Logo Международный форум «Евразийская экономическая перспектива»
На главную страницу
Новости
Информация о журнале
О главном редакторе
Подписка
Контакты
ЕВРАЗИЙСКИЙ МЕЖДУНАРОДНЫЙ НАУЧНО-АНАЛИТИЧЕСКИЙ ЖУРНАЛ English
Тематика журнала
Текущий номер
Анонс
Список номеров
Найти
Редакционный совет
Редакционная коллегия
Представи- тельства журнала
Правила направления, рецензирования и опубликования
Научные дискуссии
Семинары, конференции
 
 
Проблемы современной экономики, N 2 (70), 2019
ЭКОНОМИЧЕСКИЕ ПРОБЛЕМЫ РЕГИОНОВ И ОТРАСЛЕВЫХ КОМПЛЕКСОВ
Старикова А. А.
аспирант кафедры политической экономии
Московского государственного университета имени М.В. Ломоносова


Анализ факторов субъективного благополучия в российских регионах
В статье представлена классификация факторов, влияющих на субъективное благополучие на уровне субъектов Российской Федерации. Проведен корреляционный анализ между индексами социального самочувствия в соответствии с рейтингом, сформированным Фондом развития гражданского общества, и показателями социально-экономического развития. Выделены основные направления социально-экономической политики, значимые с точки зрения субъективного благополучия жителей российских регионов
Ключевые слова: благополучие граждан, благосостояние, социально-экономическая политика региона, здоровье населения, здравоохранение, корреляционный анализ
УДК 33.024.3; ББК 65.9(2Рос)-94   Стр: 142 - 145

В настоящее время в экономической науке уделяется особое внимание субъективному восприятию населением различных событий в общественной жизни. Этим вызвано появление большого количества опросов, касающихся социального самочувствия, удовлетворенности различными аспектами жизни и счастья в целом.
Данные о субъективном благополучии людей в стране представляют собой важность для лиц, принимающих решения на самых разных уровнях государственного управления, в том числе и на уровне субъектов Российской Федерации, внося коррективы в проводимую политику в соответствии с потребностями жителей регионов страны.
Сведения о счастье и удовлетворенности жизнью в России можно получить из международных баз данных, например, Европейского социального исследования [1], а также обратившись к результатам отечественных опросов домохозяйств РМЭЗ НИУ ВШЭ (Российского мониторинга экономического положения и здоровья населения) [2].
Всероссийский центр изучения общественного мнения также регулярно оценивает уровень счастья среди россиян. По данным пресс-выпуска ВЦИОМ от 3 мая 2018 года индекс счастья достигает в России своей максимальной отметки в 73 п., и 83% среди российского населения называют себя счастливыми. Индекс счастья рассчитывается на основе ответов респондентов на прямой вопрос о том, счастлив он или нет [3]. При этом главными факторами, способствующими счастливой жизни, являются семья (для 30% россиян), здоровье (для 16% россиян), хорошая работа (для 14% россиян), дети (для 13% россиян) [3].
По данным ИА «REGNUM» от 14 ноября 2018 года 84% респондентов ощущают себя счастливыми. Среди основных источников благополучия также называются семья, здоровье, дети и стабильная работа [4].
В исследованиях основных детерминант счастья в России П.М. Козыревой, А.Э. Низамовой и А.И. Смирнова также отмечаются среди главных факторов хорошая работа и здоровье. Приводятся коэффициенты корреляции Спирмена, рассчитанные на основе данных РМЭЗ НИУ ВШЭ, между счастьем и удовлетворенностью работой в целом (0,211), удовлетворенностью условиями труда (0,187), удовлетворенностью оплатой труда (0,198) [5, с.68], состоянием здоровья (0,314) [6, с.130] на уровне значимости p < 0,01. Также изучение удовлетворенности жизнью в России на основе данных Европейского социального исследования даёт статистически значимую корреляционную связь между удовлетворенностью жизнью и состоянием здоровья (0,27 при p < 0,001), уровнем дохода (0,24 при p < 0,001), семейным положением (0,17 при p < 0,001) [7, с. 202]. Приведенные результаты получены в ходе анализа микроданных.
Целью настоящего исследования является определение основных факторов на уровне регионов, влияющих на удовлетворенность жизнью среди их населения.
