Logo Международный форум «Евразийская экономическая перспектива»
На главную страницу
Новости
Информация о журнале
О главном редакторе
Подписка
Контакты
ЕВРАЗИЙСКИЙ МЕЖДУНАРОДНЫЙ НАУЧНО-АНАЛИТИЧЕСКИЙ ЖУРНАЛ English
Тематика журнала
Текущий номер
Анонс
Список номеров
Найти
Редакционный совет
Редакционная коллегия
Представи- тельства журнала
Правила направления, рецензирования и опубликования
Научные дискуссии
Семинары, конференции
 
 
 
 
Проблемы современной экономики, N 2 (74), 2020
ФИНАНСОВО-КРЕДИТНАЯ СИСТЕМА. БЮДЖЕТНОЕ, ВАЛЮТНОЕ И КРЕДИТНОЕ РЕГУЛИРОВАНИЕ ЭКОНОМИКИ, ИНВЕСТИЦИОННЫЕ РЕСУРСЫ
Савичева Е. Ю.
доцент кафедры экономики
филиала Московского государственного университета им. М.В. Ломоносова в городе Севастополе,
кандидат экономических наук,


Российский финансовый сектор: современное состояние и перспективы развития
В статье рассмотрена текущая ситуация на финансовом рынке страны, выделены особенности российского финансового сектора, обозначены причины низкого удельного веса отечественной финансовой системы в обеспечении экономического роста, а также предложен комплекс мер по оптимизации работы финансового рынка страны
Ключевые слова: финансовая система, фондовый рынок, рынок капитала, инвестиции, банки, мегарегулятор
УДК 336.76; ББК 65.264   Стр: 169 - 173

Финансовый рынок — важнейший институт в современной экономической системе. Его главное предназначение заключается в абсорбации временно свободных сбережений и их дальнейшей трансформации в инвестиции. Инвестиции, в свою очередь, — важнейший фактор экономического роста. Поэтому значение финансового рынка в обеспечении устойчивого экономического роста и повышении благосостояния населения сложно переоценить.
Вместе с тем, вклад отечественного финансового рынка в решение общенациональных социально-экономических задач, степень его развитости и эффективности вызывают определенные опасения. Так, согласно результатам отчета Счетной палаты, по состоянию финансовой системы на октябрь 2019 года Россия занимает 95-е место в мире, в том числе 77-е место по ее масштабу и 120-е место по устойчивости.[1] Вызывает беспокойство и факт сокращения совокупного объема крупнейших секторов финансового рынка России по отношению к ВВП. Данный показатель снизился со 110 % ВВП в 2016 году до 103 % ВВП в 2018 году и остается существенно ниже максимального значения, достигнутого в 2007 году (141 % ВВП) [1].
Совершенно очевидно, что сложившаяся ситуация является неприемлемой. Необходим комплекс структурных мер, направленный на повышение эффективности российского финансового рынка. Однако перед тем, как приступить к разработке рекомендаций по оздоровлению финансового сектора в России, на наш взгляд, предварительно будет целесообразно оценить текущую ситуацию на финансовом рынке страны, выявить особенности и проблемы его функционирования.
Характеризуя показатели относительного уровня развития российского финансового рынка по сравнению с аналогичными индикаторами развитых и развивающихся рынков, можно выделить следующие особенности.
1) Для российского финансового рынка характерен существенный дисбаланс между его составными частями. Речь идет о гипертрофированном развитии банковского сектора по сравнению с развитием иных участников финансового рынка. Так, согласно результатам отчета Банка России, по итогам 2018 года отношение активов кредитных организаций к ВВП в нашей стране превысило 90%, в то же время удельный вес небанковских финансовых организаций настолько мал, что их сложно рассматривать в качестве значимых участников российского финансового сектора.

Таблица 1
Активы основных участников финансового рынка (в % к ВВП)
Участники финансового рынкаНа 01.01. 2018На 01.01. 2019
Кредитные организации92,590,6
Негосударственные пенсионные фонды ( НПФ)4,13,9
Паевые инвестиционные фонды3,23,2
Страховщики2,62,8
Профессиональные участники0,81,1
Источник: [2]

Отношение активов пенсионных и инвестиционных фондов, страховых организаций к ВВП в нашей стране является одним из самых низких в мире. Так, активы страховых организаций к ВВП составляют в среднем по развивающимся странам 27,8%, а по развитым — 68,0%; средние показатели относительного размера пенсионных фондов по данным группам стран достигали соответственно 19,0 и 64,5% [2].
