Logo Международный форум «Евразийская экономическая перспектива»
На главную страницу
Новости
Информация о журнале
О главном редакторе
Подписка
Контакты
ЕВРАЗИЙСКИЙ МЕЖДУНАРОДНЫЙ НАУЧНО-АНАЛИТИЧЕСКИЙ ЖУРНАЛ English
Тематика журнала
Текущий номер
Анонс
Список номеров
Найти
Редакционный совет
Редакционная коллегия
Представи- тельства журнала
Правила направления, рецензирования и опубликования
Научные дискуссии
Семинары, конференции
 
 
Проблемы современной экономики, N 2 (70), 2019
ЭКОНОМИЧЕСКАЯ ГЛОБАЛИЗАЦИЯ И ПРОБЛЕМЫ НАЦИОНАЛЬНОЙ И МЕЖДУНАРОДНОЙ БЕЗОПАСНОСТИ
Лушкин А. Ю.
аспирант кафедры экономической кибернетики
Санкт-Петербургского государственного университета


Электронные платформы и новые тренды занятости
В статье рассматриваются особенности влияния технологических изменений на формирование рынка труда и новые формы занятости. Обосновывается, что электронные платформы становятся все более распространенным инструментом взаимодействия бизнеса и не наемного труда, создавая новые возможности и порождая новые риски. Анализируются новые тренды взаимодействия работника и бизнеса, институциональные и системные изменения, обусловленные появлением новых предпринимательских структур, основанных на электронных платформах
Ключевые слова: цифровые технологии, занятость, рынок труда, независимые работники, электронные платформы
УДК 331.74; ББК 65.053   Стр: 71 - 74

Введение. Развитие информационно-коммуникационных технологий существенно изменило экономический ландшафт, по существу создав новую инфраструктуру, основанную на цифровых технологиях, когда взаимоотношения, как между производителем и потребителем, так и работником и работодателем, приобретают новые формы, юридическое оформление которых зачастую не вписывается в жесткие рамки уже существующего законодательства. Классическими примерами таких форм организации бизнеса стали, например, такие компании как Uber (услуги по перевозкам), Task Rabbit и Handy (сфера личных и бытовых услуг), Freelancer и Upwork (бизнес услуги), Instacart и Postmates (службы доставки), Heal и Pager (медицинское обслуживание). Появление на рынке компаний, основанных на идеологии электронных платформ, как показывает практика, имеет далеко идущие последствия для рынка труда. Так, деятельность компании Uber привела к значительному сокращению числа профессиональных таксистов практически во всех крупных городах, где они начали свою коммерческую деятельность. Например, в Остине (штат Техас) работу потеряли 10 тыс. таксистов, аналогичные тренды в занятости были отмечены и в других странах, где действует компания (Италия, Дания, Болгария, Венгрия) и для защиты рынков труда местные власти были вынуждены вносить изменения в существующее законодательство [1]. В случае с компанией Uber основной конфликт был связан с тем, что компания позиционировала себя как коммуникационная платформа, а не компания-перевозчик.
Для юридического закрепления новых форм бизнеса и во избежание потенциальных конфликтных ситуаций в 2015 г. Европейская Комиссия дала следующее определение многосторонних платформ: «Это предприятие, работающее на двух (или нескольких) рынках, которое использует Интернет, чтобы обеспечить взаимодействие между двумя или несколькими отдельными, но взаимозависимыми группами пользователей в целях создания новой стоимости, по меньшей мере, для одной из групп. При этом некоторые платформы могут квалифицироваться как посреднические поставщики услуг» [2]. Как видим, экономическая практика дает немало примеров вынужденных трансформаций на рынке труда. Сама эволюция электронных платформ тесно привязана к технологическим изменениям и целью данной статьи является привлечение внимания экспертного сообщества к потенциальным рискам, связанным с широким распространением новых технологий и тем новым вызовам, которые встают перед обществом.

