Logo Международный форум «Евразийская экономическая перспектива»
На главную страницу
Новости
Информация о журнале
О главном редакторе
Подписка и реклама
Контакты
ЕВРАЗИЙСКИЙ МЕЖДУНАРОДНЫЙ НАУЧНО-АНАЛИТИЧЕСКИЙ ЖУРНАЛ English
Тематика журнала
Текущий номер
Анонс
Список номеров
Найти
Редакционный совет
Редакционная коллегия
Представи- тельства журнала
Правила направления, рецензирования и опубликования
Научные дискуссии
Семинары, конференции
 
Проблемы современной экономики, N 1 (53), 2015
ЭКОНОМИЧЕСКИЕ ПРОБЛЕМЫ РЕГИОНОВ И ОТРАСЛЕВЫХ КОМПЛЕКСОВ
Степанов К. И.
заведующий базовой кафедрой Минвостокразвития России
Российского экономического университета им. Г.В. Плеханова (г. Москва),
заместитель Министра РФ по развитию Дальнего Востока

Орлов С. Л.
профессор кафедры торгового дела Российского экономического университета им. Г.В. Плеханова (г. Москва),
доктор экономических наук


Новая парадигма в национальной системе управления: формирование территорий опережающего развития в Дальневосточном федеральном округе
Современная модель социально-экономического развития России в последние несколько лет складывается под воздействием глобальных финансовых вызовов и непредсказуемых политических обстоятельств. Это требует поиска новых направлений источников стратегического развития, в основе которых лежат поистине исторические преобразования наиболее перспективных территорий в нескольких субъектах Дальневосточного федерального округа. Не отвергая сложившийся императив «европейского» направления взаимодействия, такой подход может стать поворотным моментом в развитии России на долгие годы
Ключевые слова: стратегическое планирование, национальная модель управления, федеральные целевые программы, макрорегион, Азиатско-Тихоокеанский регион, территории опережающего социально-экономического развития, особые экономические зоны, Дальневосточный федеральный округ
УДК 354 (571.6); ББК 65.050.14. (2 Рос-17)   Стр: 203 - 204