Сложившийся дисбаланс — серьезная опасность, так как незначительный удельный вес небанковских финансовых организаций, их неспособность оказывать реальное воздействие на параметры работы финансового сектора — мощнейший удар по состоянию конкуренции на финансовом рынке, а также по обеспечению его стабильности.
2) Другой особенностью российского финансового рынка выступает доминирование денежного рынка над фондовым. Из общего объема торгов на Московской бирже на фондовый рынок приходится лишь 4%, а на денежный — 47%. Подавляющая часть сделок на денежном рынке осуществляется в форме сделок РЕПО, с помощью которых финансовые институты заимствуют краткосрочные денежные средства для совершения спекулятивных операций на финансовом рынке. Нигде в мире сделки РЕПО не совершаются с таким размахом и высокотехнологичной организацией, как в России. Так, общий объем сделок РЕПО на Московской бирже вырос с 1,3 трлн руб. в 2005 г. до 337,7 трлн руб. в 2017 г., т.е. в 260 раз [3].
Привлекательность РЕПО для многих участников заключается в том, что данный вид сделок позволяет разместить свободные финансовые ресурсы под залог других активов как альтернатива краткосрочного депозита по более высокой ставке за счет отсутствия здесь обязательств по резервированию.
Вместе с тем, гипертрофированное развитие денежного рынка заключает в себе потенциальные риски. Так, превалирование краткосрочных спекулятивных сделок РЕПО отвлекает инвесторов от реализации более долгосрочных стратегий развития, не способствует перераспределению капитала в пользу эффективных компаний, а также в значительной степени искажает механизм справедливого рыночного ценообразования на финансовом рынке.
3) Низкий уровень капитализации российского фондового рынка. По параметрам размера рынка акций и облигаций, развития институциональных инвесторов российский фондовый рынок отстает не только от фондовых рынков развитых стран, но и уступает фондовым рынкам развивающихся государств. Так, по размеру капитализации компаний российская биржа занимает 24-е место из 80 бирж — членов Всемирной федерации бирж; по объему биржевых торгов акциями –27-е место из 81 биржи; по числу компаний в листинге — 39-е место из 81 бирж. По количеству компаний в листинге на 1 млн жителей Россия занимает 69-е место из 79 стран [4].
Одной из причин того, что российский фондовый рынок не привлекает сегодня отечественных и зарубежных инвесторов, является его низкая доходность в сочетании с высоким риском.
4) Большинство секторов российского финансового рынка — это «олигополия с конкурентным окружением при относительно высоком уровне государственного участия в капитале финансовых организаций». [5] Особенно высокий уровень концентрации наблюдается в банковском секторе, где на пять крупнейших кредитных организаций приходится 60,4% активов [6]; по итогам девяти месяцев 2018 года 88% всех пенсионных накоплений приходилось на 11 крупнейших НПФ; в 2018 году 65% российского страхового рынка принадлежало 10 ведущим компаниям, а 35% — остальным 221 [7]. В 2018 году, в ограниченном по количеству компаний листинге Московской биржи, на 10 самых крупных ПАО приходилось 66,8% совокупной капитализации, на топ-20 компаний — 80,6%. Среди самых крупных пяти публичных российских компаний — ПАО «Газпром», ПАО «НК «Роснефть», ПАО «Сбербанк», ПАО «ЛУКОЙЛ» и ПАО «НОВАТЭК» [3]
Высокие показатели концентрации на отечественном финансовом рынке дополняются набирающими силу процессами огосударствления финансовой системы. Так, доля банков, контролируемых государством, в совокупных активах банковского сектора приближается к 60%; аналогичный показатель в совокупных активах негосударственных пенсионных фондов превышает 80%. Доля государства на инвестиционном и страховом рынке не так велика, но регуляторная нагрузка на них настолько объемна, что не только блокирует появление новых игроков, но угнетает рост и развитие существующих [8].