Электронные платформы для решения микро-задач. Одним из главных изменений на рынке труда за последнее десятилетие стало появление онлайн — электронных платформ для поиска работы. Эта новая форма поиска работы существенно повлияла на классические бизнес-модели и модели занятости. Принципиально новым является то, что цифровые платформы предоставляет работникам возможность иметь гибкий график: работать из любого места, в любое время и заниматься любой работой, которая им подходит. Однако такая гибкость связана и с определенными рисками, особенно в части получения адекватного дохода и социальной защиты. Сама система найма на таких платформах получила название «краудсорсинг», что означает использование более дешевой рабочей силы по требованию работодателя в таких объёмах, которая дает им возможность завершать проекты в любое время дня и ночи и в установленные сроки. Используя такую систему, компании могут получить доступ к тысячам работников, например, для обработки больших наборов данных за относительно короткий период времени и без каких-либо дополнительных обязательств со стороны бизнеса перед работниками. Как показал один из последних технических докладов Всемирного Банка, предполагается значительный и длительный рост платформ для решения микро-задач и объем рынка, по оценке экспертов, в 2016 году составил 500 млн долларов, а количество работников, привлеченных к решению микро-задач, приблизилось к 9 млн человек, по сравнению с 4 миллионами в 2013 году [3].
Наиболее полное исследование электронных платформ, нацеленных на решение различного рода микро-задач, было проведено под эгидой Международной организации труда (МОТ), результаты которого были опубликованы в 2018 г. [4].
Результаты исследования, которые охватили 3500 респондентов из 75 стран, показали, что у более половины трудового контингента, занятого на этих платформах, высокий образовательный уровень — многие имеют степень бакалавра и обучались в аспирантуре. Среди обладателей степеней 57 процентов специализировались в области науки и техники (12 процентов в области естественных наук и медицины, 23 процента в области машиностроения и 22 процента в области информационных технологий). Еще 25 процентов были специализированы в области экономики, финансов и бухгалтерского учета. В среднем по пяти обследованным платформам в 2017 году работник зарабатывал 4,43 долл. США в час, когда учитывалась только оплачиваемая работа, и 3,31 долл. США в час, когда учитывалось общее количество оплачиваемых и неоплачиваемых часов. Почти две трети американских рабочих, опрошенных на платформе Amazon Mechanical Turk, зарабатывали меньше федеральной минимальной заработной платы в размере 7,25 долл. США в час. Только 7 процентов немецких рабочих, опрошенных на платформе Clickworker, сообщили, что имеют доходы выше немецкой минимальной заработной платы € 8,84 в час, принимая во внимание оплачиваемые и неоплачиваемые часы работы.
Как показало исследование, в среднем за неделю нагрузка на одного работника составляла 24,5 часа, из которых оплачивалось работодателем 18,6 часов, а неоплаченная часть составляла 6,2 часа. Одним из главных преимуществ такой системы организации найма работники считают гибкий график: 36% регулярно работали семь дней в неделю; 43% сообщили, что работают ночью, а 68% — вечером (с 18:00 до 22:00). Что касается задач, выполняемых на данных платформах, то они являются разнообразными: участие в экспериментах (65 процентов), доступ к контенту на веб-сайтах (46 процентов), сбор данных (35 процентов) и работа с текстами (32 процента). Каждый пятый работник регулярно занимался созданием и редактированием контента, а 8 процентов были связаны с заданиями по обучению искусственному интеллекту. Дискриминация и нарушения в оплате труда и недостаточные социальные гарантии работников, как показало исследование, являются самыми уязвимыми моментами при работе на электронных платформах. Так, например, только шесть из десяти респондентов были охвачены медицинским страхованием и только 35 процентов имели пенсионные выплаты. Девять из десяти работников, участвовавших в опросе, сообщили, что встречались с фактами отказа в оплате выполненной работы и выразили разочарование невозможностью обжаловать несправедливые отказы.
