2017 года. Из них Казахстан перевез в Китай 8,5 млн тонн грузов, что на 54% больше по сравнению с предыдущим годом. Через КПП Алашанькоу прошло 2388 грузовых составов в рамках проекта международных перевозок «Китай — Европа» с 1,23 млн тонн грузов, увеличившись почти на 50% по сравнению с предыдущим годом; количество контейнерных поездов сообщением Китай-Европа, проследовавших через КПП «Хоргос», увеличилось до 404. Полностью сдан в эксплуатацию казахстанский участок автомобильного коридора «Западная Европа — Западный Китай», и между Китаем и Европой впервые в истории были осуществлены двусторонние автомобильные перевозки грузов «от двери до двери». Транзитные транспортные услуги создают приблизительно 50 000 рабочих мест с прямыми экономическими выгодами в размере 460 млн долларов [14].
Культурные связи. Около 15 тыс. казахстанских студентов учатся в Китае (в 2009 году — 1,2 тыс.) и примерно 1,5 тыс. китайских студентов — в Казахстане. Для сравнения, в России в настоящее время обучается более 71 тыс. студентов из Казахстана. Казахстан открыл в Китае 6 языковых, культурных и исследовательских центров. Со своей стороны, в Казахстане действуют 5 институтов Конфуция.
ЕАЭС, Россия и Китай в рамках инициативы «Один пояс — один путь (ОПОП)». Россия является главным экономическим партнером Китая среди стран — членов ЕАЭС. Об этом свидетельствуют не только объемы взаимной торговли и ПИИ (табл. 2–4), но и разнообразное сотрудничество двух стран во многих других областях. При этом Китай вынужден вносить определенные коррективы в отношении с Россией, исходя из роли последней в ЕАЭС. В связи с этим круг проблем «Китай-Россия-ЕАЭС-ОПОП» привлекает самое пристальное внимание китайских ученых.
Как отмечает профессор Ли Син (李兴), «китайская мечта» и ОПОП сопряжены между собой, при этом ОПОП является внешнеэкономической тактикой в реализации «китайской мечты» [15, с. 62, 65].
Китайский ученый утверждает, что Китаю не следует демонстрировать великодержавность, прибегать к силовой политике, брать на вооружение всеобщий прагматизм, испытывать страх и раболепие перед США. Китаю необходимо идти в ногу со временем, извлекать пользу из складывающейся международной ситуации и избегать неприятностей и любых столкновений. Терроризм вряд ли представляет собой главное противоречие, считает профессор. Если для США борьба с терроризмом — самая насущная задача, то для Китая она такой не является. Главное противоречие, стоящее перед Китаем, заключается в том, как реагировать на вызовы глобализации, как добиваться мирного возвышения [15, с. 8]. ОПОП и ЕАЭС сильно отличаются друг от друга. ЕАЭС отражает российскую евразийскую стратегию и, по мнению китайского ученого Ли Сина, «российскую мечту»; ОПОП — китайскую евразийскую стратегию и «китайскую мечту». Поэтому они вполне могут стать соперниками в некоторых сферах [15, с. 68].
На протяжении последних 20 лет присутствие США и ЕС на пространствах бывших социалистических стран и СНГ лишило Россию надежды на наиболее конструктивные отношения с западными странами. Таким образом, в последние годы восточное и южное направление стали приоритетными во внешней стратегической архитектуре политики нашей страны. Азиатское направление внешней политики России, по большому счету, основывается на продвижении стратегических отношений в треугольнике Россия, Индия и Китай. Россия опасается постепенного повышения значимости Китая в Центральной Азии [15, с. 101,105]. Однако для России «экономическая мощь» является слабым звеном, в то время как китайское экономическое могущество намного увеличилось [15, с. 190–191].
Китайский исследователь Ван Чэньсин (王晨星), анализируя труды своих коллег из КНР, отмечает, что Китай и постсоветское пространство соседствуют друг с другом. Постсоветский регион, расположенный к северо-западу от Китая, занимает стратегическое место в китайской внешнеполитической стратегии. Интеграционные процессы на постсоветском пространстве находятся в центре внимания китайского научного сообщества [15, с. 77]. Многие коллеги Ван Чэньсина полагают, что российская экономика не в состоянии поддерживать высокий рост и нести финансовые расходы, требуемые для развития ЕАЭС. Неопределенность и низкая конкурентоспособность российской экономики в мировой экономике воспринимается как препятствующий фактор для интеграции на постсоветском пространстве. Так, Хуан Дэнсюэ (黄登学) эксперт из Шаньдунского университета, считает, что принимая во внимание высокую уязвимость сырьевой модели развития экономики, Россия с трудом восстановит статус великой державы и станет одним из центров силы в многополярном мире. Важность данного аспекта состоит в том, что реализация проекта ЕАЭС в большой степени находится в зависимости от того, сможет ли сырьевая модель экономики России трансформироваться в наукоемкую, инновационную модель [15, с. 84–85].
По мнению большинства китайских экспертов, создание ЕАЭС имеет и позитивную, и негативную стороны [15, с. 87–89]. К позитивной стороне относятся следующие факторы.
Во-первых. Создание ЕАЭС ускорит образование многополярного мира, к которому также стремится и Китай. Во-вторых. ЕАЭС в состоянии сбалансировать отношения России и США и одновременно отчасти нивелировать то влияние, которое может оказать на Китай политика США в Центральной Азии. В-третьих. Россия и Китай в Центральной Азии являются стратегическими партнерами, а не противниками. Обе страны не заинтересованы в выстраивании напряженных отношений в регионе. По мнению Ван Лицзю (王丽久), ЕАЭС не будет негативно сказываться на российско-китайских отношениях. Его цель схожа с направлениями экономической интеграции ШОС.
На негативной стороне, в основном, сосредоточены экономические вопросы. Во-первых, затруднения могут возникнуть в области таможенной политики. Во-вторых, образование ЕАЭС может ослаблять экономическую составляющую ШОС. В целом же китайские исследователи в основном положительно оценивают проект ЕАЭС и приходят к выводу, что с этой организацией Китаю необходимо налаживать и углублять взаимовыгодные отношения.
Выводы. ЕАЭС находится на начальной стадии своего существования, поэтому круг решаемых проблем, стоящих перед международной организацией велик и разнообразен. Сотрудничество с экономической сверхдержавой — Китаем должно осуществляться во благо всех заинтересованных соседних стран.


