Logo Международный форум «Евразийская экономическая перспектива»
На главную страницу
Новости
Информация о журнале
О главном редакторе
Подписка
Контакты
ЕВРАЗИЙСКИЙ МЕЖДУНАРОДНЫЙ НАУЧНО-АНАЛИТИЧЕСКИЙ ЖУРНАЛ English
Тематика журнала
Текущий номер
Анонс
Список номеров
Найти
Редакционный совет
Редакционная коллегия
Представи- тельства журнала
Правила направления, рецензирования и опубликования
Научные дискуссии
Семинары, конференции
 
 
 
 
Проблемы современной экономики, N 2 (74), 2020
ВОПРОСЫ ЭКОНОМИЧЕСКОЙ ТЕОРИИ. МАКРОЭКОНОМИКА
Заздравных А. В.
доцент кафедры политической экономии Экономического факультета
Московского государственного университета им. М.В. Ломоносова,
кандидат экономических наук


Экспансия фирм на отраслевые рынки: теоретический взгляд сквозь барьеры
Исследованию отраслевых барьеров и условий входа фирм на рынки принадлежит значимое место в системе мер совершенствования конкурентной и промышленной политики. В статье предпринята попытка теоретического анализа различных обстоятельств, сопровождающих процессы проникновения фирм на отраслевые рынки. Раскрываются экономическая природа барьеров и особенности процессов входа и выхода. Констатируется, что под влиянием структурных и стратегических барьеров эти процессы взаимообусловлены. В свою очередь, активная динамика входа и выхода положительно влияет на эффективность отрасли. Отражены различия во взглядах на последствия действия барьеров. Критически рассматриваются типичные стимулы для входа, а также отдельные стратегии его сдерживания. Отмечается высокий потенциал проникновения на рынок инновационных и диверсифицированных компаний
Ключевые слова: конкурентная политика, структура отраслевых рынков, вход на рынок, барьеры входа
УДК 330.101.8; ББК 65.012.2   Стр: 62 - 67

Поддержание и развитие конкуренции на товарных рынках является одним из ключевых аспектов современной экономической политики. Принцип приоритетного содействия развитию конкуренции закреплен в Конституции РФ, а также в ряде законов РФ и субъектов Федерации.
Действительно, состояние множества товарных рынков в России (особенно промышленной продукции) сегодня характеризуется весьма высокими значениями индексов концентрации, а спрос обеспечивается сравнительно небольшим количеством операторов. Помимо объективных экономических процессов укрупнения капитала, роста числа сделок слияний и поглощений, наблюдаемых в различных отраслях производства, тенденции роста концентрации на зрелых товарных рынках объясняются и сравнительно редким появлением новых фирм. Практические наблюдения демонстрируют, что для большинства фирм проникновение на рынки и получение своей ниши представляет собой трудноразрешимую задачу.
В теоретической экономической литературе, как и в практике антимонопольного регулирования, указанные тенденции связываются с действием барьеров входа — одного из важнейших факторов, определяющих структуру товарных рынков и состояние конкурентной среды.
Сегодня сложно утверждать, что феномен барьеров входа, их экономическая сущность, роль и значение для функционирования товарных рынков до конца изучены и раскрыты.
Об экономической природе барьеров. В контексте анализа мер промышленной политики и развития предпринимательства часто нет единого мнения, насколько те, или иные факторы и стратегии (именуемые барьерами) способны эффективно блокировать экспансию потенциальных претендентов и участников рынка. Обусловливают эти факторы функционирование экономики в целом, или влияют только на конкретные отрасли и рынки? Одинаково ли это влияние во всех отраслях? Каково это влияние? Всегда ли оно отрицательно?
Ричард Шмалензи подчеркивает (Schmalensee, 2004), что в последние несколько десятилетий ученые-правоведы стояли на позиции, что антимонопольная политика должна максимизировать благосостояние потребителей за счет противодействия искусственно создаваемым ограничениям конкуренции. В результате такая позиция стала доминировать у правительственных органов и судебных инстанций в основных сферах антимонопольного законодательства. А ключевые меры поддержания конкуренции на товарных рынках в антимонопольной практике большинства стран сегодня содержат инструменты регулирования и снижения барьеров входа. Действительно, часто эмпирически подтверждается тезис о том, что вследствие действия высоких барьеров входа снижается экономическая эффективность многих сфер производства и обращения благ, конкурентоспособность фирм. В работах многих экономистов преобладает позиция, что создание барьеров несет в себе угрозы общественному благосостоянию. В «Стратегии экономической безопасности РФ до 2030 года» наличие избыточных барьеров отнесено к одному из ключевых вызовов и угроз экономической безопасности страны.
