Logo Международный форум «Евразийская экономическая перспектива»
На главную страницу
Новости
Информация о журнале
О главном редакторе
Подписка
Контакты
ЕВРАЗИЙСКИЙ МЕЖДУНАРОДНЫЙ НАУЧНО-АНАЛИТИЧЕСКИЙ ЖУРНАЛ English
Тематика журнала
Текущий номер
Анонс
Список номеров
Найти
Редакционный совет
Редакционная коллегия
Представи- тельства журнала
Правила направления, рецензирования и опубликования
Научные дискуссии
Семинары, конференции
 
 
Проблемы современной экономики, N 2 (70), 2019
СОЦИАЛЬНО-ЭКОНОМИЧЕСКОЕ РАЗВИТИЕ ГОСУДАРСТВ ЕВРАЗИИ И ДРУГИХ ЗАРУБЕЖНЫХ СТРАН
Селищев А. С.
доктор экономических наук, профессор
Селищев Н. А.
старший корреспондент Агентства ИТАР-ТАСС в КНР (г. Пекин),
кандидат экономических наук


Экономическая терапия по-китайски (часть 2)
В статье рассматривается переход Китая от административно-плановой к современной рыночной социалистической экономике. Данная многотрудная реформа была осуществлена в три сложнейших этапа, заняла четверть века (1978–2002 гг.), превратив беднейшую в прошлом страну в мирового экономического лидера
Ключевые слова: Китай, китайская экономическая реформа, плановая и рыночная экономика, пятилетнее планирование, Вашингтонский консенсус
УДК 339.97; ББК 65.5   Стр: 149 - 154

Ты похож на поэта с Янцзы, с бумажного челнока
Ощупывающего реку шестом — волниста ли? Глубока?
(2005)
Андрей Михайлович Тавров

Китаёзой звала меня мама
За дружбу с китайцем.
Из атласных кусков
Мы с ним шили цветные картины.
Он читал мне китайские сказки
Про конец луны и начало.
Он всегда был спокоен и весел,
Старый праведник добрый и мудрый.
Мой добрый китаец из детства,
Ты много открыл мне тайн.
Мы делали из бумаги
Прекрасных, летящих драконов,
Волшебный фонарь зажигаю
И вижу твое лицо.
Мои виски побелели,
Но я опять, как ребенок!
(2002)
Субботина Натали Фёдоровна (1969–)

Второй этап реформы (октябрь 1984 — декабрь 1991). 20 октября 1984 года открылся 3-й пленум ЦК КПК 12-го созыва, который сменил лозунг первого этапа реформы («план — основа, рынок — дополнение») на новую стратегию: «плановая товарная экономика». Данный лозунг был закреплен в «Постановлении ЦК КПК о реформе экономической системы». Было официально признано ошибкой, что социалистическая экономика может быть исключительно плановой. В постановлении план уже не ставился на главное место. Говорилось лишь о необходимости использовать плановое регулирование, но при этом товарное производство рассматривалось как объективная основа, внутренне присущая социализму. После XIII съезда КПК (1987) формула «плановая экономика — главное» больше не выдвигалась. Съезд выдвинул целевую модель регулирующего механизма: «государство регулирует рынок, рынок ведет предприятие». Это означало, что в дальнейшем микроэкономическая деятельность предприятий будет регулироваться главным образом рынком. Функции государства по экономическому регулированию в основном ограничивались влиянием на рынок с помощью экономических рычагов. Это был серьезный прорыв в экономической теории социализма. После этого тезис: план — главное, ушел в прошлое. На данном этапе центр тяжести реформы переместился из деревни в город. Отныне основным звеном реформы стали: государственные предприятия; система цен; социальная сфера, наука, техника и образование.
Выполнение 6-й пятилетки (1980–1985). В сентябре 1985 г. китайский журнал Beijing Review писал, что до окончания 6-й пятилетки осталось еще три с лишним месяца, но уже очевидно, что она будет существенно перевыполнена [17]. Пятилетка стала лучшей после возникновения КНР. Совокупный общественный продукт ежегодно возрастал на 11%. Доходы государственного бюджета выросли на 20%, и впервые в 1980-е годы бюджет страны стал положительным. При среднем ежегодном росте промышленности на 11%, легкая промышленность возрастала на 12%, а тяжелая — на 10%. Продукция сельского хозяйства ежегодно возрастала в среднем на 10%. Урожай 1985 года оказался одним из трех самых обильных за годы народной власти. Сектора экономики развивались более гармонично, постепенно сглаживая дореформенные «перекосы» преобладания тяжелой промышленности. Стабильно росла производительность труда. Оптимизировался состав инвестиций. Динамично прогрессировала внешняя торговля. За пять лет Китай переместился по внешнеторговому обороту с 28 позиции на 16 позицию в мире. Возросли доходы населения: крестьян — на 15,7% в год, городского населения на 11,4% в номинальных величинах, а в реальных 13,7% и 6,9% соответственно. В 1986 году газета «Гунжэнь жибао» провела обследование 49278 человек, проживающих в 29 провинциях, муниципалитетах и автономных районах. Рабочие и служащие составляли 84,5% опрошенных, из них 79,3% — люди в возрасте до 40 лет. 74% респондентов обладали начальным или средним образованием; 24,2% имели высшее образование. Подавляющее большинство (87%) высоко оценили результативность проводимых реформ, а 84,9% заявили, что реформы способствовали существенному повышению уровня жизни [18].
В марте 1985 года началась реформа образования. К тому времени в Китае проживало 230 млн неграмотных и полуграмотных граждан, в основном — в сельской местности. Да и в промышленном секторе примерно 80% рабочей силы обладали лишь школьным образованием (9 классов) и ниже. Пристальное внимание было обращено на высшее образование страны. К тому времени развитие высшего образования в стране прошло два этапа, и с 1977 года вступило в третий этап. На первом этапе (1950–1965) высшее образование развивалось стремительными темпами при существенной помощи СССР. В 1965 году в стране функционировало 434 вуза, что означало более чем двукратное увеличение по сравнению с 1949 годом. В высших учебных заведениях обучалось 764 тыс. студентов (увеличение в 4,4 раза).