Из обширного исследования специалистов МОТ следует, что благодаря таким платформам выполняется ценная и важная работа для многих очень успешных компаний. Однако отдельные, дискриминационные в отношении работников положения в организации самих платформ, требуют своего институционального и юридического решения. В этой связи МОТ предлагает набор критериев, которым должны соответствовать сами трудовые отношения, складывающиеся между работником и работодателем. К числу таких критериев они относят определение и гарантию выплат минимальной заработной платы, прозрачность всех выплат, защиту от отказа принять некоторые предлагаемые задания от работодателя, строгие правила регулирования случаев неоплаты, строго договорной характер трудовых отношений.
Электронные платформы для торговли товарами и аренды активов. В отличие от рассмотренных выше электронных платформ, нацеленных на решение микро-задач и построенных на принципе оказания трудовых услуг, существуют также другие электронные платформы, основной целью которых являются торговые и лизинговые операции. Если платформы первого типа характеризуются как «трудовые» (labor), то платформы второго типа отнесены к «капитальным» (capital). Это, в общем-то, вписывается в классические экономические схемы разделения на основные факторы — труд и капитал.
Сравнению двух типов платформ было посвящено специальное исследование McKinsey & Company, результаты которого были опубликованы в 2016 г.[5]. Прежде всего, необходимо отметить, что данное исследование проводилось в течение четырех лет и охватило более 8000 анонимных лиц в шести странах (США, Великобритания, Германия, Швеция, Франция, Испания), которые получили доходы, пользуясь онлайн услугами одной или нескольких из 42 различных платформ, работающих на различных рынках.
Согласно результатов данного исследования, около 24 млн человек в шести странах работают на электронных платформах обоих типов. Самое большое число пользователей — 13 млн человек — зарегистрировано на платформах для торговли товарами (это платформы Etsy, eBay, DaWanda), второй по численности являются платформы по обеспечению услугами (трудом) — 9 млн человек (Freelance Physician, Deliveroo, TaskRabbit, Uber, Upwork), на платформах по аренде активов работает 3 млн человек (Airbnb, Boatbound, Getaround, BlaBlaCar). Однако более 90% доходов от работы на платформах получают те, кто специализируются на торговле товарами и аренде активов. Данное исследование показало, что социальной основой занятых на платформах являются независимые работники, т.е. те, кто предпочитают иметь высокую степень личной автономии, краткосрочные отношения между работником и клиентом, а размер оплаты привязывают к конкретному заданию, назначению или продаже. Авторы исследования относят к таковым около 162 млн человек в шести странах, что составляет от 20 до 30 процентов численности всего взрослого населения в работоспособном возрасте. Как показывает данное исследование, есть новые тренды в формировании независимых работников:
— в зависимости от страны, их контингентную основу составляют представители семей с низким доходом (40–55 процентов), а их численность среди работающих на электронных платформах составляет около 6 млн человек;
— все более расширяется отраслевая и профессиональная база, которая уже включает в себя не только строительство, бытовые и личные услуги, но и транспорт, здравоохранение (врачи, терапевты), юристов, бухгалтеров, дизайнеров интерьеров и даже писателей.
В целом, по мнению авторов исследования, есть широкие возможности для расширения рынка труда для независимых работников, которые используют механизм электронных платформ. По их оценке, 6,2 миллиарда часов дополнительного домашнего труда в год в Соединенных Штатах и 8,5 миллиарда в Европе потенциально могут быть выполнены независимыми работниками, создавая миллионы новых возможностей для представителей более 150 профессиональных групп.
Свой вклад в исследование вопросов функционирования экономики, основанной на электронных платформах, внес и крупный американский финансовый холдинг JPMorgan Chase & Co., который опубликовал свои научные отчеты в 2016 и 2018 гг. [6,7]. Отличительной особенностью данных отчетов является использование обширных данных, полученных в результате опроса 240 тыс. анонимных участников, работающих на 42 электронных платформах в США. Отчет 2018 г. включал данные по новым 86 платформам, т.е. всего были проанализированы данные по 128 платформам. Дополнительным источником данных стали результаты анализа 38 млн платежей, проведенных по 128 платформам в период с 2012 по 2018 годы.
Авторы данного исследования уточнили классификацию платформ и к существовавшим ранее трем типам платформ добавили четвертый — транспортный (перевозка людей или товаров).
Прежде всего, необходимо отметить, что обширная база исследования позволила получить данные о среднемесячных доходах американцев, работающих на 128 платформах в период 2012–2018 гг. (см. табл.1).

