Logo Международный форум «Евразийская экономическая перспектива»
На главную страницу
Новости
Информация о журнале
О главном редакторе
Подписка и реклама
Контакты
ЕВРАЗИЙСКИЙ МЕЖДУНАРОДНЫЙ НАУЧНО-АНАЛИТИЧЕСКИЙ ЖУРНАЛ English
Тематика журнала
Текущий номер
Анонс
Список номеров
Найти
Редакционный совет
Редакционная коллегия
Представи- тельства журнала
Правила направления, рецензирования и опубликования
Научные дискуссии
Семинары, конференции
 
 
Проблемы современной экономики, N 4 (56), 2015
ВОПРОСЫ ЭКОНОМИЧЕСКОЙ ТЕОРИИ. МАКРОЭКОНОМИКА
Белоусов К. Ю.
ассистент кафедры экономической теории и социальной политики экономического факультета
Санкт-Петербургского государственного университета


Корпоративная социальная ответственность как социально-экономический институт
В статье рассматриваются актуальные проблемы исследования генезиса и развития корпоративной социальной ответственности (КСО) как социально-экономического института. В качестве одного из основных методов исследования предлагается использование потенциала институционально-эволюционной экономической теории, позволяющей изучить изменения, движущие силы, основные тенденции, факторы развития и соотношение формальных и неформальных институциональных рамок. Необходимость институционального анализа КСО обусловлена потребностью в выявлении степени значимости существующих общественных ценностей, актуальных социальных запросов, повышении эффективности реализации КСО как на корпоративном, так и на государственном уровне
Ключевые слова: корпоративная социальная ответственность, устойчивое развитие компании, эволюционная экономика, институт, институционализм
УДК 65.0; ББК 650.290.2   Стр: 87 - 90

1.Постановка проблемы
Корпоративная социальная ответственность (КСО) представляет собой один из наиболее интересных феноменов современной экономической науки. Концепция КСО и сопряженные с ней направления экономической теории (корпоративной социальной деятельности, корпоративной социальной восприимчивости и общих ценностей) рассматривалась многими российскими и зарубежными исследователями. Накопленный научный опыт показал, что КСО имеет смысл рассматривать как с позиции исторического, так и институционально-эволюционного подхода, поскольку основным их принципом выступает анализ предпосылок, генезиса и дальнейшего эволюционного развития социально-экономического института КСО. Стремление изучить данный институт в процессе его становления, формирования и дальнейшего развития, желание понять движущие силы и процессы происходящих в нем изменений заставляют научное сообщество взглянуть на КСО под новым углом, как на социально-экономический институт.
КСО относительно недавно заняла свое место в современной экономической науке. Буквально несколько лет назад феномен ответственности являлся одним из самых активно обсуждаемых вопросов в российском научном сообществе. Однако со временем данный термин стал абсолютно востребованным и превратился в определенную догму, закрепившись сначала на неформальном уровне, чтобы потом перейти на формальный. Подобный опыт в целом соответствует закономерностям исторической эволюции – неформальные институты всегда предшествовали формальным. Более того, социально принятые нормы, как правило, формализуются в обществе намного позже, лишь частично реализуясь в форме законодательных актов, предписаний и иных закрепленных правил. Появление новых неформальных социальных «правил игры» в большинстве случаев является предпосылкой их дальнейшей формализации, которая, возможно, никогда не произойдет или произойдет не в полной мере.

2. Эволюция теории КСО и ее основные модели
Эволюцию КСО, по мнению А. Кэрролла, является возможным разделить на пять этапов [1, p. 268], а согласно альтернативному взгляду на развитие КСО Вирджинии Герде и Ричарда Вокутча – на четыре основных этапа [2, p. 416] (см. табл. 1). КСО на протяжении долгого времени развивалась как неформальный институт, регулирующим свойством и основной санкцией за несоблюдение которого являлись:
– прямое общественное осуждение,
– потребительские бойкоты,
– существенная потеря репутационного капитала,
– утрата имиджа социально ответственной компании.

