Logo Международный форум «Евразийская экономическая перспектива»
На главную страницу
Новости
Информация о журнале
О главном редакторе
Подписка и реклама
Контакты
ЕВРАЗИЙСКИЙ МЕЖДУНАРОДНЫЙ НАУЧНО-АНАЛИТИЧЕСКИЙ ЖУРНАЛ English
Тематика журнала
Текущий номер
Анонс
Список номеров
Найти
Редакционный совет
Редакционная коллегия
Представи- тельства журнала
Правила направления, рецензирования и опубликования
Научные дискуссии
Семинары, конференции
 
 
Проблемы современной экономики, N 4 (68), 2018
ЕВРАЗИЙСКАЯ ЭКОНОМИЧЕСКАЯ ПЕРСПЕКТИВА: ПРОБЛЕМЫ И РЕШЕНИЯ
Удовенко С. П.
заведующий кафедрой экономики таможенного дела
Санкт-Петербургского им. В.Б. Бобкова филиала Российской таможенной академии,
доктор экономических наук, профессор

Кривощекова М. В.
начальник отдела инновационных образовательных технологий
Санкт-Петербургского им. В.Б. Бобкова филиала Российской таможенной академии


О фрагментарности и «белых пятнах» в исследовании проблематики таможенно-тарифного регулирования в условиях Евразийского экономического союза
В статье обоснована необходимость комплексного подхода к исследованию проблематики таможенно-тарифного регулирования; дана характеристика взаимодействия государства и бизнеса как этапа, трансформирующего теоретические наработки в практические решения; сформулированы исходные положения, актуальные для организации диалога органов государственной власти с представителями бизнеса, научных кругов
Ключевые слова: Евразийский экономический союз, таможенно-тарифное регулирование, Единый таможенный тариф Евразийского экономического союза, таможенные пошлины, взаимодействие государства и бизнеса
УДК 339.543; ББК 65.239.723   Стр: 17 - 19