Таблица 1
Среднемесячный доход на платформах, долл. США
Платформы201320152017
Транспортные (перевозка людей и товаров)1 4691 135783,0
Трудовые услуги, решение микро-задач727,0750,0783,0
Торговля товарами556,0657,0608,0
Аренда активов1 0301 9761 736
В среднем по платформам688,01 006828,0
Источник данных: [7, с. 14].

Из данной таблицы видно, что занятые на транспортных платформах существенно потеряли в доходах, которые за рассматриваемый период упали почти вдвое. Это, как отмечают, отдельные исследователи, произошло по нескольким причинам [8]. Так, согласно данным компании Uber, в период с 2014 по 2016 гг. снизилась стоимость поездок, но увеличилось их число. Это происходило на фоне снижения стоимости поездок на 41% и снижения доходов водителей на 46%. Наибольшие доходы, как видно из таблицы, получают на платформах по аренде активов. В географическом плане среднемесячные доходы на платформах сильно отличаются: например, самые высокие доходы на платформах для решения микро-задач получают в Нью-Йорке (2447 долл.), а самые низкие — в Майами (585 долл.). Но на платформах по аренде активов ситуация несколько иная: наибольшие доходы получают в Майами (2245 долл.), а самые низкие — в Коламбусе (507 долл.).
Отдельным направлением проведенного исследования стала мобильность и постоянность трудовых отношений на анализируемых платформах. Полученные результаты по 128 платформам приведены в табл. 2.
Данные таблицы показывают, что почти 2/3 занятых на платформах работают не более трех месяцев. Это свидетельствует о высокой «текучести» контингента, когда более половины участников выбывают в течение 12 месяцев, а в течение одного месяца обновляется 16% занятого контингента. Такой высокий уровень сменяемости занятых затрудняет поддержание роста предложения товаров и услуг на электронных платформах. Исследование показало, что люди, работающие на платформах, согласны на более низкие ставки, но чаще покидают работу. Одновременно американский рынок труда в последние годы стал более стабильным, что означает, что платформы становятся все более зависимыми от занятых участников классического рынка труда, которые проявляют меньший интерес к работе с платформами. Очевидно, что по мере того, как улучшаются внешние возможности трудоустройства, набор и удержание работников на платформах будет все более трудной задачей. Эти тенденции свидетельствуют о том, что рост числа участников электронных платформ в значительной степени будет зависеть от привлечения новых участников. Гибкость, обеспечиваемая только работой с платформой, может оказаться недостаточным стимулом для привлечения новых участников на уже существующих условиях.
Несмотря на высокую текучесть работников на электронных платформах, последние вносят существенный вклад в доходы американских семей (домохозяйств): порядка 5,5 млн домохозяйств в 2017 г. дополняли свой бюджет за счет работы на электронных платформах. Это свидетельствует о том, что число занятых и получающих доходы на платформах соизмеримо с такими отраслями американской экономики как информационные услуги или государственное управление [7, с.23].

Таблица 2
Доля участников платформ по числу месяцев полученного дохода в 2017 г. (%)
ПлатформыДлительность получения дохода в месяцах
1–34–67–910–12
Транспортные (перевозка людей и товаров)58,319,210,012,5
Трудовые услуги, решение микро-задач68,115,37,59,1
Торговля товарами70,715,16,87,3
Аренда активов68,313,78,19,8
Источник данных: [7, с. 12].

