Logo Международный форум «Евразийская экономическая перспектива»
На главную страницу
Новости
Информация о журнале
О главном редакторе
Подписка
Контакты
ЕВРАЗИЙСКИЙ МЕЖДУНАРОДНЫЙ НАУЧНО-АНАЛИТИЧЕСКИЙ ЖУРНАЛ English
Тематика журнала
Текущий номер
Анонс
Список номеров
Найти
Редакционный совет
Редакционная коллегия
Представи- тельства журнала
Правила направления, рецензирования и опубликования
Научные дискуссии
Семинары, конференции
 
 
 
 
Проблемы современной экономики, N 2 (74), 2020
ЭКОНОМИЧЕСКИЕ ПРОБЛЕМЫ РЕГИОНОВ И ОТРАСЛЕВЫХ КОМПЛЕКСОВ
Журавлев Д. М.
ведущий специалист Управления информации и медиакоммуникаций
Московского государственного университета им. М.В. Ломоносова,
кандидат экономических наук


Моделирование процессов развития и управления социальной сферой на уровне субъекта федерации
В статье проводится исследование экономической категории «базовое образование, здравоохранение, социальная защита» представляющую собой основу социально-экономической системы региона. В качестве методического аппарата исследования использовались методы сравнительного анализа и экономико-математического моделирования. В процессе исследования решены следующие задачи: сформулированы требования к модели, проведена фиксация состава категории, осуществлена компоновка характеризующих числовых показателей, выполнено доказательство работоспособности модели. Результатом работы является сформированная модель категории «базовое образование, здравоохранение, социальная защита» региональной экономической системы субъекта Российской Федерации, функциональность которой достаточна для обоснования причинно-следственных связей между показателями, характеризующими ее текущее состояние
Ключевые слова: региональная экономика, регрессионный анализ, социальная сфера, социально-экономическая система, стратегирование, управление развитием, численные методы, экономико-математическая модель
УДК 338.242; ББК 65.04   Стр: 191 - 195

Введение. Экономические кризисы последнего десятилетия сформировали объективную необходимость опережающего развития национальной экономики в направлении системной модернизации производительных сил и производственных отношений. «В современном мире государство, называющее себя социальным, не просто должно выполнять взятые им социальные обязательства. Социальное благополучие граждан лежит в основе конкурентоспособности общества и государства, поскольку от этого зависят качество свободного времени, производительность труда, креативность и эффективность человеческого капитала. Вот почему и в дальнейшем будут приоритетными задачи социального развития» [7, с. 16–17]. Соответственно, вопросы разработки и обоснования направлений поддержки социальной сферы, вопросы стратегирования (планирования и прогнозирования) мер социальной поддержки граждан, задачи цифровизации и повышения качества образовательных услуг и здравоохранения имеют высокую значимость, тем более, в условиях ограниченности ресурсов [1, 4, 5, 10].
Современный подход к региональному стратегированию основан на традициях долгосрочного территориального планирования, подкрепленных современными информационными технологиями, позволяющими обрабатывать большие объемы данных в сжатые сроки и формировать заданное множество возможных сценариев развития будущих периодов [6, 8, 9, 11].
В настоящей работе объектом исследования является социально-экономическая система субъекта Российской Федерации, решающая задачи стратегирования в целях достижения экономического роста, а предметом исследования выступает экономическая категория «базовое образование, здравоохранение, социальная защита».
С учетом изложенного, основываясь на предположении, что категория «базовое образование, здравоохранение, социальная защита» является одной из определяющих условия социально-экономического роста, далее проведем ее системное исследование с целью оценки эффективности управления социальной сферой на уровне субъектов Российской Федерации.