Таблица 1
Систематизация этапов эволюции КСО
А. КэрроллВ. Герде и Р. Вокутч
Начало эволюции
(1950-е г.);
Созревания и инновационности
(gestation and innovation) –
1960-е г.
Углубление исследовательских процессов
(1960-е г.);
Развития и экспансии
(development and expansion) –
1972–1979 гг.
Разнообразие подходов к КСО
(1970-е г.);
Институционализации
(institutionalization) –
1980–1988 гг.
Появление альтернативных направлений КСО
(1980-е г.);
Зрелости (maturity) –
1988 г. – по настоящее время.
Ключевая роль КСО (1990 гг.).-
Составлена автором по: [1. p. 268]; [2, p. 416]

Реализация принципов КСО на любом из этих этапов была связана с существенными экономическими издержками, но могла приносить потенциально большую выгоду в плане положительного влияния на деловую репутацию компании. При этом, как и многие другие институты, КСО сложно отнести к сугубо экономической сфере, поскольку само понятие ответственности подразумевает вовлеченность в отношения которые по своей сути шире товарных, в основе которых лежат принципы особой этики и правила взаимодействия, вовлечения в общие социальные, экономические и экологические проблемы своих заинтересованных лиц.
В настоящее время утвердились три основных модели корпоративной социальной ответственности: американская (открытая модель КСО), европейская (закрытая) и британская (смешанная) [3, с. 50–51]. На наш взгляд, является возможным выделить модель КСО, свойственную для России (см. табл. 2), в которой роль государства не носит определяющего характера (за исключением форм контроля и принуждения к социально-ответственной деятельности в рамках локальных сообществ). В рамках этой модели позиция гражданского общества в целом пассивна, а среди представителей бизнес-сообщества преобладают ситуационные формы КСО. Российская модель КСО находится на этапе формирования и включает в себя черты моделей разных стран и ранних этапов их развития.

Открытая модель КСО характерна для американского бизнес-сообщества. Ее развитие происходит под давлением общественных инициатив, когда государство стимулирует ответственное поведение компаний, а бизнес, в свою очередь, стремится соответствовать актуальным социальным запросам. Таким образом, для открытой модели КСО свойственно саморегулирование (выбор наиболее актуальных социальных запросов, снижение значительных социальных рисков, прогнозирование эффективности социальных инвестиций), адаптивность (способность института КСО подстраиваться под изменяющиеся ценности общества). Также для открытой модели КСО характерны такие качества, как значительное расширение социальных функций компании (участие в решении актуальных проблем стейкхолдеров, например, местных сообществ) и прагматичность (издержки в сфере КСО компенсируется как напрямую (через налоговые льготы) или косвенно, в виде увеличения гудвилла, лояльности к бренду или росту корпоративной вовлеченности). В открытой модели КСО социальные издержки и выгоды от социально ответственной деятельности определяются самим бизнесом.
Закрытая модель КСО характерна для стран европейского сообщества. Государственные механизмы регулирования выступают в ней в роли доминирующих, и носят строго формализованный характер. Деятельность компаний строго регулируется в рамках действующего трудового, экологического и налогового законодательства. Институт КСО в модели закрытого типа опирается на механизмы государственного регулирования, результаты профсоюзной деятельности в частности и принципы государственно-частного партнерства в целом. Таким образом, для закрытой модели КСО свойственно высокое влияние государства и его правовых институтов (что проявляется при выборе направлений КСО и снижаемых социальных рисков), внутрикорпоративная регламентация социально ответственного поведения и отношения в рамках профсоюзов и государственно-частных партнерств. В закрытой модели КСО регулирование, определение издержек и выгод от социально ответственного поведения определяется государством.
Смешанная модель КСО характерна для Великобритании и представляет собой конвергентное состояние институтов КСО открытого и закрытого типа. Основными формами КСО становится долгосрочное социальное инвестирование как основное направление и особое внимание к фактору внутренней среды компании. В то же самое время преимущественно общественный контроль при незначительном влиянии государства оставляет данному институту возможность саморегулирования и адаптивности.