Технологические факторы появления электронных платформ. Все упомянутые выше отчеты и исследования были нацелены на анализ деятельности платформ в контексте той ситуации на рынках труда, которая складывается под их воздействием. Другой составляющей частью проведенных исследований стали факторы получения дополнительных доходов для домохозяйств ввиду той высокой гибкости, которую предоставляли электронные платформы потенциальным работникам. Однако в них отсутствовал анализ технологических причин, приведших к бурному росту электронных платформ. В этой связи нами был проведен анализ развития обрабатывающей промышленности США за 2000–2017 гг., результаты которого приведены в табл. 3.

Таблица 3
Изменение числа занятых в экономике США по рабочим профессиям
ПрофессииЧисленность занятых,
тыс. чел.
Среднегодовые
темпы
снижения, %
20002005201020152017
Сверловщики7143221511-10,4
Штамповщики5434222018-6,2
Токари8471414030-5,9
Фрезеровщики3629212018-4,0
Прокатчики5038323226-3,8
Резчики351265182195189-3,6
Инструментальщики131100677574-3,3
Электрики6649333938-3,2
Шлифовщики124102707475-2,9
Формовщики11487767274-2,6
Прессовщики11487767274-2,6
Механики10193808078-1,6
Сборщики1 6741 5011 1761 3441 306-1,4
Операторы роботов162136124147145-0,7
Прецизионщики420368353399378-0,6
Сварщики414358314386377-0,5
Литейщики158157115136155-0,1
Расчеты автора по данным источника [8]

Прежде всего, отметим, что за этот период численность занятых снизилась с 12,4 млн чел. до 9,0 млн чел., т.е. сократилась более чем на 25%. Более глубокий анализ численности занятых по рабочим группам профессий, которые были базовыми для периода бурного промышленного развития (сборщики, механики, электрики, формовщики, прессовщики, штамповщики, прокатчики, резчики, сверловщики, шлифовщики, токари, фрезеровщики, литейщики, инструментальщики, сварщики) показал, что в американской промышленности идет процесс вымывания рабочих групп профессий. Как видно из табл. 3, начиная с 2000 г. все эти профессии довольно высокими темпами вымываются с рынка труда. По отдельным профессиям среднегодовые темпы выбытия составили: сборщики — 1,4%, шлифовщики — 2,9%, фрезеровщики — 4,0%, токари — 5,9%, штамповщики — 6,2%, сверловщики — 10,4%. Основным технологическим фактором такого тренда следует считать быстрый рост нанотехнологий, которые существенно расширили возможности получения новых материалов с заранее заданными свойствами и технологии послойного синтеза (3D printing).
Анализ других секторов американской экономики показал (см. табл. 4), что повсеместно проходит вымывание тех групп профессий, которые могут быть безболезненно замещены вследствие бурного развития цифровых технологий, использования искусственного интеллекта, новых методов хранения и обработки данных.

Таблица 4
Изменение числа занятых в экономике США по быстро сокращающимся профессиям
ПрофессииЧисленность занятых, тыс. чел.Среднегодовые
темпы
снижения, %
20002005201020152017
Телефонные операторы522919106-11,7
Компьютерные операторы186129825240-8,6
Машинистки2571541016965-7,8
Заточники и точильщики281812108-7,1
Менеджеры по рекламе9342322928-6,8
Операторы коммутатора24319513810180-6,3
Загрузчики материалов21414612010074-6,0
Швеи362233147142137-5,6
Занятые вводом данных459297220199180-5,4
Исполнительные директора520321274239210-5,2
Телемаркетеры462401289227190-5,1
Личные секретари1 3701 4421 132666596-4,8
Делопроизводители265230175141119-4,6
Компьютерные программисты531389334289248-4,4
Операторы почтовой связи1821481209686-4,3
Клерки по заказам352260211186169-4,2
Сортировщики почты232209146110112-4,2
Расчеты автора по данным источника [8]

