Logo Международный форум «Евразийская экономическая перспектива»
На главную страницу
Новости
Информация о журнале
О главном редакторе
Подписка
Контакты
ЕВРАЗИЙСКИЙ МЕЖДУНАРОДНЫЙ НАУЧНО-АНАЛИТИЧЕСКИЙ ЖУРНАЛ English
Тематика журнала
Текущий номер
Анонс
Список номеров
Найти
Редакционный совет
Редакционная коллегия
Представи- тельства журнала
Правила направления, рецензирования и опубликования
Научные дискуссии
Семинары, конференции
 
 
Проблемы современной экономики, N 2 (70), 2019
ЕВРАЗИЙСКАЯ ЭКОНОМИЧЕСКАЯ ПЕРСПЕКТИВА: ПРОБЛЕМЫ И РЕШЕНИЯ
Наумов В. Н.
профессор кафедры маркетинга
Санкт-Петербургского государственного экономического университета,
доктор экономических наук

Нос В. А.
профессор кафедры логистики и управления цепями поставок
Санкт-Петербургского государственного экономического университета,
доктор экономических наук


Организация международных каналов товародвижения в цифровом пространстве Евразийского экономического союза
В статье рассмотрены вопросы организации международных каналов товародвижения в странах Евразийского экономического союза с помощью EDI-провайдера. Обосновано, что цифровая трансформация в сфере международного товародвижения позволит использовать интегрированные межкорпоративные ИТ-системы для развития трансграничной торговли и организации новых цепочек добавленной стоимости
Ключевые слова: Евразийский экономический союз, товародвижение, цифровая трансформация, Евразийское сотрудничество, логистика, спрос и предложение
УДК 339.54; ББК 65.9(2Рос)8   Стр: 13 - 17

Переход к цифровой экономике рассматривается Евразийским экономическим союзом (ЕАЭС) в качестве ключевой движущей силы экономического роста каждого участника содружества. Организация межгосударственного товарного обмена с использованием цифровых технологий позволит достичь не только экономического эффекта, но и укрепить интеграцию социальных, законодательных, культурных факторов каждого участника ЕАЭС. Первоочередной задачей является создание единой информационно-коммуникационной системы на различных уровнях управления в рамках Союза: межгосударственном, государственном, частном. В этой связи чрезвычайно актуальным является реализация стратегии повышения доступности товаров и услуг, произведенных в странах-участниках ЕАЭС за счёт использования современных цифровых технологий для повышения эффективности международных каналов товародвижения, включающих комплекс логистических услуг, как в сфере транспортировки грузов, так и организации их хранения.
Ключевым индикатором в усилении интеграционных процессов, безусловно, выступает рост объёма взаимной торговли в ЕАЭС, который с января по октябрь 2017 г. составил 44 млрд долл. США, что на 26,7% больше по сравнению с аналогичным предшествующим периодом1. Для обеспечения динамики развития товарооборота необходимо решить ряд проблемных вопросов, касающихся создания евразийской цифровой платформы, представляющей собой «совокупность средств, поддерживающих возможность использования цифровых процессов, ресурсов и сервисов, в том числе в области промышленной кооперации значительным количеством хозяйствующих субъектов и обеспечивающих возможность их «бесшовного» взаимодействия» [3].
Сложность и масштабность поставленных задач в сфере межнационального сотрудничества членов ЕАЭС требует строго научного подхода к их решению. Не случайно, различные логистические аспекты в интегрированных цепях поставок и каналах товародвижения привлекают внимание многих учёных [5, 7, 10, 12, 13, 14 и др.]. Управление материальными, информационными, финансовыми, сервисными и кадровыми потоками должно основываться на различных теориях, моделях и методах, используемых в логистике, менеджменте, маркетинге, и должно служить ключевой базой для разработки обобщённой методологии и теории принятия решений по оптимальному управлению логистическими функциями в сетях поставок [7, с. 328].
Следовательно, важной составляющей формирования цифрового пространства ЕАЭС является развитие цифровых, «бесшовных» технологий в сфере товарного обмена, осуществляемого между странами-участниками ЕАЭС. Так, в рекомендациях Совета Евразийской экономической комиссии предлагается осуществить формирование и проведение дальнейшей интеграции с использованием средств интегрированной информационной системы Союза общих информационных ресурсов, необходимых для реализации цифровой трансформации промышленного сотрудничества в рамках Союза и цифровой трансформации промышленности государств-партнёров [3]. По существу, речь идёт о создании евразийской цифровой платформы, которая обеспечивала бы сбор, анализ и координацию производственных, торговых, финансовых потоков, протекающих в международных каналах товародвижения от производителей до конечных покупателей.
