Logo Международный форум «Евразийская экономическая перспектива»
На главную страницу
Новости
Информация о журнале
О главном редакторе
Подписка и реклама
Контакты
ЕВРАЗИЙСКИЙ МЕЖДУНАРОДНЫЙ НАУЧНО-АНАЛИТИЧЕСКИЙ ЖУРНАЛ English
Тематика журнала
Текущий номер
Анонс
Список номеров
Найти
Редакционный совет
Редакционная коллегия
Представи- тельства журнала
Правила направления, рецензирования и опубликования
Научные дискуссии
Семинары, конференции
 
 
Проблемы современной экономики, N 4 (68), 2018
ЭКОНОМИКА И РЕЛИГИЯ
Беккин Р. И.
ведущий научный сотрудник Института Африки РАН (г. Москва),
доктор экономических наук, кандидат юридических наук


«Пользование процентами... не возбраняется по шариату»
(Обращение муфтия М.-С. Баязитова по вопросу о втором выпуске облигаций Государственного 5½ % военного краткосрочного займа 1916 г.)
В статье рассматривается Обращение муфтия Оренбургского магометанского духовного собрания (ОМДС) М.-С. Баязитова к подчиненным ему имамам в связи со вторым выпуском облигаций Государственного 5½ % военного краткосрочного займа 1916 г. Автор выделяет две компоненты рассматриваемого документа: патриотическую и богословско-правовую. Последняя сводится к короткому заключению о дозволенности облигаций военного займа с точки зрения шариата. Автор статьи анализирует богословско-правовую аргументацию в Обращении, указывая на спорность выдвигаемых в данном документе тезисов
Ключевые слова: Мухаммед-Сафа Баязитов, военные займы Первой мировой войны, Муса Бигеев (Бигиев), исламский банк, фетва
ББК 86.38   Стр: 237 - 240