Таблица 2
Сравнительный анализ моделей корпоративной социальной ответственности
Модель КСООткрытаяЗакрытаяСмешаннаяРазвивающаяся
СтранаСШАЕСВеликобританияРоссия
Период возникновенияНачало ХХ века70-е годы ХХ века80-е годы ХХ века00-е годы ХХI века
Основные формы корпоративной социальной ответственностиПрограммы и планы предприятий, направленные на улучшение условий труда и соцобеспечения работниковРазработка стандартов нефинансовой отчетности, внедрение их в практику и повсеместное распространениеФонды социального инвестирования, социальное отношение к персоналуСитуационные акции, спонсорство, благотворительность, инвестирование.
Позиция гражданского обществаАктивнаяНедоверие к частному бизнесуСредняяПассивная
КонтрольОбщественныйПреимущественно государственныйПреимущественно общественныйПреимущественно государственный
Роль государстваСотрудничество бизнеса с местным уровнем властиВысокая степень вмешательства государстваНезначительное государственное вмешательствоНезначительное государ­ственное вмешательство


3. Особенности КСО в России
КСО в России характеризуется ситуационностью (см. табл. 3). Это существенно ограничивает перспективы развития корпоративной социальной ответственности как института, носящего более широкий характер, нежели существующие этические нормы и формальные юридические правила. В идеальном понимании КСО должно представлять собой не инициативу отдельных компаний, а их ответную реакцию на социальные запросы и требования, предъявляемые к бизнесу гражданским обществом. Ответственность при этом остается добровольной и приобретает реагирующе-адаптивный характер.

Таблица 3
Сравнение ситуационной и стратегической КСО
ХарактеристикаСитуационная КСОСтратегическая КСО
Затраты«Социальные издержки»«Социальные инвестиции»
Период реализацииКраткосрочныйДолгосрочный
Цель КСОРешение
актуальных проблем
Достижение конкурентного преимущества
(корпоративная устойчивость)
Форма проявления КСОСоциальная
политика
Часть общей стратегии
Составлена автором по: [4 р. 78–92]

