Logo Международный форум «Евразийская экономическая перспектива»
На главную страницу
Новости
Информация о журнале
О главном редакторе
Подписка
Контакты
ЕВРАЗИЙСКИЙ МЕЖДУНАРОДНЫЙ НАУЧНО-АНАЛИТИЧЕСКИЙ ЖУРНАЛ English
Тематика журнала
Текущий номер
Анонс
Список номеров
Найти
Редакционный совет
Редакционная коллегия
Представи- тельства журнала
Правила направления, рецензирования и опубликования
Научные дискуссии
Семинары, конференции
 
 
Проблемы современной экономики, N 3 (71), 2019
ВОПРОСЫ ЭКОНОМИЧЕСКОЙ ТЕОРИИ. МАКРОЭКОНОМИКА
Аверьянова О. В.
доцент кафедры финансового права
Санкт-Петербургского государственного экономического университета,
кандидат экономических наук


Влияние справедливого налогообложения на снижение социальной напряженности
Статья посвящена исследованию влияния налогообложения на снижение и на рост социальной напряженности в современной России. Показываются проблемы, возникающие вследствие углубления раскола населения на богатых и бедных. Обращается внимание на то, что существующее налогообложение в одинаковой мере облагающее богатых и бедных, не способствует снижению социальной напряженности, а ее дальнейший рост таит в себе угрозу существования России как успешного государства. Автор полагает, что внедрение прогрессивной шкалы налогообложения, если и не сократит количество бедных, но, тем не менее, снизит градус социальной напряженности в обществе. Предлагается иная конструкция модели социального государства, в большей степени соответствующая исторической траектории России и менталитету народа
Ключевые слова: Россия, налогообложение, прогрессивная шкала налогообложения, плоская шкала налогообложения, социальная справедливость, социальное сотрудничество
УДК 364.612   Стр: 155 - 158

Введение. На фоне снижения доходов населения и роста лиц, живущих за чертой бедности всё чаще поднимается вопрос о введении в современной России прогрессивной шкалы налогообложения доходов физических лиц. И если ранее проблему возврата к прогрессивному налогообложению обсуждали в академических кругах в чисто теоретической постановке, то в настоящее время о ней заговорили политики и высокопоставленные чиновники. Так, в прошлом году на заседание Государственной Думы выносился законопроект о введении прогрессивной шкалы налогообложения, однако был забаллотирован лоббистами в первом чтении, якобы из-за своей неподготовленности [1]. Между тем, население всё более волнуется по причине фактически растущего налогового бремени. Несправедливое налогообложение может привести не только к росту недоимочности, но и к серьезным социально-экономическим и политическим последствиям. В сложившейся ситуации следует проанализировать преимущества и недостатки действующей плоской и действовавшей в недалеком прошлом прогрессивной шкалы налогообложения, просчитать эффективность пропорциональной и дифференцированной шкалы, рассмотреть опыт зарубежных стран, а, главное, оценить текущую макроэкономическую ситуацию в России и возможность внедрения в современных условиях иной шкалы налогообложения.
Цель статьи — проведение сравнительного анализа эффективности пропорциональной и прогрессивной шкалы налогообложения доходов физических лиц, рассмотрение возможности введения более справедливой и эффективной системы налогообложения в современной России. Для достижения указанной цели проанализируем:
– эволюцию подоходного налогообложения доходов физических лиц в постсоветской России;
– значение НДФЛ в российской экономике;
– фактические причины сложившихся представлений о преимуществахплоского налогообложения;
– опыт применения плоской и прогрессивной шкалы налогообложения в зарубежных странах;
– преимущества прогрессивной и дифференцированной шкал налогообложения для большинства российского населения.
1. Прогрессивная и плоская шкала НДФЛ: аргументы «за» и «против».