Таблица 4
Развитие высшего образования в КНР, 1977–1985 гг.
ГодКоличество вузовКоличество студентов вузов и колледжейКоличество выпускниковИнвестиции в образование (млн ¥)Доля инвестиций в образование в общих инвестициях (%)
1977404625 000 1151,00
1978598856 000 3341,29
19796331 020 000 6842,12
19806751 144 00021 6009002,51
19817041 279 00018 8009823,42
19827151 154 00025 80010583,16
19838051 207 00037 20015184,05
19849021 396 00057 60019484,25
198510161 703 00087 30026624,07
Источник: [19 ].

На втором этапе реформы образования (1966–1976) «культурная революция» нанесла сокрушительный удар по образованию. За трагическое десятилетие 106 колледжей и университетов были распущены, обучение студентов практически прекратилось. В 1976 г. удалось восстановить деятельность 292 университетов и колледжей. Третий этап развития высшего образования начался в 1977 году. Табл. 4 иллюстрирует достижения в этой области за период с 1977 по 1985 гг.
Разработка 7-й пятилетки (1986–1990). 25 марта 1986 года на 4-м съезде ВСНП в своем докладе премьер Госсовета КНР Чжао Цзыян (赵紫阳, 1919–2005) заявил, что Китай разрабатывает 7-ю пятилетку. Госсовет начал работать над новым пятилетним планом уже в 1983 году [20]. Перед разработчиками пятилетки поставлена триединая задача. Во-первых, в ближайшие 5 лет (или немногим больше) создать благоприятные условия и поддерживать равновесие между совокупным спросом и предложением как основой продвижения реформы. Заложить основы новой экономической структуры с китайской спецификой. Во-вторых, поддерживать стабильный экономический рост. В-третьих, продолжать улучшать качество жизни народа, как в городе, так и на селе. При этом подчеркивалось, что из трех названных задач первая является приоритетной.
Планировалось, что за 7-ю пятилетку промышленность и сельское хозяйство при ежегодном приросте в 6,7% возрастут на 38%, достигнув в 1990 году 1677 млрд юаней (в ценах 1980 г.). Объем сельского хозяйства достигнет 353 млрд юаней, превзойдя уровень 1985 года на 21,6% при ежегодном приросте в 4%. Промышленность достигнет 1324 млрд юаней, увеличившись на 43,4%, достигнув уровня 1324 млрд юаней, возрастая на 7,5% в год. ВНП страны увеличится на 44% при ежегодном увеличении на 7,5%. В 1990 году первичный сектор экономики достигнет 306 млрд юаней, увеличившись на 22,9% при ежегодном приросте в 4%. Вторичный сектор увеличится до 530 млрд юаней, при 45,2% росте или 7,7% в год. Третичный сектор достигнет 281 млрд юаней, увеличившись на 71,3% при ежегодном приросте 11,4% в год. За пятилетку будут созданы 29 млн рабочих мест. В течение пятилетки будет внедрено обязательное 9-летнее образование. Количество студентов высшей школы увеличится на 70%. Приоритетными темпами будет развиваться наука. Потребление населения возрастет на 27%, доходы крестьян будут увеличиваться на 7% в год, а рабочих — на 4% в год. За пятилетие будет построено — больниц на 400 тыс. коек. Лесопосадки в стране возрастут на 2 процентных пункта (с 12% территории страны в 1985 году до 14% в 1990 году). Большое внимание будет уделено региональному развитию страны: при ускоренном развитии восточных прибрежных районов и СЭЗ — предусматривается координировано развивать центральные и западные районы страны. Объем внешней торговли вырастет на 40%, достигнув величины $ 83 млрд [21].
К вопросу о модернизации и четырехкратном увеличении экономики к 2000 году. Еще в феврале 1978 года в КНР была принята программа «четырех модернизаций» сроком до 2000 года. В соответствии с этой программой предполагался выход Китая в число передовых стран мира по уровню развития экономики на основе модернизации сельского хозяйства, промышленности, обороны, науки и техники. Уже при составлении 6-й пятилетки (1981–1985) были сделаны первые прикидки возможных темпов и пропорций развития КНР до 2000 года. Требуемый для достижения четырехкратного увеличения совокупной продукции промышленности и сельского хозяйства среднегодовой прирост в 7,2% предполагалось осуществить следующим образом. Ежегодные темпы прироста в 6-й пятилетке (1981 -1985 гг.) должны приближаться к 5%. В 7-й пятилетке (1986–1990) — к 6%. На 1990 годы предполагались темпы прироста — 8% в год [22]. По такому сценарию Китай мог рассчитывать на переход (за период 1980–2000 гг.) с 8-го места в мире по объему ВВП — на 6-е место, а, возможно, и на 4-е место [23]. При успешном выполнении 6-й пятилетки и при оптимистичных прогнозах на 7-ю пятилетку, объявленная цель «четырех модернизаций» выглядела вполне реальной.
