Logo Международный форум «Евразийская экономическая перспектива»
На главную страницу
Новости
Информация о журнале
О главном редакторе
Подписка
Контакты
ЕВРАЗИЙСКИЙ МЕЖДУНАРОДНЫЙ НАУЧНО-АНАЛИТИЧЕСКИЙ ЖУРНАЛ English
Тематика журнала
Текущий номер
Анонс
Список номеров
Найти
Редакционный совет
Редакционная коллегия
Представи- тельства журнала
Правила направления, рецензирования и опубликования
Научные дискуссии
Семинары, конференции
 
 
Проблемы современной экономики, N 2 (70), 2019
ВОПРОСЫ ЭКОНОМИЧЕСКОЙ ТЕОРИИ. МАКРОЭКОНОМИКА
Попова А. А.
аспирант Национального исследовательского института мировой экономики и международных отношений имени Е.М. Примакова
Российской академии наук (г. Москва)


Влияние структурных изменений экономики страны на развитие ее национальной конкурентоспособности
В статье анализируется влияние ряда структурных изменений экономики страны на повышение ее национальной конкурентоспособности. Проведенный регрессионный анализ данных 90 стран за период с 2007 по 2015 год показал, что повышение капиталоемкости и снижение трудоемкости сельского хозяйства, низко- и среднетехнологической промышленности и сектора услуг ведет к снижению уровня конкурентоспособности экономики. Обосновано, что их государственная поддержка должна быть осуществлена в том объеме, который может быть поглощен сектором без изменения уровня его капиталоемкости, то есть поддержка должна носить сугубо компенсационный характер. При этом государственное стимулирование высокотехнологического сектора, вне зависимости от уровня его развития, является действенным инструментом повышения конкурентоспособности всей национальной экономики
Ключевые слова: промышленная политика, роль государства, высокотехнологическая промышленность, национальная конкурентоспособность
УДК 338.23; ББК 65.053   Стр: 52 - 56

Введение. На рубеже XX–XXI веков, когда глобализация стала основным политическим, экономическим и культурным процессом, каждая страна пытается реализовать свои конкурентные преимущества и занять на мировой арене должное место. При этом для решения этой задачи как развитые, так и развивающиеся страны, обращаются к инструментам промышленной политики, которая позволяет комплексно воздействовать на экономическую структуру страны.
Однако было бы преждевременным полагать, что предъявлены бесспорные доказательства того, что то или иное структурное изменение экономики страны, вызванное, в том числе выбранной промышленной политикой, оказывает однозначный эффект на уровень ее национальной конкурентоспособности. Отчасти это связано со сложностью системы структурных экономических связей, вариативностью структурных показателей и быстротой изменения внешних условий, в которых страны вынуждены развивать свою экономику.
Сказанное позволяет говорить о том, что задача поиска закономерностей влияния структурных изменений экономики страны на уровень ее национальной конкурентоспособности является весьма актуальной. Дополнительные исследования должны усилить результативность разработок по поиску более сбалансированной промышленной политики страны и, соответственно, стимулировать внедрение более эффективных инструментов развития.