Подоходный налог на физических лиц представлен в современной России в виде НДФЛ, исчисляемого по плоской шкале с фиксированной ставкой, равной 13%, с отсутствием какого-либо необлагаемого минимума размера доходов. Этот налог вносит немалый вклад в российский бюджет. Согласно данным Министерства финансов России, в 2018 г. соотношение объёма индивидуального подоходного налога на физических лиц в доходах бюджета к объёму ВВП (по сути, это доля ВВП, перераспределяемая через НДФЛ) составило 3,53%. Причём, в период с 2011 по 2018 гг. этот показатель колебался примерно на одном и том же уровне. В структуре доходов консолидированного бюджета, доля поступлений от НДФЛ в 2018 г. составила 10,48%. Динамика упомянутого показателя на протяжении 2011–2018 гг. также оставалась стабильной. Объясняется подобное соотношение главным образом тем, что объём поступлений от НДФЛ в натуральном выражении в течение последних лет неуклонно растёт, сопровождаясь одновременным ростом совокупных бюджетных доходов. В составе всех налоговых поступлений в бюджет, НДФЛ в период с 2014 по 2018 гг. поднялся с шестой позиции, которую он занимал в 2011–2013 гг., на пятую [2].
Можно сказать, что в России на сегодняшний день де-факто сформировалось регрессивное налогообложение. Обусловлено это тем, что при ставке НДФЛ 13% каждый россиянин платит ещё страховые взносы, которые одновременно с налогом на доходы уплачиваются из фонда оплаты труда (ФОТ). Так, в 2019 году, если годовой ФОТ меньше 865тыс. руб., то ставка по страховым взносам, пенсионным, социальным и медицинским в сумме составит 30%, если годовой ФОТ больше 1150 тыс. руб. — 15,1%. Получается, что совокупная ставка подоходного налога для более бедных лиц составляет 43%, а для богатых — 28,1% [3].
Либеральное крыло российских экономистов утверждает, что при пропорциональном налогообложении (в отличие от прогрессивного), работодатель, с которого удерживается НДФЛ на работника, испытывает меньшее желание утаивать реальные расходы, идущие на выплату заработной платы. Однако это не так, если обратиться к фактам. Так, после введения в России фиксированной ставки по НДФЛ, поступления в бюджет в 2001–2002 гг. от данного вида налогообложения существенно возросли (в 2001 г. относительно 2000 г. — на 46%, в 2002 г. относительно 2001 г. — на 40%) [4]. Однако, этот рост был вызван не переходом к плоской шкале, а другими факторами.
Начиная с 2001 г. отменялась льгота на освобождение личного состава силовых структур Российской Федерации от уплаты НДФЛ. Эта мера позволила увеличить число налого­плательщиков НДФЛ на 700 тыс. чел. [5]. Помимо этого, в 2001 г. была введена регрессивная шкала ЕСН, что подтолкнуло работодателей к декларированию «реальной» заработной платы сотрудников и сокращению выплат «в конвертах». Однако эффективность данных фискальных мер была непродолжительной. Уже к 2003 году темпы роста поступлений в бюджет от НДФЛ снизились (рост в 2003 г. относительно 2002 г. составил уже 27%) и, как показывает практика, не восстановились в дальнейшем.
Если рассматривать структуру доходов бюджета, то можно сделать вывод о том, что роль НДФЛ за рассматриваемый период в нём сократилась. Так, в 2003 г. она составляла 11,1%, а уже в 2017 г. — 10,5%. Аналогичная тенденция наблюдается, если рассматривать долю НДФЛ в структуре ВВП: в 2003 г. она составила 3,4%, в 2017 г. — 3,53%. В то время как доля всех доходов консолидированного бюджета в ВВП составила: в 2003 г. — 31,1%, в 2017 г. — 33,7%. Этот факт говорит о том, что удельная доля НДФЛ в ВВП росла медленнее, чем остальные налоговые поступления [6].
Таким образом, как показывает практика, плоская шкала налогообложения не влияет на стремление работодателей к выводу заработных плат сотрудников из тени. Согласно данным Росстата, доля «теневой» заработной платы увеличилась в период с 2001 по 2018 г. с 11,1% до 13,1% [7]. Следовательно, пропорциональная шкала налогообложения не может кардинально повлиять на сокращение в стране «конвертных» выплат.