Скромное очарование «вашингтонским консенсусом». В Китае на рубеже 1970–1980-х годов большой интерес приобрели работы венгерского экономиста Яноша Корнаи (1928–), который проделал путь от критики недостатков социализма к приверженности идеалам частной собственности и капитализму. В 1985 году он посетил КНР, где принял участие в Международном симпозиуме по макроэкономическому управлению. В 1986–1987 гг. на китайский язык были переведены все его основные труды. Но уже в 1988–1989 гг. начала усиливаться критика его идей со стороны китайских экономистов. Был сделан окончательный вывод, что идеи Корнаи в корне не приемлемы для Китая, а его рассуждения о приватизации и «шоковой терапии» — вредны и разрушительны [5, 117–122]. Подобный же прием в Китае получили идеи одного из лидеров «Пражской весны» Ота Шика (1919–2004) и других либеральных экономистов.
В октябре 1985 г. представители группы Всемирного банка, объединяющие Международный банк реконструкции и развития (МБРР), Международной ассоциации развития (МАР) и Международной финансовой корпорации (МФК), официально распространили специальный доклад под названием «Китай: долгосрочные проблемы развития и возможности выбора» [24], состоящий из 7 томов. Доклад привлек внимание китайских экономистов рекомендациями, наподобие тех, которые традиционно раздавались правительствам слаборазвитых стран Азии, Африки и Латинской Америки и увязывались с кредитным содействием Банка [25]. Авторы сравнили Китай с Пакистаном и Мадагаскаром под общей рубрикой «страны с низким доходом» и рассмотрели три возможных варианта развития китайской экономики (табл. 5).
Авторы доклада предлагали три прогнозных варианта экономического развития Китая: «вариант учетверения», «умеренный вариант» и «сбалансированный вариант». Первый, «вариант учетверения» практически совпадал с основными установками китайского руководства по развитию страны с 1980 по 2000 г. Второй, «умеренный вариант», по сути, явился лукавым выражением сомнения Всемирного банка в успешности китайского плана и предлагал более «трезвый и реалистичный взгляд» результатов его исполнения с более скромными результатами. Третий, «реалистичный» и «сбалансированный вариант», по сути, являлся альтернативой, которую предлагал Всемирный банк. Этот вариант предусматривал снижение нормы накопления с 29% до 26% при росте общественного потребления. При этом утверждалось, что для повышения эффективности китайской экономики имеется единственный путь: максимально широкий простор для действия рыночного механизма. Необходима также радикальная реформа цен: резкое повышение их на энергоресурсы и некоторые виды промышленной продукции, ликвидация контроля над ценами, отказ от государственных дотаций в сельском хозяйстве, либерализация цен в аграрном секторе. Предполагалось решительное снижение роли государства, существенное усиление самостоятельности хозяйственных предприятий и развязывание конкурентной борьбы между ними, полная свобода увольнения нерадивых работников. Государство должно прекратить вмешиваться в экономику за исключением сферы налогов и ставки процента. Предполагалось существенное сужение роли государственного сектора. Государству советовалось сконцентрироваться на социальных программах, выплате пособий по безработице, финансированию профессиональной подготовки работников. В области мировой экономики рекомендовалось исходить из теории издержек производства А. Смита и Д. Рикардо, то есть сосредоточиться на экспорте текстильной и пищевой промышленности, в то время как Западу — на наукоемких технологиях. При этом — Китаю предписывалась децентрализация управления внешнеэкономическими связями. Утверждалась приоритетность иностранных инвестиций и их приоритет в развитии китайской экономики. Печать КНР отреагировала на все эти рецепты весьма критично.

