Logo Международный форум «Евразийская экономическая перспектива»
На главную страницу
Новости
Информация о журнале
О главном редакторе
Подписка и реклама
Контакты
ЕВРАЗИЙСКИЙ МЕЖДУНАРОДНЫЙ НАУЧНО-АНАЛИТИЧЕСКИЙ ЖУРНАЛ English
Тематика журнала
Текущий номер
Анонс
Список номеров
Найти
Редакционный совет
Редакционная коллегия
Представи- тельства журнала
Правила направления, рецензирования и опубликования
Научные дискуссии
Семинары, конференции
 
Проблемы современной экономики, N 1 (53), 2015
ЭКОНОМИЧЕСКИЕ ПРОБЛЕМЫ РЕГИОНОВ И ОТРАСЛЕВЫХ КОМПЛЕКСОВ
Иванов С. А.
заведующий лабораторией проблем развития социального и экологического пространства и воспроизводства
трудовых ресурсов региона
Института проблем региональной экономики РАН (г. Санкт-Петербург),
доктор экономических наук

Ложко В. В.
научный руководитель Санкт-Петербургского института управления развитием человеческих ресурсов,
кандидат медицинских наук, магистр менеджмента


Механизмы регулирования трансформационных процессов в социальном пространстве регионов России (часть II)
В статье показан новый подход и механизм управления трансформацией социального пространства региона, направленного на достижение целей этой трансформации. В связи с этим исследуются принципы формирования и применения различных типов социальных стандартов
Ключевые слова: социальное пространство, человеческий капитал, социальные стандарты, качество жизни, региональный стандарт качества жизни
УДК 331.1, 378.14; ББК 65.01   Стр: 205 - 208

Первая часть статьи

Для объективизации социального пространства и создания механизма управления его трансформацией [1] нами предложены новые подходы к понятийному аппарату качества жизни как ключевой категории этого пространства [2].
Известно, что в системе накопленных научных философских знаний выделены законы существования, функционирования и развития объектов, явлений и процессов [3]. Эти законы реализуются в главном законе вселенной — законе эволюции человека, общества, природы на каждом ее этапе, а для отдельного человека и его поколения в период его жизни. Исходя из этого, можно принять за аксиому, что исследование жизни человека и ее устройство должно соответствовать триаде законов существования, функционирования (деятельности) и развития. Следовательно, жизнь человека, как единый процесс, имеет своими составляющими существование, функционирование (деятельность) и развитие. Каждая из этих составляющих жизни управляется соответствующими законами и детерминирована своими условиями.
Исследование и управление объектами или процессами становится эффективным в том случае, когда оно охватывает все их проявления и характеристики, а также факторы, с которыми они связаны. Вместе с тем, без знания объективных законов информации, природы и общества (законов ИПО) и условий их проявления в любой целенаправленной деятельности людей, в том числе повседневной и управленческой, не может быть никакой эффективности. Подчиненность информации, природы и общества объективным законам обусловлена тем, что они представляют собой связь, которая характеризуется основными признаками существенного отношения: всеобщностью, необходимостью, повторяемостью, устойчивостью. Возможность использования человеком в своей деятельности объективных законов ИПО состоит в использовании трех компонент: 1) всесторонний охват объекта или процесса; 2) знание законов ИПО; 3) знание и создание условий, без которых объективные законы не могут проявиться и действовать. Законы ИПО познавались тысячелетиями. Они также как общечеловеческие жизненные ценности формировали нравственные, не наносящие ущерба, устои человеческой жизни, взаимодействий, общественного развития, нравственные основы хозяйства и формируемой в нем экономики.
Нарушение этих объективных законов, действующих в принятом делении мира в трех больших сферах — мышлении (информации), природе и обществе, приводят к искусственному разрушению человеком связей сущностей или между сущностями. Незнание законов ИПО, по сути, представляет собой невежество и не освобождает от ответственности ни людей, ни правительства. Результатом нарушений тех и других законов становится деформация этих сущностных связей, ведущих к деструктивным процессам в этих сферах, а порой и к гибели их составляющих. Невежество в виде незнания законов ИПО или нежелания их выполнять привело в процессе жизнедеятельности человеческого общества к гипертрофированному преобладанию материального над духовным, потребительства над позитивной культурой жизни, деформациям в области социального, экономического, политического и технологического развития. Результатами таких нарушений являлись многочисленные цивилизационные крзисы, гибель исторических личностей, предприятий, концернов, человеческих общностей, этносов и цивилизаций, биологических и экологических систем.
