Logo Международный форум «Евразийская экономическая перспектива»
На главную страницу
Новости
Информация о журнале
Подписка на журнал
Реклама в журнале
Контакты
ЕВРАЗИЙСКИЙ МЕЖДУНАРОДНЫЙ НАУЧНО-АНАЛИТИЧЕСКИЙ ЖУРНАЛ English
Тематика журнала
Текущий номер
Анонс
Список номеров
Найти
Редакционный совет
Редакционная коллегия
Представи- тельства журнала
Правила направления, рецензирования и опубликования
Научные дискуссии
Семинары, конференции
 
Проблемы современной экономики, N 1 (53), 2015
ЭКОНОМИЧЕСКИЕ ПРОБЛЕМЫ РЕГИОНОВ И ОТРАСЛЕВЫХ КОМПЛЕКСОВ
Прохорова Н. В.
заместитель руководителя департамента Министерства экономики Республики Саха (Якутия)

Газификация и социальная безопасность населения села
В статье показано состояние инфраструктуры в сельской местности. Газификация создает благоприятные экономические и технические предпосылки для повышения благосостояния населения на селе. Определены основополагающие принципы, которые необходимо учесть при оценке эффективности газификации сельских населенных пунктов
Ключевые слова: газификация, качество жизни, продолжительность жизни, сельское и городское население, эффективность
УДК 330.131.5:662.76(571.56-22)   Стр: 250 - 253

ХХI век предопределяют как век качества. Соответственно, в центре внимания становится защита качества жизни и интересов каждого человека. Создание достойных условий жизни населения на Севере с учетом удовлетворения потребностей и запросов каждого конкретного человека зависит от многих факторов, в том числе от современного уровня развития техники, способностей биосферы справляться с последствиями человеческой деятельности.
Особенности обеспечения жизнедеятельности населения Якутии определяются сочетанием экстремальных природно-климатических условий, эколого-географических особенностей территории со сложившимся социально-экономическим потенциалом и культурной самобытностью народов [1, 2, 3, 4]:
— высокой степенью ранимости северной природы и низкой степенью самовосстановления;
— сложной транспортной схемой, отсутствием устойчивых путей сообщения с арктическими и северными регионами;
— зависимостью экономики и жизнедеятельности от северного завоза;
— дорогим энергообеспечением северных населенных пунктов;
— неэффективностью и дороговизной производства и услуг на Севере;
— ограниченным узкоспециализированным производством по занятости населения: сельскохозяйственной и горнодобывающей отраслями;
— нерентабельным сельскохозяйственным производством, где занято значительное количество населения;
— низкой благоустроенностью жилья основной массы населения.
Внутри республики имеются социальные группы, среди которых наблюдается резкая разница в качестве жизни. Таким наиболее социально незащищенным местом является село, где характерны низкий уровень жизни, безработица, низкий уровень инженерного благоустройства жилья, а также малоэффективная экономика сельскохозяйственного производства. В работах [1, 3] показано состояние инфраструктуры в сельской местности, которое характеризуется недостаточным уровнем развития надежного и качественного топливо-, энерго-, водоснабжения, транспортной сети, инженерного обустройства: уровень охвата жилищной площади центральным отоплением составляет 28,9%, газификацией — 11,3%, остальными видами благоустройства — в пределах 2,6–6%; 81,2% сельского жилищного фонда состоит из частных неблагоустроенных домов. Жилые дома в сельской местности отапливаются в основном дровами. Дома недостаточно благоустроены, что является определяющим фактором уровня жизни. Установлено, что число заболеваний увеличивается при отклонении температуры от оптимальной на 3–5°С.