Аргья Гош отмечает [Ghosh, 2009], что значительное сокращение торговых барьеров в мире в последние несколько десятилетий, помимо упрощения доступа к рынкам, привело к росту потенциальных размеров этих рынков и усилению конкуренции на них.
В этом контексте примечательна позиция и Х. Пепперелла, который констатирует, что один из мотивов активных действий антимонопольных органов — это желание обеспечить «честное функционирование рынков, но не в смысле равных возможностей, а в смысле равных результатов» [Pepperell, 1981]. Поскольку рынок не обеспечивает равенства результатов, а, наоборот, порождает неравенство в распределении долей, технических возможностей и финансовых ресурсов, то равенство результатов достижимо, по-видимому, лишь там, где бизнес полностью контролируется правительством.
Одновременно автор подчеркивает, что судебной практикой и антимонопольными разбирательствами в качестве барьеров часто обозначаются естественные объективные эндогенные факторы функционирования рынков1, которые, конечно, затрудняют вход, но «снижают экономическую эффективность только в естественных ощущениях, как если бы гравитация снижала эффективность спринтерского забега. Политика правительства по обеспечению равного доступа на рынки мешает соперничеству, заставляя ковылять более способных, и поддерживая менее эффективных» [Pepperell, 1981].
А.Е. Шаститко констатирует, что в ряде случаев барьеры входа не оказывают негативного влияния на конкуренцию, при этом для оценки ее состояния «важен не только текущий момент функционирования рынка, но и его развитие в долгой перспективе. Анализ долгосрочной перспективы часто демонстрирует ухудшение качественных характеристик конкуренции, в то время как моментный срез, на первый взгляд, дает основание для обратной оценки» [Шаститко, 2016]. По мнению автора, характер барьеров на отдельных рынках часто является условием обеспечения добросовестной конкуренции. Поэтому облегченный доступ новых игроков создает риски ухудшения результатов функционирования отрасли с точки зрения общественного благосостояния.
Котаро Сузумура ссылается в своей работе на отдельные эпизоды [Suzumura, 1987], которые ставят под сомнение обоснованность убеждения в среде экономистов, что усиление конкуренции приводит к росту общественного благосостояния. Наоборот, имеют место данные, что общественное благосостояние будет усиливаться, а не ослабляться в процессе защиты действующих фирм от угрозы потенциального проникновения. И существование входных барьеров, защищающих действующие фирмы от потенциальных конкурентов, не всегда обязательно снижают благосостояние вопреки традиционным представлениям.
Безусловно, в рамках конкурентной политики регуляторы стремятся контролировать стратегии фирм на товарных рынках и пресекать злоупотребления рыночной властью. Однако следует помнить, что сами по себе рыночная власть и способности фирмы влиять на параметры рынка непостоянны и небесконечны, их потенциал меняется с течением времени. И, если «рыночная власть не является одновременно значительной и длительной во времени, то она не должна беспокоить антимонопольные органы. Последние должны осознавать, что наложенные правительством ограничения могут также предотвратить конкурентный доступ и уменьшить потребительское благосостояния» [OECD, 2005].
Существует значительный массив исследований, фокусирующихся на ограничении входа, как активно внедренном в деятельность фирм инструменте устранения конкуренции. Среди наиболее «популярных» мер указываются рекламные стратегии, элементы товарной политики (качество и потребительские свойства), каналы распределения товаров и долгосрочные контракты, использование административных и патентных рычагов и пр. По сути, успешный вход на рынок в большинстве случаев подразумевает преодоление широкого спектра препятствий различной природы.
Как справедливо отмечает Е.В. Понькина «понятие барьера на вход многообразно, соответственно в зависимости от вида рассматриваемого барьера, формы конкуренции ... эффекты его влияния различны» [Понькина, 2012]. В свою очередь, С.М Ергин указывает, что «у современных барьеров можно наблюдать генетические черты предшествующего экономического уклада» [Ергин, 2016].
Несмотря на множественность подходов к пониманию природы барьеров, встречающихся в экономической литературе, по существу их объединяют следующие принципиальные аспекты:
а) Барьеры позволяют действующим операторам получать повышенную прибыль, и эта прибыль, в свою очередь, является стимулом для входа новых фирм.
Данный тезис дискутируем уже длительное время, как в рамках теоретических прений, так и высказываемых практических соображений.
Предположения о существовании неких ограничений на входе в отрасль во многом были следствием систематически фиксируемых различий в уровне прибыли разных отраслей. Уже давно обосновано теоретически и подтверждено эмпирически, что высокие нормы прибыли в отрасли делают вход более привлекательным для новых фирм, увеличивая динамику экспансии. В связи с чем, в отраслях с низкими барьерами тенденции снижения уровня прибыли более заметны, и фиксируются чаще, нежели в отраслях с высокими барьерами.