Роль государства в регулировании промышленной политики страны. Важно отметить, что промышленная политика рассматривается как инструмент воздействия на всю экономику, а не только на промышленность страны. По сути, она направлена на нейтрализацию «провалов» рынка и формирование благоприятной бизнес-среды, которые приводят к трансформации экономической структуры и формированию предпосылок развития экономики. Ключевые направления промышленной политики задаются государством, действия которого могут варьироваться от минимальной координации экономической деятельности в стране до ее полной «перекройки».
Среди теоретических подходов о роли государства в регулировании промышленной политики страны стоит выделить неоклассическое представление (в том числе умеренное неоклассическое представление) и структуралистский подход. Неоклассики предполагают, что рынок является эффективным инструментом распределения ресурсов, в связи с чем, любое государственное вмешательство имеет негативные последствия. Умеренный неоклассический подход допускает рыночные сбои и необходимость (в отдельных случаях) государственной корректировки рынка с целью устранения сбоев в его функционировании. Однако это вмешательство не должно носить селективный или функциональный характер с целью перераспределения экономической активности, технологий или ресурсов фирм. Неудачное государственное вмешательство несет высокие экономические риски и может привести к краху рынка [1].
Более того, умеренный неоклассический подход базируется на представлении об изначальной эффективности всех рынков, связанных с технологиями, где не существует значимых рыночных или институциональных сбоев. Наилучшим сред­ством технологического прогресса для развивающихся стран является открытие их рынков для ПИИ, приобретения необходимых технологий и знаний, что, по сути, не должно привести ни к дополнительным затратам, ни к рискам или другим экономическим трудностям.
В противоположность этому, структуралисты утверждают, что технологическое развитие имеет множество скрытых элементов, требующих инвестиций со стороны пользователей технологий (например, инвестиции в развитие новых навыков работы). Так как подобные инвестиции подвержены рыночным сбоям и институциональной неэффективности, государственное вмешательство крайне необходимо особенно в двух случаях — на стадии создания первоначальной технологической мощности и на стадии расширения производственных возможностей. Однако государственная политика также должна нести селективный характер, так как селективны и сами инвестиции.
В первом случае, на стадии создания первоначальной технологической мощности свободные рынки могут не давать правильного сигнала для инвестиций в новую технологию, в особенности если существует вероятность экстерналий и высоких непредсказуемых затрат. В данном случае, государственное вмешательство необходимо для коррекции «ложных» инвестиционных стимулов. Например, Хаусманн, Хванг и Родрик считают, что для осуществления успешной промышленной политики государству необходимо субсидировать новые компании, занимающиеся инновационными разработками [2]. Подобные компании как никогда нуждаются во всех видах экономической и финансовой поддержки, а в случае успеха могут значительно повлиять на развитие всей отрасли.
На практике не все страны осуществляют подобную политику. Согласно докладу ЮНЕСКО, последнее десятилетие в странах с высокими доходами государственные расходы на науку сокращаются на фоне роста финансирования из частного сектора, а страны с более низким доходом, наоборот, увеличивают именно государственные инвестиции в научные исследования. Самый большой вклад в исследования и разработки в мире у США — 28%, за ними следует Китай — 20%, ЕС (19%) и Япония (10%). Остальной мир хоть и занимает 67% населения, но инвестирует в мировую науку всего 23% [3]. Россия вкладывает в мировую научную казну 1,7%, что составляет 1,13% ВВП страны (Рис. 1).
Во втором случае, на стадии расширения производственных возможностей существует риск рыночного сбоя из-за финансовых и временных затрат на обучение [4]. Как правило, ПИИ являются наиболее быстрым способом доступа к новым технологиям: создание полностью иностранного предприятия способствует передаче новых технологий и производственного потенциала принимающей стороны. Однако изучение инновационных разработок требует много финансовых и временных затрат, которые негативно влияют на инвестиционные стимулы в производственные мощности развивающихся стран. В данном случае государству также необходимо проводить активную инвестиционную политику с целью привлечения зарубежных инвестиций и НИОКР даже с учетом высокой стоимости обучения потенциальных работников и связанных с этим рисков.