Новый подход на основе стратегической значимости законов ИПО позволил нам по-новому сформулировать содержание понятия качества жизни (КЖ) населения исходя из предыдущих наших разработок [4,5].
Качество жизни населения, как цель и результат социально-экономического развития, представляет собой обеспечиваемую государством систему объективных условий существования (УС), функционирования (УФ) и развития (УР) человека и общества, оцениваемую по степени их соответствия жизненным ценностям, законам информации, природы и общества и, разработанным на их основе, принятым в государстве и обществе нормативам и стандартам.
Таким образом, в виде исходной формулы качество жизни можно представить:
КЖ = УС + УД + УР
По традиционным представлениям в состав КЖ входит качество (или условия) природной среды, качество социальной среды и субъективная оценка условий существования (КЖ = КПС + КСС + СОУС). В нашем подходе они должны входить в состав условий существования (УС). Кроме того, в состав УС дополнительно должны входить условия формирования и сохранения здоровья (УФСЗ), как ключевая жизненная составляющая.
Как известно, хозяйство представляет собой особую область жизнедеятельности — «часть общественной жизни, отвечающей за решение специфической задачи — выживание и воспроизводство жизни человека» [6] определенный исторический этап хозяйственного развития, конкретизирующий определенное хозяйство. Таким образом, хозяйствование — обеспечение всем необходимым для выживания, существования и воспроизводства жизни человека. Объединяя понимание системы ценностей и целей жизни, определяющих ее должное качество, с пониманием хозяйствования как задачи выживания и воспроизводства жизни, получаем вывод о том, что качество жизни представляет собой главную цель, которую призвано обеспечить хозяйствование, т.е. современная экономика. Таким образом, получаем новый исключительно важный для экономической теории и практики вывод: с помощью правильного ведения (т.е. по законам информации, природы и общества) общественного хозяйства, адекватного ценностям и целям жизни человека и общества, современная экономика предназначена для обеспечения главной цели — качества жизни человека. Поскольку качество жизни — это еще и изменяющийся во времени процесс, имеющий ключевое значение для человека, то его полноценное обеспечение требует грамотного стратегического управления, основанного на новых современных знаниях.
В связи с таким подходом появляются новые смыслы, ориентиры и направления исследований в теории и практике региональной экономики и регулировании трансформационных процессов в социальном пространстве регионов:
экономика качества жизни населения региона (ЭКЖР)– система региональных ресурсов, инфраструктуры и управления региона, осуществляющая обеспечение условий существования, деятельности и развития населения в соответствии с региональным стандартом качества жизни, определяющим региональную стратегию социально-экономического развития;
региональный стандарт качества жизни населения (РСКЖ) — установленный региональным законодательством на конкретный определенный период комплекс нормативов по направлениям обеспечения условий существования, деятельности и развития населения;
факторный профиль экономики качества жизни населения региона — степень соответствия региональных ресурсов, инфраструктуры и управления задачам обеспечения условий существования, деятельности и развития населения, необходимых для достижения параметров регионального стандарта качества жизни;
факторный профиль качества жизни населения региона — степень соответствия реальных условий существования, деятельности и развития населения параметрам регионального стандарта качества жизни;
экономика человеческого капитала региона — составная часть экономики качества жизни региона, обеспечивающая формирование, развитие и воспроизводство человеческого капитала на основе соответствующей концепции, технологии и инфраструктуры и системы специалистов;
факторный профиль человеческого капитала региона — соответствие количества и качества человеческого капитала установленным параметрам, обусловленным требованиями достижения регионального стандарта качества жизни, необходимым для обеспечения действующей и перспективной структуры ВРП.