Как известно, регулирование внешней торговли товарами как в зарубежных странах и интеграционных объединениях, так и в Евразийском экономическом союзе (далее — ЕАЭС) осуществляется посредством применения мер таможенно-тарифного и нетарифного регулирования, с учетом их обязательств в рамках Всемирной торговой организации. Понятно и то, что применению, к примеру, мер таможенно-тарифного регулирования должна предшествовать основательная теоретическая проработка ключевых аспектов такого регулирования.
Проведенный нами анализ публикаций по исследуемой теме за последние годы дает основание для следующих обобщений. Во-первых, в ряде случаев просматривается фрагментарность применяемых способов исследования, когда часть, сторона изучаемого предмета принимается за целое, а также определенная упрощенность, абстрактность позиций авторов. Во-вторых, в стороне от научного обсуждения остаются весьма важные вопросы таможенно-тарифного регулирования.
Например, в одной из научных работ представлена эмпирическая оценка моделей формирования уровня тарифной защиты, объясняющих межстрановые и межотраслевые различия в тарифах на импорт [1]. Упрощенность, абстрактность позиции автора состоит, на наш взгляд, во-первых, в том, что его исследование строится на основе оценки одной меры таможенно-тарифного регулирования — таможенного тарифа, тогда как на практике в отношении одних групп товаров, ввозимых, например, на территорию России, применяются ставки ввозных таможенных пошлин Единого таможенного тарифа ЕАЭС (далее — ЕТТ ЕАЭС); в отношении других товаров, подпадающих под тарифные преференции или тарифные льготы, применяются не ставки пошлин ЕТТ ЕАЭС, а сниженные или нулевые ставки пошлин. Особый порядок определения уровня ставок таможенных пошлин предусмотрен в отношении товаров, ввозимых в рамках тарифных квот. Поэтому итоговые выводы автора статьи вряд ли можно считать корректными. Во-вторых, автор употребляет термин «уровень тарифной защиты», однако, по сути речь в статье идет об уровне тарифного обложения (средневзвешенном и т.п.). В связи с этим заметим, что уровень тарифного обложения и уровень тарифной защиты — это различные, хотя и связанные между собой, понятия [2].
Далее, в одной из статей осуществлена эмпирическая оценка потерь экономических агентов вследствие применения импортного таможенного тарифа в Российской Федерации [3]. Разделяя в целом актуальность такого аспекта исследования, нельзя не отметить некоторую упрощенность его реализации в данной статье. Последняя состоит, как и в предыдущем примере, в том, что оценивается применение только одной меры — таможенного тарифа, тогда как в реальности на базе таможенного тарифа применяются тарифные преференции, льготы, квоты. Поэтому и в этом случае итоговые оценки автора представляются не вполне корректными. Во-вторых, на многие ввозимые в Россию товары взимаются не только таможенные пошлины, но и другие таможенные платежи — таможенные сборы, НДС, акцизы. В связи с этим эмпирическая оценка потерь (и, возможно, выгод) экономических агентов должна рассчитываться, на наш взгляд, с учетом указанных обстоятельств.
Третий пример. К числу проблемных вопросов таможенно-тарифного регулирования авторы коллективной монографии совершенно справедливо относят громоздкую процедуру подготовки предложений по изменению ставок таможенных пошлин [4], рассмотрение которых происходит на заседаниях Подкомиссии по таможенно-тарифному и нетарифному регулированию, защитным мерам во внешней торговле Правительственной комиссии по экономическому развитию и интеграции. К сожалению, предложения по решению указанного проблемного вопроса в работе не представлены.
Далее, по мнению В.Е. Новикова, переход на политику устойчивого экономического роста необходимо начинать с пересмотра тарифа и развития производства продукции, обеспечивающей получение наибольшей экономии у потребителя, т.е. продукции с высокой долей добавленной стоимости [5]. Разделяя в целом предложенный автором подход, в то же время отметим, что, судя по тексту статьи, рассмотрение вопросов подготовки и принятия решений в сфере таможенно-тарифного регулирования, не входило в задачи автора.
Кроме того, в отдельных работах встречаются предложения и рекомендации, сформулированные без учета обязательств России по вопросам таможенно-тарифного регулирования, принятых при ее присоединении к Всемирной торговой организации (далее — ВТО). Например, в одной из статей в целях защиты отечественного рынка и создания условий для развития контрактного производства электроники и эффективного импортозамещения предлагаетсяввести заградительные пошлины на импорт потребительской электроники из стран, в которых посредством пошлин и налогов защищается свой внутренний рынок [6]. Разделяя в общем идею об импортозамещении, разумеется для тех производств в России, где это действительно необходимо, вместе с тем следует отметить следующее.Во-первых, в практике таможенно-тарифного регулирования на территории России применяются ставки ввозных таможенных пошлин ЕТТ ЕАЭС, а также могут применяться так называемые специальные пошлины, вводимые в случаях чрезмерного импорта конкретных товаров. О каких заградительных пошлинах в статье идет речь? Если имеется в виду повышение ставок ввозных пошлин ЕТТ ЕАЭС, то надо посмотреть, допускают ли тарифные обязательства России в рамках ВТО повышение ставок ввозных пошлин на конкретные товары. Если же речь идет о необходимости введения специальных пошлин, то, как известно, в этом случае должно быть проведено соответствующее расследование. Во-вторых, как известно, ставки ввозных таможенных пошлин устанавливаются в рамках ЕАЭС в отношении товаров с 10-ю знаками кода единой ТН ВЭД ЕАЭС (с 01.01.2012 десятизначные коды ряда товаров дополнены до 14 знаков). Статистические данные об импорте таких товаров (количество, стоимость) можно найти на сайте Федеральной таможенной службы. Поэтому предложение авторов статьи о целесообразности введения заградительных пошлин на импорт потребительской электроники нуждается в уточнении как в части определения конкретных инструментов регулирования, так и в плане конкретизации товаров.
Итак, в рассмотренных выше публикациях (перечень которых можно продолжить) предметом исследования являются актуальные вопросы таможенно-тарифного регулирования. Вместе с тем, поскольку любые изменения как системы таможенно-тарифного регулирования в целом, так и отдельных ее элементов осуществляется посредством принятия соответствующих управленческих решений, чему, в свою очередь, предшествует подготовка проектов решений, постольку представляется очевидным, что подготовка и принятие решений в области таможенно-тарифного регулирования — это чрезвычайно важный этап совершенствования системы таможенно-тарифного регулирования, трансформирующий теоретические наработки в плоскость практических решений. При этом следует отметить, что этот процесс происходит на основе взаимодействия двух основных субъектов — органов государственной власти, с одной стороны, представительных органов российского бизнеса, научных, экспертных кругов, с другой стороны. К сожалению, следует констатировать, что исследование вопросов формирования и совершенствования механизмов такого взаимодействия в теоретическом плане не вошло пока в круг вопросов, активно обсуждаемых в научной литературе.