Повышение уровня социального и инженерного обустройства жизни сельских поселений, расширение доступа сельских жителей к социальным благам и услугам, сближение условий реализации конституционных прав граждан в городе и селе может быть частично реализовано при газификации сельской местности. Газификация сельской местности способствует:
— повышению занятости населения, появлению и внедрению новых технологий в производство, расширению малого бизнеса, повышению производительности труда;
— улучшению быта сельского населения, облегчению труда, высвобождению времени для занятий по повышению культурного и образовательного уровня населения;
— повышению благоустройства жилых зданий;
— улучшению гигиенических условий жилых помещений;
— обеспечению энергетической безопасности населенных пунктов;
— экономии топливных ресурсов;
— улучшению экологии населенного пункта, сохранению окружающей среды, лесов;
— созданию новых рабочих мест.
Газификация создает благоприятные экономические и технические предпосылки для повышения благосостояния населения на селе. Но основным вопросом при обосновании и планировании газификации села является несовершенность методики определения эффективности газификации. В определении эффективности газификации, прежде всего, основываются на одном из главных принципов экономического анализа — принципе сопоставления затрат и результатов. Не существует законодательно принятых методик учета социально-экологических сторон определения эффективности производства.
В связи с этим в первую очередь следует выделить те основополагающие принципы, которые необходимо учесть при оценке эффективности газификации сельских населенных пунктов, расположенных в суровых климатических условиях. Ограниченность денежных ресурсов требует проведения оценки эффективности всех вариантов проектов и выбора наиболее рационального из числа альтернативных решений. Следовательно, при оценке эффективности газификации требуется комплексный подход учета всего сложного спектра проблем. При этом комплексное решение предусматривает не только учет текущих задач, но и задач на перспективу, связанных с ориентацией не только на ныне живущих граждан, но и на будущие поколения.
При решении проблемы повышения качества жизни на селе, социальной защиты, прав человека, живущего в суровых условиях, за основу следует принять принцип выравнивания исходных условий существования [5]. Как было показано, в настоящее время существует огромная разница в доходах и условиях существования населения на селе и в городских поселениях.
А это возможно, если принять принцип справедливого направления части ренты от добычи природных ресурсов для решения социальных вопросов. Как известно, в Республике Саха (Якутия) основным производством является добыча и разработка полезных ископаемых. До сих пор в стране на первый план выдвигается задача максимального увеличения добычи сырья на Севере, а не решения проблем социально-экономического развития края. Между тем с общечеловеческих гуманных позиций можно считать справедливым такое распределение доходов, которое гарантировало бы реализацию неотъемлемого социально-экономического права человека — права на повышение стандарта качества жизни, обеспечивающего ему достойное существование. Доходы от недр должны целенаправленно использоваться на социальные нужды, такие как уравнивание транспортных расходов, создание условий охраны здоровья и жизни. Это также может быть достигнуто при газификации сельских населенных пунктов.
Вторым направлением, которое необходимо учесть при оценке эффективности газификации села, являются вопросы повышения безопасности. Социальная безопасность защиты населения развивается в следующих направлениях [5, 6]:
— проведение политики регулирования социально-экономических отношений;
— улучшение положения наиболее бедствующих групп населения;
— сокращение разрыва в доходах богатых и бедных;
— обеспечение занятости населения;
— приоритет личности и общества;
— создание гражданского общества;
— организация социальной защиты всех слоев общества в соответствии с нормами права и нравственности.
Таким образом, реализуемые мероприятия должны удовлетворять не только экономическим требованиям, но и соответствовать требованиям безопасности для окружающей природной среды и здоровья человека.
Социальный эффект от газификации является более значимым и сложно-компонентным, для подсчета которого нет прямых методов расчета. Социальный эффект зависит от многих факторов — из-за чего возникают трудности при их суммарном учете, что возможно при их выражении в единообразных единицах, например в денежной форме. Социальный эффект является неопределенным, нечетким по содержанию. На сегодняшний день не существует универсальных методик количественной оценки. Сведение социального эффекта к какому-то одному показателю влечет за собой возможность потери очень важной информации о других показателях. Поэтому социальный эффект в целях долгосрочного прогнозирования описывают через комплексные показатели устойчивого развития села в целом с учетом всех основных социально-экономических показателей.