Конечно, высокий уровень концентрации, высокая доля государства в капитале финансовых организаций не могут не вызывать беспокойства. Вместе с тем, разгосударствление как таковое или же резкое снижение доли доминирующих игроков на рынке не должно стать самоцелью.
Конкуренция на финансовом рынке имеет свою специфику. Приоритет обеспечения финансовой устойчивости может создавать стимулы для укрупнения участников рынка. Поэтому считаем более перспективным направлением не стремление к модели множества мелких игроков на финансовом рынке, а внедрение конкуренции между поставщиками финансовых услуг за потребителя.
5) Низкий уровень активности населения на финансовом рынке страны. Согласно результатам опроса, проведенного компанией Gallop в 2016 г., 52% совершеннолетних граждан США имели активы в виде ценных бумаг. На японском фондовом рынке в начале 2016 г. насчитывалось 49,44 млн частных инвесторов, а это около 39% всего населения Японии. В то же время доля россиян, инвестирующих в российский рынок ценных бумаг, в настоящее время составляет около 1% населения [9].
Нам представляется, что можно выделить три основных причины, объясняющих сложившуюся тенденцию. Первоочередная причина, на наш взгляд, — это низкий уровень реальных располагаемых доходов граждан. Согласно данным Росстата, «реальные располагаемые денежные доходы населения в 2018 году снизились на 8,3% по сравнению с 2013 годом. По прежней методологии расчетов это снижение составило 10,9%» [10]. Также Росстат выяснил, что почти 80% российских семей испытывают трудности в том, чтобы обеспечить себя необходимым минимумом товаров, уложившись при этом в семейный бюджет. Более половины российских семей (53%) не могут позволить себе неожиданные траты, например, срочный ремонт. Кроме того, каждая вторая семья не может проводить отпуск вне дома хотя бы одну неделю в году, 11% семей сообщили, что им не хватает средств для покупки жизненно необходимых лекарств, 10% опрошенных не могут покупать мясо, птицу, рыбу или равноценную вегетарианскую пищу хотя бы один раз за два дня из-за нехватки денег (два года назад таких было около 8%). С сожалением приходится констатировать, что наши сограждане не столько озадачены решением вопроса удачного размещения денег с целью их приумножения, сколько стараются покрыть текущие расходы [11].
Второй немаловажный фактор — это невысокий уровень финансовой грамотности значительной части населения. Так, согласно результатам анкетирования руководителей среднего звена структурных подразделений ОАО «РЖД» и преподавателей Сибирского государственного университета путей сообщения, не имеющих экономического образования, лишь 3% из 422 респондентов оценили свои знания на «отлично», а почти 60% согласились с оценкой «удовлетворительно» и «неудовлетворительно» [12].
Третий фактор — это отсутствие доверия населения государству, которое часто меняет правила игры на финансовом рынке.
6) Важным критерием эффективности финансового рынка является то, насколько он обеспечивает привлечение инвестиций в компании реального сектора, то есть насколько он способствует экономическому росту. Однако, с большим сожалением, приходится констатировать, что российский финансовый рынок с этой задачей в должной мере не справляется. Так, по данным Росстата, в течение 2000–2015 гг. из общих выпусков корпоративных облигаций в инвестиции в основной капитал попадала лишь очень незначительная часть привлекаемых компаниями средств. В 2015 г. из общего объема эмиссии в размере 26 млрд долл. на инвестиции в основной капитал пошло лишь 2,6 млрд долл., или 6,6% привлеченных средств. В 2016 году доля эмиссии акций как источника привлечения инвестиций в основной капитал составляла всего 0,1%. В то же время, основной объем средств, привлекаемых российскими компаниями на внутреннем рынке акций и облигаций, продолжает направляться на рефинансирование старых долгов, на пополнение оборотных средств, а также на иные цели, не имеющие отношения к инвестиционной деятельности [10]. К сожалению, с 2017 года Росстат перестал публиковать данные о доли акций и облигаций, направляемых на финансирование инвестиций в основной капитал, что, вероятно, означает факт признания незначительности влияния фондового рынка на размер этих инвестиций. Аналогичная ситуация наблюдается и в отношении российского банковского сектора. Так, доля банков в финансировании инвестиций в основной капитал в 2018 году составила всего 6,2%, в то время как на долю собственных средств предприятий, направленных на финансирование инвестиционной деятельности приходилось 54,3% [3].