Так, Гарольд Демсец указывает [Demsez, 1979], что нормы прибыли в отраслях с низкими барьерами входа менее стабильны во времени, чем в отраслях с высокими барьерами. А корреляции ставок прибыли в первых отраслях должны, по мере увеличения временного интервала, снижаться быстрее, нежели, чем во-вторых.
В свою очередь, С.А. Лукьянов отмечает, что «в состоянии равновесия положительная экономическая прибыль является стимулом для входа в отрасль `новичков, которые выполняют на рынке функцию уравновешивания, в результате их появления среднеотраслевые значения прибыли и цен возвращаются к их долгосрочному конкурентному уровню» [Лукьянов, 2006].
По мнению Х. Пепперелла силы конкуренции в состоянии без посторонней помощи исправить ситуацию, в которой цена и прибыль на рынке значительно превышают конкурентный уровень [Pepperell, 1981]. Рано или поздно на любом рынке за счет развития технологий, инноваций, дифференциации и пр., предложение будет увеличиваться, следствием чего станет снижение цен и средней нормы прибыли.
Очевидно, что даже в полностью «закрытой» отрасли уровень конкуренции и расходы на удержание позиций могут быть настолько значительными, что показатели прибыли будут стремиться к минимуму. Безусловно, здесь необходимо исследовать длительный временной интервал, поскольку одномоментный анализ может не отразить всей картины.
Здесь следует упомянуть известную в рамках микроэкономического анализа точку зрения, что монополия на длительном временном горизонте фактически не имеет прибыли (финансовых резервов), поскольку, в конечном итоге, она целиком расходуется на поддержание рыночной власти монополиста (создание барьеров).
Джон Зигфрид подчеркивает [Siegfried, 1992], что эмпирические данные не подтверждают наличия в отраслях процессов активного возведения барьеров фирмами, и ссылается на весьма скромную корреляцию между уровнем прибыли и количеством регистрируемых попыток экспансии. По его мнению, причинно-следственная связь между прибылью и входом новых фирм неоднозначна. По мере входа новых фирм среднеотраслевая прибыль должна снижаться, однако эмпирические исследования, которые фокусируются на разделении этих эффектов, показывают незначительное влияние входа на отраслевые показатели прибыли. И это — данность, «несмотря на веру многих экономистов в то обстоятельство, что стратегическое взаимодействие фирм становится препятствием для вступления в отрасль новых участников, и что высокая прибыль является значимым стимулом для входа».
б) Барьеры не позволяют новым участникам в полной мере использовать благоприятные экономические и организационные условия в отрасли. Одновременно с этим барьеры обеспечивают действующим фирмам рыночные преимущества и высокий уровень конкурентоспособности.
Так, Пол Героски утверждает [Geroski, 1995], что практические эконометрические оценки входных барьеров дают основания считать, что сегодня они являются высокими. Действующие на рынках компании способны в долгосрочной перспективе поддерживать цены значительно выше своего среднего уровня затрат, не привлекая серьезной конкуренции со стороны новых фирм.
Обобщая различные точки зрения на природу и последствия действия барьеров, отдельные авторы отмечают2, что создание барьеров является весьма эффективной и стандартной практикой многих фирм, обеспечивающей определенную степень блокирования входа и защиту действующих фирм от внешних экспансий. Одновременно, по их мнению, все чаще находит свое эмпирическое подтверждение теоретический тезис о том, что строительство барьеров становится совершенно неэффективным и даже пагубным с точки зрения долгосрочных перспектив конкурентоспособности.
В подтверждение данной точки зрения Х. Пепперелл указывает, что барьеры входа, как один из ключевых объектов антимонопольного регулирования, является своего рода «надуманным и неуместным» элементом, существующим лишь в теоретических изысканиях и не имеющим ничего общего с реальностью. А регулятивная политика в области барьеров выступает следствием «слепой веры в существование неких препятствий для свободного проникновения фирм на рынки и в отрасли». Следовательно, по мнению автора, в долгосрочном периоде в принципе не существует препятствий для проникновения новых фирм на рынки [Pepperell, 1981].
Дж.Хан, ставит под сомнение популярный постулат о конкурентоспособности, защищенности и особых преимуществах действующих фирм в условиях действия барьеров на вход.
Автор ссылается на результаты ряда исследований, свидетельствующих о неэффективности практики блокирования входа, поскольку фирмы-новички с высоким инновационным потенциалом часто используют такие стратегии экспансии, которые делают вход на рынки фактически открытым. Интегрируясь в отрасль, такие фирмы несут с собой значимые технологические изменения, формирующие новые возможности для обхода действующих барьеров. Они быстро копируют и превосходят успех известных укоренившихся фирм.