Экономика как сердцевина современной общественной системы и основа государственного управления на различных его уровнях в настоящее время требует безусловного перехода к стратегическому планированию в качестве основополагающей парадигмы на длительную перспективу. Основой этого процесса в России, кроме прогнозируемой на долгие годы мировой политической и экономической нестабильности, можно считать объективную необходимость построения национальной системы управления.
В современной управленческой иерархии важнейшими составляющими являются, как известно, планирование, а также организация, мотивация и контроль. Это единое целое, и без каждой из указанных частей современный алгоритм управления, в особенности на государственном уровне, не может существовать в принципе. Однако всё же позволим высказать мнение, что в сложившейся модели глобального развития, и в её национальных сегментах, приоритет должен быть отдан именно планированию, в первую очередь, стратегическому и программно-целевому. От него берёт начало дальнейший ход всех процессов, поиск ресурсов, подбор и расстановка кадров исполнителей для решения конкретных социально-экономических задач. Успехи стратегического планирования в «дорыночные» годы вряд ли кто будет оспаривать, а ранее апробированный горизонт формирования прогноза во временном лаге двенадцати и более лет ныне взят за основу при разработке перспектив развития важнейших стратегических и наиболее затратных отраслей и народнохозяйственных комплексов [3].
Трансформация современного вектора управления и объективность перехода к системе стратегического планирования, на наш взгляд, удачно подмечены Г. Клейнером в статье «Какая экономика нужна России и для чего?» [7, с.4–27], а также неоднократно в более ранних работах этого автора по рассматриваемой тематике. Особенно явственно это прослеживается в нынешней концепции государства к развитию Дальнего Востока, где в настоящее время запущен важнейший социально-экономический эксперимент в национальной модели управления.
Современный Дальний Восток, кроме особого политического значения для России, концентрирует в себе значительные природные ресурсы и немалый стратегический потенциал. Ещё в последней четверти прошлого столетия был дан старт его успешному освоению: Байкало-Амурская магистраль и прилегающие территории, морские порты Восточный и Находка, угольные разрезы Якутии...
«Дальневосточный» вектор развития экономики претерпел заметный спад, как известно, в 1990-х — начале 2000-х гг. И лишь в последние несколько лет ситуация кардинально изменилась: приняты Государственная программа «Социально-экономическое развитие дальнего Востока и Байкальского региона, а также новые Федеральные целевые программы (ФЦП) и региональные подпрограммы [4]. Наконец, совсем недавно научное сообщество и специалисты-практики ввели в обиход новое наименование — территории опережающего социально-экономического развития. Итак, что же представляет собой подобное словосочетание? В общих словах, под территорией опережающего социально-экономического развития подразумевается территория определённого субъекта в макрорегионе — Дальневосточном федеральном округе, на которой устанавливаются особые правовые режимы осуществления предпринимательской и иной сопутствующей деятельности. В целом, именно так трактуется данное понятие в разработанном совсем недавно Минвостокразвития РФ новом законодательном акте [6].
Подобная модель для Дальнего Востока разрабатывается впервые и должна способствовать удовлетворению потребностей основных «ячеек» в современной общественной системе, т.е. населения, государства и бизнеса. Вместе с тем предполагается, что она сможет обеспечить противодействие временным внутриэкономическим и, особенно, внешним вызовам, имеющим зачастую политическую основу. Именно это наблюдается в действиях ведущих западных стран по отношению к России, сложившихся к концу 2014 года, но пока национальная модель в целом успешно отражает поступающие извне преграды. Сколь долго будет продолжаться подобное противостояние, неизвестно. Ясно лишь одно: в условиях крайней непредсказуемости современной мировой геополитической системы, такой крупной экономике, каковой ныне является российская, необходимо, по возможности, иметь некий стратегический резерв в виде новых рынков и новых проектов для минимизации рисков и зависимости от внешнего воздействия.
Согласованный при обсуждении и подготовленный для принятия законопроект, в совокупности с Федеральными законами от 5 апреля 2013 г., № 44-ФЗ «О контрактной системе в сфере закупок товаров, работ, услуг для обеспечения государственных и муниципальных нужд» [2] и от 28 июня 2014 г., № 172-ФЗ «О стратегическом планировании в Российской Федерации» [3], по общему мнению, формирует сейчас новое законодательное поле России. Одновременно на просторах страны продвигаются вглубь поистине революционные инициативы в стратегическом подходе к развитию отдельных территорий.
В первую очередь, имеется ввиду идеология и последующая практика глобального масштаба применительно к конкретным территориальным образованиям, вытекающая из этих документов и формирующая общественное сознание на длительную перспективу. Можно не без оснований утверждать, что именно этот документ в совокупности с конечными программными разработками стал своеобразным теоретическим фундаментом для экономического обоснования и формирования законодательной базы современных ТОР (иногда их ещё называют ТОСЭР) на Дальнем Востоке.