Свойственная для российской модели ситуационная КСО представляет собой реакцию на существующие актуальные проблемы, являющиеся прямым вызовом компании. Прежде всего, перед компанией возникает необходимость непосредственного смягчения негативных внешних последствий собственной деятельности. Целью ситуационной КСО является позиционирование компании в качестве хорошего корпоративного гражданина, поддержании ее имиджа в краткосрочной перспективе, относительном нивелировании нефинансовых рисков. Стратегическая КСО подразумевает интеграцию социальной ответственности в стратегию компании, направленную на учет интересов стейкхолдеров, получение выгоды и формирование корпоративной устойчивости. Корпоративная социальная деятельность в данном случае предполагает стратегическую социальную инициативу на основе долгосрочных инвестиций в конкурентоспособность компании. Подобная линия поведения основана на концепции совместных интересов (currently growing interest) и ориентирована на долгосрочные конкурентные преимущества и, как следствие, корпоративную устойчивость [4].
Особую роль в процессе дальнейшего развития института КСО в России играет также усиление глобальных противоречий между интересами бизнеса и общества. К этому добавляется постоянная трансформации социально-экономической среды, возрастающие риски корпоративной деятельности, переосмысление роли мирового бизнеса, глобализационные процессы и доминирование наднациональных форм коммерческой деятельности [5, с. 76]. Появление принципа, согласно которому деятельность современной компании не должна ухудшить качество жизни и благосостояние любого из стейкхолдеров, даже косвенно с ней связанного [6, с. 49], влечет за собой неминуемую трансформацию сформировавшегося института КСО или существенное изменение траектории его становления там, где он еще не успел закрепиться в полной мере. Последнее в особой степени относится к России, институт КСО которой относится к разряду «трансплантированных» [7], заимствованных у западного мира, и потому в настоящее время находится в состоянии формирования и выработки фундаментальных основ своей реализации. Для его окончательного закрепления и перехода к стадии дальнейшего развития необходимо, чтобы подавляющее количество компаний не просто начало разделять принципы корпоративной ответственности, а чтобы КСО интегрировалось в их стратегию.
Согласно существующей методологии КСО соответствует всем свойствам социально-экономического института с присущими ему атрибутами:
– формализованностью,
– закреплением определенных правовых рамок норм и правил,
– определением области своего влияния,
– наличием информационных механизмов, свойственных для социальных институтов,
– наличием системам контроля и принуждения,
– рядом специфических функций, свойственных социальным институтам [8, с.92–93].
К последним можно отнести способность компании осуществлять основную деятельность и максимизировать прибыль в формате принятых обществом этических норм и взятых на себя социально-экономических ограничений. В связи с тем, что институт КСО связан с деятельностью конкретной компании, он может быть отнесен к разряду микроэкономических. В то же самое время необходимо понимать, что рамки данного института в действительности оказываются гораздо шире инициирующей КСО компании, включая её стейкхолдеров, на которых её деятельность оказывает прямое или косвенное воздействие. По этой причине институт КСО, формируясь на корпоративном уровне, фактически оказывается вызван к жизни различными социальными вызовами, актуальными проблемами и растущими запросами населения по отношению к бизнесу в плане его честности, открытости и информационной доступности. Внедрение принципов ответственности в корпоративную практику, в свою очередь, оказывает влияние на многие смежные социальные области.
Институт КСО в России, находящийся на стадии формирования, характеризуется тем, что гражданское общество находится пока лишь в стадии своего зарождения, а также фактом незначительной социальной вовлеченности компаний в институт КСО, и ориентированностью социально ответственной деятельности исключительно на внутренней среде организации. Российскому институту КСО свойственен низкий уровень формализации: наблюдается практически полное еёотсутствие на корпоративном и государственном уровнях. Законодательная база не определяет рамки социальной ответственности, но рекомендует порядок конкурентного поведения. Условно к ней можно отнести значительный перечень законодательных актов разного уровня: от Конституции Российской Федерации, Cемейного, Гражданского и Трудового кодекса Российской Федерации, до федеральных законов в сфере социально-трудовой деятельности, социальной поддержки, экономической области, некоммерческой, социально-политической деятельности, духовной области и области культуры, а также сфере общественного контроля. При этом законодательные акты не дают определения социальной ответственности и социально безответственного поведения – они лишь описывают общий порядок норм и правил, действующих в обществе.
Помимо существующих правовых норм и методов государственного воздействия, существующих социальных запросов, конкурентной борьбы, общественных ценностей и информационной повестки дня, формирование и развитие института КСО оказывается в зависимости от глобальных вызовов, политической конъюнктуры, периодов макроэкономической нестабильности, глобальных и региональных кризисов. Функционирование института КСО зависит от внешней и внутренней среды компании. Корпоративная социальная ответственность как институт специфична тем, что носит преимущественно неформализованный характер. Нормы и правила в сфере КСО практически не закреплены законодательно, и продолжают существовать в качестве добровольных корпоративных обязательств. Взятое на себя бремя в сфере КСО воспринимаются обществом в целом положительно, способствует формированию гудвилла и аккумуляции репутационного капитала. Представителям бизнес-сообщества свойственна тенденция по закреплению данных обязательств в виде корпоративных кодексов и различных социальных политик, что способствует обязательности и формализации данных норм на корпоративном уровне.