В то же время, существует ряд проблем, выделенных Коллегией Евразийской экономической комиссии, являющихся тормозом интеграционного процесса в сферах производства и обмена между участниками ЕАЭС, в том числе [3]:
1. Недостаточный уровень высокоскоростного (широкополосного) доступа промышленных предприятий к информационно-телекоммуникационной сети «Интернет» (далее — сеть Интернет).
2. Нехватка современных технологий для обеспечения цифровой трансформации на внутреннем рынке и неэффективная система их трансфера из сферы науки в сферу практического применения.
3. Несогласованность информационных систем промышленных предприятий («лоскутная» информатизация).
4. Недостаток кросс-отраслевых связей при реализации проектов цифровой трансформации.
К этому нужно добавить важную проблему, касающуюся целесообразности использования западного коммуникационного оборудования и программного обеспечения, а также выбора места нахождения серверов, ЦОДов (центров обработки данных) и пр. Так, по некоторым данным2, 29 ноября 2018 года экспертный совет по программному обеспечению при Минкомсвязи РФ принял решение о поэтапном отказе от использования ПО, базирующегося на иностранных платформах. Правообладателям такого ПО регулятор будет рекомендовать перевести его на отечественные платформы и ограничить закупки импортного ПО в госструктурах и компаниях с государственным участием. Аналогичная ситуация с производством оборудования, производимого в России, спрос на который стимулируется не только экономическими, но и политическими факторами. Отечественные вендоры используют различные производст­венные стратегии, удовлетворяющие требованиям регулятора, в том числе партнёрские ОЕМ-соглашения с мировыми производителями оборудования, локализацию производства, сборку оборудования и пр. Так называемое «импортозамещение» в сфере информационно-коммуникационных технологий, осуществляемое в России, несмотря на определённые успехи в области разработки «тяжёлого софта», во-первых, может не устроить других стран-участников ЕАЭС, а во-вторых, это очень дорогой и длительный процесс, который негативно отразится на эффективности межгосударственной интеграции.
Рассмотренные выше проблемы имеют место не только в производственной сфере, но и при организации межгосудар­ственного товарного обмена, которые осуществляются по различным международным каналам товародвижения и их можно разделить на технические и организационные.
Технические проблемы, например, строительство трансграничной логистической инфраструктуры («хабы», пропускные пункты железнодорожного, автомобильного, водного сообщения) могут быть решены при достаточном финансировании и они, на взгляд авторов, не создают принципиальные трудности для функционирования каналов товародвижения.
Наиболее сложны организационные проблемы, которые включают совершенно различные аспекты, в том числе: разработка и согласование единой законодательной базы; создание «бесшовных» информационно-коммуникационных технологий обмена данными между промышленными, торговыми и логистическими предприятиями с возможностью трансграничного взаимодействия государств-членов ЕАЭС в рамках создаваемых цепочек добавленной стоимости.
Необходимо отметить, что в производственной сфере уже к началу 2018 г. приняты 46 технических регламентов, которые регулируют производство продукции в различных отраслях, в том числе: электротехники; машиностроения; железнодорожного и автомобильного транспорта; сельхозтехники; продуктов питания; детских товаров и т.д. [6]. Согласно имеющимся данным, около 85% всей производимой продукции союзного рынка охвачены единым регулированием [6]. Однако разработка межгосударственных регламентов в области информационных технологий ещё находится в начальной стадии, что замедляет формирование современных логистических и товаропроводящих автоматизированных систем. Необходимы совместные решения по интеграции евразийской цифровой платформы с цифровыми экосистемами каждого участника ЕАЭС, что создает дополнительные организационно-технические трудности реализации данной стратегической задачи. Для цифровой трансформации транспортной, энергетической и других отраслевых инфраструктур потребуется реализация целостного комплекса проектов [2], без которых невозможно функционирование международных каналов товародвижения с высокой пропускной способностью.
Следует иметь ввиду, что внедрение цифровой трансформации в систему международного товародвижения несут значительные риски, связанные, в том числе, и с национальной безопасностью, в первую очередь, в таких сферах, как газовая, нефтяная, атомная отрасли.