В качестве показателя субъективного благополучия использованы данные рейтинга социального самочувствия в регионах России (выпуск третий) [8], составленного Фондом развития гражданского общества и сформированного на основе результатов исследования от 15–28 апреля 2014 года, предусматривающего ответы на 4 вопроса:
1) об удовлетворенности обстановкой в регионе;
2) о тенденциях улучшения, ухудшения или неизменности ситуации в регионе;
3) об отзывах окружения о работе руководителей региона;
4) о возможностях участия в акциях протеста [8].
В пятёрку лидеров по показателю социального самочувствия в апреле 2014 года входят Республика Татарстан, Ямало-Ненецкий автономный округ, затем Белгородская и Тюменская области и Чеченская Республика. Замыкают рейтинг Республика Карелия, Рязанская, Архангельская, Ярославская и Тверская области (рис. 1).
Рис. 1. Первая и последняя пятерка субъектов Российской Федерации в соответствии рейтингом социального самочувствия [8].
Источник: [8].
Результаты исследования Фонда развития гражданского общества созвучны итогам опроса «Индекс счастья российских городов» мониторингового агентства News Effector, проведенного вместе с Фондом региональных исследований «Регионы России». Административные центры Чеченской Республики, Тюменской области, Республики Татарстан, Белгородской области (Грозный, Тюмень, Казань и Белгород) также имеют первые позиции в рейтинге по индексу счастья, занимая соответственно 1-е, 2-е, 3-е и 9-е места. Салехард (столица Ямало-Ненецкого автономного округа) не принимал участия в опросе. Петрозаводск (центр Республики Карелия), Архангельск находятся во второй половине рейтинга, Рязань находится на 21-м месте, Ярославль — на 10-м, Тверь — на 36-м из 100 опрошенных городов [9].
Данные рейтинга социального самочувствия отражают итоги 2013 года. Остальные статистические показатели, участвующие в дальнейшем анализе, также взяты за 2013 год.
В таблице 1 представлена классификация факторов, которые могут оказывать влияние на субъективное благополучие граждан и значения коэффициентов корреляции которых могут быть логически интерпретируемы. Все показатели поделены на две большие группы: экономические и социальные. Они же, в свою очередь, подразделяются на несколько подгрупп. Показатели блоков «Денежные доходы населения», «Валовой региональный продукт», «Производство и торговля», «Строительство», «Инвестиции» отражают экономическое развитие регионов. Подгруппа «Расходы консолидированных бюджетов субъектов РФ» [10] включает бюджетные расходы по нескольким направлениям: общегосударственные вопросы, национальная экономика, жилищно-коммунальное хозяйство и социально-культурные мероприятия, которые, в свою очередь, подразделяются на расходы на образование, здравоохранение и социальную политику. Отдельную область исследований представляет собой изучение взаимосвязи инноваций и субъективного благополучия [11,12], поэтому блок показателей «Научные исследования и инновации» также был включен в анализ. Напряженность на рынке труда, проявленная в высоком уровне безработицы, и значительная инфляция могут оказывать существенное влияние на удовлетворенность жизнью [13], в связи с этим подгруппы «Рынок труда» и «Динамика цен» отражены в классификации факторов субъективного благополучия.
Таблица 1
Классификация факторов, влияющих на субъективное благополучие в регионах РФ
Составлено автором на основе данных [10].
Общие коэффициенты рождаемости, смертности, младенческой смертности, брачности и разводимости, блок «Здоровье» представляют важнейшие показатели социального развития страны. Жилищные условия, транспортная инфраструктура, развитие культуры и спорта способствуют росту уровня жизни и благополучия жителей регионов страны, а с развитием современных технологий доступ к ИКТ (информационно-коммуникационным технологиям) и современным средствам связи рассматривается исследователями как фундаментальное человеческое право [14, с.743]. Поэтому переменные блоков «Культура и отдых», «Жилищное строительство», «Транспорт», «Связь и ИКТ» входят также в группу социальных показателей.
