Logo Международный форум «Евразийская экономическая перспектива»
На главную страницу
Новости
Информация о журнале
О главном редакторе
Подписка и реклама
Контакты
ЕВРАЗИЙСКИЙ МЕЖДУНАРОДНЫЙ НАУЧНО-АНАЛИТИЧЕСКИЙ ЖУРНАЛ English
Тематика журнала
Текущий номер
Анонс
Список номеров
Найти
Редакционный совет
Редакционная коллегия
Представи- тельства журнала
Правила направления, рецензирования и опубликования
Научные дискуссии
Семинары, конференции
 
 
Проблемы современной экономики, N 4 (68), 2018
НАУЧНЫЕ СООБЩЕНИЯ
Бездудная А. Г.
зав. кафедрой менеджмента и инноваций
Санкт-Петербургского государственного экономического университета,
доктор экономических наук, профессор

Пашина М. А.
доцент кафедры финансов, кредита и мировой экономики
Сочинского государственного университета,
кандидат экономических наук


К вопросу о направлениях развития индустрии туризма как фактора формирования синергетического эффекта
В статье рассматривается ситуация, которая сложилась за последние годы в индустрии туризма. Определяются причины, препятствующие развитию туристической индустрии, выявляются направления по выходу из сложившейся ситуации, в том числе посредством государственной поддержки. Проведен анализ рисков, которые необходимо учитывать при выстраивании бизнес-процессов в туристической индустрии. Сформулированы рекомендации и практические предложения выстраивания новых форм взаимодействия игроков туристического рынка
Ключевые слова: индустрия туризма, конкурентоспособность региона, государственное регулирование, государственная денежная единица, экологическая обстановка, синергетический эффект, туристские сети
УДК 378.1; ББК 65.9   Стр: 254 - 257

За последние годы индустрия туризма в России превратилась в сложноподчиненную систему с большим количеством разнородных связей, которая влияет на целый ряд смежных отраслей (связь, транспорт, общественное питание, строительство и т.д.). При этом приходится признать, что в нашей стране сфера туризма менее развита, чем в других странах (на Россию приходится лишь 2% оборота мирового туризма). В этой связи, исследования, направленные на расширение направлений развития туристической индустрии являются очень актуальными.
Однако, процесс формирования соответствующей теоретико-методологической базы не носит пока системного характера изложения, хотя данная проблема исследуется в работах многочисленных авторов. В частности, в трудах С.В. Валдайцева, В.А. Горемыкина, П.Г. Грабовой, А.А. Крупанина, С.Н. Максимова, Е.И. Тарасевич и др.