Согласно ЮНКТАД [5], более 80% мер инвестиционной политики, зарегистрированных с 2010 года, ориентированы на промышленную систему и основаны на создании стимулов. Примерно две трети программ стимулирования промышленного сектора ориентированы на исследования и разработки или на другие факторы промышленного развития. Требования к показателям деятельности инвесторов (главным образом, условия предоставления стимулов) также широко используются с целью увеличения вклада международных компаний в промышленное развитие страны.
В целом, структуралистский подход говорит о наличии некого технологического потенциала, который является более важным, чем другие посредственные промышленные разработки. Государственное вмешательство может быть оправдано только исключительно в целях развития этого потенциала — значимых для всего общества технологий. Для повышения национальной конкурентоспособности государству необходимо содействовать привлечению рабочей силы и бизнеса в этот технологический сектор, имеющий значимый потенциал. Так как экономика страны развивается и видоизменяется, со временем этот сектор также будет меняться, тем самым, провоцируя государство к новым действиям.
Рис. 1. Расходы на научные исследования и разработки, % от ВВП страны
Источник: World Development Indicators Database
Промышленная политика страны с учетом ее структурных особенностей. Страны разного уровня развития имеют разную экономическую структуру, зависящую от их текущего ресурсного потенциала (включая инфраструктуру), который совместно с совокупным уровнем бюджета страны, предпочтениями населения и имеющимися производственными технологиями влияет на ценообразование в стране, транзакционные издержки фирм, на предельную норму прибыли от инвестиций и многие другие показатели.
На начальной стадии индустриализации развивающиеся страны имеют относительную нехватку капитала и избыток рабочей силы, в связи с чем национальное производство этих государств является трудоемким и/или основано на использовании натуральных ресурсов и сравнительно устаревших технологий. По большей части подобное производство имеет ограниченный рост масштабов, а производимый продукт хоть и востребован, но является низкотехнологичным (за исключением горнодобывающей промышленности и бизнеса, связанного с плантационными культурами). Размер данных производств относительно мал, весомая часть трансакций осуществляется неформальным путем, менеджмент может быть сосредоточен в руках группы знакомых друг другу людей.
В ресурсном потенциале развитых стран, напротив, превалирует капитал, а не натуральные ресурсы или рабочая сила. Экономика данных стран имеет сравнительное преимущество в капиталоемких отраслях, в которых наблюдается экономия от масштаба. Капиталоемкие производства требуют хорошей материальной и нематериальной инфраструктуры, уровень развития которых соответствует мировым стандартам. Соответственно, как объемы капиталоемких производств в развитых странах превышают в несколько раз масштабы производств слаборазвитых стран, так и трансакции данных предприятий по значимости и географическому охвату в разы превышают те, что осуществляются предприятиями в странах со слабой экономикой.
Несомненно, страны со столь отличающимися экономиче­скими структурами требуют различной промышленной политики — различных секторальных приоритетов, принципов воздей­ствия на экономику (через вертикальную или горизонтальную политику), инструментов стимулирования экономики (прямые или косвенные инструменты поддержки). В связи с чем, говорить об относительной однородности промышленной политики развитых и развивающихся стран не приходится.
Однако также стоит заметить, что процесс промышленной и технологической модернизации в стране любого уровня развития всегда требует не только обновления соответствующей материальной и нематериальной инфраструктуры (с целью еще большего сокращения транзакционных издержек и увеличения мощности производства), но и корректировки информационной асимметрии, создаваемой фирмами, потерпевшими неудачу в формируемой рыночной нише и в выявлении конкурентоспособных секторов экономики, имеющих потенциал развития и диверсификации. Очевидно, что отдельные фирмы не могут эффективно внедрить эти изменения, а координация между ними с целью решения общей задачи зачастую невозможна. На помощь приходит государство, роль которого заключается в координации этих действий.