Каковы же причины сложившейся ситуации, почему вклад отечественного финансового рынка в финансирование реального сектора экономики ничтожно мал? Почему финансовый сектор России в своем развитии буксует на месте, по ряду показателей уступая финансовым рынкам не только развитых, но и многих развивающихся стран?
На наш взгляд, не в полной мере реализованный потенциал отечественного финансового рынка в обеспечении экономического роста может быть объяснен, в первую очередь, внутренними причинами, а именно: структурными диспропорциями российской экономики; неблагоприятным инвестиционным климатом; нестабильностью макроэкономических параметров российской экономики; низким уровнем конкуренции на финансовом рынке; сложностью и изменчивостью правил формирования пенсионных накоплений. Усугубляется ситуация также низким уровнем доверия и финансовой грамотности значительной части населения, а также падением реальных располагаемых доходов граждан в последние годы.
Однако и ряд внешних факторов, а именно: санкции и геополитическое противостояние; высокая волатильность и снижающаяся ликвидность мировых финансовых рынков; замедление темпов экономического роста в развитых странах мира; переориентация денежных потоков с фондовых рынков развивающихся стран на фондовые рынки развитых стран — все это также сдерживает темпы роста и развитие отечественного финансового рынка.
Совершенно очевидно, что сложившаяся ситуация не является приемлемой, необходим комплекс структурных мер, направленных на оптимизацию работы финансовой системы страны.
Нами уже подчеркивалось, что основное предназначение финансового рынка — это насыщение экономики «длинными» деньгами, трансформация сбережений в инвестиции. Однако этих самых «длинных» денег и не хватает на российском финансовом рынке. Поэтому считаем, что первоначальное направление в оздоровлении финансовой системы страны — это привлечение денежных ресурсов населения на финансовый рынок. Однако, на фоне снижения реальных располагаемых доходов граждан, сделать это не так просто. Целью нашей работы не является детальная проработка вопроса о возможных механизмах роста благосостояния населения. По степени важности и актуальности этот вопрос заслуживает отдельного рассмотрения. Мы лишь ограничимся обозначением направления, без которого рост доходов граждан в принципе не возможен.
По нашему глубокому убеждению, неинфляционный рост реальных доходов населения возможен только при условии одновременного роста производительности труда и увеличения совокупного предложения. В свою очередь, рост производительности труда возможен при изменении технологической базы, при переходе к инновационной модели развития. Считаем, что правительство должно ориентироваться не на политику стимулирования совокупного спроса, а более целесообразным будет продвижение по пути стимулирования совокупного предложения. При этом хотелось бы подчеркнуть, что политика стимулирования совокупного предложения обязательно должна предполагать механизмы стимулирования конкурентных начал в экономике. Так как именно конкуренция является одним из немногочисленных факторов, побуждающих бизнес продвигаться по пути минимизации затрат и повышения качества выпускаемой продукции.
Конечно же, перевод экономики на инновационные рельсы потребует дополнительных расходов, которые могут быть получены, например, за счет модернизации бюджетного правила, за счет внесения изменений в закон о материнском капитале, за счет продолжения приватизационных процессов. В частности, речь идет о том, чтобы повысить цену отсечения по цене на нефть хотя бы до 45 долларов, а освободившиеся деньги направить на реализацию инновационных проектов. Также предлагаем внести поправки в закон о материнском капитале и разрешить семьям использовать средства материнского капитала для покупки высоконадежных ценных бумаг из котировальных списков бирж или же разрешить размещать эти денежные средства на счетах в банках. Эта мера, на наш взгляд, будет способствовать не только значительному притоку денег на финансовый рынок, но и будет способствовать росту реальных доходов граждан. Кроме того, хорошим подспорьем в деле технологического перевооружения российской экономики могут выступить денежные средства от приватизации государственного имущества. По данным Мирового банка, в настоящий момент доля контролируемых государством предприятий и организаций в формировании ВВП составляет примерно 71%. Снижение доли государства в формировании ВВП хотя бы до 40–45% будет не только способствовать созданию конкурентной среды и росту эффективности хозяйствования, но и позволит ежегодно получать дополнительный доход в размере 1 трлн руб. Целесообразно часть золотовалютных резервов использовать под инвестиционный кредит в основной капитал (например, 150 млрд долл. из 440 млрд долл.) — по 15–25 млрд долл. ежегодно, при сроке окупаемости 5–10 лет. Остальная часть золотовалютных резервов с лихвой достаточна для обеспечения финансовой устойчивости нашей страны [13]. Актуальным в вопросе привлечения населения на финансовый рынок выступит и «разморозка» системы пенсионных отчислений граждан.