Как известно, первые финансовые институты, использовавшие в своей работе исламские методы финансирования, начали свою работу в 1960-е гг. Вместе с тем, научно-богословские труды, осмысливавшие феномен специализированных финансовых учреждений для мусульман, стали появляться уже на рубеже XIX и XX столетий. Одним из первых авторов, уделявших внимание данной проблематике, был татарский богослов-реформатор Муса Бигеев. В книге «Закят», изданной в 1916 г. в Петрограде, он писал об «исламских банках» (ислам банклари)1. На первый взгляд может показаться, что речь в книге «Закят» идет о тех же самых институтах, которые получили распространение во второй половине XX в. Однако у «исламского банка» Бигеева имеется принципиальное отличие от одноименного финансового института, работающего в наши дни.
Исламский банк в книге «Закят» совмещает функции казначейства, коммерческого банка и благотворительного фонда: «Требуется вернуть к жизни подробно описанный в книгах по мусульманскому праву (фикх) “байт ал-мал”, сделать исламский “байт ал-мал” исламским банком, то есть использовать “байт ал-мал” для сбережения, накопления капиталов»2.
Другие авторы считали, что главное отличие мусульман­ского (исламского) банка от обычного состоит лишь в том, что собственниками первого являются мусульмане. Что касается характера осуществляемых мусульманским банком операций, то они ничем не отличаются от аналогичных операций в других банках: «До сегодняшнего дня мусульмане, беря деньги в банке, платили ему проценты, а сами давать под проценты не могли. Если бы был отдельный мусульманский банк, то проценты по депозиту покрывались бы кредитными процентами, и мусульманское богатство не уходило бы вне мусульманского сообщества, а оставалось бы у себя»3.
Проблема банковского кредита с точки зрения шариата и другие актуальные вопросы финансов обсуждались на страницах татарских периодических изданий начала XX в., в частно­сти, — журналов «Икътисад» и «Шура». Из других авторов, писавших по теме ссудного процента, следует отметить Ризаэтдина Фахретдина, Габдельгалляма Фаизханова, Мусу Акъегетзаде, Закира Аюханова, Галимджана Баруди и др.4 Публикации данных авторов можно охарактеризовать как богословско-правовые. Совсем иная природа у текста, которому посвящена данная статья. По жанру это официальный документ — Обращение муфтия Оренбургского магометанского духовного собрания (ОМДС) Мухаммед-Сафы Баязитова к находившимся в его подчинении представителям т.н. «мусульманского духовенства» (ахунам, хатибам и имамам) в связи с выпуском (вторым за год) облигаций государственного займа в ноябре 1916 г.5
Документ отпечатан типографским способом на двух языках: русском и татарском. Какой из двух текстов является оригиналом, а какой — переводом, сказать сложно. Несмотря на то, что обращение написано от имени муфтия ОМДС М.-С. Баязитова, его автором могло быть иное лицо. Но для целей данной статьи вопрос об авторстве Обращения, не относится к разряду ключевых, поэтому в дальнейшем я буду рассматривать Баязитова как автора текста документа. Важно, что последний муфтий Российской империи, от имени которого выпущено Обращение, разделял содержавшиеся там взгляды, в т.ч. касающиеся вопроса о соответствии шариату облигаций государственного займа на военные нужды.
Данный заем был уже шестым с начала Первой мировой войны и последним в истории Российской империи6. Его номинальный объем составил 3 млрд руб.7 Подписка на заем, была открыта 1 ноября 1916 г. и была рассчитана на два месяца, но фактически продолжалась до Февральской революции8. Предполагалось, что реализация облигаций на 1,8 млрд будет обеспечена через банковский синдикат, включавший крупнейшие акционерные банки и банкирские конторы империи9. Оставшаяся сумма должна была быть получена у населения через сберегательные кассы, учреждения мелкого кредита и др. Содействие в организации подписки на облигации оказывали городские и земские управы.
Облигации имели различный номинал (от 50 до 25 000 рублей) и продавались по рыночной стоимости, которая была ниже номинала. Дисконт определялся по следующей формуле: минус 5 рублей на каждые 100 рублей номинала. Таким образом, 100 рублевую облигацию можно было приобрести за 95 рублей, а 50-рублевую — соответственно за 47 руб. 50 коп.10
Каждая облигация имела 20 купонов. Проценты должны были выплачиваться два раза в год в размере 2,75% от номинала облигации (т.е. из расчета 5,5% годовых). Погашение последнего, двадцатого купона, должно было произойти в 1926 г.
Сложно переоценить значение военных займов как источников пополнения бюджета государства в годы войны. По данным, приводимым историками, благодаря этому источнику пополнения бюджета удалось покрыть около 25% военных расходов Российской империи11. Не случайно к пропаганде военных займов 1916 г. были привлечены различные государ­ственные и религиозные деятели12.
В случае с мусульманами, составлявшими около 11% населения империи, ситуация была осложнена тем, что в исламе принципиальное значение имеет запрет ссудного процента (риба). Поэтому в задачи религиозного деятеля входило не только обосновать необходимость поддержки своего монарха в войне с врагом (патриотическая компонента), но и привести весомые аргументы в пользу того, что данные облигации как финансовый инструмент не противоречат принципам шариата (богословско-правовая компонента).