Увеличение денежных доходов населения позитивно сказывается на удовлетворенности жизнью, что отражает положительное значение коэффициента корреляции Спирмена (значимость при p<0,01) первых трёх показателей подгруппы «Денежные доходы населения» (табл. 1): денежные доходы в расчёте на душу населения, потребительские расходы в расчёте на душу населения, номинальная заработная плата (рис.2). Заметим, что коэффициент корреляции между индексом социального самочувствия и средним размером пенсий, хотя и положителен (0,1764), но незначим. Этот факт можно объяснить относительно меньшей долей населения старше трудоспособного возраста по регионам, не превышающей 30%, по сравнению с долей населения в трудоспособном возрасте, составляющей свыше 55% [10, с. 45,46].
Такие показатели экономического развития в расчёте на душу населения, как валовой региональный продукт, объем отгруженных товаров (в части добычи полезных ископаемых), оборот розничной торговли (рис.2), инвестиции в основной капитал (рис.3), позитивно влияют на субъективное благополучие граждан на региональном уровне.
С этой точки зрения особенно выделяется сфера строительства. Установлена положительная значимая корреляционная связь индекса социального самочувствия с числом предприятий и организаций в строительстве в расчёте на 1 000 человек населения, объёмом работ, выполненных в строительстве, в расчёте на душу населения (рис.2) и с инвестициями в основной капитал в строительство на душу населения (рис.3). Помимо строительства важными отраслями национальной экономики с позиции субъективного благополучия являются розничная торговля и добыча полезных ископаемых (рис.2).
Блок переменных рынка труда включает непосредственно уровень безработицы и долю безработных, находящихся в поиске работы 12 месяцев и более (табл. 1). Рост этих показателей способствует повышению напряженности на рынке труда и снижению субъективного благополучия, что и демонстрирует отрицательный знак коэффициента корреляции Спирмена (-0,2890) между индексом социального самочувствия и уровнем безработицы, значимого при p<0,01 (рис. 4).
Рис. 2. Значимые коэффициенты корреляции Спирмена между экономическими показателями и индексом социального самочувствия
Рассчитано автором на основе данных [10].
Рис. 2.
Рассчитано автором на основе данных [10].
Рис. 4. Отрицательные значения значимых коэффициентов корреляции Спирмена между факторами и индексом социального самочувствия
Рассчитано автором на основе данных [10].
Анализ социальных показателей выявляет значимость коэффициента корреляции только у одного фактора — число умерших на 1000 человек населения (рис.4), свидетельствуя о том, что снижение смертности играет важную роль не только с точки зрения социально-экономического развития страны [15, с.68], но и с позиции субъективного благополучия граждан России. Динамику общего коэффициента смертности в нашей стране связывают напрямую с государственными расходами на здравоохранение [15, с.64]. Основной причиной смертности в России называют болезни системы кровообращения, с которыми связывают больше 50% смертей. На злокачественные образования приходится примерно 15% смертей, на внешние причины (гибель от пожаров, в результате дорожно-транспортных происшествий, отравления алкоголем и т.д.) — 10% [15, с.70]. Повышенная смертность в России обусловлена отставанием в развитии медицины, которое проявляется в отсутствии системности поликлинического обслуживания, профилактической и предупреждающей медицины, приводящем к низкому качеству диагностики и лечения болезней системы кровообращения, прежде всего, инсульта и ишемической болезни сердца, несвоевременному выявлению злокачественных образований [15, с.70, 71].
О важности расходов на развитие здравоохранения свидетельствует корреляционный анализ показателей блока «Расходы консолидированных бюджетов субъектов РФ» [10] (табл. 1), демонстрируя значимость коэффициентов корреляции между индексом социального самочувствия и расходами консолидированных бюджетов субъектов РФ [10] в расчёте на душу населения, как в целом, так и по их составляющим, в том числе на жилищно-коммунальное хозяйство, национальную экономику и социально-культурные мероприятия, которые, в свою очередь, включают затраты на здравоохранение и образование (рис. 3).