Одним из показателей уровня развития индустрии туризма является конвертируемость валюты. Так конвертируемость китайского юаня в странах АТР демонстрирует стремительное развитие туризма в данном макрорегионе. Ситуация повторяется и в Европе: в странах, не состоящих в Евросоюзе (Норвегия, Швейцария), национальная валюта свободно обменивается в других странах их макрорегиона. То же повторяется в Канаде и США. А валюта Австралии имеет свободную конвертируемость в Сингапуре, Индонезии, Таиланде. Актуальна эта тема и в России. Развитие российского туризма, если судить о конвертируемости российской валюты, продвигается в сторону стран Прибалтики, Абхазии, Украины.
Самыми развитыми странами в сфере выездного международного туризма являются страны с высокой степенью конвертируемости «местной» валюты, так как население в этой ситуации расходует и внутренние доходы (например, заработную плату), и доходы от экспортных операций. К примеру, любой житель Европы получающий заработную плату в «евро» тратит на свои путешествия как внешний, так и внутренний доход. Отследить потенциал развития тех стран, которые используют свободно конвертируемые валюты, возможно при помощи макроэкономических показателей, отраженных в формуле:
P = E + G – I (1)
где Р — потенциально возможная выручка от индустрии международного туризма;
E — показатель экспорта на единицу населения/год;
G — удельный показатель ВВП на единицу населения/год;
I — удельный показатель импорта на единицу населения/год.
Неконвертируемость же государственной денежной единицы, наоборот, не дает возможности населению напрямую тратить получаемый доход с целью совершения международных туристических путешествий, что существенно сдерживает развитие выездного туризма.
Формула (2) показывает, что государство, которое занимается по большей части вывозом продукции и в незначительной степени зависит от ввоза импорта, имеет большие перспективы для роста индустрии туризма (в денежных единицах) [4].
P = E – I (2)
где Р — потенциал развития выездного международного туризма;
E — вывоз продукции из страны на одного человека/год;
I — ввоз продукции из страны на одного человека/год.
В первую очередь, это касается стран, ориентированных на экспортную экономику: Китай, Южная Корея. То же справедливо и для стран-экспортеров нефти, таких как: ОАЭ, Кувейт, Бахрейн, Саудовская Аравия. В этот список также можно включить: Алжир, Нигерию, ЮАР, Сальвадор, Бразилию, Венесуэлу, Россию и Чехию.
По результатам анализа лидером является Египет, туристические потоки в который в несколько раз превышают второе по объему направление — Турцию. Возможными причинами, данного разрыва могут быть:
● более высокий уровень жизни в Турции, по сравнению с Египтом (как следствие: уровень цен за оказываемые туристические услуги более высок для туристов);
● отсутствие сезонности в Египте — туристические потоки формируются в течение всего календарного года.
Часто проблемы политического характера страны ухудшают показатели конкурентоспособности туристического региона. Показатель конкурентоспособности также высок в таких странах Европы, как: Польша, Литва, Финляндия. Хотя такие направления как Венгрия и Чехия, популярные во всем мире, у российских граждан несколько проигрывают [1].
Таким образом, отмечая существенное значение макроэкономических показателей в индустрии туризма, выделим в настоящей статье ряд значимых направлений, на которых в первую очередь необходимо сконцентрировать внимание при формировании программ государственного регулирования туристического сектора:
● регулирование емкости рынка туристических услуг;
● развитие новых туристских направлений;
● контроль процесса производства данного продукта;
● забота о безопасности и уровне качества поставляемых услуг;
● поднятие репутации страны в сфере международного туризма.
Несмотря на то, что туризм является одним из приоритетных направлений развития малого и среднего предпринимательства в стране и государство старается оказывать соответствующую поддержку, данная сфера остается на низком уровне, требуя рисковых вложений.
С целью минимизации рисков в туристической сфере все чаще происходит объединение туроператоров и турагентств в отраслевые формальные и неформальные ассоциации и сети, иногда под управлением единой управляющей компании. В статье предлагается сетевое решение проблемы минимизации рисков путем формирования единого логистически выстроенного объединения субъектов рынка туристических услуг, которое аккумулирует в себе опыт многолетней работы крупнейших игроков розничного туристического бизнеса. На рис. 1 представлены следующие направления [2]:
● объединение предприятий, оказывающих различные виды туристических услуг — горизонтальная интеграция, которая является самой ранней формой интеграции в туризме. Ей обязаны своим появлением первые гостиничные цепи;
● вертикальная интеграция — производственное и организационное объединение субъектов туристической отрасли, связанных общим участием в производстве единых развернутых туристических продуктов [7].
Рис. 1. Логистический куст в традиционном (познавательном) туризме [7]
Благодаря внедрению таких способов интеграции игроков туристического бизнеса формируется эффект синергии. Это происходит за счет координации исполнителей и их взаимодействия с потребителями на разных этапах реализации единых туристических продуктов (с учетом начального этапа продвижения продукта на рынке). Такой способ достижения синергетического эффекта в туристической индустрии убедительно представлен в организованных логистических сетевых схемах, один из вариантов которых на примере продукта этнотуризма в Краснодарском крае и Крыму представлен на рис.2.
Достижение синергетического эффекта в туризме особенно рельефно проявляется при групповом обслуживании потребителей в течение длительного периода. Это не исключает и отрицательной величины в случае негативного впечатления туристов от предоставленных услуг, несмотря на их возможно высокое качество. Для снижения подобных рисков и предотвращения всевозможных конфликтов требуется заранее формировать состав туристической группы, учитывая возраст и образование человека, социальный статус и другие характеристики групповых туристов [3]. Нужно отметить, что групповое потребление туристских услуг больше относится к людям экстравертам. Интроверты, по самой своей природе, предпочитают путешествовать в одиночестве или с малым количеством людей.
Можно также выделить синергетический эффект обновления и функционирования. Синергетический эффект обновления появляется, когда обновление происходит в нескольких из элементов комплексных услуг.
Довольно трудной является количественная оценка синергетического эффекта, который в концептуальном плане характеризует степень отклонения интегральной эффективности от линейной арифметической (алгебраической) суммы из-за возникающих, в том числе, факторов мультипликативности и амплификационности.
Количественная оценка синергетического эффекта СумЭсин в туристических сетях рассматривается как сумма частных эффектов, полученных в процессе объединения различных факторов, и может быть представлена как [6]:



эффект, связанный с диффузией инноваций во все звенья и платформы оптимизированной технологической и логистической сети.
Развивающаяся внутренняя конкуренция в стране заставляет рекреационные туристические регионы вступать в конкурентную борьбу и быстро адаптироваться к меняющимся реалиям. При этом важным этапом выстраивания бизнес-процессов в туристической индустрии является анализ сопутствующих рисков [5]:
● ухудшение экологической обстановки вследствие человеческого вмешательства;
● усиление проблемы утилизации отходов;
● зависимость от погоды;
● рост уровня цен;
● ужесточение налоговой политики;
● потеря самобытности территории вследствие гонки за прибылью туристического бизнеса;
● сокращение государственной поддержки (вследствие роста доходов региона от туристического бизнеса могут быть снижены дотации региону из федерального центра);
● рост внутрирегиональной конкуренции;
● миграционный отток населения;
● нехватка трудовых ресурсов с соответствующей квалификацией.
На основании анализа ситуации на туристическом рынке, раскрытия проблем и формирования системы сопутствующих рисков, представленных в статье, можно сделать вывод, что формирование синергетических эффектов в туристических сетях обеспечивается следующими условиями.
1) Необходимостью координировать во времени и пространстве условия для внедрения сетевых систем, их благоприятного взаимодействия.
2) Необходимостью определить основное звено в развитии сети и обеспечить ее функционирование в режиме самоорганизации.
3) При этом внешние воздействия на сетевую версию должны соответствовать внутренним колебаниям системы. Эти взаимодействия должны совпадать по амплитуде и ритмичности; этапы производственного цикла оказания услуги должны быть системными, комплексными, скоординированными в пространстве и времени, непрерывными и всеобъемлющими.
Таким образом, в практике предпринимательского функционирования при управлении туристскими услугами как формой человеческих потоков необходимо предусматривать образование эффекта синергии потребления в результате взаимодейст­вия всех субъектов и объектов услуг. Практическая реализация различных форм взаимодействия демонстрирует тот факт, что эффект синергии наиболее ярко формируется в логистиче­ских сервизных системах, которые способны оптимизировать и обслуживать большие потоки потребителей. Дополнительный синергетический эффект обуславливают нововведения-инновации, которые модернизируют услуги и формы их оказания. При этом организация туристических сетей в определенном регионе существенно усиливает возникающий синергетиче­ский эффект от взаимодействия поставщиков и потребителей туристических услуг.


Рис. 2. Вариант сети при организации единого турподукта в этнотуризме рядом участников туристической индустрии


Литература
1. Бездудная А.Г. Научно-методические основы конкурентоспособного развития предпринимательских структур / М.А. Пашина, А.Г. Бездудная // Экономика и предпринимательство. — 2014. — № 12–4 (53–4). — С. 933–936.
2. Бездудная А.Г. Развитие организационной структуры управления промышленным предприятием в процессе реализации инновационной стратегии / А.Г. Бездудная, К.Б. Герасимов // Российский экономический интернет-журнал. — 2016. — №2. — С. 5.
3. Бездудная А.Г. Теоретические и методологические подходы к изучению проблем института малого инновационного предпринимательства / А.Г. Бездудная, Д.С. Юдин, С.Ж. Мейерман // Вестник Национальной академии туризма. — 2013. — №3(27). — С. 61–63.
4. Ксенофонтова Т.Ю. Внедрение инноваций как фактор повышения предпринимательской активности предприятий / И.М. Осипова, Т.Ю. Ксенофонтова // Вестник Иркутского государственного технического университета. — 2013. — № 6 (77). — С. 219–223.
5. Ксенофонтова, Т.Ю. Ксенофонтова Т.Ю. Исследование резервов повышения уровня конкурентоспособности производственных предприятий // Вестник ИНЖЭКОНа. — Серия: Экономика. — 2012. — № 6. — С. 54–62.
6. Ксенофонтова Т.Ю. Формирование российской модели управления интеллек­туальным капиталом предприятия // Интеллектуальная собственность. Промышленная собственность.- 2012.- №8. — С.13–20.
7. Скоробогатова Т. Образование синергетического эффекта в туризме как результат функционирования логистических сервисных систем // В¡сник економ¡чної науки України. — 2012. — №2. — С.147–151. Режим доступа: http://dspace.nbuv.gov.ua/bitstream/handle/123456789/45067/33-Semenov.pdf?sequence=1 (дата обращения: 14.07.2018).

Вернуться к содержанию номера

Copyright © Проблемы современной экономики 2002 - 2019
ISSN 1818-3395 - печатная версия, ISSN 1818-3409 - электронная (онлайновая) версия