Методология исследования. В качестве самого общего ориентира для категоризации процесса «базовое образование, здравоохранение, социальная защита» региональной экономической системы взята методика Всемирного банка [15]. Однако, применительно к субъекту Российской Федерации, как трактовка деталей смыслового содержания, так и, естественно, выбор состава, способа использования и формулировка применяемых количественных индексов, существенно отличается от соответствующих подходов и трактовок в исследовании Всемирного банка. Это обусловливается ни столько различием между задачами настоящей работы и исследованиями Всемирного банка, сколько спецификой генезиса, а также условий формирования текущего статуса и развития региональных экономических систем субъектов Российской Федерации, являющихся не независимыми субъектами мировых экономических отношений, а субъектами федеративного государства. Ниже, с учетом приведенных комментариев, описан состав и содержательная структура категории «базовое образование, здравоохранение, социальная защита», с основным акцентом на экономическую трактовку фактора1 и индикатора2, используемых для ее числовой характеристики.
Категория «базовое образование, здравоохранение, социальная защита». Значимость и ценность образования в сегодняшнем мире формирует экономическая категория «человеческий капитал», которая может быть выражена в денежном исчислении через влияние на экономический рост, расходы на содержание образовательных учреждений, расходы на получение образования и пр. То есть для сферы образования могут быть использованы показатели, характеризующие состояние других секторов экономики, например, такие как: размер и объемы, бюджетное (душевое) финансирование, показатели эффективности.
Здоровье может рассматриваться не только как социальная, но и как экономическая характеристика, несмотря на то, что оно не является продуктом, товаром или услугой. Здоровье не имеет рыночной стоимости, хотя и представляет несомненную цену для человека, позволяя ему активно участвовать в общественной жизни и производстве, получая соответствующее материальное вознаграждение. Здоровый и активный человек представляет собой трудовой ресурс, на поддержание которого в необходимой форме государство затрачивает реальные финансовые средства. Следовательно, здоровье обладает стоимостью, что и позволяет определить его как экономическую категорию. Представляется, что расходы регионального бюджета на здравоохранение должны оказывать непосредственное влияние на экономический рост.
Социальная защита представляет собой совокупность общественных и экономических отношений, возникающих при производстве и распределении общественного блага для решения задач поддержки социально незащищенных граждан. Социальная защита населения является одной из форм социально-экономической политики, реализуемой как в денежной форме (субсидии, льготы, пенсии, пособия), так и в нематериальной форме (страхование, услуги, правовая поддержка). В этом плане социальная защита, безусловно, является экономическим процессом, реализация которого зависит от сбалансированности управляющих решений и оказывает влияние на экономические показатели территории [2, 3]. Таким образом, процессы социальной защиты можно определить, как практическую социально-экономическую деятельность, ориентированную на защиту граждан от наступивших или предполагаемых событий, носящих негативный характер. Социальная защита направлена на решение конкретных задач, стоящих на определенном этапе реализации стратегии развития территории, задавая тем самым параметры экономического роста.
Для целей настоящего исследования, представляется целесообразным процессы образования, здравоохранения и социальной защиты населения сгруппировать в один блок по причине их принадлежности к социальной сфере. Социальная сфера, как экономическая категория, характеризуется числовыми показателями: расходы бюджета на душу населения; количество мест в образовательных учреждениях; продолжительность жизни и пр. В региональном бюджете расходы на социальную сферу учитываются единой статьей, внутри которой происходит учет средств по трем рассматриваемым направлениям. В настоящей работе данные расходов по единой статье «социальная сфера» используются непосредственно, без детализации, поскольку влияние каждого из трех направлений на общие экономические показатели региона носит сходный характер.
Формирование факторного индекса расходов на социальную сферу предполагает использование исходных данных по затратам консолидированных бюджетов субъектов Российской Федерации по статье «на социально-культурные мероприятия — всего», отнесенных к оценке численности населения региона на конец года (здесь и далее — ОЧНКГ, тыс. чел.). В целях временной и ценовой сопоставимости, а также с учетом общих требований к принятой экономической модели, этот фактор, естественно, должен соответствующим образом нормироваться. Для этого используется показатель стоимости ФН3, и, таким образом, фактор в данной категории (здесь и далее — РСБ_ФН) выражает удельные (на одного жителя) совокупные (по всем подразделам расходной статьи) затраты региональных бюджетов, выраженные в единицах стоимости фиксированного набора. Следует подчеркнуть использование в факторе показателя ОЧРКГ, поскольку экономический смысл этого индекса заключается в применении сопоставимых монетарных оценок управления всей социальной сферой субъектов Российской Федерации, объектами которой, очевидно, является полная численность населения региона, а не только ее часть, относящаяся к занятому населению.
Аналогичным образом, в индикаторе данной категории рассматривается валовый региональный продукт (ВРП), отнесенный к показателю ОЧРКГ и выраженный в единицах стоимости ФН. Указанный удельный индекс (здесь и далее — ИВРП_НКГ) отражает, таким образом, достаточно сложную комбинацию влияния различных аспектов региональной социальной политики на формирование ВРП, (выраженного в актуальных рыночных ценах), а не только аспекты, связанные со средней производительностью труда. Как показали методические исследования, такая формулировка индекса ИВРП_НКГ (и, естественно, принятая формулировка фактора РСБ_ФН) позволяет четко, статистически значимо выделить влияние управления социальной сферой на формирование ВРП и, таким образом, получить оценку этого влияния, независимо от иных факторов, тем или иным образом определяющих объем валового продукта.
Таким образом:
Фактор (X) — индекс расходов регионального бюджета на социальный блок (РСБ_ФН), от. ед.