Другим, не менее значимым фактором, создающим «конкурентное преимущество» плоской шкалы относительно пропорциональной, является якобы «простота», которая позволяет легче исчислять сумму налога и сокращать административные издержки. Утверждается, что если в государстве действует прогрессивное налогообложение, то возникает потребность в увеличении бюрократического аппарата фискальных органов надзора, а для самих налогоплательщиков прогрессивная шкала вызывает такие трудности как необходимость подачи деклараций о доходах за год (поскольку от его размера зависит конечная сумма уплачиваемого налога). Однако необходимость заполнения деклараций возникает только у тех налогоплательщиков, кто имеет более одного источника доходов в год. Этот факт нельзя считать серьёзным минусом прогрессивного налогообложения, поскольку заполнение тех же налоговых деклараций не требует от физических лиц каких-либо особых навыков.
Адепты плоской шкалы утверждают также, что единая ставка по НДФЛ сокращает налоговые искажения, и, как следствие, повышает экономическую эффективность налоговой системы, что «оживляет» экономику. Якобы фиксированная налоговая ставка способствует созданию благоприятных условий для инвестирования, а плоское налогообложение повышает стимулы к труду, если работники сохраняют часть своего более высокого дохода. Прогрессивный же рост ставки налога снижает, по их утверждению, чистые доходы населения и негативно влияет на потребительский спрос, что отражается на замедлении экономического развития.
Однако российская практика не только не подтверждает данных постулатов, но действует обратно пропорционально им. Кроме того, влияние каждого из вышеназванных факторов можно нивелировать, если грамотно продумать ставки налоговой шкалы. Как, например, не сократить спрос широких масс на товары и услуги? Для этого всего лишь следует повышать ставки по НДФЛ для наиболее состоятельных граждан, при этом сокращать налоговую нагрузку на слои населения с низким достатком. Облагая граждан со сверхдоходами, и облегчая налоговую нагрузку на малообеспеченных граждан и лиц со средними доходами, за счёт последних двух категорий можно значительно оживить покупательский спрос, поскольку объём располагаемых доходов у них вырастет.
При введении пропорциональной шкалы следует ввести необлагаемый минимум доходов, что также положительно повлияет на совокупный потребительский спрос (сейчас в России НДФЛ облагаются все доходы независимо от их размера). Увеличение располагаемых доходов у широких слоёв населения не только повышает спрос, но и способствует оживлению финансовой сферы: граждане начнут чаще брать кредиты, пользоваться депозитами и покупать ценные бумаги.
Еще один важный аргумент сторонников плоского налогообложения заключается в том, что оно якобы содействует смягчению диспропорций на рынке труда. Считается, что ставка НДФЛ на едином низком уровне ведет к снижению средней ставки налогообложения, что стимулирует предложение рабочей силы, способствует трудовой активности работников, в том числе с более высокими доходами, которые имеют более высокую квалификацию. С этим аргументом нельзя согласиться.
На самом деле всё зависит от того, какие доходы и по каким ставкам будут облагаться. Если речь идет о взаимосвязи трудовой активизации работников с размером налога, то имеется ввиду, наверное, средний класс. Размер ставки налога на их доходы будет, возможно, влиять на их трудовую активность. Однако следует иметь ввиду, что при существующей плоской шкале налогообложения, количество среднего класса в стране не только не растет, но и значительно сокращается [8]. Если же вести речь о гражданах со сверхдоходами, то они, как правило, получают свои доходы не только в форме заработной платы, но в виде доходов от собственного капитала. Поэтому увеличение ставки налога на доходы никак не повлияет на их трудоспособность.