Следовательно, актуальной проблемой является формирование цифровой среды доверия между участниками системы товародвижения, поскольку важнейшим условием эффективного её функционирования является обмен коммерческой информацией. Так, Карина Минасян, говоря о новом технологическом этапе стран ЕАЭС, отметила, что «цифровая экономика — это совместная экономика прозрачности и доверия», и только совместными усилиями государств и бизнеса можно получить максимальный экономический эффект»3. Именно доверие в цифровом пространстве Союза позволит организовать информационный обмен с применением ресурсов межгосудар­ственного электронного документооборота, снизить риски для хозяйствующих субъектов, граждан и государственных органов государств-членов ЕАЭС в ходе развития цифровой экономики. Согласно мнению 83% респондентов, доверие является основой для всего цифрового мира4. Чтобы завоевать его, аналитики рекомендуют компаниям сосредоточиться на вопросах этичности и безопасности. Именно так делает корпорация Apple, которая после серии инцидентов с утечкой данных пользователей iCloud в 2014 году, начала возвращать доверие пользователей, став более прозрачной в использовании данных своих клиентов5.
В этой связи необходимо выделить факторы, определяющие уровень доверия при организации международных каналов товародвижения в рамках ЕАЭС:
— доверие между странами–участниками ЕАЭС, позволяющее установить базовые партнёрские отношения и интеграцию экономик каждой страны;
— доверие между государством и бизнесом каждой страны, входящей в ЕАЭС;
— взаимодоверие к органам власти, полиции, правовой системе каждой страны-участника ЕАЭС с учётом их институциональных особенностей;
— межкорпоративное доверие между участниками каналов товародвижения, являющегося базой стратегических партнёрских отношений и проявляющееся в совместных инвестициях, обмене коммерческой и технологической информацией;
— межличностное доверие, то есть доверие между людьми, как внутри одной страны, так и между людьми разных стран, учитывающее страновую культуру, местные обычаи, религиозные особенности и менталитет;
— доверие в экономических отношениях, выражающихся не только в условиях поставки и оплаты за неё, но и к качеству, безопасности товаров, формам их контроля;
— доверие к каналам передачи и хранения конфиденциальной информации с помощью средств коммуникационно-информационных технологий (так называемое «цифровое доверие»).
Отметим, что уровень «цифрового доверия» может быть повышен с помощью технологии «блокчейн», когда цепочка по­следовательных блоков данных может быть изображена в виде бесконечного цифрового журнала экономических транзакций, записи о которых одновременно фиксируются на множестве узлов, производящих вычисления [4, с. 20].
Таким образом, именно доверие на разных уровнях взаимодействия в каналах товародвижения создаёт предпосылки для кибербезопасности цифровой инфраструктуры в масштабе стран-участников ЕАЭС. В ходе цифровой трансформации каналов товародвижения, деловая среда для потребителей и производителей должна обеспечить снижение издержек (по некоторым оценкам до 50 млрд долл), сокращение числа по­средников, снижение барьеров при выходе на новые рынки, а также новые возможности для бизнеса и граждан по получению услуг посредством использования информационно-телекоммуникационной сети «Интернет» [1, с. 16].
Цифровая трансформация рынка товаров и услуг в странах Евразийского экономического союза приведет к значительному упрощению и ускорению торговых процедур путем перевода их в цифровую форму, к активному использованию электронной торговли, а также к эффективной реализации новых цифровых технологий при развитии системы международных каналов товародвижения. Это потребует не только устранения правовых барьеров, создания гармонизированного законодательства и нормативно-правовой базы, но и проведения дальнейшей интеграции в сфере правил ведения трансграничной электронной торговли, стимулирования ведения бизнеса в цифровой форме, координации действий по защите прав на объекты интеллектуальной собственности и прав потребителей цифрового рынка. Как отмечается в обзоре Всемирного банка, «успешное внедрение цифровых технологий возможно только в том случае, если, среди прочего, будет обеспечена технологическая совместимость, интероперабельность и масштабируемость цифровых инфраструктур, платформ и решений, необходимых для эффективной, инклюзивной и безопасной цифровой экономики»6.
Как справедливо отметил Председатель коллегии Евразийской экономической комиссии Т. Саркисян, конкурентоспособность интеграционного объединения определяется способностью обеспечить не столько «перетоки» товаров, финансов и трудовых ресурсов, сколько, в первую очередь, «переток» и интеграцию данных7. В этой связи участниками ЕАЭС предусматривается использование таких ИТ-технологий, как: облачные вычисления; создание Bigdate и аналитических платформ на их базе; искусственного интеллекта, блокчейна; цифровых B2B и B2C платформ [4].