где РСБ_В — годовые расходы регионального бюджета субъекта Российской Федерации («статья на «социально-культурные мероприятия, всего»), млн руб.;
1000 — числовая нормировка, млн руб. –> тыс. руб., а также умножение на 10 для числовой сопоставимости фактора и индикатора;
ОЧНКГ — оценка численности населения региона на конец года, тыс. чел.;
12 — количество месяцев в году;
ФН — нормирующий показатель, стоимость фиксированного набора товаров и услуг в текущих (среднегодовых) ценах, руб./чел./мес.
Индикатор (Y) — удельный (на одного жителя региона) индекс валового регионального продукта (ИВРП_НКГ), от. ед.



где ВРП — валовый региональный продукт, млн руб.;
1000 — числовая нормировка, млн руб. -> тыс. руб.;
ОЧНКГ — оценка численности населения региона на конец года, тыс. чел.;
12 — количество месяцев в году;
ФН — нормирующий показатель, стоимость фиксированного набора (ФН) товаров и услуг в текущих (среднегодовых) ценах, руб./чел./мес.
Для исследования экономической модели категории «базовое образование, здравоохранение, социальная защита» предполагается математический аппарат парной линейной аппроксимации зависимости индикатора (Y) от управляемого фактора (X), с аддитивным учетом случайной компоненты:
Y = b0 + bX + e = a + bX (1)
где Y — скалярный индекс-индикатор, результирующий признак категории, характеризующий состояние исследуемого экономического процесса;
X — скалярный индекс-фактор, объясняющий (управляемый) параметр, изменение которого приводит к управляемому изменению экономического процесса;
a — скалярный свободный член парной линейной аппроксимации, аддитивно включающий в себя среднее значение индикатора при отсутствии влияния (изменения) фактора (b0 ), а также случайную аддитивную компоненту оценки Y, (e), обусловленную иными неоцениваемыми (мешающими) факторами и ошибками измерений, включая потенциальные систематические эффекты и погрешности;
b — коэффициент парной линейной регрессии, определяющий среднее изменение индикатора при изменении фактора на одну установленную единицу измерения.
В соответствии со стандартным подходом регрессионного анализа к определению параметров парной линейной зависимости Y от X, на основе имеющегося массива измерений (Xi, Yi) и использования метода наименьших квадратов (МНК), строится аппроксимация регулярной (неслучайной) составляющей индикатора — , удовлетворяющая условию минимума суммы квадратов отклонений фактических и расчетных значений индикатора:

(2)

где n — количество используемых измерений (Xi, Yi) (далее — поле корреляции).
В соответствие с (2) в модели используются стандартные выражения для оценки значений коэффициентов парной линейной аппроксимации (1), a и b:



В свою очередь, количественные характеристики качества (статистическая значимость, сила и теснота связи, и т.п.) построенной аппроксимации в целом и по отдельным параметрам оцениваются на основе стандартного набора показателей корреляционно-регрессионного анализа, применяемых для случая построения парной линейной регрессии на основе выборочной реализации факторов и индикаторов — (Xi, Yi) [12, 13, 14].
Результаты исследования. Доказательство правильности формализации пары «фактор-индикатор» было проведено экспериментальным методом, включив в расчеты4 показатели субъектов Российской Федерации, входящих в состав Сибирского, Уральского и Дальневосточного федеральных округов, используя правило, приведенное в табл. 2.
Таблица 1
Правило для проведения количественной оценки
Источник: составлено автором.
Результаты методических исследований формализации пар «фактор-индикатор» для каждого из процессов региональной экономической системы представлены в табл. 2.

Таблица 2
Результаты методических исследований
Наименование регионаКатегория «Базовое образование, здравоохранение, социальная защита»
ИтогrxyR2F-кри-
терий
Adf
1234567
Сибирский федеральный округ
Республика Алтай0,810,6511,111,566
Республика Тыва0,720,528,562,308
Республика Хакасия0,800,6516,494,139
Алтайский край0,750,5611,392,649
Красноярский край0,400,161,136,516
Иркутская область0,720,529,726,519
Кемеровская область0,700,507,876,488
Новосибирская область0,810,6611,525,666
Омская область0,880,7730,352,389
Томская область0,930,8644,381,647
Уральский федеральный округ
Курганская область0,800,6514,722,598
Свердловская область0,830,6817,103,228
Тюменская область0,730,536,791,636
Челябинская область0,730,547,012,926
Дальневосточный федеральный округ
Республика Бурятия0,800,6412,422,567
Забайкальский край0,870,7514,983,005
Республика Саха (Якутия)0,870,7628,895,739
Камчатский край0,750,5611,334,479
Приморский край0,700,497,826,798
Хабаровский край0,720,526,435,266
Амурская область0,730,538,015,637
Магаданская область0,800,6412,707,117
Сахалинская область0,720,528,6111,008
Еврейская автономная область0,800,6310,314,426
Чукотский автономный округ0,760,578,0211,056
Источник: составлено автором.

Комментарии к табл. 2:
– числовые значения коэффициента корреляции rxy показывают значимость связи между фактором Х и индикатором Y, например, на пересечении столбца 3 и строки «Республика Алтай» значение rxy = 0.81, что означает доказанную взаимосвязь фактора X (индекс расходов регионального бюджета на социальный блок — РСБ_ФН) с индикатором Y (индекс валового регионального продукта — ИВРП_НКГ);
– аналогичным образом интерпретируются значения коэффициента детерминации, F-критерия, средней ошибки аппроксимации и числа степеней свободы;
– в столбце 2 итоговое решение правильности формализации пар «индикатор-фактор», знаком «√» отмечено положительное решение, знаком «∅» — отрицательное;
– итоговое решение, значение «√» устанавливается в случае доказуемости статистически значимости пары «фактор-индикатор», то есть полного соответствия правилу (см. табл. 1);
– итоговое решение, значение «∅» не означает, что для исследуемого экономического процесса пара «фактор-индикатор» конкретной региональной экономической системы имеет другую формализацию; это означает, что процесс не до конца сформирован, то есть имеет какие-либо отклонения объективного и/или субъективного характера от общепринятых тенденций.
Далее, в качестве примера, проиллюстрируем количественную оценку категории «базовое образование, здравоохранение, социальная защита» социально-экономической системы Томской области.
В табл. 3 представлены данные регрессионного и дисперсионного анализа, в табл. 4 приведены расчетные значение фактора РСБ_ФН и индикатора ИВРП_НКГ в динамике, модельные характеристики категории представлены на рис.1 и 2.