Как показывает история, большинство стран, которые прошли путь от аграрных до индустриально развитых экономик, в том числе «старые» индустриальные страны Западной Европы и Северной Америки, а также «новые» индустриальные страны Восточной Азии, сделали это благодаря усилиям государства. Оно помогало частным предприятиям преодолеть координационные проблемы и экстерналии, возникавшие в ходе структурных трансформаций. Во всех этих странах правительства предоставляли льготы фирмам конкурентоспособных отраслей, помогали им получить доступ к новым технологиям и полезной информации. [6]
Правительства развивающихся стран также пытались стимулировать развитие некоторых отраслей, но большинство из них потерпели неудачу, так как выбрали сектора, не соответствующие конкурентным преимуществам и текущему потенциалу страны. Более того, порой государства стимулировали отрасли, находящиеся в упадке и в которых страны уже утратили свои сравнительные преимущества, исключительно с целью сохранения рабочих мест. [6]
Например, правительство Ганы в 1957–1966 годах, вдохновленное успехами модернизации Советского Союза, приняло промышленную политику, основанную на программах диверсификации сельского хозяйства и интенсивной индустриализации при доминировании государственного сектора экономики. План развития страны предполагал создание государственной корпорации из 600 фабрик, хотя финансовые возможности страны позволяли покрыть лишь 25% затрат, что делало неизбежными внешние заимствования. В результате, несмотря на высокие темпы роста капиталовложений, усилия страны оказалась тщетными. Внутренний спрос оказался недостаточным для реализации продукции в стране, а на мировом рынке она была неконкурентоспособной. Основным экспортным товаром оставались какао-бобы, поэтому снижение их мировой цены привело страну к финансовому кризису и военному перевороту.
Напротив, правительства развивающихся стран, добившихся экономических успехов, случайно или преднамеренно стимулировали отрасли, которые достигли зрелого состояния в динамично растущих странах со схожей начальной структурой и несколько более высоким уровнем развития. Например, в Чили, где океаническая среда у берегов страны схожа с имеющейся у берегов Норвегии и Шотландии, государственную поддержку получило культивирование антарктического лосося. С помощью заимствованных из Канады и США технологий и поддержки Фонда Чили, созданного в 1976 году с целью объединения государственных и частных усилий для развития инновационных компаний, лососевая аквакультура страны начала развиваться быстрыми темпами. В настоящее время Чили занимает второе место по объему продаж лосося на мировом рынке. Другим примером успешной промышленной политике является сектор виноделия в Чили, климат которого в некоторых районах идентичен итальянскому. Благодаря внедрению местными виноделами зарубежной технологии (также при поддержке государства), радикально повысившей качество продукции, еще в 1970-е годы страна заняла пятое место в мире по экспорту вина [7].
Как было замечено Линь [6], одним из основателей концепции «новой структурной экономики», во многих как развитых, так и развивающихся странах, которые добились существенного прогресса, правительство принимало во внимание структурные особенности страны и предоставляло льготы фирмам сугубо конкурентоспособных отраслей, способных поглотить направляемые ресурсы. Дело в том, что меры государственного стимулирования, например, в виде предоставления субсидированных кредитов, заниженных цен на факторы производства, монопольной власти на рынке, еще больше расслабляют неконкурентоспособную компанию. Она не способна эффективно воспользоваться направляемыми ей ресурсами, в связи с чем ее капиталоемкость растет при относительном снижении трудоемкости, а страна теряет ресурсы, которые потенциально могли бы использоваться в других нуждающихся отраслях.
Эмпирические результаты ряда ученых [8, 9, 10] подтвердили тот факт, что страна, которая стимулирует развитие отраслей, в которых она не имеет сравнительного преимущества и которые не имеют возможности поглотить направляемые государством ресурсы, склонна иметь более слабый экономический рост, более волатильную экономику, менее справедливое распределение доходов и более сильные финансовые искажения экономики.
Несомненно, на практике могут быть и иные ситуации, когда государство, пытаясь поддержать высокотехнологичный сектор, сталкивается с проблемой недостаточности (неэффективности) собственных усилий и усиливающегося отставания сектора. В связи с этим, поддержка приобретает компенсационный характер по отношению к негативным структурным изменениям, а структурные особенности экономики либо не меняются, либо меняются незначительно.