Рассмотрим социальный аспект прогрессивной и плоской шкал налогообложения. Одним из ключевых аргументов против плоской шкалы налогообложения является вопрос социальной справедливости. Он предполагает следующее: налогоплательщики, у которых одинаковое финансовое благосостояние, должны находиться в равной налоговой позиции. Несмотря на то, что плоское налогообложение может в некоторых ситуациях увеличить экономическую эффективность, такое улучшение будет происходить за счет снижения вертикальной справедливости (т.е. выравнивания, в процентах к доходу, налоговых изъятий между доходными группами).
Пусть, например, ставка НДФЛ равна 13%, у одного гражданина доход равен 10 000 у.е., у другого – 100 000 у.е., тогда после уплаты налога у первого в распоряжении останется 8700 у.е., а у второго — 87 000 у.е. Обратим внимание на то, что расходы отдельного гражданина на питание, жильё, образование, здравоохранение и отдых для поддержания требуемого уровня жизни примерно равны. Именно за счёт этих оставшихся в распоряжении доходов удовлетворяются вышеназванные потребности. При этом первому гражданину будет сложнее приобрести базовый набор товаров и услуг, чем второму. Таким образом, первому тяжелее выплачивать налог, чем второму. Выплата налогового бремени сильнее ударяет по карману беднейшего налогоплательщика.
Если рассматривать прогрессивный НДФЛ в совокупности с НДС и акцизами, то можно прийти к выводу о том, что неравенство, возникающее при назначении на более высокий доход более высокой ставки налога, а на низкий доход, более низкой ставки –исчезает. То есть, НДС и акцизы — уже заложены в цену товара или услуги. Однако для конечного потребителя они являются регрессивными: доля этих налогов в сумме доходов покупателя тем меньше, чем выше его доход.
Об аспекте справедливости дифференцированной шкалы налогообложения дискутируют давно. Ещё в первой половине XX века английский экономист А. Пигу развивал, в рамках неоклассического направления, идею о прогрессивном налогообложении. Он обращал внимание на неравномерное распределение доходов в обществе и необходимость справедливого перераспределения налогов. По мнению А. Пигу, государство должно обеспечивать общественное равенство в пределе, поскольку налоги должны быть равными для налогоплательщиков, которые имеют не только одинаковый размер доходов, но и одинаковые условия жизни. В то же время, экономист осознавал тот факт, что введение прогрессивной шкалы налогообложения может ограничить сбережения и накопления капитала. Вследствие этого, следует вводить одновременно ряд налоговых льгот[9].
Однако у приведённого выше мнения о социальной справедливости прогрессивной шкалы существует контраргумент: собранные налоги перераспределяются и могут быть перенаправлены на государственные трансфертные платежи, медицинское обслуживание и образование, которыми в первую очередь будут пользоваться более бедные слои населения. То есть, состоятельные граждане будут получать меньшую отдачу от уплаченных налогов, чем более бедные слои населения.
В то же время, в поддержку мнения о том, что прогрессивное налогообложение является более справедливым говорит тот факт, что наиболее обеспеченные слои населения в большей степени заинтересованы в сохранении политической стабильности.
Обусловлено это тем, что зажиточные граждане обладают большим объёмом собственности, чем небогатая часть населения, и поэтому нуждаются в её защите со стороны государства. А плоская шкала, в сущности оказывающаяся регрессивной (если судить по трудностям уплаты НДФЛ различными слоями населения), может обострить общественное настроение, вызванное социальной несправедливостью.
2. Положительные примеры подоходного налогообложения.
Несомненно, что прогрессивное налогообложение, в отличие от плоского, является более справедливым. Если обратиться к опыту зарубежных стран, то можно убедиться в том, что в подавляющем их большинстве принята именно прогрессивная шкала налогообложения. В развитых странах, с давно устоявшимися налоговыми системами, нацеленными на перераспределение доходов в обществе, предложения о введении плоского подоходного налога не получили необходимой поддержки. В этих странах предпочтение отдано прогрессивной шкале НДФЛ ввиду того, что в них в структуре населения преобладает средний класс, которому невыгодна пропорциональная шкала, а более выгодна сложившаяся дифференцированная система, реформирование которой, значительно отразилось бы на финансовом благополучии этой части населения.