Одним из актуальных вопросов в сфере институционализации КСО является проблема стимулирования корпоративного поведения в данной сфере, принуждение к которому вызывает ряд морально-этических вопросов. Основным методом закрепления норм и правил в виде законов и государственных требований, а также реализации данных норм и правил в практической деятельности остается государственное регулирование. В будущем именно оно будет иметь своей целью стимулирование КСО и принуждение к ней, как к чему-то обязательному. С точки зрения добровольной природы КСО данный аспект вызывает наибольшее число вопросов. В частности, должна ли КСО быть исключительно добровольной? Должна ли она реализовываться на уровне законодательства или в более широких рамках? На наш взгляд, идея повсеместного госрегулирования в данной сфере опасна. Она может привести к появлению большого количества компаний, которые, не разделяя принципов КСО, будут соответствовать им лишь формально. Существующие примеры подобного оппортунистического поведения в российском бизнес-сообществе могут быть охарактеризованы нами как «информационная мимикрия в сфере КСО» [9].
На основании проведенного анализа институт КСО, на наш взгляд, можно определить как ряд формализованных правил и неформализованных норм, определяющих порядок принятия решений представителями бизнес-сообщества. Он накладывает ряд ограничений и формирует строгие рамки деятельности компаний в условиях актуальных общественных ценностей и существующих социальных запросов. Институт КСО (как и всякий социально-экономический институт) носит регулирующий характер, распространяющийся на взаимодействия компании с её стейкхолдерами и обществом, подпадающим под косвенное влияние деятельности компании. Компании должны делать акцент на формирование взаимоотношений со своими заинтересованными лицами, предпринимать инициативы по созданию новых методов информационных коммуникаций с ними и создавать новые нормы и правила касательно информационного взаимодействия со своими заинтересованными сторонами. Данная тенденция будет способствовать развитию гражданского общества.
Институт КСО в России, появившийся на уровне передовых корпораций, в настоящее время осуществляет переход к процессу институциализации и фазе выработки формальных основ. Для полноценного закрепления КСО в этой роли необходимо большое количество компаний, разделяющее принципы корпоративной ответственности. Период макроэкономической нестабильности замедлил развитие социальной ответственности на корпоративном уровне по причинам, связанным с минимизацией издержек (в том числе, связанных с корпоративной социальной деятельностью). Согласно мнению классика теории институционального анализа Дугласа Норта, войны, революции, различного рода нестабильности, потрясения, нарушение устойчивости систем, социальные и экономические кризисы приводят к нарушению непрерывности институциональных изменений [10, с. 115]. Развитию института КСО в России могло помешать два периода макроэкономической нестабильности: мировой экономический кризис 2008 года и период макроэкономической неопределенности 2014–2015 гг. В данных условиях требования, предъявляемые к бизнес-сообществу в плане ответственности, могут обладать слабо прогнозируемой изменчивостью.
Исследованию особенностей КСО в России в последнее время посвящено немало трудов [11, 12, 13, 14]. Научное сообщество сходится во мнении относительно того, что соблюдение принципов КСО компаниями может быть вызвано рисками и угрозами внешней среды, связанными с негативным влиянием на репутационный капитал и имидж, снижением доходности ценных бумаг или негативным влиянием на лояльность инвесторов компании. Формирующееся гражданское общество также выступает как вызов для компании, поскольку в зоне общественного внимания и контроля оказывается широкий перечень аспектов корпоративной деятельности. Монополисты фактически оказываются под воздействием особых рисков, связанных с возможностью потребительских бойкотов в случае уличении их в социально безответственном поведении. Подобные риски и общая корпоративная прагматичность представляют очевидной стимул для скорейшего перехода корпораций к модели корпоративной устойчивости, которая является балансом экономической, экологической и социальной ответственности [15], индикатором доверия всех заинтересованных сторон компании. Устойчивость компании можно рассматривать как:
– стабильное существование,
– стойкость к внешним и внутренним воздействиям,
– постоянство корпоративной стратегии,
– неподверженность рискам,
– отсутствие прямых потерь в результате воздействия внешней и внутренней среды,
– предотвращение негативных воздействий компании.
Следует отметить, что перспективы развития института корпоративной социальной ответственности представляются практически невозможными без перехода последующих исследований в институционально-эволюционной области с микроэкономического на макроэкономический уровень. В современном обществе вопрос о необходимости КСО окончательно перестал быть риторическим как для исследователей, так и для представителей бизнес-сообщества. На данный момент актуальной стала тема макроэкономического влияния корпоративной социальной ответственности. Перспективы развития института КСО на данном этапе оказываются непосредственно связанными с формулированием формальных норм и неформальных правил на всех уровнях: начиная с корпоративного и заканчивая наднациональным. Принципиальными также становятся вопросы формирования общественных ценностей в области КСО, трансформации современной модели общественных отношений и основной роли бизнеса, интенсивное становление и развитие гражданского общества, а также появление новых действенных форм общественного контроля.
Логично, что понимание социально-ответственного поведения членами бизнес-сообщества определяется, в первую очередь, интересами самой организации. Вследствие этого, КСО нередко понимается как воздействие, направленное на внутреннюю среду организации или стратегию уровня роста культуры, образования и квалификации сотрудников компании [16, с. 26]. Реже всего бизнес-сообщество понимает под КСО деятельность, направленную на внешнюю среду. Комплексное понимание института корпоративной социальной ответственности, осознание преимуществ социально-ответственного поведения и реализации принципов КСО может способствовать росту как социальных, так и экономических показателей современных компаний, улучшению благосостояния общества.