Автор выражает убежденность [Han, 2001], что «большинство типов барьеров редко сдерживают новичков», и активное противодействие входу (особенно по отношению к претендентам с высоким уровнем инноваций) не обеспечивает надежной защиты рыночных позиций. А традиционные барьеры, создаваемые действующей фирмой против давления инновационной фирмы, могут генерировать ложное чувство «защищенности» и отвлекать ресурсы на поддержание видимо неэффективных препятствий, снижая и без того уязвимую конкурентоспособность3.
Действительно, практика богата примерами, когда фирмы с инновационными продуктами, технологиями и бизнес-процессами преодолевали значимые барьеры на многих товарных рынках.
Ряд исследователей отмечает тот факт, что в условиях полноценной информации о параметрах рынка, его структуре и о потенциальных новичках, реакция укоренившихся фирм на вход новых обычно носит избирательный характер, вплоть до полного отсутствия реакции.
Например, Пол Героски ссылается на низкую динамику изменений величины рекламных бюджетов в рекламо-интенсивных отраслях промышленности ряда стран в момент их вступления в ВТО. Он констатирует при этом, что, отчасти, подтверждается справедливость постулата Сайлоса-Лабини4 о типичном поведении «фирм-старожилов» (действующих фирм), и опровергается (также отчасти) теория об активном противодействии ими входу. Вместе с тем делается оговорка, что указанный постулат все же подразумевает весьма агрессивную реакцию фирм на вход новичков, однако до момента самого входа (Geroski, 1995).
Кэтрин Харригэн отмечает [Harrigan, 2001], что вход новой фирмы, скорее всего, вызовет ответные реакции со стороны действующих фирм, однако эти реакции будут варьироваться в зависимости от конъюнктуры рынка на текущий момент.
Действительно, как ни парадоксально, но успешные на первый взгляд стратегии сдерживания входа способны, наоборот, привлекать новичков, обладающих достаточным количеством ресурсов для экспансии. Понимая природу барьеров и представляя диапазон ответных реакций, новая фирма может реализовать оптимальный сценарий входа, обеспечивающий доступ к целевым сегментам рынка и ожидаемый уровень доходности. Поэтому перспективы «выживания» и роста новых фирм зависят от наличия у них корректной и достоверной информации о конъюнктуре рынков, умении использовать ее в принятии решений.
в) Наличие в отрасли барьеров всегда трансформируется в издержки для новых участников на их преодоление — чем выше барьеры, тем выше величина издержек.
Действительно, в основе экономической природы многих типов барьеров входа, согласно принятым в Industrial Organization классификациям, лежат различные виды расходов. Многие исследователи5 трактуют барьеры в широком смысле как величину затрат на деятельность (организацию производства), которую обязательно несет новая фирма, и не несет укоренившаяся. Очевидно, что различные стратегии экспансии всегда требуют несения издержек и барьерами входа зачастую выступают прямые денежные инвестиции в капитал, лицензии, патенты и пр.
Пол Героски полагает [Geroski, 1995], что надежно сдерживать вход позволяют невосполнимые (невозвратные) издержки6. В свою очередь крупные затраты на адаптацию в отрасли (продвижение имиджа, продукции, организацию деятельности и пр.), по-видимому, делают невыгодным масштабный первоначальный ввод мощностей и очень быстрые темпы проникновения в отрасль после входа.
В свою очередь, Кэтрин Харригэн констатирует [Harrigan, 2001], что фирмы могут влиять на характер и высоту отдельных видов барьеров. Однако на величину барьеров, связанных со спросом и другими экзогенными факторами (например, уровнем технологий в отрасли), их инвестиции в свою рыночную позицию часто никакого влияния оказать не могут. По мнению автора «могут оказаться эфемерными возводимые барьеры в виде затрат на рекламу, исследования и проектные работы». В связи с чем, величину затрат на вход и преодолимость барьеров сложно ранжировать с позиций перспективности тех, или иных стратегий входа.
Интересна позиция и ряда отечественных экономистов, подчеркивающих, что, с одной стороны, барьеры связаны с любыми дополнительными затратами, которые новый участник должен понести в связи с регулированием рынка, а, с другой, — барьеры институционального характера могут, наоборот, выступать источником экономии трансакционных издержек. В условиях ассиметрии информации и неопределенности на рынках, такие барьеры, устраняя эти негативные явления, служат важным фактором экономии на суммарных издержках производства7.