Однако, важно не только повысить реальные доходы граждан, но важно привлечь эти средства на финансовый рынок. На наш взгляд, условием привлечения этих денег на финансовый рынок выступает повышение доверия инвесторов к институтам и инструментам финансового рынка. Поэтому этот вектор, формирование доверительной среды, мы определяем как второе важное направление в вопросе повышения эффективности финансового рынка.
В этой связи, полагаем целесообразным создание общенациональной системы страхования денежных средств участников финансового рынка по аналогии с системой страхования банковских вкладов. Такая система уже успешно действует в США, где инвестиции на фондовом рынке автоматически и бесплатно для инвестора защищаются от внерыночных рисков: первые 800 тыс. долл. США на каждом из инвестиционных счетов защищены страховым покрытием государственной американской корпорации защиты инвестиционных вкладов [10].
Успешной инициативой представляется и разработка законопроекта о категоризации инвесторов. Согласно законопроекту, инвесторов предлагается разделить на две группы: квалифицированные и неквалифицированные. Последние смогут свободно, без ограничений, покупать ценные бумаги из котировальных списков бирж, облигации эмитентов определенного кредитного рейтинга, ОФЗ и паи ПИФов. Предполагается, что сложные финансовые инструменты будут доступны только квалифицированным инвесторам, неквалифицированные инвесторы для получения доступа к таким инструментам должны будут пройти соответствующее тестирование.
Конечно, до момента принятия данного законопроекта остается много неурегулированных вопросов: большое количество споров вызывают критерии отнесения инвестора к категории «квалифицированный инвестор»; неоднозначной остается ситуация относительно размера суммы, которую неквалифицированный инвестор сможет потратить на покупку сложных инструментов в случае непрохождения процедуры тестирования. Все эти разногласия между мегарегулятором и профессиональным сообществом свидетельствуют лишь о том, что необходимы дополнительные консультации, переговоры для поиска консенсуса. Главное же, на наш взгляд, достижение данного законопроекта заключается в том, что, во-первых, укоренится практика продажи тех финансовых инструментов, которые понятны инвесторам, во-вторых, данный законопроект выступит дополнительной гарантией сохранности сбережений неквалифицированных инвесторов, что должно повысить доверие граждан, поможет преодолеть им страх присутствия на финансовом рынке.
Также в значительной мере повысить степень доверия инвесторов к финансовому сектору сможет следующий комплекс мер: а) введение института финансового омбудсмена, призванного способствовать досудебному разрешению споров между потребителями и финансовыми организациями; б) стимулирование развития системы независимых консультантов, действующих на основе фидуциарных стандартов; в) повышение степени полноты и прозрачности информации, необходимой для принятия инвестиционных решений, а также снижение транзакционные издержек ее получения; г) введение в критерии листинга требования минимального уровня дивидендной доходности.
Третье направление — это цифровизация услуг финансового сектора. Здесь речь может идти о продолжении начатой Банком России работы по введению единого порядка электронного взаимодействия с финансовыми организациями, дальнейшее развитие системы быстрых платежей, позволяющей физическим лицам делать межбанковские переводы друг другу в режиме 24/7/365, в ближайшее время должна быть обеспечена возможность переводов не только между физическими лицами, но и между юридическими лицами, включая оплату с помощью QR- кодов.