В абсолютном большинстве этих стран используется прогрессивная шкала НДФЛ, причем нередко население с низким доходом также освобождается от налога. Так, ставка федерального налога в США составляет от 10% до 35% в зависимости от уровня дохода. Наиболее высокие предельные ставки подоходного налога среди развитых стран действуют в Великобритании (45%), Нидерландах (52%), Дании (55,4%), Бельгии (50%), Швеции (56,6 %), Ирландии (48%) и Франции (75%) [10]. В Китае с ростом дохода ставки также изменяются — от 3% до 45%. Причём в некоторых странах, например, в США и во Франции, размер налога зависит не только от уровня дохода, но и от числа членов семьи и других факторов. Также в значительной части стран с прогрессивной шкалой налогообложения введён необлагаемый минимум доходов. Таким образом, эти меры способствуют повышению благосостояния широких слоёв населения и сокращают социальную несправедливость и напряжённость.
Можно сделать вывод о том, что у прогрессивной шкалы больше преимуществ. Однако ключевая проблема состоит даже не в том — вводить прогрессивную шкалу налогообложения или нет, а в том, какой будет прогрессия, то есть, по каким ставкам будут облагаться те или иные группы доходов. Рассмотрим подробнее зарубежный опыт. В 2018–2019 гг. в Великобритании начальная ставка для налогоплательщиков с низким уровнем дохода составляет 0%, если размер годового несберегательного дохода за вычетом государственных трансфертов не превышает 11 850 фунтов стерлингов. В противном случае будет применяться базовая ставка. Её размер составляет 20% и по ней облагаются годовые доходы, не превосходящие 46 350 фунтов стерлингов. Если доход превышает указанный порог, но не превосходит 150 000, то налоговая ставка возрастает до 40%. Всё, что выше 150 000 фунтов стерлингов, облагается по максимальной ставке 45%. Отметим, что по соответствующей ставке облагается не весь доход, а лишь его часть. Например, при годовом доходе в 56 350 фунтов стерлингов, 46 350 будут облагаться по ставке 20%, а остальные 10 000 — по ставке 40% [11].
Можно говорить о том, что система подоходного налогообложения в Великобритании эффективна, поскольку налоговые поступления, составляющие значительную часть бюджета этой страны, впоследствии перераспределяются на удовлетворение социальных нужд, тем самым повышая благополучие населения, что находит отражение в высоких оценках качества социальной сферы, проводимых различными международными организациями, такими как ОЭСР.
В Китае также действует прогрессивная шкала, но, в отличие от Соединённого Королевства, в Поднебесной ставки налога на доходы физических лиц сильнее дифференцированы. Всего выделяют 7 групп доходов и применяют к ним свои ставки. Минимальная составляет 3% и по ней облагается доход, не превышающий 1500 юаней в месяц. Максимальная равна 45% [11]. По ней облагаются часть доходов, размер которой больше 80 000 юаней в месяц. В Китае подобная система налогообложения оказалась эффективной, о чём свидетельствует стабильный экономический рост в этой стране[11].
Во Франции — шести ступенчатая шкала и при этом существует необлагаемый минимум, равный 9964 евро в год. По мере возрастания размера дохода, ставка увеличивается. Максимальный её размер составляет 45%, и по ней облагается часть дохода, превышающая 156 244 евро в год [12]. В 2013 году был утверждён 75% налог, которым облагается та часть доходов, которая превышает 1 млн евро. Причём в этой стране налогом облагается не доход конкретного лица, а усреднённый доход на отдельного члена семьи. Например, в семье из мужа, жены и ребёнка зарплата родителей распределяется между тремя членами семьи и именно на полученный усреднённый доход начисляется налог. Если сравнивать с Россией, то в нашей стране НДФЛ накладывается на персональный доход физического лица. То есть, например, с одного и того же размера заработной платы женщины с ребёнком и женщины без ребёнка удержат 13% (без учёта налоговых вычетов). Таким образом, французскую систему можно считать более социально справедливой, а значит, более эффективной.