В рассматриваемом нами документе присутствуют обе компоненты: патриотическая и богословско-правовая. Сначала приводятся слова и выражения, взывающие к патриотическим чувствам мусульман-подданных империи: «Раскупить, как можно скорее, облигации военного займа — значит исполнить свой патриотический долг, скорее сломить врага и добиться мирной жизни на земле. Поэтому, подобно тому, как здоровые своей силой проповедники своими проповедями, люди ремесла своим искусством помогают в этом святом деле, точно также людям с деньгами следует принять участие и купить облигации военного займа и таким образом доказать, что они также верные сыны нашего Государя и своего Отечества»13. Нюанс состоял в том, что одним из противников России в Первой мировой войне была Османская империя. Иными словами, мусульманам предлагалось участвовать в финансировании войны со своими единоверцами14. Не случайно поэтому в Обращении понятие «враг» имеет максимально общий характер, без пояснения, кто выступает в данном качестве. Автор документа концентрирует внимание читателя на том, что участие в займе поможет государству быстрее закончить войну и тем самым избежать больших жертв («скорее сломить врага и добиться мирной жизни на земле»15).
Однако при изучении текста Обращения у мусульман могли возникнуть вопросы, касающиеся не только цели финансирования, но и самого его механизма, то есть богословско-правового аспекта подписки на военный заем. Обоснованию легитимности с точки зрения шариата выпускаемых облигаций в Обращении посвящен всего один абзац. Приведу его полностью: «Подписка и приобретение этого займа, пользование процентами его не возбраняется по шариату, ибо эти облигации выпущены государством таким образом, что за известный период времени, процентными купонами их, получается увеличение ценности бумаги. В виду этого получение процентов по заемным облигациям в сущности равносильно получению части своих же денег, полученных от этих облигаций»16.
На мой взгляд, аргументы, приводимые Баязитовым в качестве богословско-правового обоснования дозволенности участия мусульман в подписке на облигации военного займа, не выдерживают критики с точки зрения мусульманского права. Рассмотрим их подробнее.
По мнению автора Обращения, за счет купонного дохода происходит увеличение ценности бумаги, и, соответственно, ее держатель получает право на получение по ней суммы большей, чем та, которая обозначена на самой бумаге (то есть выше номинальной стоимости). Представляется, что Баязитов ошибочно (или умышленно) рассматривает облигацию государственного займа как товар, стоимость которого может возрастать со временем. Однако облигация является не товаром, а документом, который удостоверяет долговое обязательство. Между тем, в мусульманском праве увеличение суммы долга с течением времени запрещено.
Обращает на себя внимание еще один пассаж, присутствующий в Обращении: «Облигации эти верны, и здесь нет места каким-либо сомнениям. Здесь нет того риска, которому подвергается помещение капиталов в торговое предприятие»17. Как известно, одним из основополагающих принципов в исламской экономической доктрине является недопустимость дохода, полученного без приложения усилий18. Естественный (а не искусственно создаваемый риск) является важным сопутствующим условием любой сделки. В своем же обращении Баязитов, напротив, подчеркивает, что преимуществом облигаций военного займа является то, что они позволяют получать гарантированный доход без приложения усилий. Подобный доход подпадает в мусульманском праве под категорию майсир и является недопустимым19.
У государственного займа 1916 г. имелась и еще одна негативная сторона, связанная с проблемой ростовщичества, о чем в Обращении умалчивается. Дело в том, что далеко не всем желающим были доступны облигации. Минимальный номинал облигации составлял 50 руб. Это была достаточно крупная сумма для 1916 г. В качестве решения проблемы предлагалось ссужать население заемными средствами. Желавший предоставить заем государству на ведение войны брал процентную ссуду в банке20. Иными словами, для того, чтобы выступить ростовщиком, будущий держатель облигации вынужден был сам обращаться к другому ростовщику.
* * *
Рассмотренное в данной статье Обращение муфтия Баязитова имеет важное значение для понимания того, какие представления о дозволенных шариатом финансовых операциях бытовали среди определенных мусульманских религиозных деятелей. Содержащаяся в Обращении аргументация не выдерживает критики с точки зрения современной мусульманско-правовой доктрины. На первое место здесь выступает общественный интерес (ал-маслаха ал-мурсала), выраженный в формуле: «чем больше государство получит от подданных денег, тем меньше будет жертв и тем быстрее закончится война».
Что касается проблемы соответствия шариату предлагаемого финансового инструмента (облигаций государственного займа), то автор Обращения не утруждает себя подробной аргументацией, приводя доводы, которые могут быть легко опровергнуты с позиций нашего времени. В современной России, когда значительное число граждан, в том числе мусульман, обладает основами финансовой грамотности, аргументы, приводимые в защиту тезиса о соответствии шариату облигаций государственного займа, не выдерживают критики. Сто лет назад, когда такие инструменты, как облигации, были еще малоизвестны значительному числу населения, мнение муфтия Российской империи по данному вопросу могло приниматься на веру и без глубокого шариатского обоснования.
Подобного рода богословско-правовые заключения, обосновывавшие необходимость введения тех или иных финансовых инструментов с точки зрения шариата, не были редкостью в Египте в XX в. Специализированным ведомством, ответственным за выпуск фетв в стране с 1895 г. выступало Управление по выдаче фетв (Дар ал-ифта‘). В богословско-правовых заключениях, изданных данным учреждением, объявлялись соответствующими шариату такие финансовые институты и инструменты, как сберегательные сертификаты, различные виды страхования и др.21
Обращение Баязитова может быть отнесено к той категории фетв, в которых спорное с точки зрения исламского запрета ростовщичества решение обосновывается общественными (государственными) интересами и под него подводится шариатская база. Обращение отражает не только точку зрения самого Баязитова как промонархически настроенного религиозного деятеля, но и положение самого муфтията (в данном случае — Оренбургского магометанского духовного собрания) как государственного института, призванного проводить решения государственной власти среди мусульман.