На первом этапе необходимо создание национальных цифровых платформ обмена данными, технически унифицированных с платформами стран-участников ЕАЭС, а затем можно переходить к созданию единой цифровоймежгосударственной платформы, что позволит трансформировать фраг­ментированные рынкисбыта и каналы товародвижения участников ЕАЭС в глобальные и даст возможность бизнесу расширяться и осуществлять организацию «сквозных» каналов товародвижения с полной логистической структурой, вне зависимости от страны с её налоговой и законодательной базами.При этом, система товародвижения в рамках ЕАЭС должна быть открытой и способной развиваться в сторону торговой интеграции со странами ЕС, что позволит получить дополнительные экономические выгоды. Заметим,что согласно некоторым данным, торговля между Евросоюзом и Евразийским экономическим союзом по итогам 2017 года выросла на 20%, несмотря на введенные двусторонние санкции между странами ЕС и Россией8.
К настоящему времени уже накоплен положительный опыт, пусть в небольшом объёме, внедрения информационных технологий в сферу международных каналов товародвижения [5]:
а) на морском транспорте и в сфере гражданской авиации процесс внедрения цифровой документации осуществляется более интенсивно. Например, стандарт e-freight Международной ассоциации воздушного транспорта (IATA), касающийся электронной грузовой авианакладной, уже активно используется ведущими авиаперевозчиками;
б) в сфере автомобильных и железнодорожных перевозок внедрение цифровых транспортно-сопроводительных документов пока находится еще в начальной стадии, однако интерес правительств, бизнеса и международных организаций к созданию полностью электронного документооборота в сфере международных перевозок и транзита с каждым годом усиливается.
Основные направления цифровой трансформации международных автомобильных перевозок в рамках ЕАЭС включают переход к использованию электронной книжки МДП (e-TIR), электронной транспортной накладной (e-CMR), а также разработку и внедрение электронного разрешения на осуществление международных автомобильных перевозок (e-Permit) [5]. Подобный интеграционный подход позволит сформировать новые цепочки добавленной стоимости, создание «бесшовной» цифровой инфраструктуры и развить трансграничные сервисы и трансграничное пространство доверия.
Для реализации инновационных проектов по разработке системы управления международными каналами товародвижения потребуется внедрение новых подходов использования цифровых технологий для координации работ с другими участ­никами, а также для накопления и анализа экономической и маркетинговой информации. На рис. 1 приведён пример международного канала товародвижения с использованием ИТ-системы сбора, накопления и передачи информации.
Рис. 1. Пример международного канала товародвижения с использованием ИТ-системы сбора, накопления и передачи информации
Разработано авторами
Как видно из рис. 1, для цифровой трансформации предприятие, которое формирует каналы товародвижения, как правило, это производитель готовой продукции, должно организовать документооборот для сбора как внутренней информации с помощью программ MRP и CRM, так и внешней от посредников, работающих в стране производителя или в стране-транзитёра или в стране-покупателя (например, с помощью программы управления цепью спроса DCM (Demand Chain Management). Отметим, что модель управления спросом привлекает внимание многих учёных [8, 13, 14], поскольку позволяет повысить эффективность цепи поставок, уменьшить эффект «хлыста» особенно в тех случаях, когда продукция (товары) имеют короткий жизненный цикл или обладают сезонными колебаниями спроса. Внедрение DCM будет способ­ствовать более рациональному использованию логистических ресурсов, имеющихся в каналах товародвижения, более точному планированию производственной деятельности предприятий, осуществляющих поставки своей продукции не только на внутренний рынок, но и в страны-члены ЕАЭС. Недостатком данной модели организации сбора информации в каналах товародвижения являются большие затраты на поддержание работоспособности интегрированной межкорпоративной платформы, которые могут оказаться чрезмерными для предприятия-производителя.
В свете Решения Высшего Евразийского экономического совета от 11 октября 2017 года по достижению целей цифровой повестки в части ускорения процессов свободного передвижения товаров, услуг, капитала и трудовых ресурсов в рамках Союза [2], перспективным является создание межгосударственной цифровой платформы на базе EDI-провайдера (Electronic Data Interchange) [9], который бы управлял и координировал все товарные, финансовые и маркетинговые потоки, ресурсы и сервисы цифровой экосистемы и обеспечивал бы, тем самым, их «бесшовное взаимодействие».