Однако целесообразней проанализировать налоговые системы стран со схожей для России экономической предысторией. Таковыми являются налоговые системы бывших социалистических стран Центрально-Восточной Европы. Некоторые из них в данный момент находятся на стадии трансформации, а другие уже её завершили и стали членами Европейского Союза. Экономика и налогообложение в этих государствах значительно отличаются от западноевропейских. В частности, в подавляющем большинстве стран ЦВЕ применяются самые низкие налоговые ставки на доходы физических лиц. Более половины стран ЦВЕ в процессе трансформации или уже по его завершении перешли на плоскую шкалу подоходного налога [12]. Однако во многих странах ЦВЕ принятие пропорционального НДФЛ сопровождалось введением значительного числа налоговых льгот, вычетов и освобождений.
Таким образом, большая часть стран Центрально-Восточной Европы хоть и не приняла прогрессивную шкалу, но в то же время отказалась от плоской шкалы налогообложения доходов физических лиц в чистом виде.
3. Необходимость введения справедливой модели подоходного налогообложения в современной России. В настоящее время, как никогда, в России усилилась тенденция к увеличению разрыва между богатейшими и беднейшими слоями общества. По данным Росстата, в 2017 г. более половины работающего населения страны (53,1%) получали заработную плату в размере от 5 тыс. руб. до 25 тыс. руб. Согласно статистическим данным, в 2017 г. у 20% состоятельного населения была сосредоточена практически половина (46,8%) всех денежных доходов населения, а 40% наименее состоятельной прослойки населения обладала лишь 15,5 % всех доходов [13]. Децильный коэффициент фондов, показывающий дифференциацию доходов 10% богатейших и 10% беднейших слоев населения, в 2017 г. составил 15,3 процентных пункта, а коэффициент Джини, оценивающий степень расслоения общества, составил 0,410 [14] (для сравнения, в развитых странах Западной Европы его величина не превышает 0,340) [15].
Перераспределение дохода в случае прогрессивной шкалы налогообложения является важным моментом, но не главным. Дифференцированное прогрессивное налогообложение доходов физических лиц призвано нивелировать именно расслоение общества и снизить негативное влияние упомянутых выше макроэкономических процессов. Поэтому справедливой шкалой налогообложения следует считать ту, которая сокращает экономическое неравенство налогоплательщиков.
Несмотря на преимущества, которые несёт в себе прогрессивное налогообложение, вопрос о его внедрении в нашей стране в краткосрочной перспективе остается открытым. Основным мотивом в сохранении плоской шкалы, как бы парадоксально это не звучало, выступает риск сокращения налоговых выплат от наиболее состоятельных граждан. Обусловлено это тем, что с ростом налоговой ставки, подавляющее число граждан попросту начнёт утаивать размер своих реальных доходов во избежание взимания увеличившегося налога. Президент России В.В. Путин, на вопрос общественности о том, почему в нашей стране не введут прогрессивную шкалу, которая способствует сглаживанию социальной несправедливости, ответил: «Нужно ли перейти на дифференцированные налоги на доходы физических лиц? Можно, может быть это и будет когда-то сделано. Но сейчас считаю нецелесообразно, потому что как только мы начнем это делать, после первого шага будет второй, третий, пятый — мы так запутаемся в этой дифференциации, и, в конце концов, все это приведет к уклонению от уплаты налогов» [16,17]. С этими аргументами, больше свидетельствующими о беспомощности правительства, чем о реальных сложностях, с которыми успешно справляются страны, имеющие в разы меньший бюрократический аппарат, трудно согласиться.
России, конечно же, в первую очередь, следует добиться вывода значительной части экономики из тени (по данным Росстата, доля теневой экономик и в России составляет 15–16% от ВВП, по данным МВФ–33,7%) [18]. Однако это никоим образом не мешает реализовывать принцип социальной справедливости в тех сферах, которые «худо — бедно», реагируют на регулятивные действия правительства.