По результатам данного исследования можно сказать, что, по-прежнему, залогом роста удовлетворенности жизнью среди российского населения является экономическое процветание нашей страны, что проявляется на уровне взаимосвязи социального самочувствия как с показателями денежных доходов населения, так и с показателями экономического развития регионов в целом (валовой региональный продукт на душу населения, инвестиции в основной капитал на душу населения), а также с расходами консолидированных бюджетов субъектов РФ на национальную экономику, способствующими её развитию и поддержанию предпринимательства. Среди ключевых отраслей, оказывающих в большей степени влияние на благополучие граждан, выделяются добыча полезных ископаемых, строительство, розничная торговля. В этой связи закономерна зависимость удовлетворенности жизнью от присутствия хорошей и стабильной работы, что подтверждается и предыдущими исследованиями на микроданных, и наличием значимой отрицательной связи показателя социального самочувствия с уровнем безработицы. Корреляционный анализ также даёт представление о направлениях расходов консолидированных бюджетов субъектов РФ, необходимых с точки зрения роста субъективного благополучия. Помимо затрат на поддержание национальной экономики важность приобретают расходы на жилищно-коммунальное хозяйство, образование и в особенности на здравоохранение, развитие которого необходимо для снижения высокой смертности в России. Таким образом, проведенный анализ позволяет определить основные направления социально-экономической политики на уровне регионов России, важные с точки зрения субъективного благополучия их граждан.


Литература
1. Официальный сайт Европейского социального исследования в России [Электронный ресурс]. — Режим доступа: http://www.ess-ru.ru (дата обращения: 31.01.2019).
2. Официальный сайт Национального исследовательского университета «Высшая школа экономики», данные обследования РМЭЗ НИУ ВШЭ [Электронный ресурс]. — Режим доступа: https://www.hse.ru/rlms/spss (дата обращения: 31.01.2019).
3. Пресс-выпуск ВЦИОМ №3651 от 03 Мая 2018 «Счастье в России: мониторинг». Официальный сайт Всероссийского центра изучения общественного мнения [Электронный ресурс]. — Режим доступа: https://wciom.ru/index.php?id=236&uid=9075 (дата обращения: 31.01.2019).
4. Уровень счастья в России вырос до 84%. Официальный сайт ИА «REGNUM» [Электронный ресурс]. — Режим доступа: https://regnum.ru/news/2523843.html (дата обращения: 31.01.2019).
5. Козырева П.М., Низамова А.Э., Смирнов А.И. Счастье и его детерминанты (статья 2) // Социологические исследования. — 2016. — № 1. — C. 66–76.
6. Козырева П.М., Низамова А.Э., Смирнов А.И. Счастье и его детерминанты (статья 1) // Социологические исследования. — 2015. — № 12. — C. 120–132.
7. Андреенкова Н.В. Сравнительный анализ удовлетворенности жизнью и определяющих ее факторов // Мониторинг общественного мнения. — 2010. — №5(99). — C. 189–215.
8. Рейтинг социального самочувствия регионов России. Третий выпуск. Официальный сайт Фонда развития гражданского общества [Электронный ресурс]. — Режим доступа: http://civilfund.ru/mat/63 (дата обращения: 31.01.2019).
9. Индекс счастья городов России. Официальный сайт сетевого издания «Регионы Онлайн» [Электронный ресурс]. — Режим доступа: https://www.gosrf.ru/news/5927 (дата обращения: 31.01.2019).
10. Регионы России. Социально-экономические показатели. 2014: стат. сб. / Росстат. — М., 2014. — 900 с.
11. Dolan P., Metcalfe R. The relationship between innovation and subjective wellbeing // Research Policy. — 2012. — Vol. 41. — Issue 8. — P. 1489–1498.
12. Engelbrecht H.-J. A general model of the innovation — subjective well-being nexus // Journal of Evolutionary Economics. — 2014. — Vol. 24. — Issue 2. — P. 377–397.
13. Di Tella R., MacCulloch R. J., Oswald A. J. Preferences over Inflation and Unemployment: Evidence from Surveys of Happiness // The American Economic Review. — 2001. — Vol. 91. — No. 1. — P. 335–341.
14. Kavetsos G., Koutroumpis P. Technological affluence and subjective well-being // Journal of Economic Psychology. — 2011. — Vol. 32. — Issue 5. — P. 742–753.
15. Аганбегян А. Тревожный звоночек: в России прекратилось снижение смертности населения // Экономическая политика. — 2015. — Т. 10. — № 2. — C. 63–76.

Вернуться к содержанию номера

Copyright © Проблемы современной экономики 2002 - 2019
ISSN 1818-3395 - печатная версия, ISSN 1818-3409 - электронная (онлайновая) версия