Таблица 5
Варианты экономического развития КНР на 1981–2000 гг., предлагаемые Всемирным банком. Среднегодовые темпы прироста (%)
 Китайский вариант учетверенияУмеренный вариантСбалансированный вариант
ВНП6,65,46,6
Среднедушевой ВНП5,54,35,5
Валовая продукция промышленности и сельского хозяйства7,26,06,4
Норма накопления292926
Продукция важнейших секторов:
Сельское хозяйство
4,53,74,6
Тяжелая промышленность8,16,97,0
Легкая промышленность7,96,57,1
Инфраструктура7,36,17,0
Сфера услуг7,26,010,5
Источник: [25, 72].

Решительный выбор социализма: концепции «начальной стадии социализма» и «социализма с китайской спецификой». С самого начала экономической реформы в Китае развернулись жаркие дискуссии о совместимости новых экономических форм развития с принципами социализма. При этом Дэн Сяопин никогда не сомневался в незыблемости социалистического пути. С особенной остротой данные теоретические споры развернулись в 1985–1986 гг. Все это привело, в конце концов, к появлению формулы «социализма с китайской спецификой» и концепции «начального этапа социализма».
Впервые тезис о начальном этапе социализма появился в 1981 году в решениях 4-го пленума ЦК КПК одиннадцатого созыва. На XII съезде КПК (1–11 сентября 1982 года) тезис был повторен в докладе Ху Яобана (胡耀邦, 1915–1989). В развернутом виде концепция начального этапа социализма была изложена Чжао Цзыяном на XIII съезде КПК (25 октября — 1 ноября 1987 года) и получила полное одобрение Дэн Сяопина. Временные рамки «начального этапа социализма» конкретно не определялись, при этом неоднократно говорилось, что он может занять и сто лет. Для китайских реформаторов принципиально важным было то, что китайское общество развивается именно в рамках социализма, но осуществляет это в соответствии с моделью, обладающей китайской спецификой. Если Мао Цзэдун и его ортодоксальные последователи стремились установить единообразие форм собственности, утвердив как высшую форму общественную, а фактически государственную, то новая концепция признает развитие многообразных форм собственности — от частной до государственной.
Известный китайский экономист Лю Гогуан (刘国光, 1923–) свел специфику китайской экономической модели к пяти пунктам:
● развитие различных форм экономики и методов хозяйствования при ведущей роли общенародной собственности;
● переход к многоуровневой (государство — предприятия — трудящиеся) структуре принятия экономических решений, в котором ядром станет усиление жизнедеятельности предприятий;
● перестройка прежней системы экономического регулирования, в которой главными были директивный план и административные рычаги, в систему, в которой при усилении руководящей роли плана в основном применяются такие экономические рычаги, как цены, а также используется механизм рынка;
● преобразование прежней системы распределения из «большого котла», где чрезмерно акцентировались интересы государства, игнорировались интересы коллектива (предприятия) и личности (трудящихся), в систему экономических интересов, где учитываются интересы всех трех «сторон» — государства, коллектива и личности, тесно увязываются доходы с экономической эффективностью;
● переход от прежней организационной структуры экономики, в которой не разделялись административные и хозяйственные обязанности, главными являлись отношения по вертикали, разобщенность была характерной чертой, к системе организации экономики, где будут разделены административные и хозяйственные функции и ответственность. Горизонтальные связи станут главными, где образуется сеть, в которой переплетутся вертикальные и горизонтальные связи, а города — экономические центры будут выступать в качестве главного «стержня» [26, 45].
Реформа цен: «двухколейный переход». Уже на первом этапе экономической реформы (1979–1984) началось постепенное сокращение административно устанавливаемых цен в пользу рыночного ценообразования. Однако активно процесс развернулся на втором этапе (1984–1991). В соответствии с «Временными правилами по совершенствованию системы планирования» (утверждено Госсоветом КНР от 04.10.1984) хозяйственный механизм стал приспосабливаться к трем уровням: директивному планированию, направляющему планированию и рыночному регулированию [27, 73]. Реализация курса на сужение сферы директивного и расширение направляющего планирования выразилась в том, что начиная с 1985 года количество видов промышленной продукции, которую Госплан прежде планировал в директивном порядке, сократилась со 123 до примерно 