Приложение 1


Ахунам, хатыбам и имамам округа
Оренбургского Магометанского Духовного Собрания22
Обращение

Оренбургский муфтий
4 ноября 1916 г.
№ 7428
г. Уфа


Вот уже третий год, как наша родина Россия находится в Великой Отечественной войне с врагами. Двадцать семь месяцев все верные сыны нашей родины прилагают все старания и усилия в деле защиты своего Отечества. В этом числе и наши братья воины-мусульмане честно, храбро сражаясь и жертвуя собой, показали и продолжают выказывать себя верноподданными сынами своей родины России.
За истекшие два года наши воины-богатыри достигли больших успехов. Однако для окончательной победы над врагами еще нужно приложить много стараний, приготовлять много снарядов и различных военных припасов. Вот для этого дела Правительство указом Государя Императора от 10-го октября сего года, выпустило Государственный 5½ % военный заем на сумму три миллиарда рублей, облигации коего освобождены от государственных налогов.
Доводя об этом мероприятии нашего правительства до сведения вас, ахунов, хатыбов и имамов, предписываю Вам: оказывать всякое содействие, чтобы этот выпущенный с разрешения нашего Государя Императора военный займ покупали наши единоверцы мусульмане. Объясните им, какую пользу для государства и населения имеет этот заем.
Успешная подписка на военный 5½ % заем способствует скорейшему окончанию настоящей Европейской войны. Раскупить, как можно скорее, облигации военного займа — значит исполнить свой патриотический долг, скорее сломить врага и добиться мирной жизни на Земле. Поэтому, подобно тому, как здоровые своей силой проповедники своими проповедями, люди ремесла своим искусством помогают в этом святом деле, точно также людям с деньгами следует принять участие и купить облигации военного займа и там образом доказать, что они также верные сыны нашего Государя и своего Отечества.
Если мы принесли на алтарь Отечества многих из нагих сыновей и братьев, то тем более нам следует своим имуществом оказывать службу Отечеству.
Ахуны, хатыбы и имамы! Прочтите и разъясните прихожанам это мое обращение.
Объясните им, что в эту Отечественную войну долг каждого придти в этом святом деле на помощь, кто чем может. Пусть они поймут пользу 5½ % военного заема и подпишутся, как можно больше; этим они исполнят свой долг перед Отечеством и довершат те успехи, ради которых принесли себя в жертву многие наши единоверцы-мусульмане. Нужно знать, что этот краткосрочный военный заем выпущен также и для пользы самого населения. На каждую облигацию, купленную за 95 руб., по истечении года приходится 5 руб. 50 коп. пользы. Уплата этих процентов будет продолжаться 10 лет, по истечении которых казна выдает за облигацию предъявителю полную сумму 100 рублей. Облигации эти верны, и здесь нет места каким-либо сомнениям. Здесь нет того риска, которому подвергается помещение капиталов в торговое предприятие.
Подписка и приобретение этого займа, пользование процентами его не возбраняется по шариату, ибо эти облигации выпущены государством таким образом, что за известный период времени, процентными купонами их, получается увеличение ценности бумаги. В виду этого получение процентов по заемным облигациям в сущности равносильно получению части своих же денег, полученных от этих облигаций.
Поэтому нашим единоверцам мусульманам можно подписываться и покупать эти облигации, чем они получат пользу для себя, а вместе с тем также исполнят и свой патриотиче­ский долг.
Выпускная цена облигаций определяется в 95% обозначенной на облигации стоимости: это значит, что в указанное время подписки эти облигации можно приобретать со скидкой 5 руб. на каждые 100 руб. (т.е. 50-рублевую облигацию можно покупать за 47 руб. 50 коп., 100-рублевую за 95 руб. и т.д.).
Подписаться на облигации, т.е. внести деньги на покупку их, можно в Государственном банке, Казначействе, Полевом и Крепостном Казначействе, Сберегательной кассе, учреждениях мелкого кредита, т.е. в ссудно-сберегательных или кредитных товариществах, союзе этих товариществ, Земских кассах мелкого кредита и в других частных и общественных банках.