Детерминанты входа на рынок. Обозначим ряд популярных теоретических суждений и практических соображений, касающихся условий и обстоятельств экспансии новых фирм на товарные рынки:
Процесс создания товаров и оказания услуг сопровождается постоянным перераспределением факторов производства, оказывающим влияние на общую производительность и совокупные экономические показатели в различных отраслях и сферах. Перераспределение обусловлено поведением действующих в отрасли операторов, адаптирующихся к технологическим и рыночным изменениям, а также процессами появления новых фирм и покидания (в силу множества причин) отрасли «фирмами-старожилами». В свою очередь постоянная смена действующих участников отрасли, через механизм входа и выхода, является источником развития бизнес-процессов, становления эффективных и успешных компаний, и имеет крайне важное значение для эволюции отраслей и рынков в длительном периоде8.
По мнению Дэвида Розенбаума, процессы входа и выхода действуют как единый механизм «естественного отбора», при котором вход привлекает в отрасль «новый, эффективный капитал», а выход устраняет «старый и неэффективный» [Rosenbaum, 1992].
Мартин Карри констатирует [Carree, 1996], что отрасли с низким уровнем «рождаемости и смертности» будут более уязвимы для неэффективного распределения ресурсов, низкой инновационной активности и различных видов формального или молчаливого сговора. При этом подчеркивается, что входные барьеры во многом определяют стратегические решения, принимаемые фирмами.
С.А. Лукьянов замечает, что новые фирмы всегда рассматриваются в качестве источника изменений в отрасли, «субъектов, стимулирующих ее развитие» [Лукьянов, 2006].
Данные тезисы подтверждаются и позицией Пола Героски, который подчеркивает, что «часто наблюдается связь между высокими значениями индекса входа, высоким уровнем проникновения в отрасль инноваций и ростом эффективности отрасли» [Geroski, 1995].
Действительно, угроза входа часто используется в качестве средства для внедрения инноваций, предоставляя стимулы действующим фирмам для резкого сокращения технологического отставания, устранения неэффективности в бизнес-процессах, фокуса на тех аспектах деятельности, которым прежде не уделялось достаточно внимания.
Согласно исследованию влияния успешных инноваций на показатели деятельности фирм, осуществленном Эдвином Мэнсфилдом по ряду отраслей промышленности США [Mansfield, 1962], эти показатели у успешных новаторов росли в среднем в два раза быстрее, чем у других фирм в течение соответствующего периода.
Вместе с тем, дискуссии о характере воздействия (стимулирующем, или, наоборот, тормозящем) барьеров на инновационную активность укоренившихся и новых фирм продолжаются.
Появление новых фирм в данной конкретной отрасли может носить эпизодический характер, но оно играет исключительно важную роль в изменении отраслевой структуры9 на определенных этапах жизненного цикла продукции и самой отрасли (на этапах зарождения, роста, зрелости, или спада)10.
Например, вход новых участников на ранних этапах жизненного цикла часто связывают с развитием новых технологий, созданием новых продуктов и зарождением новых производств. И, наоборот, «блокированные» отрасли часто ассоциируются либо с техническим отставанием и технологической стагнацией на этапах спада, либо с низкой чувствительностью продуктов (услуг) к инновациям на этапах зрелости, или стагнации.
Стивен Клеппер в своем практическом анализе рынков ряда продуктов за длительный период приходит к выводу, что разные стадии их жизненного цикла характеризуются и разными значениями количества действующих фирм, а также динамикой их входа и выхода [Klepper, 1996]. Наибольшие значения роста числа фирм отмечаются на стадии роста самих рынков11. А на стадиях зрелости, или стагнации, обычно фиксируются стабильные значения количества действующих фирм.
При этом существует значительный разброс (иногда в десятки раз) между различными товарными рынками (отраслями) по времени достижения пиковых значений входа. И одно обстоятельство объединяет практически все эти рынки — рано, или поздно количество фирм на каждом из них стабилизируется. И, в большинстве случаев, вслед за этим стабилизируются рыночные доли оставшихся («выживших») фирм и распределение долей внутри отрасли.
Еще одним аспектом, который наблюдается эмпирически, является низкая «выживаемость», а также значительный временной интервал, требуемый новичкам для получения значимой доли рынка и достижения определенного уровня финансовых и производственных показателей.
Джон Зигфрид подчеркивает, что «вход может казаться потенциальным участникам легким, если они сталкиваются с незначительными препятствиями. Гораздо сложнее выжить и достичь желаемых целей (например, увеличения доли рынка), а также экономической эффективности после входа» (Siegfried, 1992).