60 видов. Количество видов продукции сельского хозяйства и подсобных промыслов, закупаемых и распределяемых государством в плановом порядке, с 29 до примерно 10 видов. Направляющее планирование на практике представляло собой сферу государственного планирования, которая не носила директивного, обязательного характера. Планы составляли предприятия самостоятельно (до 30–40% валовой промышленной продукции). Затем эти планы передавались вышестоящим органам «для сведения». Что касалось сферы рыночного регулирования (в основном мелкие товары ширпотреба и сельскохозяйственная продукция, общепит) — она не планировалась, а регулировалась на основе рынка (10–20% промышленной продукции). Затем в сферу «рыночного регулирования» стали включаться и средства производства — до 50% добытого угля; 40% стального проката; 60% древесины, 75% цемента [28].
Так начала функционировать двухколейная (双轨, шуангуй) модель экономики. Как отмечал известный китайский экономист Фань Ган (樊纲, 1953–), так называемая «двухколейная система» сначала была введена в ходе реформы цен. Она применялась почти во всех сферах, кроме рынка кредитов, где ставка процента по-прежнему жестко контролировалась центральным правительством (хотя действовала и ставка «черного рынка»). «Новая колея» — негосударственный сектор, состоящий из частных и получастных предприятий, волостно-поселковых предприятий, корпораций, совместных предприятий и индивидуальных хозяйств. Сохранение «старой колеи» было призвано обеспечить соблюдение интересов, сформировавшихся в рамках старой системы. Реальная проблема заключалась не в том, следует ли правительству идти по пути «двухколейного перехода», а в том, насколько быстро удастся объединить две колеи в одну. Успех «двухколейного перехода» зависел главным образом от того, насколько успешно будет развиваться «новая колея». Предполагалось, что доля старой системы в экономике в целом фиксируется на начальном этапе реформ и постепенно сокращается в дальнейшем. В 1992 году в большинстве провинций Китая был полностью снят контроль цен на продовольственные товары. На валютном рынке унификация официального и рыночного курса произошла в 1993 году [29].
Реформа отношений собственности. Как известно, на первом этапе реформ (1979–1984 гг.) было покончено с системой «народных коммун». На этом же этапе были предприняты первые попытки оживления госсектора за счет расширения хозяйственной самостоятельности предприятий. В эти же годы началось активное развитие коллективного уклада в городах, как меры по смягчению трудоустройства. Индивидуальная трудовая собственность была реабилитирована и объявлена «полезным дополнением к социалистической общественной собственности». Событием явилась разработка законодательства, с целью привлечения прямых иностранных инвестиций.
На втором этапе (1984–1991) реформирование отношений собственности ускорилось. При главенстве общественной собственности на средства производства расцветают новые формы собственности, как в городе, так и на селе. С 1987 г. разрешено функционирование частных предприятий с 8 и более наемными работниками. Примечательно, что с самого начала китайское руководство отказалось от приватизации государственных предприятий, предпочтя в данной области осторожную и выборочную практику акционирования. В 1989–1991 гг. процесс реформирования собственности затормаживается, но затем разворачивается с новой силой. В результате, к 1992 г. в КНР официально насчитывалось 9 экономических укладов [31, 53].
«Перегрев» экономики. В 1988 году китайская экономика вступила в состояние «перегрева», самым опасным проявлением которого явилась рекордная вспышка инфляции. В ответ на это экономические власти организовали программу «урегулирования экономики», которая продолжалась с сентября 1988 до ноября 1991 года. С «перегревом экономики» удалось справиться посредством сокращения инвестиций, контролем над инфляцией, подавлением избыточного спроса и улучшением отраслевой структуры экономики.
С приходом к власти Горбачева в СССР началось интенсивное взаимное изучение экономического развития двух стран. «Перестройка» пристально изучалась в Китае. В 1986–1988 гг. СССР посетили практически все ведущие китайские ученые-экономисты. Однако после событий в Китае в июне 1989 г. произошло «охлаждение» экономики. А после демонтажа СССР — взаимный интерес достиг минимума. К 1991 году Китай уже серьезно укрепился в сравнении с Советским Союзом (табл. 6), а последний прекратил существование.