Качество жизни и здоровья человека и его интегральное выражение — ожидаемая продолжительность жизни (ОПЖ) зависят от различных факторов: природных, эколого-гигиенических, производственных, социально-экономических. Установлена корреляционная связь между состоянием здоровья и занятостью, уровнем доходов, социальной защитой, жилищными условиями и образованием [1]. Также отмечено положительное влияние благоустройства жилья на здоровье населения и соответственно ОПЖ [2, 3]. Приведенные в этих работах данные показывают наличие обратной связи между потерями части жизненного потенциала и благоустройством жилого фонда. Создаваемая человеком инфраструктура вызывает изменение ОПЖ. Строительство жилья, медицинских учреждений, обеспечение населения продуктами и товарами, развитие транспорта, коммунальных объектов, иных услуг, оказываемых населению, обусловливает рост ОПЖ. ОПЖ также зависит и от среднего дохода на душу населения. Газификация села приводит к росту благосостояния общества — что в свою очередь сопровождается повышением продолжительности жизни.
Из многочисленных показателей, наиболее интегрированно показывающим качество жизни, является продолжительность жизни. Этот критерий учитывает и условия жизни, и доли реальных денежных доходов населения. Очевидно, что продление ОПЖ однозначно указывает на повышение качества жизни. ОПЖ будет представлять собой достаточно адекватную меру для измерения уровня качества жизни. Конкретные уровни ОПЖ будут обеспечивать необходимые представления о состоянии здоровья и качества природной среды. Итак, в работе допускается, что ОПЖ учитывает интегрированно все основные факторы качества жизни населения, зависящие от газификации села.
Зависимость продолжительности жизни от уровня экономического благосостояния общества исследована в работе [4], где показано, что зависимость продолжительности жизни от уровня экономического благосостояния общества прослеживается для многих стран и в общем случае носит экспоненциальный характер с постепенным снижением дальнейшего влияния роста благосостояния на приращение продолжительности жизни. В России средняя продолжительность жизни за период 1950–1988 гг. возросла на 6 лет при росте реального национального дохода расходуемого на социальные цели на душу в 3 раза. С 1988 г. произошло сокращение ОПЖ на 4–4,5 года с 62 до 57,5–58 лет. Расчеты показали, что в России изменение ВНП на 1% в течение 1 года ведет к изменению средней продолжительности жизни примерно на 0,18 мес.
Совокупность природно-климатических и иных условий жизнеобеспечения населения Севера оказывает непосредственное отрицательное влияние и сильно отражается на продолжительности жизни населения северных регионов. Данные о продолжительности жизни населения на селе и в городе разных категорий населения республики приведены в работе [4].
В работе [7] показано, что продолжительность жизни городского населения выше, чем сельского по всем группам: мужчины и женщины. Если сравнить разницу продолжительности жизни между городским и сельским населением, то видно, что данные по женскому населению изменяются намного стабильнее, чем по мужскому. Для всех зависимостей по годам вначале наблюдается рост, затем снижение. По времени снижение продолжительности жизни совпадает с началом кризиса, когда наблюдался экономический спад, снижение уровня жизни всего населения и которое совпадает со снижением социальных условий жизни в этот период. Таким образом, можно констатировать, что продолжительность жизни женщин больше зависит от условий проживания, чем продолжительность жизни мужчин. Следовательно, наиболее статистически реально показывающим зависимость продолжительности жизни на селе и в городе от социальных причин гипотетически можно принять данные продолжительности жизни женщин.
Можно допустить наличие более стабильных данных по продолжительности жизни населения в селе и городе в зависимости от условий проживания в период до 1990 года. В связи с принятой постановкой в дальнейшем будут рассмотрены данные продолжительности жизни населения республики ранних лет — в период стабильного развития общества. В этот период миграционная характеристика населения была наиболее низкой, обеспечивалась занятость населения, был стабильный уровень жизни, разница в доходах была незначительной по сравнению с послеперестроечными годами. Следовательно, этот период более реально характеризует разницу качества жизни между сельским и городским населением. На этом участке средняя разница продолжительности жизни женщин примерно равна 3,4 годам [7].