Четвертое направление — это повышение уровня конкуренции на финансовом рынке. Только конкуренция является той рыночной силой, которая мотивирует поставщиков финансовых услуг внедрять новые технологические решения, становиться более клиентоориентированными, продвигаться по пути снижения финансовых рисков и транзакционных издержек. Поэтому неслучайно в «Основных направлениях развития финансового рынка РФ на период 2019–2021 годов» конкуренция выделена в качестве одного из четырех основных направлений развития финансового рынка. Вместе с тем, в последнее время все чаще слышна критика в адрес мегарегулятора о том, что своими действиями Банк России не только не способствует устранению регулятивных и поведенческих барьеров, напротив, препятствует формированию свободной конкуренции между участниками финансового рынка. Речь идет об усилении надзорного внимания Банка России, направленного на очищение рынка от недобросовестных участников. При этом особой критике подвергается механизм финансового оздоровления кредитных организаций, предусматривающий прямое участие Банка России в капитале санируемых банков. Показательно, что бюджетные средства и средства государственных компаний в основном размещаются в банках с капиталом от 100 млрд руб., в то время как средства негосударственных пенсионных фондов в основном — на счетах в банках, проходящих процедуру санации. Конечно, предпринимаемые Банком России действия способствуют росту огосударствления банковского сектора и уменьшению числа участников на рынке. Однако, не следует оперировать только количественными параметрами. Выше уже говорилось о том, что конкуренция на финансовом рынке имеет свои особенности. Зачастую множество мелких участников не способны обеспечить финансовую стабильность и защищенность потребителей или соблюдение нормативных требований, установленных мегарегулятором. Поэтому, говоря об утверждении конкурентных начал на финансовом рынке, следует понимать, что речь должна идти не столько о количественных, сколько о качественных параметрах. Целесообразно не стремиться во что бы то ни стало, любой ценой увеличить количество участников на рынке, а следует наращивать степень конкуренции между участниками за потребителя финансовых услуг. При этом очень важно, чтобы уровень конкуренции был достаточным для защиты потребителей от возможных злоупотреблений рыночной властью со стороны крупных компаний.
Пятое направление — это оптимизация действий Центрального банка по регулированию финансового рынка. Во-первых, речь идет о том, что усилия Банка России по оздоровлению финансового рынка должны носить измеримый характер. О каком гармоничном развитии финансового сектора может идти речь, если на фоне отсутствия количественных параметров развития финансового сектора не совсем ясно к чему следует стремиться? Так, для восемнадцати мероприятий по оздоровлению финансового рынка, предусмотренных «Основными направлениями развития финансового рынка РФ на период 2019–2020 годов», не установлены целевые показатели.
Кроме того, ситуация усугубляется отсутствием персональной ответственности должностных лиц за недостижение планируемых показателей. Поэтому введение персональной ответственности, а также совершенствование системы показателей, характеризующих динамику развития финансового рынка, считаем перспективным направлением оптимизации работы мегарегулятора.
Во-вторых, полагаем, что Центральному банку следует отказаться от практики унификации подходов регулирования банковского и небанковского секторов. Эти сегменты финансового рынка отличаются друг от друга профилем риска, который готовы на себя принять. Ведь не секрет, что небанковские финансовые организации принимают на себя риски без гарантий со стороны государства, они часто кредитуют те проекты, от которых отказываются коммерческие банки: венчурный бизнес, стартапы и т.д. Повышенная волатильность финансовых инструментов, обращающихся на небанковском финансовом рынке, большая степень мобильности и оперативности при принятии решений — все это приводит к тому, что на многих зарубежных финансовых рынках небанковские финансовые организации не сталкиваются с жестким регулированием рисков, на них не накладываются ограничения пруденциального надзора, характерные для банковского сектора. В России же попытка внедрения практики унифицированного подхода к регулированию банковской и небанковской деятельности не только блокирует появление новых игроков, но и угнетает рост и развитие последних. Поэтому считаем, что в своей профессиональной деятельности Центральному банку следует найти разумный баланс между строгостью надзора и рисками, неизбежно возникающими в случае перехода к модели стимулирования экономического роста за счет внутренних сбережений.
Нам представляется, что реализация вышеобозначенных направлений поможет оптимизировать работу финансового рынка и позволит ему в полной мере реализовать свой потенциал.