Таблица 6
Сопоставление экономического развития в Китае и СССР в 1980 и 1990 гг.
НаименованиеЕдиница
измерения
1980 г.1990 г
КитайСССРСССР/
Китай
КитайСССРСССР/
Китай
Электроэнергия
Нефть
Уголь
Сталь
Металлорежущие станки
Холодильники
Телевизоры
Цемент
Млрд кВт-ч
Млн тонн
Млн тонн
Млн тонн

Тыс. штук
Тыс. штук
Тыс. штук
Млн тонн
300,6
106,0
620
37,12

133,6
49
2492
79,86
1294
603
716
148

257
5932
7528
125
4,30
5,69
1,15
3,99

1,92
121
3,02
1,56
621,2
138,3
1080
63,5

134,5
4630
26847
209,7
1726
571
703
154

157
6499
10540
137,3
2,78
4,13
0,65
2,32

1,17
1,40
0,39
0,65
Мясо
Зерно
Внешняя торговля
Млн тонн
Млн тонн
Млрд долл.
12,05
291,8
38,14
15,1
176,2
144,97
1,25
0,60
3,80
25,1
418,8
115,4
20,0
218,0
≈203
0,80
0,52
1,76
Источник: [30, 160].

Третий этап: «Социалистическая рыночная экономика» (1992–2002)
Дэн Сяопин уплыл по Хуанхэ.
Мао Цзэдун остался в мавзолее.
Как говорится, что кому милее –
Кому в гробу, кому на Хуанхэ...
Я начеку, я знаю, кто есть ху,
Я прихожу к здоровой паранойе,
Гляжу на все земной и спиртное,
Как Лев Толстой на глупую сноху.
И если спросют — кто не без греха?
Махну рукою в сторону Китая,
Где белый пепел падает, не тая,
И вдаль идет Великая река
(26.02.1997)
Берязев Владимир Алексеевич (1959–)

После досадного «перегрева» народного хозяйство в конце 1980-х годов, китайское руководство на последнее десятилетие ХХ века наметило динамичные, но не сверхбыстрые темпы роста экономики. На 4-й сессии ВСНП 7 созыва (апрель — май 1991 г.) по утвержденному плану на 8-ю пятилетку (1991–1995) и в программе развития до 2000 года среднегодовой темп прироста ВВП должен был составить 6% (в том числе — аграрный сектор — 3,5%, а промышленность — 6,8%). Однако ликвидация СССР 25 декабря 1991 г. заставила китайское руководство существенно пересмотреть планы дальнейшего развития.
С 17 января по 21 февраля 1992 года Дэн Сяопин отправился на юг страны, где в рабочем порядке высказал ряд идей о будущем развитии Китая (так называемые «Беседы на Юге»). Основные мысли сводились к следующему. Первое. Революция — это не что иное, как высвобождение производительных сил, а реформы — это также высвобождение производительных сил. Этой стратегии следует неуклонно придерживаться в течение последующего столетия. Второе. Реформы необходимо проводить смело, энергично и без остановки. Третье. Корень всего заключается в развитии экономики. Четвертое. После длительного развития социализм непременно победит капитализм. Отныне и вплоть до середины XXI века перед страной предстоит очень серьезный и важный период, который потребует от нас много упорного труда [32, 109]. Китаю представился редкий исторический шанс, который недопустимо упустить.
В результате весной 1992 года было принято решение о начале нового ускорения экономического роста. 9 июня 1992 года с речью в партийной школе выступил Цзян Цзэминь, который предложил название новой экономической стратегии: «система социалистической рыночной экономики», что было одобрено Дэн Сяопином. Тем самым, слово «план» было полностью устранено. 12 октября 1992 г. в докладе XIV съезду говорилось, что «целью реформ экономической системы нашей страны является строительство системы социалистической рыночной экономики». Итак, особенностями реформы на третьем этапе (1992–2002) явились следующие черты.
● кардинальный поворот к рынку; дальнейшая «маркетизации», включающая ускоренное развитие рынков ценных бумаг, недвижимости, а также рабочей силы;
● активное использование косвенных макроэкономических регуляторов и, прежде всего, процентной ставки;
● увеличение масштабов привлечения прямых зарубежных инвестиций, в том числе и постепенное открытие иностранному капиталу финансового сектора и розничной торговли;
● решительное реформирование государственных предприятий, банковских институтов и системы социального обеспечения;
● дальнейшая активизация реформ на селе.
Китайская экономика совершила решительный крен в сторону интенсивных методов развития. Видный российский китаевед Л.М. Гирич проделал анализ, рассчитав вклад основных факторов в среднегодовой прирост ВВП в 6,7 и 8 пятилетках (табл. 7.).