Статья подготовлена при финансовой поддержке РФФИ/РГНФ. Проект № 16–07–00009 «Феномен “Исламского государства” в контексте развития современного восточного общества».

Сноски
1 Бигиев М. Закят / Пер. со старотат. Т.Х. Хабибуллина и И.А. Зарипова. — Наб. Челны, 2013. Подробнее о книге см.: Беккин Р.И. «Деньги обладают... магической силой». Рецензия на книгу: Бигиев М. Закят / Пер. со старотат. Т.Х. Хабибуллина и И.А. Зарипова // Ученые записки Казанского университета. Сер. Гуманитарные науки. — 2014. — Т. 156, Кн. 4. — С. 223–228.
2 Бигиев М. Закят / Пер. со старотат. Т.Х. Хабибуллина и И.А. Зарипова. — Наб.Челны, 2013. — С. 121.
3 Икътисад. — 1910. — № 8. — С. 232 // цит по: Зарипов И. «Икътисад» — первый российский журнал по исламской экономике // Филология и культура. 2013. № 1 (31). С. 196. Тезис о том, что мусульмане должны быть собственниками банка, предлагающего доз воленные с точки зрения шариата услуги, актуальна и в наши дни, когда значительная часть исламских финансовых институтов принадлежит немусульманам.
4 Воззрения указанных авторов на вопросы финансов были рассмотрены в публикациях И.А. Зарипова, Г.Н. Хадиуллиной и др.
5 Обращение муфтия Мухаммад-Сафы Баязитова к ахунам, хатыбам и имамам округа Оренбургского магометанского духовного собрания. № 7428 от 4 нояб. 1916 г. Л. 1об. (Из архива автора).
6 Гришина О.А., Гришин А.И. Внутренние кредитные операции Российской империи в годы Первой мировой войны // Деньги и кредит. — 2015. — № 9. — С. 72.
7 Общая сумма первого выпуска военного займа, выпущенного весной 1916 г., составлял 2 млрд руб.
8 Гришина О.А., Гришин А.И. Внутренние кредитные операции Российской империи в годы Первой мировой войны // Деньги и кредит. — 2015. — № 9. — С. 72.
9 Там же. С. 68.
10 Банковский синдикат приобретал облигацию номиналом 100 руб. по цене 93 руб. (Военные займы. Сб. статей / Под ред. М.И. Туган-Барановского. — Петроград, 1917. — С. 174).
11 Гришина О.А., Гришин А.И. Внутренние кредитные операции Российской империи в годы Первой мировой войны // Деньги и кредит. — 2015. — № 9. — С. 67.
12 Там же. С 71.
13 Обращение муфтия Мухаммад-Сафы Баязитова к ахунам, хатыбам и имамам округа Оренбургского магометанского духовного собрания. № 7428 от 4 нояб. 1916 г. Л. 1об. (Из архива автора).
14 Если в случае с военнослужащими-мусульманами вопрос мог быть решен таким образом, чтобы они не участвовали в непосредственных сражениях с турками, то купленные на средства военного займа снаряды могли быть направлены на любой театр военных действий.
15 Обращение муфтия Мухаммад-Сафы Баязитова к ахунам, хатыбам и имамам округа Оренбургского магометанского духовного собрания. № 7428 от 4 нояб. 1916 г. Л. 1об. (Из архива автора).
16 Там же.
17 Там же.
18 Подробнее об этом см.: Беккин Р.И. Исламская экономическая модель и современность. — 2-e изд., перераб. и доп. — М., 2010. — C. 34–36.
19 Там же.
20 Мошенский С.З. Рынок ценных бумаг Российской империи. — М., 2014. — С. 446.
21 Подробнее об этом см.: Skovgaard-Petersen Y. Defining Islam for the Egyptian State. — Leiden-New York-Kцln, 1997.
22 Текст документа публикуется в соответствии с правилами современной орфографии и пунктуации при сохранении стиля автора.

Вернуться к содержанию номера

Copyright © Проблемы современной экономики 2002 - 2019
ISSN 1818-3395 - печатная версия, ISSN 1818-3409 - электронная (онлайновая) версия