Зададимся вопросом, какие еще элементы и подсистемы должны входить в механизм управления трансформацией социального пространства региона. Исходя из сущности процесса управления, помимо целевой подсистемы этот механизм должен включать еще, по крайней мере, четыре крупных подсистемы, каждая из которых, в свою очередь, имеет свой элементный состав, обеспечивающий функционирование этих подсистем, и связи между ними (рис. 1).
Рис. 1. Состав механизма управления трансформацией социального пространства региона
Ядром этого механизма является, как мы уже отметили, целевая подсистема (1). Целевая подсистема включает взаимоувязанные экономические и социальные цели, которые предполагается достичь в процессе трансформации социального пространства региона.
Целевая подсистема воздействует на четыре другие подсистемы механизма управления трансформацией социального пространства региона: ресурсную (2), функциональную (3), институциональную (4) и инструментальную подсистему (5).
Ресурсная подсистема (2) представляет собой кадровую и материально-вещественную компоненту механизма реализации. Эта подсистема охватывает кадровое, материальное, финансовое, информационное обеспечение процесса трансформации социального пространства. Под кадровым обеспечением мы подразумеваем, во-первых, органы управления регионального и муниципального уровня, в зону ответственности которых входит реализация различных направлений региональной социальной политики, во-вторых, сотрудников общественных некоммерческих организаций, участвующих в реализации проектов и программ социальной направленности, в-третьих, представителей региональных бизнес структур, вовлеченных в эти программы, а также предприятий, реализующие корпоративные социальные программы развития своего персонала.
Материальное и финансовое обеспечение механизма управления трансформацией социального пространства региона включает соответствующие ресурсы, направляемые на достижение этих целей. Информационная составляющая ресурсного обеспечения механизма реализации целей реструктуризации охватывает систему средств массовой информации, комплекс технологий PR-сопровождения, систему внутренних коммуникаций субъектов реализации программ социального развития.
Функциональная подсистема (3) механизма управления трансформацией социального пространства региона представляет собой комплекс разработанных и реализуемых организационно-управленческих регламентов деятельности субъектов. Речь идет об организации деятельности органов управления и функциях, которые должны выполнять структурные подразделения этих органов управления на региональном и муниципальном уровнях для решения поставленных задач. Важнейшими компонентами функциональной подсистемы являются планирование, организация, коммуникация, мониторинг и контроль. Задачей функциональной подсистемы в целом организация, поддержка и упорядочение функционирования ресурсной подсистемы исследуемого механизма.
Успешность реализации целей трансформации социального пространства региона в значительной степени зависит также от институциональной подсистемы (4).
Под институциональной подсистемой мы подразумеваем комплекс устойчивых социальных и экономических связей, отношений различных субъектов регионального социума, формирующихся на базе соответствующих принципов, установок, правил, которые необходимы для реализации целей трансформации социального пространства региона. Институциональная подсистема организует выработанные на основе консенсуса принципы, установки, правила взаимодействия субъектов регионального социума и соответствующим образом оформленные (в том числе юридически) социальные и экономические отношения на уровне региона и муниципальных образований. Основной задачей институциональной подсистемы является обеспечение устойчивых связей субъектов регионального социума и целенаправленность их действий в контексте реализации целей трансформации социального пространства региона.
Среди наиболее актуальных институтов для реализации целей трансформации социального пространства региона можно выделить различные формы партнерств: социальное партнерство, особенно в системе профессионального образования и подготовки кадров, государственно-частное партнерство бизнеса и власти, различные формы взаимодействия в рамках формирования и реализации социального заказа (регионального и муниципального), социальных грантов и т.п.
Важной подсистемой механизма реализации целей трансформации социального пространства региона является инструментальная подсистема (5). Инструментами, которые могут использоваться органами управления для достижения целей, являются, во-первых, социальные стандарты и стандарты качества жизни, во-вторых, региональные целевые программы (программа занятости населения, региональные и отраслевые Программы развития кадрового потенциала, программа развития образования и др.).
Надо сказать, что такой инструмент как региональные целевые программы используется сегодня повсеместно и результативно, чего не скажешь о социальных стандартах и нормативах, в том числе стандартах качества жизни. В этой связи, необходимо чуть подробнее остановиться на этом вопросе.