Филипп Агон отмечает [Aghion, 2007], что до 15% сравнительно новых фирм ежегодно терпят неудачу, однако те, которые «выживают», как правило, растут зачастую более быстрыми темпами, чем действующие фирмы. При этом Эдвин Мэнсфилд утверждает, что неудачу терпят в большей степени мелкие фирмы, но те из них, кто «выживает» в первые годы, как правило, имеют более высокие темпы роста по сравнению с более крупными фирмами12 [Mansfield, 1962].
Действительно, множество фирм входит на множество рынков множество лет, однако значения индексов входа уверенно превышают значения показателей проникновения. Отметим, что индексы входа и проникновения могут определяться различными способами и при этом косвенно увязываться с оценкой уровня входных барьеров. Например:
нормой входа — отношением количества зарегистрированных новых фирм к общему количеству фирм, действующих в отрасли на конец анализируемого периода (чем выше индекс, тем ниже барьеры);
нормой проникновения — отношением основных экономических индикаторов деятельности новых фирм (объемов продаж, выручки, валовой прибыли и пр.) к суммарным значениям аналогичных индикаторов в целом по отрасли (чем выше индекс, тем ниже барьеры);
процентом выживаемости — отношением оставшихся из вошедших за определенный период фирм к общему количеству вошедших фирм, умноженным на 100 (в %) (чем процент выше, тем ниже барьеры);
показателем роста — периодом времени, необходимым для достижения новыми фирмами размеров укоренившихся фирм (чем дольше период, тем выше барьеры);
нормой выхода — отношением количества покинувших за рассматриваемый период фирм к количеству оставшихся фирм на конец периода (чем выше индекс, тем выше барьеры).
Процессы входа и выхода из отрасли являются одними из наиболее распространенных результатов действия сил конкуренции, а также перемещения, перераспределения и консолидации капитала. Поиск определенных закономерностей между динамикой входа новых компаний, последующим проникновением и динамикой выхода с рынка является важной проблемой в контексте многих исследований. При этом предпринимаются попытки ответа на вопрос, — какие ключевые факторы снижают стимулы для входа и шансы на последующее «выживание» на рынке? Так, помимо агрессивных действий конкурентов, среди наиболее распространенных внутренних причин низкого уровня проникновения новых операторов обычно выделяют:
а) высокий уровень стартовых (первоначальных) затрат на вход, адаптацию и закрепление в отрасли;
б) ограниченность ресурсов для реализации стратегических целей;
в) отсутствие доверия у потребителей к продуктам фирм-новичков;
г) отсутствие деловых, административных и логистических связей;
д) ошибки в оценке потенциала и будущей конъюнктуры рынка.
Наблюдаемое эмпирически проникновение фирм на новые рынки часто реализуется в рамках стратегии диверсификации, сопровождаемой выходом за пределы профильного бизнеса (основного вида деятельности).
Так, Стивен Клеппер отмечает на основе своего исследования, что большинство «выживших» на новых рынках фирм, как правило, имеют опыт работы в смежных отраслях и производствах [Klepper, 1996]. Косвенно это свидетельствует о том, что для успешной экспансии требуется определенный опыт, и, что число потенциально успешных претендентов на вход в конкретную отрасль потенциально ограничено.
Реализовывать стратегию экспансии на смежные13 рынки фирму заставляет стремление повысить свою устойчивость к различным рискам и к волатильности рынков, мобилизовать резервы экономического роста, находящиеся за пределами основной деятельности, повысить уровень конкурентоспособности и финансовой устойчивости. Как ни парадоксально, но эта же стратегия, непродуманная должным образом, может, наоборот, создавать риски и снижать эффективность деятельности в основном бизнесе фирмы, провоцируя покидание рынка и выход из непрофильных активов.
Пол Героски подтверждает тезис о том, что вход фирм на новые рынки более успешен через механизм диверсификации, когда «выживание и процветание на новых рынках будет вероятнее, например, благодаря помощи материнской компании» [Geroski, 1995].
Вместе с тем, эмпирические данные здесь весьма противоречивы: с одной стороны, они подтверждают тезис, что с течением времени даже при обоюдном сокращении рыночных долей у диверсифицированных фирм такое сокращение носит меньший масштаб, чем у совсем новых, молодых и узкоспециализированных фирм. С другой стороны, как уже отмечалось выше, первые быстрее принимают решения о выходе из бизнеса14, нежели, чем вторые.
Исходя из вышесказанного, можно весьма уверенно предполагать, что различия в уровне диверсификации и размерах фирм, как и различия в выборе ими рынков для экспансии (национальные, или зарубежные) будут влиять и на преодолимость барьеров входа.
Отдельные авторы высказывают точку зрения об определенной «симметричности» процессов входа и выхода, указывая, что рынки с высокими показателями входа также имеют высокие показатели выхода, и наоборот15. Безусловно, выход фирм гипотетически увеличивает возможности входа для потенциальных новичков, как и вход гипотетически снижает шансы на выживание действующих фирм.