Оценка влияния структурных особенностей страны на развитие ее конкурентоспособности. В силу возрастающего интереса к концепции национальной конкурентоспособности возникает необходимость исследования влияния структурных преобразований страны — а именно, повышения капиталоемкости и уменьшение трудоемкости того или иного сектора, вызванное чрезмерными капиталовложениями государства в неконкурентоспособные сектора экономики — на общий уровень конкурентоспособности страны. Более того, продолжая идею структуралистов о значимости высокотехнологического сектора в экономике страны, можно предположить, что данный сектор один из немногих, повышенная капиталоемкость которого не должна приводить к снижению конкурентоспособности страны, так как стимулирование данного сектора является своего рода инвестицией в развитие экономики.
В качестве аппроксимации структурных изменений экономики страны взят индекс технологического выбора (ИТВ) [6], который представляет собой соотношение добавленной стоимости сектора в ВВП страны и доли участия экономически активного населения в данном секторе (1):

(1)

где i — сектор/подсектор экономики, TCIi — индекс технологического выбора сектора, AVi — добавленная стоимость сектора, Li — уровень занятости населения в секторе, GDP — валовой внутренний продукт и L — уровень занятости населения. Для вычисления ИТВ по секторам используются статистические данные Организации Объединенных Наций по промышленному развитию (ЮНИДО), Всемирного банка (ВБ) и Международной организации труда (МОТ).
В качестве показателя уровня конкурентоспособности страны взят глобальный индекс конкурентоспособности Всемирного экономического форума (ВЭФ). Согласно данному индексу, конкурентоспособность страны — это набор институтов, политических мер и факторов, обуславливающих уровень производительности страны, который, в свою очередь, определяет уровень благосостояния населения, а также доходность инвестиций, являющуюся двигателем экономического развития.
Итоговая база данных включает следующие переменные: уровень конкурентоспособности страны, ИТВ сельского хозяй­ства (МСОК31: 1–5), низко- (МСОК3: 15–23, 28, 36–37), средне- (МСОК3: 24–27, 29, 31, 34, 35) и высокотехнологической (МСОК3: 30, 32, 33) промышленности, сектора услуг (МСОК3: 50–99). В высокотехнологическую промышленность входят производство канцелярских, бухгалтерских и электронно-вычислительных машин, оборудование радио, телевидения и связи, медицинская аппаратура, точные и оптические инструменты, часы.
Размер базы данных составляет 855 наблюдений, при этом каждое из них представлено парой «страна — год». Перед проведением эмпирического исследования недостающие переменные были получены путем экстраполяции. Также из выборки были удалены наблюдения, чьи значения отличались от среднего более чем на три стандартных отклонения в меньшую или большую сторону, что сократило объем базы данных до 783 наблюдений. Более того, все данные подверглись нормализации: уровень конкурентоспособности стран был нормализован от 0 до 1, а ИТВ по секторам — от минимального до максимального значения. Описательная статистика очищенных переменных, используемых в регрессионном анализе, представлена в табл. 1.

Таблица 1
Описательная статистика очищенных переменных
ПеременнаяОписаниеСреднееСт. откл.Мин.Макс.
CompScoreУровень глобальной
конкурентоспособности
0,640,090,410,82
TCIAgroИТВ в с/х0,130,090,011,00
TCILowTechИТВ в низкотех. пром.0,190,140,041,00
TCiMedTechИТВ в среднетех. пром.0,220,170,001,00
TCIHighTechИТВ в высокотех. пром.0,180,140,000,99
TCIServИТВ в секторе услуг0,390,140,000,98
Составлено автором.

Для тестирования представленной выше гипотезы был использован линейный регрессионный анализ взаимовлияния ИТВ агрегированных отраслей и уровня конкурентоспособности стран без лага и с лагом в год, три года и пять лет. Спецификация регрессионной модели выглядит следующим образом:



Эмпирические результаты подтвердили гипотезу о том, что повышение капиталоемкости и понижение трудоемкости сельского хозяйства, низко- и среднетехнологической промышленности и сектора услуг, ведет к снижению уровня конкурентоспособности страны (табл. 2). Таким образом, чрезмерная государственная поддержка данных секторов, при условии их неконкурентоспособности и отсутствии возможности «впитать» направляемые ресурсы, может быть приравнена к неэффективному использованию ресурсов страны.
При этом сектор высокотехнологической промышленности является исключением из правила — направленные в этот сектор государственные ресурсы будут успешно поглощены и будут приносить положительный эффект как минимум в течение пяти лет. Например, коммерциализация технических разработок стимулирует выпуск новых конкурентоспособных товаров и услуг, освоение новых рынков, что, в свою очередь, провоцирует в экономике страны прогрессивные межотраслевые структурные сдвиги, тем самым, повышая уровень ее национальной конкурентоспособности.
Данные результаты вполне ожидаемы с точки зрения теоретических дискуссий [2, 11] и практических интересов — освоение высокотехнологичных инновационных разработок является актуальным для большинства развитых стран мира [12]. Инновационная деятельность является формой инвестиций, осуществляемых с целью внедрения достижений научно-технического прогресса в производство и социальную сферу страны. При этом отрасль высокотехнологических разработок и фундаментальных научных исследований является одним из немногих секторов экономики, в которых государственные инвестиции могут быть оправданы даже при отсутствии сравнительного преимущества. Даже если данные инвестиции и будут рискованными, они могут принести высокий доход в будущем (тем самым компенсировав текущие расходы).