Таким образом, можно констатировать, что прорывные технологии в случае их широкого распространения, способны существенно повлиять на систему занятости и внести турбулентность на рынки труда. В этой связи электронные платформы необходимо рассматривать как новый механизм решения проблемы занятости, может быть и не очень совершенный, но с определенными перспективами развития.
Заключение. Технические и технологические инновации, особенно совмещенные с цифровыми технологиями, качественно преобразили экономический ландшафт. Существенно ускорилось время принятия решений, потребитель получил возможность прямого доступа к производителю, цифровая инфраструктура создала условия для широкого доступа к источникам информации, которые ранее не были доступны, что позволило снизить как транзакционные затраты, так и элиминировать асимметрию информации. Все это в совокупности существенно изменяет систему ведения бизнеса и, как следствие, отношения между работником и работодателем. В этой связи электронные платформы должны рассматриваться и как новый источник получения дополнительных доходов, и как новый механизм получения доступа к свободной рабочей силе. Очевидно, что этот механизм сегодня далек от совершенства, но если он будет работать в соответствии с законами рынка, то надо ожидать, что он будет эволюционировать и, быть может, станет со временем регулируемым и принятым экономическим сообществом элементом экономических отношений.


Статья подготовлена в рамках гранта РНФ №18-18-00099 «Трансформация социально-экономических и технологических систем: новое осмысление роли человека, машин и управления».

Литература
1. J. Henley. Uber clashes with regulators in cities around the world. 27 Sep. 2019. — https://www.theguardian.com/business/2017/sep/29/uber-clashes-with-regulators-in-cities-around-the-world
2. Consultation on Regulatory environment for platforms, online intermediaries, data and cloud computing and the collaborative economy’. European Commission (2015). https://ec.europa.eu/digital-single-market/en/news/results-public-consultation-regulatory-environment-platforms-online-intermediaries-data-and
3. S.C. Kuek et al., (2015). The global opportunity in online outsourcing. Technical Report. The World Bank. — https://openknowledge.worldbank.org/bitstream/handle/10986/22284/The0global0opp0n0online0outsourcing.pdf?sequence=1
4. Digital labour platforms and the future of work: Towards decent work in the online world. International Labour Office — Geneva, ILO, 2018, 160 с. — https://www.ilo.org/wcmsp5/groups/public/---dgreports/---dcomm/---publ/documents/publication/wcms_645337.pdf
5. J. Manyika et al., (2016). “Independent Work: Choice, Necessity, and the Gig Economy.” McKinsey &Company. https://www.mckinsey.com/~/media/McKinsey/Featured%20Insights/Employment%20and%20Growth/Independent%20work%20Choice%20necessity%20and%20the%20gig%20economy/Independent-Work-Choice-necessity-and-the-gig-economy-Executive-Summary.ashx
6. D. Farrell, F. Greig. (2016) The Online Platform Economy. JPMorgan Chase & Co. — https://www.jpmorganchase.com/corporate/institute/document/jpmc-institute-online-platform-econ-brief.pdf
7. D. Farrell, F. Greig, A.Hamoudi. (2018) The Online Platform Economy in 2018: Drivers, Workers, Sellers, and Lessors. JPMorgan Chase & Co. — https://www.jpmorganchase.com/corporate/institute/document/institute-ope-2018.pdf
8. J.V. Hall, J. J. Horton, and D. T. Knoepfle. (2017).»Labor market equilibration: Evidence from Ride-Sharing.”- http://john-joseph-horton.com/papers/uber_price.pdf
9. https://www.bls.gov/oes/tables.htm

Вернуться к содержанию номера

Copyright © Проблемы современной экономики 2002 - 2019
ISSN 1818-3395 - печатная версия, ISSN 1818-3409 - электронная (онлайновая) версия