Заключение. На основе представленного анализа отечественного и зарубежного опыта, можно сделать вывод о том, что прогрессивная шкала налогообложения, распространённая в большинстве стран мира, является наиболее эффективной и социально справедливой. У большинства российского населения нет сомнений относительно ее введения. Техническая сторона проблемы, конечно же, требует проработки. Необходимо не только рассчитать и обосновать — сколько будет налогооблагаемых групп (ступеней в шкале) и с какой ставкой НДФЛ, но и предусмотреть механизмы контроля за прозрачностью и реалистичностью декларируемых физическими лицами доходов. Поскольку в России наблюдается низкое самосознание «новых русских» в качестве налогоплательщиков, то с внедрением прогрессивной шкалы налоговые органы столкнутся с рядом технических трудностей, которые с течением времени можно будет преодолеть.
Гораздо более серьёзной проблемой является утаивание сверхдоходов олигархическим слоем, выводящим активы и различного вида имущественные права за рубеж. Если её своевременно не решить, то введённая прогрессивная шкала не только не увеличит бюджетные поступления, но и наоборот, обострит социальную напряжённость среди «элит». Также серьезным камнем преткновения на пути к внедрению справедливой прогрессивной шкалы налогообложения выступают широко распространённые «конвертные» выплаты заработной платы. Только тогда, когда у предпринимателей и других работодателей повысится культура уплаты налогов и когда за уклонение от уплаты налогов будут налагаться серьёзные наказания, когда значительная часть российской экономики выйдет из тени, только тогда внедрение прогрессивной шкалы принесёт реальный положительный эффект в виде повышения бюджетных доходов и повышения социального благополучия широких слоёв населения.


Литература
1. https://ria.ru/20161223/1484432573.html
2.Ахмадеев Р.Г., Косов М.Е. Справедливый принцип прогрессивной шкалы по налогу на доходы // Финансы и кредит. — 2017. — № 43.
3. Благих И.А. Актуальные направления регулирования российской экономики //Вестник ТИСБИ. — 2017. — № 1. — С.107–113.
4. Куликова Н., Синицина И. Опыт применения плоской шкалы подоходного налога в странах Центрально-Восточной Европы // Общество и экономика. — 2019. — № 5.
5. Пансков В.Г. Прогрессивная или пропорциональная шкала налогообложения: что справедливее и эффективнее? // Экономика. Налоги. Право. — 2017. — № 2.
6. https://infografics.ru/all/nalogi-v-stranah-mira-raznovidnosti-topy-zakony/
7. Петелин А.К. О справедливой шкале прогрессивного налогообложения //Экономика и математические методы. — 2019. — № 2.
8. https://www.minfin.ru/ru/perfomance/budget/ https.kp.ru/daily/
9. Пигу А. Экономическая теория благосостояния. — М.: Прогресс, 1985. Т.1.
10. http://www.consultant.ru/document/cons_doc_LAW_312256/#dst100006.
11. Благих И.А., Аркадьев А.А. Проектное финансирование в инвестиционной сфере // Проблемы современной экономики. — 2012. — № 2(42). — С.197–202.
12. https://ria.ru/20161223/1484432573.html.
13. https://infografics.ru/all/nalogi-v-stranah-mira-raznovidnosti-topy-zakony.franceaccountants.com/tax.
14. https://www.worldwide-tax.com.
15. https://www.gov.uk/consultant.ru/document/cons_doc_LAW_312256/#dst100006
16. https://theworldonly.org/neravenstvo-v-tsifrah-indikatory-sostoyaniya-mira-koeffitsient-dzhini/
17. https://www.spb.kp.ru/daily/ria.minfin.ru/ru
18. https://ria.ru/20180227/151536824793449&page_id=3863&popup=Y&area_id=65
19. https://ria.ru/20180227/1515368247.html

Вернуться к содержанию номера

Copyright © Проблемы современной экономики 2002 - 2020
ISSN 1818-3395 - печатная версия, ISSN 1818-3409 - электронная (онлайновая) версия