Начало разработки проблематики социальной стандартизации было положено в середине 90-х годов с выходом соответствующего Указа Президента РФ [7]. Во исполнение этого указа был разработан законопроект «О государственных минимальных социальных стандартах», который даже прошёл первое чтение в Государственной Думе РФ в 2003 году, но получил отрицательное заключение президента и правительства РФ вследствие своей затратности.
В то же время, отдельные субъекты РФ стали формировать свои региональные социальные стандарты. Прецеденты появились, в частности, в Санкт-Петербурге (стандарты проживания), Ленинградской области (социальные стандарты по ЖКХ, образованию, здравоохранению). Были разработаны социальные стандарты по широкой номенклатуре в Республике Татарстан, Башкортостане, Ямало-Ненецком автономном округе.
В 2005 году Минэкономразвитием РФ была начата разработка новой концепции государственных социальных стандартов. Планировалось, в частности, пересмотреть действующие и ввести новые нормы в области образования, здравоохранения, культуры, социального обслуживания. Однако и эта работа в силу разных причин была приторможена.
В общем виде социальные стандарты — это законодательно закрепляемая государством мера предоставления определенных социальных благ и услуг не ниже минимально допустимых размеров.
В принципе, отдельные действующие сегодня нормы потребления также можно отнести к социальным стандартам. Например: прожиточный минимум для различных категорий населения; минимальный размер оплаты труда; ставка первого разряда единой тарифной сетки; минимальный размер пенсий; минимальные значения ряда социальных пособий; нормы обеспечения бесплатными образовательными и медицинскими услугами; нормативы социального обслуживания инвалидов, престарелых, детей, оставшихся без попечения родителей, и других категорий населения.
Безусловно, установление социальных стандартов как минимальной планки гарантированных государством социальных услуг, дело важное, особенно в условиях дефицита бюджета подавляющего числа муниципальных образований России, и сравнительно невысокого уровня жизни населения. В таких условиях главной задачей государства становится поддержка людей, получающих доход ниже и на уровне прожиточного минимума, создание условий для повышения уровня жизни населения.
Однако необходимы не только социальные стандарты, фиксирующие минимальную планку социальных услуг и благ, но и стандарты, на которые следовало бы ориентироваться. Их можно назвать условно «стандартами приемлемого уровня жизни» или «стандартами качества жизни». Представляется, что именно такие социальные стандарты должны использоваться в качестве инструментов управления трансформацией социального пространства регионов России в системе хозяйства страны.
Надо отметить, что многие развитые страны предприняли попытку переориентации социальной политики от минимальных социальных стандартов к стандартам подобного рода.
Каким образом может быть выстроена система этих стандартов? Нам представляется, что систему этих стандартов, которые далее мы обозначим как «стандарты качества жизни», целесообразно формировать сразу на трех уровнях.
На федеральном уровне должны быть определены основные приоритеты социального развития и количественная оценка величины интегральных показателей качества жизни, отражающих условия всестороннего развития личности, путем реализации прав и свобод, закрепленных в конституции Российской Федерации.
На уровне региональном стандарты качества жизни должны быть развернуты в агрегированные блоки по основным сферам жизнедеятельности населения.
Муниципальный уровень должен разукрупнять агрегированные блоки до уровня дифференциальных показателей. При этом вся система этих стандартов приобретает вид многоуровневой пирамиды, стержнем которой являются федеральные стандарты, являющиеся базовыми и не подлежащими изменению на всех последующих уровнях дезагрегации. На региональном и особенно муниципальном уровнях номенклатура и конкретные значения величины стандартов могут дифференцироваться в зависимости от особенностей территориальной организации, тенденций трансформации социального пространства и пр.
Например, в тех регионах, где отраслями специализации являются добывающие отрасли, в перечень стандартов качества жизни могут включаться индикаторы из числа нормативов технико-экономического и экологического характера, в курортных зонах — экологического и социального назначения. В крупных промышленных центрах с многоотраслевой структурой производства необходима комплексная проработка всех групп стандартов.
В целом, формирование номенклатуры этих стандартов на уровне территориального образования должно опираться на два основания.