В связи с этим сформулируем исходные положения, учет которых, на наш взгляд, важен для организации диалога органов государственной власти с представителями бизнес-объединений, научных, экспертных кругов.
Во-первых, базовым инструментом таможенно-тарифного регулирования в рамках ЕАЭС является ЕТТ ЕАЭС, на основе которого применяются производные инструменты таможенно-тарифного регулирования — тарифные преференции, квоты, льготы. Соответственно, если возникает необходимость а) корректировки уровня ставок таможенных пошлин ЕТТ ЕАЭС по каким-то товарам, б) изменений в условиях и порядке предоставления тарифных льгот, применения тарифных преференций, тарифных квот, то естественно, что предложения по этим вопросам должны рассматриваться в органах власти стран-членов ЕАЭС и в органах ЕАЭС. При этом следует учитывать, что изменение в уровне ставок ввозных таможенных пошлин ЕТТ ЕАЭС может повлиять на применение тарифных преференций, квот, льгот, поскольку конкретные параметры этих инструментов (мер) определяются на основе ставок ввозных таможенных пошлин. В связи с этим, было бы целесообразно, на наш взгляд, чтобы вопросы, связанные с применением как базового инструмента таможенно-тарифного регулирования, так и производных инструментов (мер), и на этапе подготовки предложений (проектов решений), и на стадии принятия решений рассматривались в комплексе, а не отдельно друг от друга.
Во-вторых, в связи с тем, что в ряде научных работ [7] исследование таможенно-тарифного регулирования ограничивается оценками уровня таможенного тарифа (среднеарифметического, средневзвешенного) без последующего рассмотрения и оценки уровня ставок ввозных таможенных пошлин по конкретным товарам, считаем важным пояснить. Необходимо различать цели применения таможенного тарифа и цели применения таможенных пошлин. Например, основными целями ЕТТ ЕАЭС, в соответствии со ст.42 Договора о ЕАЭС, являются:
– обеспечение условий для эффективной интеграции Союза в мировую экономику;
– рационализация товарной структуры ввоза товаров на таможенную территорию Союза;
– поддержание рационального соотношения вывоза и ввоза товаров на таможенной территории Союза;
– создание условий для прогрессивных изменений в структуре производства и потребления товаров в Союзе;
– поддержка отраслей экономики Союза.
Эти основные цели ЕТТ ЕАЭС являются ориентирами для установления конкретных целей применения ставок ввозных таможенных пошлин на конкретные товары (для справки: в ЕТТ ЕАЭС насчитывается более 10 тысяч товарных подсубпозиций, в отношении которых применяются ставки ввозных таможенных пошлин). К возможным целям применения таможенных пошлин относят: обеспечение доходов федерального бюджета государства; создание и (или) усиление дополнительных преимуществ для отечественных компаний, реализующих произведенные ими товары на внутреннем рынке страны; стимулирование ввоза иностранных товаров; обеспечение условий открытой и справедливой конкуренции на внутреннем рынке и др. [8].
В-третьих, для оценки степени достижения конкретных целей применения инструментов таможенно-тарифного регулирования должна функционировать соответствующая инфраструктура: система статистического обеспечения как по линии таможенной статистики внешней торговли товарами, статистики таможенных пошлин, так и в области внутренней статистики, прежде всего, в части объемов производства товаров в России; механизм подготовки и принятия решений в сфере таможенно-тарифного регулирования.
В связи с этим важно отметить, что на сайте Евразийской экономической комиссии(далее — ЕЭК) представлена статистическая информация об объемах импорта товаров (стоимость, количество), ввозимых на таможенную территорию ЕАЭС из третьих стран, по десятизначным товарным подсубпозициям. Аналогичная информация об импорте товаров в Россию содержится на сайте Федеральной таможенной службы. В то же время статистические данные в отношении взимаемых таможенных пошлин как в целом, так и по товарным подсубпозициям единой ТН ВЭД ЕАЭС в открытых источниках отсутствуют. Кроме того, статистические данные об объемах производства товаров в России (физические объемы) по параметрам, аналогичным в статистике импорта товаров, практически отсутствуют на сайте Федеральной службы государственной статистики.
В-четвертых, заслуживает рассмотрения и еще один важный вопрос, связанный с таможенно-тарифным регулированием. Дело в том, что в странах-членах ЕАЭС и в рамках ЕАЭС уже несколько лет при рассмотрении проектов решений по многим вопросам экономического развития должны быть представлены заключения об оценке регулирующего воздействия проектов решений на условия ведения предпринимательской деятельности. Между тем, в соответствии со ст. 142 Регламента работы ЕЭК, утвержденного Решением Высшего Евразийского экономического совета от 23.12.2014 № 98 (ред. от 11.10.2017), указанное заключение не производится в отношении проектов решений ЕЭК по вопросам таможенно-тарифного регулирования. Это, разумеется, не означает, что исключается необходимость проведения оценки влияния мер таможенно-тарифного регулирования на развитие экономики стран-членов ЕАЭС.
Так, в Регламенте работы Подкомиссии по таможенно-тарифному и нетарифному регулированию, защитным мерам во внешней торговле российской Правительственной комиссии по экономическому развитию и интеграции к ее компетенции, в частности, отнесены: оценка влияния применяемых защитных мер, а также мер таможенно-тарифного и нетарифного регулирования на состояние соответствующих товарных рынков. Далее, в Единой методологии ведения таможенной статистики внешней торговли и статистики взаимной торговли государств-членов Таможенного союза, утвержденной Решением Комиссии Таможенного союза от 28.01.2011г. № 525, в частности, определено, что таможенная статистика внешней торговли и статистика взаимной торговли призваны обеспечить полный и достоверный учет данных о внешней и взаимной торговле товарами в целях решения следующих задач:
– анализа основных тенденций, структуры и динамики внешнеторговых потоков;
– анализа результатов применения мер тарифного и нетарифного регулирования внешнеторговой деятельности;
– разработки и принятия решений в области внешнеторговой политики.
В-пятых, необходимо констатировать, что сама проблематика анализа и оценки результативности применения мер таможенно-тарифного регулирования остается сравнительно слабо разработанной в теоретическом плане [9].
С учетом изложенного, считаем, что проблематика взаимодействия государства и бизнеса в области формирования и корректировки внешнеторговой политики в рамках ЕАЭС заслуживает коллективного обсуждения.