Таблица 7
Вклад основных факторов производства КНР в среднегодовой прирост ВВП
Наименования6-я пятилетка
(1981–1985)
7-я пятилетка
(1986–1990)
8-я пятилетка
(1991–1996)
Среднегодовой прирост ВВП (в постоянных ценах), %9,5 (100,0)7,8 (100,0)11,8 (100,0)
В том числе:   
— за счет фактора рабочей силы0,99 (10,4)0,78 (10,0)0,6 (5,1)
— за счет инвестиционных затрат5,0 (52,6)6,23 (79,9)6,7 (56,8)
— за счет комплексной экономической эффективности3,51 (37,0)0,79 (10,1)4,5 (38,1)
Фондоотдача, юаней на 1 юань фондов0,4170,2930,415
Источник: [33, 39].

На основании анализа были сделаны следующие выводы. Первое, в 6-й пятилетке основными факторами экономического роста КНР был капитал и комплексная экономическая эффективность. Второе, в 7-й пятилетке основным фактором экономического роста являлся капитал. Третье, в 8-й, как и в 6-й — основным фактором явились капитал и комплексная экономическая эффективность. Четвертое, 8-я пятилетка оказалась лучшей в истории КНР, а задача «учетверения» экономики Китая за 1980–2000 г. выполнена на 5 лет раньше срока. В течение 1990–2002 гг. Китай продолжал развиваться самыми высокими темпами в мире. За этот период ВВП КНР ежегодно увеличивался до 9,7% в год (США — на 3,3%, а мир в целом — на 2,7%).
Итоги реализации 9-й пятилетки (1996–2000) стали наиболее близки к плановым после 1978 года. С одной стороны, она разрабатывалась на период «оздоровления и упорядочения экономики» после предпринятого «второго перегрева» экономики в 1992–1994 гг., с другой стороны, она стала своеобразным поворотным рубежом в развитии народного хозяйства от традиционно экстенсивного, ресурсо- и трудозатратного способа роста к интенсивному. За первые 2–3 года пятилетки была подавлена инфляция, создалась благоприятная инвестиционная среда. Среднегодовой прирост ВВП составил 8,3%. Сельское хозяйство радовало хорошими урожаями. В 2002 году закончился трехэтапный процесс китайской реформы, преобразовавший экономику станы в высокоэффективную рыночную социально-ориентированную систему. КНР превратилась в мировую экономику № 2 по ВВП, рассчитанному по паритету покупательной способности (табл. 8), а в 2014 году, по данным МВФ — в экономику № 1.

Таблица 8
Экономические показатели пяти важнейших стран мира (2002 г.)
СтраныВВП на душу
населения ($)
ВВП (ППС,
$ млрд)
Удельный вес
в мировом ВВП (%)
США
Китай
Япония
Индия
Россия
36110
4520
27380
2650
8080
10414
5792
3481
2778
1165
21,5
12,0
7,2
5,7
2,4
Мир в целом782048462100,0
Источник: [34, 50].

Вывод. С 11 по 14 ноября 2003 года в Пекине прошел третий пленум ЦК КПК 16-го созыва, который утвердил «Постановление ЦК КПК по некоторым вопросам совершенствования системы социалистической рыночной экономики» — программный документ на углубление реформы экономической системы Китая. Тем самым китайская экономика вступила в новый этап, этап совершенствования социалистической рыночной экономики, который продолжается и ныне.