Таблица 3
Данные регрессионного и дисперсионного анализа категории «Базовое образование, здравоохранение, социальная защита» для Томской области
Регрессионный анализДисперсионный анализ
Число наблюдений, n9Дисперсия, X0,058
Число степеней свободы, df7Среднеквадратичное отклонение, X0,241
Коэффициент детерминации, R²0,86Дисперсия, Y0,018
Коэффициент корреляции, rxy0,93Среднеквадратичное отклонение, Y0,134
Критерий Фишера
(Fтабл = 5.59)
44,38Случайная ошибка, a0,196
Коэффициент, a1,44Предельная ошибка, a0,464
Коэффициент, b0,52Случайная ошибка, b0,077
t-фактор a (2.2622)7,36Предельная ошибка, b0,183
t-фактор b (2.2622)6,66Случайная ошибка, rxy0,140
Средний коэффициент эластичности, Е0,47Случайная ошибка, Y0,056
Источник: составлено автором.

Таблица 4
Расчетные значения фактора и индикатора
ГодЗначение фактора
РСБ_ФН, от. ед.
Значение индикатора
ИВРП_НКГ, от. ед.
20072,2032,750
20082,1832,801
20092,0742,475
20102,1702,618
20112,6192,856
20122,7032,905
20132,8512,906
20142,7292,795
20152,4732,743
20162,5172,672
20172,5612,743
Источник: составлено автором.

Оценка категории «базовое образование, здравоохранение, социальная защита» для Томской области свидетельствует о возможности не только обеспечить гарантированный социальный пакет, но и реализовать расширенный, по отношению к федеральному стандарту, перечень мер социальной защиты населения. Это находит подтверждение соответствием динамики индикатора ИВРП_НКГ целевому назначению (росту), сопровождающейся положительной динамикой фактора РСБ_ФН, характеризующей способность региональных органов власти к эффективной реализации процессов по расширенному воспроизводству населения. Рассматриваемый процесс определяется прямым влиянием фактора на индикатор. Для сохранения темпов роста рекомендуется увеличение значения фактора (средний коэффициент эластичности, определяющий характер процесса равен Е = 0,47, то есть при изменении значения фактора на 1% значение индикатора увеличится на 0,5%).
Рис. 1. Числовые значения фактора X и индикатора Y в динамике
Источник: авторская разработка.
Рис. 2. Эконометрическая модель (парная линейная регрессия) категории «базовое образование,
здравоохранение, социальная защита»
Источник: авторская разработка.
Заключение. Задача анализа макроэкономических показателей состоит в формировании экономического профиля региона, определении его места и роли в общенациональном хозяйстве, в адекватной оценке достигнутого уровня развития и определении наиболее значимых направлений роста. В работе представлен авторский подход к решению задач регионального стратегирования на основе развития потенциала информационно-интеллектуальных ресурсов. Разработан инструментарий стратегирования управления развитием региона (экономико-математическая модель, база данных и прикладное программное обеспечение), что позволило усилить аппарат исследования проблем управления развитием региональной экономики. Проведенное исследование категории «базовое образование, здравоохранение, социальная защита» обеспечило доказательство правильности формализованного набора индексов «фактор-индикатор». Использование для задач регионального стратегирования разработанной экономико-математической модели данной категории позволит осуществлять системное планирование и управление на основе актуальной, достоверной и сопоставимой информации, других измеряемых воздействий, оказываемых на экономическую региональную систему, а также избежать разного рода рисков и противоречий между ее элементами, обеспечив на этой основе поступательное развитие. Применяя на практике разработанные методологические подходы к оценке уровня эффективности регионального управления для конкретного региона, возможно обоснованно решать задачи стратегирования развития, то есть формировать систему приоритетных долговременных ориентиров, достижение которых осуществляется при помощи соответствующего комплекса мероприятий. Предполагается, что разработанное для целей настоящего исследования прикладное решение (база данных и приложение), при условии его доработки и настройки под задачи конкретного региона, может стать ядром системы поддержки принятия решений стратегирования и управления развитием.