Литература
1. 中国商务年鉴. 2019 (China Commerce Yearbook. 2019). — 北京: 中国商务出版社, 2019. — 626 с.
2. Ованнисян Андраник. Армяно-китайские отношения: реалии и перспективы развития. URL: http:/orbeli.am/ru/post/208/2019–05–10 (дата обращения: 06.04.2020).
3. Nlkol Pashinyan’s Working Visit to People’s Republic of China. URL: https:// www.primeminister.am/en/foreign-visits/item/2019/05/14/visit-to-Chine/ (дата обращения: 26.03.2020).
4. URL: https://www.aysor.am/en/news/2019/06/12/armenia-china/1574594 (26.03.2020).
5. Mher D. Sahakyan. Belt and Road: Prospects for Sino-Armenian cooperation in the financial-banking sphere. URL: https://modern diplomacy.eu/2019/11/29/belt-and-road-prospects-for-sino-armenian-cooperation-in-the-financial-banking-sphere/ (дата обращения: 26.03.2020).
6. Brona Adrian. The curious timing of Chinese loan to Belarus (14.01.2020). URL: https: //chinaobservers.eu/the-curious-timing-of-chinese-loan-to-belarus/ (датаобращения: 10.04.2020).
7. Заяц Александр. От «Мотовелозавода» до офшора. Что ожидает Китайско-Белорусский парк «Великий камень» (28.12.2018). URL: https://news.tut.by/economics/620624.html (дата обращения: 13.04.2020).
8. Ян Синцзюань. Послы мира из Китая: о деятельности институтов Конфуция в Беларуси // Беларуская думка. — 2018. — № 7. — С. 96–102.
9. Акаев Б.Б. Экономика Кыргызстана в контексте евразийской экономической интеграции // Проблемы современной экономики. — 2020. — № 1. — С. 129–133.
10. Кузьмина Е.М. Борьба за инвестиции и серый импорт: отношения Кыргызстана и Китая. URL: https://eurasia.expert/investitsii-i-seryy-import-otnosheniya-kyrgyzstana-i-kitaya/ (дата обращения: 10.09.2020). URL: https://eurasia.expert/investitsii-i-seryy-import-otnosheniya-kyrgyzstana-i-kitaya/ (дата обращения: 18.04.2020).
11. Бердаков Д. Механизмы «мягкой силы» Китая в Кыргызстане (20.02.2018). URL: https://eurasia.expert/mekhanizmy-myagkoy-sily-kitaya-v-kyrgyzstane/ (дата обращения: 22.04.2020).
12. Ли Син. К вопросу о сопряженности Экономического пояса Шелкового пути и ЕАЭС // Проблемы современной экономики. — 2019. — № 3. — С. 92–94.
13. Гришин Александр. Китай скупил Среднюю Азию: что осталось России. URL: https://www.spb.kp.ru/daily/27074.1/4146372/ (дата обращения: 26.04.2020).
14. Вестник дипломатии. № 4, Издание МИД Республики Казахстан. URL: http://chinastudies.kz/ru/publicatipns/kazakhstan_and_china/338/ (дата обращения: 26.04.2020).
15. Китай и Россия: Новое евразийское экономическое партнерство? / Под ред. Ли Сина, Д.А. Савкина, Е.Б. Завьяловой, Ван Чэнсина. — М., СПб.: Нестор-История, 2018. — 242 с.

Вернуться к содержанию номера

Copyright © Проблемы современной экономики 2002 - 2020
ISSN 1818-3395 - печатная версия, ISSN 1818-3409 - электронная (онлайновая) версия