Таблица 2
Параметры доходности и риска акций фондовых рынков за период с 2008–2018 гг., %
Индекс, странаРТС,
Россия
SHENZHEN
SE Comp, Китай
Nifty 50,
Индия
IBOVESPA,
Бразилия
MERVAL,
Аргентина
NASDAQ,
Comp., США
NIKKEI 225,
Япония
DAX,
Германия
2008–2018 гг.Риск35,429,926,738,236,821,523,726,1
Доходность-7,00,2-0,3-4,42,310,43,70,8
2013–2018 гг.Риск28,327,418,432,639,215,019,517,6
Доходность-2,83,73,4-2,63,99,05,72,5
Источник: [3]

Таблица 3
Параметры доходности и риска индексов корпоративных облигаций стран за период с 2008–2018 гг., % годовых
Индекс, странаIFX-
Cbonds,
Россия
ChinaBond
Corporate Bond
Total, Китай
LUACTRUU
Index,
США
SPBJPCPT,
Япония
Morningstar UK
Eurobond Cjrpor,
Великобритания
KOBI Credit
Bond Index Total R,
Ю.Корея
2008–2018 гг.Риск16,43,55,410,35,78,7
Доходность0,17,45,31,37,03,1
2013–2018 гг.Риск19,53,74,29,35,58,7
Доходность-2,62,51,4-2,02,71,4
Источник: [3]


Литература
1. Отчет о результатах экспертно-аналитического мероприятия «Анализ реализации Основных направлений развития финансового рынка Российской Федерации на период 2016–2018 годов и оценка Основных направлений развития финансового рынка Российской Федерации на период 2019–2021 годов»/ URL: http://ach.gov.ru/upload/iblock/00d/00d67c570b509a973844324f644112ed.pdf/ ( дата обращения 24.01.2020)
2. Годовой отчет Банка России за 2018 год // URL: http: //www.cbr.ru /collection /collection /file /ar_2018 / (дата обращения 16.01.2020)
3. Российская экономика в 2018 году. Тенденции и перспективы. (Вып.40) / [В. Мау и др.; под науч. ред. д-ра экон. наук Кудрина А.Л., д-ра экон. наук Синельникова-Мурылева С.Г.]; Ин-т экон. политики имени Е.Т. Гайдара. — Москва: Изд-во Ин-та Гайдара, 2019.
4. Абрамов А.Е. Российский финансовый рынок: факторы развития и барьеры роста / Науч. ред. А.Д. Радыгин. — М.: Изд-во Ин-та Гайдара, 2017.
5. Подходы Банка России к развитию конкуренции на финансовом рынке // URL: http://www.cbr.ru › Content › Document › File › Consultation_Paper_191125/ (дата обращения 27.01.2020)
6. Обзор банковского сектора Российской Федерации (интернет-версия). Аналитические показатели. №196 февраль 2019 //URL: http:// www.cbr.ru › Collection › Collection › File › obs_196/ (дата обращения 18.01.2020).
7. Харламова Е.Е., Дмитриев А.С. Российский рынок страховых услуг: текущее положение и перспективы // Вестник ИЭ РАН. — 2019. — №6. — С.51–62.
8. Ведев А. Казенная сила: когда институциональные инвесторы вернутся на рынок // РБК -03.02.2020 — URL: https://www.rbc.ru/opinions/finances/03/02/2020/5e37d1349a7947730de9a568?from=newsfeed/ (Дата обращения 05.02.2020)
9. Сайбель Н.Ю., Ковальчук А.В. Фондовый рынок России: проблемы и перспективы развития // Финансы и кредит. — 2018. — Т. 24. — № 3. — С.613–626.
10. Старостина Ю., Назарова К. Реальные доходы россиян продолжили падение // РБК 17.07.2019 — URL: https://www.rbc.ru/economics/17/07/2019/ (Дата обращения 05.02.2020)
11. Корниенко Э. На грани нищеты: еда вместо инвестиций // URL: https://www. https://www.gazeta.ru/business/2019/04/08/12291277.shtml/ (Дата обращения 08.02.2020).
12. Лерман Е.Б., Соловьева О.Б. Формирование финансовой культуры в России: проблемы и пути решения // Вестник ИЭ РАН. — 2020. — №1.- С.130–143.
13. Аганбегян А.Г. На пути к цивилизованному рынку // Вестник ИЭ РАН. — 2018. — №1. — С.7–26.

Вернуться к содержанию номера

Copyright © Проблемы современной экономики 2002 - 2020
ISSN 1818-3395 - печатная версия, ISSN 1818-3409 - электронная (онлайновая) версия