Процессы входа и выхода могут демонстрировать высокую взаимосвязь через различные факторы, традиционно относимым к отраслевым барьерам, таким как, например, доходность (уровень рентабельности), минимально эффективный выпуск, стоимость капитала, ёмкость рынка и пр. Например, чем выше значения показателей доходности (рентабельности) и емкости рынка, тем больше у фирм стимулов для входа, и меньше стимулов для выхода. В ходе исследования Эдвина Мэнсфилда16, было выявлено, что при удвоении уровня рентабельности количество вошедших фирм в рассматриваемых отраслях возрастало в среднем на 60%, а количество вышедших сокращалось примерно на 15%. В свою очередь, удвоение величины капитала, необходимой для осуществления деятельности, приводило к снижению количества входящих в отрасль фирм примерно на 7%. Мартин Кэрри указывает, что на показатели выхода влияет даже уровень безработицы: чем он выше, тем меньше фирм покидает рынок.
Отдельные исследования отмечают наличие устойчивых взаимосвязей между барьерами входа и выхода, но эмпирические данные часто неоднозначны и противоречивы.
Так, Дэвид Розенбаум констатирует [Rosenbaum, 1992], что в то время, как вход и выход являются частью одного и того же рыночного процесса они, по-видимому, не состоят в причинно-следственной связи, и «нет достоверных доказательств того, что вход провоцирует выход или выход побуждает ко входу». По его мнению, на отдельных рынках вход и выход зависят от общей рыночной конъюнктуры в данный момент, и не являются реакцией друг на друга. Вход чувствителен к стимулам17 и уровню входных барьеров, а выход к стимулам и уровню невосполнимых затрат. Кертис Итон утверждает [Eaton, 1980], что значительное число типов входных барьеров можно уверенно относить к барьерам выхода и наоборот, а Джон Зигфилд подчеркивает, что сложности выхода из отрасли всегда оказывают влияние на решения фирм о входе [Siegfried, 1992].
* * *
Подводя итоги, констатируем, что стремление к экспансии новичков всегда будет наталкиваться на ответную реакцию укоренившихся фирм. В свою очередь, стратегии противодействия входу часто будут малоэффективными, а, в ряде случаев, и опасными для самих действующих фирм. Пожалуй, наименее зависимыми от стратегических решений укоренившихся в отрасли операторов всегда будут крупные диверсифицированные и (или) инновационные компании. А потенциал структурных барьеров, видимо, по-прежнему будет превосходить потенциал поведенческих, обусловливая динамику входа и выхода на отраслевых рынках.


Литература
1. Авдашева С.Б., Шаститко A.E., Калмычкова Е.Н. Экономические основы антимонопольной политики: российская практика в контексте мирового опыта // Higher school of economics economic journal, 2007, vol. 11(4), С. 562–610.
2. Ергин С.М Идентификация барьеров входа в рынок для целей выбора организационных форм монополизированного рынка // Теоретическая экономика. — 2016. — № 5 (35). — С. 7–16.
3. Лукьянов С.А. Об определении отраслевых барьеров входа как центральной динамической характеристики отрасли // Проблемы современной экономики. — 2006. — № 3/4 (19/20).
4. Понькина Е.В., Маничева А.С., Комаров П.В. Модель рассредоточенного рынка с барьерами на вход // Известия Алтайского государственного университета. — 2012. — № 1–2(73). — С. 104–109.
5. Шаститко А.Е., Павлова Н.С. Общественно эффективные барьеры входа? // Балтийский регион. — 2016. — Т.8. — № 4. — С. 34–52.
6. Aghion P., Fally T., Scarpetta S. Credit Constraints as a Barrier to the Entry and Post-Entry Growth of Firms // Economic Policy, 2007, Vol. 22, No. 52, pp. 733–779.
7. Carree M., Thurik R., Entry and Exit in Retailing: Incentives, Barriers, Displacement and Replacement //Review of Industrial Organization, 1996, Vol. 11, No. 2, Special Issue: The Dynamics of Industrial Organization, pp. 155–172.
8. Demsetz H. Accounting for Advertising as a Barrier to Entry // The Journal of Business, 1979, Vol. 52, No. 3, pp. 345–360.
9. Eaton B.C., Lipsey R.G. Exit Barriers are Entry Barriers: The Durability of Capital as a Barrier of Entry // The Bell Journal of Economics, 1980. Vol. 11. No. 2. pp. 721–729.