Литература
1. Аганбегян А.Г. Анализ и прогнозирование социально-экономического развития регионов России (методические заметки) // Среднерусский вестник общественных наук. — 2019. — Т.14. — № 4. — С. 15–28. DOI: 10.22394/2071–2367–2019–14–4–15–28.
2. Боенко Н.И. Регулирование трудовой занятости как «провокация» современной культуры взаимодействия //Труды Санкт-Петербургского государственного института культуры. — 2015. — Т. 208. — С. 66–75.
3. Газизуллин Ф.Г., Газизуллин Н.Ф. Инновационные и институциональные прорывы-доминанты развития экономики России в условиях новой индустриализации // Проблемы современной экономики. — 2013. — №2(46). — С. 28–29.
4. Галиуллина Г.Ф. Модель управления территориями опережающего социально-экономического развития // Проблемы современной экономики. — 2018. — № 1(65). — С. 99–103.
5. Глазьев С.Ю. Приоритеты опережающего развития Российской экономики в условиях смены технологических укладов // Экономическое возрождение России. — 2019. — №2(60). — С. 12–16.
6. Квинт В.Л. Концепция стратегирования. Т.1. СПб.: СЗИУ РАНХиГС, 2019. — 132 с.
7. Медведев Д.А. Россия-2024: Стратегия социально-экономического развития // Вопросы экономики. — 2018. — № 10. — С. 5–28. DOI: 10.32609/0042–8736–2018–10–5–28.
8. Окрепилов В.В., Макаров В.Л., Бахтизин А.Р., Кузьмина С.Н. Применение суперкомпьютерных технологий для моделирования социально-экономических систем // Экономика региона. — 2015. — №2(42). — С. 301–312. DOI: 10.17059/2015–2–24.
9. Селиверстов В.Е. Стратегическое планирование и стратегические просчеты: Российские реалии и тенденции // Регион: Экономика и Социология. — 2016. — №4(92). — С. 6–46. DOI: 10.15372/REG20160401.
10. Татаркин А.И. Региональная направленность экономической политики Российской Федерации как института пространственного обустройства территорий // Экономика региона. — 2016. — Т. 12. — №1. — С. 9–27. DOI: 10.17059/2016–1–1.
11. Трушевская А.А. Мониторинг как технология современного системного управления // Экономинфо. — 2014. — №22. — С. 14–16.
12. Яковлев В.П. Эконометрика. — М.: Дашков и К°, 2017. — 383 с.
13. Cook R.D., Weisberg S. Residuals and Influence in Regression. New York: Chapman and Hall, 1982. 230 p.
14. Halkos G., Tzeremes N.G., Kourtzidis S.A. Regional sustainability efficiency index in Europe: an additive two-stage DEA approach. Operational Research, April 2015, Vol. 15, no.1, pp. 1–23.
15. Jiang Y. Double-Penalized Quantile Regression in Partially Linear Models. Open Journal of Statistics, 2015, no. 5(2), pp. 158–164. DOI: 10.4236/ojs.2015.52019.
16. The Global Competitiveness Report 2017–2018. — URL: http://www3.weforum.org/docs/GCR2017–2018/05FullReport/TheGlobalCompetitivenessReport2017%E2%80%932018.pdf (дата обращения: 10.09.2019).

Сноски 
1 Фактор — управляемый параметр, характеризующий использование ограниченных материальных, информационных, трудовых и других ресурсов. Управляемое изменение численного значения фактора приводит к достижению стратегических целей социально-экономического развития региона, отслеживаемое через систему индикаторов.
2 Индикатор — результирующий показатель, отображающий изменения экономического процесса вследствие изменения связанного управляемого параметра (фактора).
3 ФН — стоимость фиксированного набора потребительских товаров и услуг. Согласно методике Росстата (URL: https://www.gks.ru/bgd/free/B99_10/IssWWW.exe/Stg/d040/6–1–3.htm), является показателем, который может быть использован как вспомогательный инструмент при оценке уровня материального благосостояния населения, отражая сложившийся уровень цен как на продовольственные, так и непродовольственные товары, а также услуги.
4 Расчеты были проведены при помощи специального разработанного прикладного программного обеспечения.

Вернуться к содержанию номера

Copyright © Проблемы современной экономики 2002 - 2020
ISSN 1818-3395 - печатная версия, ISSN 1818-3409 - электронная (онлайновая) версия