Таблица 2
Результаты МНК-регрессий нормализированного индекса глобальной конкурентоспособности стран на нормализированные ИТВ по секторам
ПеременнаяСпецификация
Δt = 0Δt = 1Δt = 3Δt = 5
TCIAgro-0,0819*** (0,029)-0,0802***
(0,030)
-0,0534
(0,034)
-0,0447
(0,042)
TCILowTech-0,1828*** (0,024)-0,1810*** (0,025)-0,1762*** (0,028)-0,1804*** (0,033)
TCiMedTech-0,1060*** (0,025)-0,1060*** (0,025)-0,1052*** (0,027)-0,1094*** (0,032)
TCIHighTech0,1279*** (0,024)0,1281*** (0,024)0,1370*** (0,025)0,1542*** (0,029)
TCIServ-0,1897*** (0,020)-0,1870*** (0,020)-0,1750*** (0,021)-0,1698*** (0,026)
Const0,7551*** (0,011)0,7550*** (0,011)0,7480*** (0,012)0,7468*** (0,014)
Кол. набл.783783695521
R20,2730,2680,2520,257


Заключение. Таким образом, можно сделать вывод о том, что эффективность государственной промышленной политики, основанной на стимулировании той или иной отрасли экономики, за исключением сектора высокотехнологической промышленности, является достаточно спорной. До тех пор пока государственная поддержка неконкурентоспособных секторов несет компенсационный характер, ее осуществление не имеет негативных последствий, однако как только данная поддержка является избыточной и ведет к структурным изменениям — повышению их капиталоемкости и снижению трудоемкости — она может расцениваться как неэффективное использование ресурсов страны. Эффективность государственного стимулирования конкурентоспособных секторов, способных поглотить направляемые государством капиталовложения, не вызывают сомнений.
Также необходимо иметь ввиду, что современные экономические системы характеризуются усилением роли информации и знаний, а следовательно, развитие научно-технического потенциала страны становится актуальной задачей как никогда, особенно с учетом долгосрочного положительного эффекта от государственного стимулирования данного сектора. В данном процессе роль государства не может быть пассивной и должна заключаться в создании комплекса правовых, организационно-экономических и других условий, способствующих развитию высокотехнологичных процессов в экономике и стимулированию внедрения результатов инновационной деятельности в производство.


Литература
1. McKean R.N. The Unseen Hand in Government // American Econimic Review № 3. — Is 55. — 1965. — P.496–506.
2. Hausmann R., Hwang J., Rodrik D. (2007). What you export matters // Journal of Economic Growth № 1. — Is.12. — P.1–25.
3. UNESCO. UNESCO Science Report: towards 2030 — Executive Summary. UNESCO Publ. — 2015. — 37 p.
4. Lall S. Reinventing Industrial Strategy: The Role of Government Policy in Building Industrial Competitiveness // Annals of Economic and Finance №14. — Is.2 — 2013. — P.767–811.
5. ЮНКТАД. Доклад о мировых инвестициях, 2018 год: инвестиции и новая промышленная политика. Основные тезисы и обзор. Издание Организации Объединенных Наций. — 2018. — 30 с.
6. Lin J.Y. New Structural Economics. DC: World Bank. — 2012. — 372 p.
7. Антипина О.Н. Каково будущее рыночной экономики? (О книге Джастина Ифу Линя «The Quest for Prosperity») // Вопросы Экономики. — 2013. — № 9. — C.150–160.
8. Lin J.Y., Liu M. Development Strategy: Transition and Challenges of Development in Lagging Regions. Annual World Bank Conference on Development Economics. DC: World Bank. — 2004.
9. Lin J.Y. New structural economics: a framework for rethinking development // Policy Research Working Paper, WPS 5197. — 2010. — 33 c.
10. Bruno R.L., Douarin E., Korosteleva J., Radosevic S. Technology choices and growth: testing New Structural Economics in Transition Economies // Journal of Economic Policy Reform № 2. — Is. 18. –2015. — P.131–152.
11. Krugman P.R. Intraindustry Specialization and the Gains from Trade // Journal of Political Economy № 5. — Is. 89. — 1981. — P. 959–973.
12. Capgemini Group. The Changing Dynamics of the Global High Tech Industry: An analysis of key segments and trends. — 2011. — 27 p.

Сноски 
1 Международная стандартная отраслевая классификация (МСОК), 3-й пересмотренный вариант. В силу имеющихся статистических данных, в работе используется двузначный уровень детализации.

Вернуться к содержанию номера

Copyright © Проблемы современной экономики 2002 - 2019
ISSN 1818-3395 - печатная версия, ISSN 1818-3409 - электронная (онлайновая) версия