10. Geroski, P.A. What Do We Know About Entry? // International Journal of Industrial Organization, 1995,13, 229–251.
11. Ghosh A., Lim J., Morita H. Free entry and social efficiency in an open economy // Working papers School of Economics, University of New South Wales, Sydney, 2009.
12. Harrigan K. R. Barriers to Entry and Competitive Strategies // Strategic Management Journal, 1981, Vol. 2, No. 4, pp. 395–412.
13. Han, J. K., Kim, N., & Kim, H. B. Entry barriers: A dull-, one- or two-edged sword for incumbents? Unravelling the paradox from a contingency perspective // Journal of Marketing, 2001, 65, 1–14.
14. Klepper S., Graddy E. The Evolution of New Industries and the Determinants of Market Structure // The RAND Journal of Economics, 1990, Vol. 21, No. 1, pp. 27–44.
15. Mansfield E. Entry, Gibrat’s Law, Innovation, and the Growth of Firms // The American Economic Review, 1962, Vol. 52, No. 5, pp. 1023–1051.
16. OECD. Roundtable on barriers to entry. Note by the United States. Directorate for Financial and Enterprise Affairs, Competition Committee. DAF/COMP (2005) 58.
17. Pepperell, H.C., Turner, R.W. Barriers to Entry Antitrust’s Search for a New Look. // California Management Review, 1981, 23(3): pp. 29–40.
18. Rosenbaum, D. I., Lamort, F. Entry, Barriers, Exit, and Sunk Costs: An Analysis // Applied Economics, 1992, 24, 297–304.
19. Schmalensee R. Sunk Costs and Antitrust Barriers to Entry // American Economic Review. 2004. Vol. 94. No. 2. Pp. 471–475.
20. Siegfried John J. Review of Industrial Organization, 1992, Vol. 7, No. 3/4, pp. 399–401
21. Stigler G. The Organization of Industry. University of Chicago Press, 1983.
22. Suzumura K., Kiyono K. Entry barriers and economic welfare // The Review of Economic Studies, 1987, 157–167
23. Weizsacker C.C. Barriers to Entry: A Theoretical Treatment. Springer Science & Business Media, 2012.

Сноски 
1 Настоящая статья не ставит своей целью анализ дефиниций «барьеры входа», либо обзор мнений (часто противоречивых) на сей счет. Здесь и далее под барьером мы понимаем различные факторы и обстоятельства различной природы, препятствующие организации деятельности новой фирмой и достижения ею желаемых результатов (долей рынка, финансовых результатов и пр.).
2 См., например, Han, J. K., Kim, N., 2001
3 Отметим, что высота входных барьеров часто позволяет действующим фирмам отказаться от использования активных стратегий сдерживания входа, которые, в свою очередь, могут быть отнесены антимонопольными регуляторами к категории правонарушений.
4 Согласно постулату, фирма-новичок полагает, что действующая фирма определилась с параметрами своей деятельности (объемом выпуска) и не будет их менять при входе конкурента.
5 См., например, Stigler, 1983; Weizsacker, 2012;
6 Под ними традиционно понимается величина инвестиционных затрат, которая в течение длительного времени обеспечивает процессы производства, однако не может окупиться в течение сроков деятельности фирмы, либо быть компенсирована при ее продаже. Невосполнимые затраты обусловлены различными экономическими обстоятельствами, например, высокой стоимостью объектов инфраструктуры, длительным производственным циклом, низким уровнем ликвидности активов и пр.
7 См., Авдашева, Шаститко, Калмычкова, 2007.
8 Именно поэтому, по мнению многих авторов, высокие барьеры для входа и выхода представляют серьезные препятствия для роста эффективности рынков.
9 В свою очередь, динамика входа сама в значительной мере зависит от отраслевой структуры и этапов жизненного цикла отрасли.
10 Процесс входа в отрасль обычно носит нелинейный во времени характер, при этом пиковые значения экспансии новых фирм регистрируются именно на стадиях зарождения многих рынков.
11 Что, в принципе, интуитивно ожидаемо.
12 Статистически это можно объяснить, помимо прочего, и «эффектом базы».
13 А, иногда, и на принципиально новые.
14 В первую очередь из непрофильных активов.
15 См. например, Eaton B.C.,1980, Caves R., 1977.
16 Исследование было посвящено анализу процессов становления и роста фирм, в части, касающейся динамики входа и выхода и различных параметров рынка.
17 Типичными стимулами для входа являются высокая прибыльность и высокие темпы роста рынка. Они же являются в большинстве случаев препятствиями для выхода.

Вернуться к содержанию номера

Copyright © Проблемы современной экономики 2002 - 2020
ISSN 1818-3395 - печатная версия, ISSN 1818-3409 - электронная (онлайновая) версия