Во-первых, они должны разворачиваться в той же плоскости, что и система показателей качества жизни в наиболее полном ее варианте (здоровье, условия жизнедеятельности, образ жизни и пр.).
Во-вторых, в качестве базы для определения искомого перечня выступает заданный набор стратегических и оперативных целей трансформации социального пространства региона.
Сущность процедуры формирования номенклатуры этих стандартов заключается в отборе ограниченной совокупности индикаторов, прямо корреспондирующихся с системой показателей качества жизни в соответствии с приоритетными целями социального развития территории. При этом принципиальным является избранный методологический подход к построению итогового перечня, при котором исходной категорией является категория максимально возможного сохранения показателей, отражающих различные стороны качества жизни, а не отбора минимально необходимого их количества.
Таким образом, встраивание системы социальных стандартов в общую стратегию управления трансформацией социального пространства осуществляется посредством ряда изменений функций и основных направлений применения этого нового типа социальных нормативов.
Во-первых, упорядоченная совокупность стандартов качества жизни сама по себе может образовывать систему целей в структуре государственных и региональных программ социально-экономического развития. При этом данный подход во многом основывается на том, что рост качества жизни основных групп населения является функцией экономически самостоятельных первичных производственных звеньев — субъектов хозяйствования. В то же время функцией региона является разработка такой экономической стратегии, которая бы обеспечивала достижение интегральных значений показателей качества жизни.
Во-вторых, величина любого стандарта качества жизни, особенно это касается муниципального уровня, не должна опускаться ниже минимальных социальных стандартов, которые также должны иметь место и являться инструментом регулирования трансформации социального пространства, поскольку последние фиксируют предельно допустимый уровень ряда ключевых социальных показателей. Таким образом, минимальные социальные стандарты образуют нижнюю границу количественных величин стандартов качества жизни, нарушение которой является основанием для вступления в действие системы государственных мер социальной поддержки населения.
В-третьих, региональные стандарты качества жизни являются исходной точкой для разработки региональной социальной политики и связанного с ней механизма межмуниципального перераспределения ресурсов бюджета.
В-четвертых, важной функцией системы стандартов качества жизни является индикация степени социального неблагополучия в обществе. Отклонение фактических значений показателей качества жизни от стандартов в сторону значений, зафиксированных системой минимальных социальных стандартов, может выступать в качестве меры социальной напряженности в регионе и основания для пересмотра приоритетов трансформации социального пространства.


Литература
1. Иванов С.А., Ложко В.В. Механизмы регулирования трансформационных процессов в социальном пространстве регионов России (Часть I) // Проблемы современной экономики. — 2014. — №4. — С. 201–204.
2. Ложко В.В. Региональная экономическая политика формирования качества жизни населения как инструмент развития нового человеческого капитала региона // Новая экономика России: наука и образование: тезисы докладов Всеросс. науч.-практ. конф. Санкт-Петербург, 9–10 июня 2014 г. / Редкол.: А.Е. Карлик (отв. ред.) [и др.]. СПб.: Изд-во СПбГЭУ, 2014. — С. 153–158.
3. Алексеев П.В., Панин А.В. Философия: учеб. — 4-е изд., перераб. и доп. — М.: ТК Велби, Изд-во Проспект, 2007. — С. 498.
4. Ложко В.В. Базисные инновации для перспективного социально-экономического развития России // Инновации. — 2007. — № 1. — С. 33–44.
5. Ложко В.В. Ценностно-целевые подходы сферного инновационного управления социально-экономической системой // Проблемы современной экономики. — 2009. — №2. — С. 63.
6. Ушанков В.А. Введение в экономическую науку (Экономическая пропедевтика). — СПб., 2009. — С. 22.
7. Об организации подготовки государственных минимальных социальных стандартов для определения финансовых нормативов формирования бюджетов субъектов Российской Федерации и местных бюджетов: Указ Президента РФ от 23 мая 1996 года № 769. http://base.garant.ru/123088/

Вернуться к содержанию номера

Copyright © Проблемы современной экономики 2002 - 2017
ISSN 1818-3395 - печатная версия, ISSN 1818-3409 - электронная (онлайновая) версия