Литература
[1] Carroll A. B. Corporate Social Responsibility: Evolution of a Definitional Construct. Business & Society, 1999. 38, – р. 268–295.
[2] Gerde V. W., Wokutch R. E. 25 years and going strong. Business & Society, 1998. Vol.37 No.4 – p. 414–446.
[3] Корпоративная социальная ответственность: управленческий аспект: монография / Под общ. ред. И.Ю. Беляевой, М.А. Эскиндарова. – М.: КНОРУС, 2008. – 504 с.
[4] Porter, M. E. and M. R. Kramer, Strategy & Society: The Link between Competitive Advantage and Corporate Social Responsibility, Harvard Business Review, 2006, 84, – р.78–92.
[5] Сопин В.С., Смагоринский Ю.А. Причины повышения корпоративной социальной ответственности как инструмента современной экономики // Проблемы современной экономики. – 2012. – №1 (41). – С. 74–77.
[6] Белоусов К.Ю. Современный этап эволюции концепции устойчивого развития и формирование парадигмы корпоративной устойчивости // Проблемы современной экономики. – СПб. – 2013. – № 1 (45). – С. 47–50.
[7] Полтерович В.М. Трансплантация экономических институтов // Экономическая наука современной России. – 2001. – №3. – С. 24–50.
[8] Канаева О.А. Корпоративная социальная политика. Теория и практика управленческих решений. – СПб.: Изд. дом СПбГУ, 2013. – 364 с.
[9] Белоусов К.Ю. Мимикрия социально-ответственного поведения как причина несоответствия факторам устойчивого развития компании // Проблемы современной экономики. – 2014. – №1. – С. 96–99.
[10] Норт Д. Институты, институциональные изменения и функционирование экономики / Пер. с англ. А.Н. Нестеренко; предисл. и науч. ред. Б.З. Мильнера. – М.: Фонд экономической книги «Начала», 1997. – 180 с.
[11] Формирование концептуальных основ корпоративной социальной ответственности / О.А. Канаева и др.; ред.: О.А. Канаева, В.С. Сопин. – СПб.: Изд. дом СПбГУ, 2010. – 311 с.
[12] Канаева О.А. Корпоративная социальная политика. Теория и практика управленческих решений. – СПб.: Изд. дом СПбГУ, 2013. – 364 с.
[13] Благов Ю.Е. Корпоративная социальная ответственность: эволюция концепции. – СПб.: Изд-во «Высшая школа менеджмента», 2010. – 272 с.
[14] Социальная политика государства и бизнеса: учебник для бакалавриата и магистратуры /О.А. Канаева, Н.А. Пруель, Т.Л. Судова, Е.Г. Мельников, К.И. Голубев, Н.В. Спиридонова, Н.А. Филимонова, К.Ю. Белоусов. – М.: Юрайт, 2016. – 348 с.
[15] Kaptein M, Wempe J. 2001. Sustainability management, balancing conflicting economic, environmental, and social corporate responsibilities. Journal of Corporate Citizenship 1(2): 91–106.
[16] Маленков Ю.А. Стратегический менеджмент (учебник) – М.: Проспект, 2008. – 224 c.

Вернуться к содержанию номера

Copyright © Проблемы современной экономики 2002 - 2018
ISSN 1818-3395 - печатная версия, ISSN 1818-3409 - электронная (онлайновая) версия