EDI-провайдер может аккумулировать поступающую от субъектов международных каналов товародвижения информацию и стать центром хранения «больших данных» (Bigdata), которые будут являться важным информационным ресурсом компаний и государственных структур участников Евразийского Союза. Технология Big data позволяет не только быстрее принимать управленческие решения на основе анализа результатов реализации товаров и услуг на всех этапах товародвижения, но и строить модели взаимодействия с потребителями разных стран Союза, имеющими поведенческие особенности и потребности и определяющими объём и характер потребительского спроса. С этой точки зрения последнее звено каналов товародвижения (потребители) является источником изучения спроса, что дало толчок к разработке прикладных программ DCM.
Подобная DCM-платформа, внедрённая на каждом предприятии-производителе, входящим в цепь поставок и имеющим свои каналы сбыта, должна быть интегрирована в единую ИТ-систему автоматизированного электронного обмена данными, собираемыми и обрабатываемыми EDI-провайдером (EDI — Electronic Data Interchange). Как пример данного подхода, на рис. 2 приведена модель организации канала товародвижения с использованием интегрированной цифровой платформы EDI-провайдера.
Рис. 2. Модель организации канала товародвижения с использованием интегрированных цифровых платформ
Составлено авторами
Как следует из рис. 2, задача EDI-провайдера состоит не только в сборе, анализе получаемой информации, но и в разработке прогнозов для каждого участника цепи поставок. В качестве EDI-провайдера могут выступать такие отечественные предприятия, как корпорация «1С», имеющая EDI-платформу9, которая может быть использована для построения более сложных интегрированных ИТ-систем. Корпорация «1С» предоставляет услугу для реализации электронного взаимодействия между торговыми организациями и поставщиками продукции, которая включает организацию обмена электронными документами, сопровождающими торговые операции через Центр обработки данных «1С:Сеть»10.
Предприятия-производители, входящие в цепь поставок, не только накапливают и обрабатывают свою внутреннюю информацию с помощью локальной электронной сети, но и могут создавать ИТ-платформы для организации обмена данными со своими посредниками, функционирующими в их каналах сбыта и после обработки и анализа данных, передавать их в общую межкорпоративную EDI-систему.
Несмотря на то, что, по мнению некоторых специалистов, стандарт EDI не совсем соответствует современным требованиям11, он является достаточно распространённым в практической деятельности многих ИТ-компаний. Признание EDI-провайдера всеми участниками Евразийского экономического союза как межгосударственного информационно-аналитического центра обеспечит высокий уровень взаимодоверия в каналах товародвижения, которое играет все более важную роль в процессах взаимодействия компаний между собой и с потребителями в маркетинговых (сбытовых) каналах [8].
Важным направлением «цифровизации» системы товародвижения является развитие облачных технологий через внедрение облачных сервисов на уровне Союза и формирование евразийской сети центров обработки данных и региональных компаний-операторов. Обеспечение монетизации интернет-трафика для европейских и азиатских провайдеров позволит значительно ускорить экономический рост стран ЕАЭС. Потенциальный экономический эффект от реализации цифровой повестки увеличит совокупный ВВП государств-членов на 11% от общего ожидаемого роста совокупного ВВП государств-членов к 2025 году. Указанный потенциальный эффект почти в 2 раза превышает возможный размер увеличения совокупного ВВП государств-членов ЕАЭС в результате цифрового развития помимо реализации совместной цифровой повестки [2].
Таким образом, для ускорения и увеличения объёма товарооборота между странами ЕАЭС необходима цифровая трансформация международных каналов товародвижения, включающая интеграцию информационных систем государственных органов и других участников Содружества и формирование цифрового трансграничного пространства на базе EDV-провайдера, отобранного из ИТ-компаний, обладающих соответствующей компетенцией и высоким уровнем цифрового доверия стран-участниц ЕАЭС.


Литература
1. Программа «Цифровая экономика Российской Федерации». Утверждена распоряжением Правительства РФ от 28 июля 2017 г. № 1632-р. URL: http://government.ru/docs/28653/.
2. Решение Высшего Евразийского экономического совета от 11 октября 2017 г. №12 «Об Основных направлениях реализации цифровой повестки Евразийского экономического союза до 2025 года». URL:https://www.garant.ru/products/ipo/prime/doc/71708158/.
3. Распоряжение Коллегии Евразийской экономической комиссии от 30 октября 2018 г. № 166 «О проекте рекомендации Совета Евразийской экономической комиссии «О Концепции создания условий для цифровой трансформации промышленного сотрудничества в рамках Евразийского экономического союза и цифровой трансформации промышленности государств–членов Союза»«. URL: https://www.alta.ru/tamdoc/18r00166/.