Продолжительность жизни зависит от многих факторов. В работе [1] констатировано, что специалисты Всемирной организации здравоохранения считают, что 90% жителей Земли рождаются практически здоровыми. К 16 годам таковыми остаются не более половины. В работе Томского И.Е приведены данные работ социальных гигиенистов, которые считают, что заболеваемость в среднем по России на 50–55% обусловлена экономическими причинами, 15–20% болезней появляются от неблагоприятных факторов окружающей среды, столько же из-за генетических факторов и только 10–20% от недостатков в организации здравоохранения. Примерно такого порядка данные приведены в работе [8]. Принимая данные этих исследований в среднем как экспертные данные, предположим, что социально-экономическая часть, влияющая на продолжительность жизни, примерно составляет от 65% до 75% от общей потери жизни.
С учетом этого, разницу продолжительности жизни на селе по экономико-социальной причине можно определить следующим образом:
∆ПЖ = 3,4 * 0,65 = 2,2 года.
С конца 1990-х годов появляется много исследований по вопросам экономической оценки демографических процессов в нашей стране [9, 10]. Цена жизни каждого конкретного человека бесценна. Однако для решения вопросов страхования, а также медицинских, социальных и производственных проблем, необходимо знание реальной стоимости жизни среднестати­стического человека. При таком подходе применяется понятие «стоимость жизни» (цена жизни). Действительно, человеческая жизнь не имеет адекватных ее природе стоимостных измерителей. Но научный подход к содержанию этой категории состоит в понимании ее как экономического отношения по поводу ущерба, который может быть нанесен жизни и здоровью индивида рисковой системой труда и жизнедеятельности. Экономические отношения стоимости жизни проявляются в денежных и иных выплатах, компенсирующих гражданам повышенный риск потерять жизнь или здоровье в связи с осуществлением трудовых и иных функций в опасных условиях.
За рубежом и в нашей стране существует ряд оценок стоимости жизни, причем величины, полученные различными исследователями, колеблются в широком диапазоне. Величина стоимости жизни зависит от методики ее оценки, которой руководствуется тот или иной автор. Более детальный сравнительный анализ приведен в работе [10]. В соответствии с оценками, представленными выше с использованием различных описанных приближенных подходов, в работе сделан вывод о достаточно большой неопределенности значения стоимости жизни, колеблющегося в широких пределах:
● для мировых данных:
(от 1 до 2) x l03 < Сж < (1 + 2)х106 долл. США;
● для российских данных:
(2 – 3) х 103 < Сж < (1 – 2)*105 долл. США.
Эти данные можно принять как экспертные данные по «цене» жизни.
В настоящее время разрабатываются методики, связанные с определением экономического ущерба от ухудшения здоровья населения или экономической отдачи в результате его улучшения. Так, в работе [11] измерение экономических потерь от ухудшения общественного здоровья рассматривается с позиций концепции социально-экономического ущерба. В соответствии с этой концепцией предполагается линейная зависимость между натуральными и социально-экономическими показателями ущерба. Ущерб, наносимый населению при авариях на объектах энергетики, определяется по зависимости
Y = N * Сж (1)
где коэффициент N число погибших; Сж — цена жизни.
Для анализа социально-экономической эффективности предложена модель [12], где содержание критерия социально-экономической эффективности определяется как увеличение продолжительности жизни человека на основе повышения уровня благосостояния и свободного, всестороннего развития каждого члена общества. Предложенный показатель социально-экономической эффективности экономики на региональном уровне «ПЖ – ВРПдуш» в абсолютной форме (СЭЭпж-врп,t) имеет вид:
(2)
В состав интегрального показателя включены два элемента: средняя продолжительность жизни человека (ПЖt) и душевой валовой региональный продукт за год (ВРПдуш). Душевой валовой региональный продукт на момент времени определения продолжительности жизни отражает выходную экономическую характеристику функционирования социально-экономической системы. Данный показатель в виде (2) применяется для относительной оценки эффективности социально-экономической системы. Экономическое содержание предлагаемого макроэкономического показателя эффективности характеризует «полную стоимость» средней продолжительности жизни человека в конкретной социально-экономической системе на определенное время. Предлагаемая зависимость может быть использована для сравнительной оценки социально-экономической системы. Форму или идею этой зависимости можно использовать для определения социальной макроэффективности газификации сельских населенных пунктов в преобразованном виде.