Литература
1. Teng Hsiao-ping. Speech at the National Educational Work Conference (22.04.1978) // Peking Review, May. 5, Vol. 21, 1978, # 18, p. 6–12.
2. Mao Tsedung. Talk at an Enlarged Working Conference Convened by the Central Committee of The Communist Party of China (30.01.1962) // Peking Review, July 7, Vol. 21, 1978, # 27, p. 6–22.
3. China’s Economy in 2000. — Beijing: New World Press 1987. — 546 p.
4. Линь Ифу, Цай Фан, Ли Чжоу. Китайское чудо. Стратегия развития и экономическая реформа /Пер. с кит. — М.: ИДВ РАН, 2001. — 367 с.
5. Борох О. Н. Современная китайская экономическая мысль. — М.: Изд-во «Восточная литература» РАН, 1998. — 295 с.
6. Ремыга В.Н. Характер изменений в системе управления народным хозяйством КНР //Проблемы Дальнего Востока. — 1980. — № 4. — С. 90–104.
7. Акимов В.И., Потапов В.И. Трудности и проблемы «урегулирования» народного хозяйства КНР (по итогам 1980 г.) //Проблемы Дальнего Востока. — 1981. — № 2. — С. 56–66.
8. Prospects for Economic Readjustment // Beijing Review, July 26, Vol. 25, 1982, # 30, p. 3.
9. Chen Yun. Combating corrosive Ideology // Beijing Review, Oct.14, Vol. 28, 1985, # 41, p. 15–16.
10. 人民日报 (Женьминь жибао), 13.12. 1982; 30.04. 1983.
11. Волкова Л.А. Тенденции изменений форм хозяйственной организации в китайской деревне в начале 80-х годов // Проблемы Дальнего Востока — 1983. — № 1. — С. 73–82.
12. 农业经济问题 (Проблемы экономики сельского хозяйства), 1982, № 12, с. 29; 红旗 (Красное знамя), 1982, № 16, с. 47.
13. Beijing Review, 1985, № 4, с. 9; № 29, с. 20.
14. An Zhiguo. Party Shifts consolidation to Countryside // Beijing Review, Dec 30, Vol. 28, 1985, # 52, p. 4–5.
15. Economic Growth and Rural development // Beijing Review, March 10, Vol. 29, 1986, # 10, p. 14–21.
16. Li Chenrui. Economic Reform Brings Better Life // Beijing Review, Jul. 22, Vol. 28, 1985, # 29, p. 15–22.
17. Sixth Five-Year Plan Succeeds // Beijing Review, Sept. 16, Vol. 28, 1985, # 3, p. 14, 19.
18. Xin Lin. Popular Support for Reform // Beijing Review, Jan. 26, Vol. 30, 1987, # 4, p. 4.
19. Hu Junkai, Zhao Yining. University Students and Higher Education // Beijing Review, Feb. 23, Vol. 30, 1987, # 8, p. 23.
20. Optimistic But not Over-Ambitious, Says Zhao // Beijing Review, March 31, Vol. 29, 1986, # 13, p. 5–8.
21. The Seventh Five-Year Plan of the People’s Republic of China for Economic and Social Development (1986–1990)//Beijing Review, Apr. 28, Vol. 29, 1986, # 17, p. 19–25.
22. 世界经济导报 (Мировой экономический вестник ) 07.11.1983.
23. 世界经济导报 (Мировой экономический вестник) 20.09.1982.
24. China: Long-Term Development Issues and Options. The report of mission sent to China by the World Bank. — Wash., 1985.
25. Манежев С.А. Экономическая доктрина Всемирного банка и хозяйственная реформа в Китае //Проблемы Дальнего Востока. — 1987. — № 2. — с. 70–80.
26. Реформа хозяйственной системы в КНР. — М.: Экономика, 1989. — 351 с.
27. Авремов В.Е. Изменение в системе планирования в Китае // Проблемы Дальнего Востока. — 1986. — № 3. — с. 69–76.
28. 经济日报 (Экономическая газета). 26.02.1986.
29. Фань Ган. Реформы по нарастающей и «двухколейный» переход: осмысление опыта Китая // Проблемы Дальнего Востока. — 1995. — № 3. — С. 58–73.
30. Портяков В.Я. Экономическая реформа в Китае (1979–1999 гг.) — М.: Институт Дальнего Востока РАН, 2002. — 176 с.
31. Портяков В.Я. Реформа отношений собственности в КНР //Проблемы Дальнего Востока. — 1998. — № 6. — С. 52–67.
32. Хэ Яоминь. Траектория экономического развития Китая. — Пекин: Пекинская компания «Шанс», М.: ООО «Издательско-полиграфический центр Восток-Бук», 2015 — 258 с.
33. Гирич Л. М. Итоги 8-й пятилетки КНР: факторы роста //Проблемы Дальнего Востока. — 1996. — № 4. — С. 37–43.
34. Ху Аньнан. «Модернизация с китайской спецификой»: проблема экономического измерения // Проблемы Дальнего Востока. — 2005. — № 1. — С. 34–57.

Вернуться к содержанию номера

Copyright © Проблемы современной экономики 2002 - 2019
ISSN 1818-3395 - печатная версия, ISSN 1818-3409 - электронная (онлайновая) версия