4. Багиев Г.Л. Маркетинговый ресурс и развитие экономического потенциала Евразийского союза // VI Международный экономический форум «Евразийская экономическая перспектива»: Сб. докладов. — СПб: СПбГЭУ, 2019. — 194 с.
5. Забоев А.И. Перспективы цифровой трансформации в сфере международных автомобильных перевозок и логистики // Перспективы развития логистики и управления цепями поставок: сб.науч.тр. VII Международной научной конференция (18 апреля 2017 г.): в 2 частях / Науч. ред. В.И. Сергеев; Нац. исслед. ун-т «Высшая школа экономики». — М.: Изд. «Эс-Си-Эм Консалтинг», 2017. — Ч.1. — 392 с.
6. Евстафьев Д.Г. Точки роста ЕАЭС: экономика, безопасность, общество / Д.Г. Евстафьев, А.М. Кусаинов, С.И. Масаулов и др.; Российско-белорусский экспертный клуб, Центр изучения перспектив интеграции. — М., 2018. — 48 с.
7. Лукинский В.С., Панова Ю.Н. Формирование основ интегрированного управления цепями поставок. — Перспективы развития логистики и управления цепями поставок: сб. науч. тр. VII Международной научной конференция (18 апреля 2017 г.): в 2 частях / Науч. ред. В.И. Сергеев; Нац. исслед. ун-т «Высшая школа экономики». — М.: Изд. «Эс-Си-Эм Консалтинг», 2017. — 200 экз. — Ч.1. — 392 с.
8. Наумов В.Н. Управление взаимодействием в системе сбыта: теория, методология, стратегии. Монография.- СПб.: Политехника-сервис, 2011. — 286 с.
9. Наумов В.Н. Стратегии управления интегрированными цепочками поставок с использованием информационных технологий // Вестник факультета управления СПбГЭУ. — 2017. — №1–1. — С. 423–427.
10. Нос В.А., Кривошеев А.Ю. Организация интегрированной логистики международных цепей поставок глобального типа // Экономика и предпринимательство. — 2016. — №2–1 (67). — С. 196–200.
11. Петербургский международный экономический форум (ПМЭФ). Цифровая повестка как фактор повышения конкурентоспособности ЕАЭС. 24 Мая 2018. URL: https://roscongress.org/sessions/tsifrovaya-povestka-kak-faktor-povysheniya-konkurentosposobnosti-eaes/discussion/.
12. Gadde L.E., Hakansson H., Persson G. Supply Network Strategies. A JohnWiley and San, Ltd., 2010. 421p.
13. Soliman F. Operations in today’s demand chain management framework. Journal of Operations Management. No.11. 2002; 20(6).
14. Vollmann T., Cordon C., Raabe H. From Supply Chain Management to Demand Chain Management. Lausanne. IMD Perspectives for Managers, 1995, No.9. November.

Сноски 
1 URL: https://www.sonar2050.org/publications/ekonomicheskie-itogi-eaes-integracii-20152017-gg-i-perspektivy-20182020-gg/.
2 Реестр российского программного обеспечения. URL: http://www.tadviser.ru/index.php....D1.85.
3 О возможностях цифровой трансформации экономики стран ЕАЭС говорят в Сколково. URL: http://www.eurasiancommission.org/ru/nae/news/Pages/10-02-2017-141925.aspx.
4 URL: http://www.tadviser.ru/index.php...Juniper_Research.
5 Там же.
6 Цифровая повестка ЕАЭС 2025.URL: http://www.eurasiancommission.org/ru...B8.pdf
7 Цифровая повестка как фактор повышения конкурентоспособности ЕАЭС, Санкт-Петербург, ПМЭФ, 24 мая 2018г. URL: https://roscongress.org/sessions/tsifrovaya-povestka-kak-faktor-povysheniya-konkurentosposobnosti-eaes/discussion/.
8 URL: http://www.dairynews.ru/news/rost-tovarooborota-mezhdu-eaes-i-evrosoyuzom-sosta.html. Дата обращения: 14.03.2019.
9 URL:http://www.1c-net.ru/about.html (дата обращения: 12.02.2018).
10 URL: http://v8.1c.ru/edi/.
11 EDI стандарт. Технический обзор. URL:https://habr.com/ru/post/276925/.

Вернуться к содержанию номера

Copyright © Проблемы современной экономики 2002 - 2019
ISSN 1818-3395 - печатная версия, ISSN 1818-3409 - электронная (онлайновая) версия