Таким образом, исследованы два подхода определения социальной эффективности газификации сельских населенных пункта. Зависимости (1) и (2) связывают продолжительность жизни и экономические показатели. Эти зависимости можно принять за рабочую гипотезу. Следовательно, по аналогичной зависимости можно определить стоимость жизни, как социально-экономический ущерб
СЭ =N * ∆ОПЖ * Сж, (3)
где N — количество жителей населенного пункта; ∆ПЖ — разница продолжительности жизни населения между городом и селом, Сж — осредненная цена жизни человека в год.
На основе принятых гипотез и приведенного анализа можно оценить социальную эффективность газификации от факторов, характеризующих качество жизни, по зависимости (3). В предложенной зависимости параметр Сж можно определить также через другие экономические показатели, такие как ВРП, ВВП, средний душевой доход населения.
Таким образом, обоснованы и предложены гипотезы, на основе которых появляется возможность количественной оценки качества жизни среднестатистического человека. Исследована и предложена методика определения социальной эффективности газификации сельских населенных пунктов, которая может быть использована для оценки социальной части макроэффективности газификации сельских населенных пунктов Республики Саха (Якутия) при обосновании инвестиционных проектов.


Литература
1. Тихонов Н.Н. Северное село. — Новосибирск: Наука, 1996. — 382 с.
2. Зачесов В.П., Филоненко В.Г. Транспорт Якутии: проблема материально-технического обеспечения. — Новосибирск: Сибирское соглашение, 2000. — 316 с.
3. Афанасьев Д.Е. Газификация — важный фактор механизации и электрификации сельскохозяйственного производства и улучшения быта сельского населения // Энергетика северо-востока: состояние, проблемы и перспективы развития. — Якутск: ЯФ ГУ «Изд-во СО РАН», 2004. — С. 269–278.
4. Федорова Е.Н. Население Якутии. Прошлое и настоящее. — Новосибирск: Наука, 1999. — 207 с.
5. Винокурова У.А., Прохоров В.А. Проблемы обеспечения качества жизни населения Республики Саха (Якутия) // Вестник Якутского гос. ун-та им. М.К. Аммосова. — 2006. Т. 3. — № 2. — С. 50–55.
6. Яновский Р.Г. Глобальные изменения и социология безопасности. — М.: Academia, 1999. — 375 с.
7. Прохорова Н.В. Ожидаемая продолжительность жизни как комплексный показатель качества жизни населения сельской местности // Проблемы современной экономики. — 2012. — № 4 (44). — С. 493–495.
8. Народонаселение Республики Саха (Якутия) / И.Е. Томский и др. — Якутск: Изд. Якутского ун-та, 2003. — Т. 2. — 143 с.
9. Проблемы «Сфинкса ХХI века». Выживание населения России / В.П. Казначеев, В.Я. Поляков, А.И. Акулов, И.Ф. Мингазов. — Новосибирск: Наука, 2000. — 232 с.
10. Быков А.А., Фалеев М.И. К проблеме оценки социально-экономического ущерба с использованием показателя цены риска // Проблемы анализа риска. — 2005. –Т2. — № 2. — С. 114–132.
11. Лесных В.В. Анализ риска и механизмов возмещения от аварий на объектах энергетики. — Новосибирск: Наука. Сиб. предприятие РАН, 1999. — 251 с.
12. Давыдянц Д.Е. Критерии, показатели и оценка социально-экономической эффективности // Вопросы статистики. — 2002. — № 8. — С. 73–78.

Вернуться к содержанию номера

Copyright © Проблемы современной экономики 2002 - 2017
ISSN 1818-3395 - печатная версия, ISSN 1818-3409 - электронная (онлайновая) версия