Литература
1. Кнобель А.И. Закономерности формирования уровня тарифов в международной торговле. — М.: Ин-т экономической политики им. Е.Т. Гайдара, 2010.
2. Удовенко С.П. Таможенный тариф в современной России (1993–2005 гг.). — СПб.: ООО «Архей», 2006. — С.86–88.
3. Идрисов Г.И., Истомин Р.И., Рыскин Е.Б. Тарифная защита и связанные с ней потери: эмпирический анализ для России // Российский внешнеэкономический вестник. — 2014. — № 4.
4. Баландина Г.В., Воловик Н.П., Приходько С.В. Таможенно-тарифная политика и стимулирование инноваций в России. — М.: Издательский дом «Дело», РАНХиГС, 2012. — С.188–189.
5. Новиков В.Е. Теоретические предпосылки формирования таможенного тарифа как инструмента политики экономического роста // Вестник Российской таможенной академии. — 2017. — № 1.
6. Лукашевич М.Л., Малеванная Т.С. Проблемы модернизации и перехода к инновационной экономике // Проблемы современной экономики. — 2018. — № 1(65).
7. Кнобель А.И. Закономерности формирования уровня тарифов в международной торговле. — М.: Ин-т экономической политики им. Е.Т. Гайдара, 2010; Идрисов Г.И., Истомин Р.И., Рыскин Е.Б. Тарифная защита и связанные с ней потери: эмпирический анализ для России // Российский внешнеэкономический вестник. — 2014. — № 4.
8. Удовенко С.П. Таможенный тариф современной России (1993–2005 гг.). — СПб.: ООО «Архей», 2006. — С.40, 284–287.
9. Удовенко С.П. Проблемные вопросы оценки применения мер торговой политики в Евразийском экономическом союзе // Проблемы современной экономики. — 2015. — № 1 (53).

Вернуться к содержанию номера

Copyright © Проблемы современной экономики 2002 - 2019
ISSN 1818-3395 - печатная версия, ISSN 1818-3409 - электронная (онлайновая) версия