В чём же отличия современного подхода к развитию дальневосточных территорий? Главное состоит в следующем. Если раньше при подготовке планов и прогнозов развития территорий и/или макрорегионов, включая «советский» период, речь шла, как правило, о формировании концепций или программ комплексного развития крупного, так сказать, «многосубъектного» образования, включающего несколько республик, краёв и областей, то в настоящее время за основу принят иной, скорее всего «точечный», подход. Речь идёт о принятии к исполнению программы развития отдельных, сравнительно небольших, территорий, примыкающих к более крупным промышленным центрам, но имеющих в перспективе собственное направление специализации.
Основные принципы создания территорий опережающего социально-экономического развития на Дальнем Востоке были определены Правительством России совсем недавно, в начале 2014 года. В целях обеспечения формирования указанных территорий начинает создаваться система институтов, включающая, в частности, ОАО «Дальний Восток», которое должно непосредственно участвовать в управлении территориями опережающего развития. Кроме этого, в стадии формирования находятся ещё несколько структур, отвечающих за финансирование проекта, кадровое обеспечение и обеспечивающие инвестиционное и внешнеэкономическое продвижение всего ДФО на внутреннем рынке России и в Азиатско-Тихоокеанском регионе. В настоящее время разработаны схемы размещения и условия финансирования для 14-ти ТОР, которые будут располагаться на территории шести субъектов Дальневосточного федерального округа. Предполагается, что совокупный объем финансирования инфраструктуры на стадии создания указанных ТОР составит более 80 млрд рублей. [6]
Подготовленный в прошедшем году Минвостокразвития РФ проект Федерального закона № 623874-6 «О территориях опережающего социально-экономического развития в Российской Федерации» [5] в своей основе учитывает ФЗ-№ 116 «Об особых экономических зонах в Российской Федерации» [1], однако идеология самого проекта носит иной, более развёрнутый и конкретный характер. Так, изначально определяются границы каждой из территорий и, как было упомянуто ранее, они формируются вблизи промышленных центров, но всё же в большей степени начинаются с «чистого» листа. Здесь применяются значительные льготы для бизнеса: по страховым платежам в социальные внебюджетные фонды, арендным ставкам, льготному подключению к объектам инфраструктуры, упрощённому порядку привлечения и использования иностранной рабочей силы и т.д. Таким образом, предусматривается создание не только самой ОЭЗ в прямом понимании, но и формирование индустриальных и технопарков, агропарков и, что особенно важно, мощной социальной инфраструктуры. Президент России в ежегодном Послании Федеральному Собранию в декабре 2014 года предложил использовать подобный подход к преобразованию проблемных территорий при разработке программ социально-экономического развития моногородов [5]
Вообще, по замыслу авторов самой идеи о территориях опережающего развития, её законодательное обеспечение, необходимое для привлечения инвестиций в этот макрорегион, в первую очередь, должно решить проблему, связанную с дебюрократизацией всей системы государственного управления на уровне «государство-бизнес». Во-вторых, принимаемая нормативная база должна предоставить обоснованные налоговые преференции и льготы по страховым платежам для тех предпринимательских структур, которые пожелают в течение длительного периода связать основную деятельность с Дальним Востоком.
В связи с этим предполагается, что создаваемые территории в перспективе смогут успешно конкурировать с подобными образованиями в странах Азиатско-Тихоокеанского региона. Причём, евразийская интеграция, имея ввиду не только предполагаемые связи с государствами АТР, но также с Казахстаном и Центральной Азией, вполне может вписаться в будущие параметры ТОР. Проект создания территорий опережающего социально-экономического развития на Дальнем Востоке, несомненно, пока в самом начале своего пути. Но, важно понять весь смысл стратегической задумки государства: именно в таких масштабных проектах и начинает трансформироваться в практическую плоскость новая парадигма в национальной экономической модели управления.


Литература
1. Федеральный закон № 116-ФЗ «Об особых экономических зонах в Российской Федерации» (2005 г., с изм. и доп.).
2. Федеральный закон № 44-ФЗ «О контрактной системе в сфере закупок товаров, работ, услуг для обеспечения государственных и муниципальных нужд» (2013 г., с изм. и доп.).
3. Федеральный закон № 172-ФЗ «О стратегическом планировании в Российской Федерации» (2014 г.).
4. Распоряжение Правительства РФ от 11.11.2010 г, № 1950. Перечень Государственных программ Российской Федерации (по состоянию на 28 октября 2014 г.).
5. Послание Президента Российской Федерации Федеральному Собранию // Российская газета. — 2014. — 5 дек.
6. Проект Федерального закона № 623874-6 «О территориях опережающего социально-экономического развития в Российской Федерации» // Электронный ресурс: сайт Минвостокразвития РФ. — www.minvostokrazvitia.ru:
7. Клейнер Г. Какая экономика нужна России и для чего? // Вопросы экономики. — 2013. — № 10. — С.4–27.

Вернуться к содержанию номера

Copyright © Проблемы современной экономики 2002 - 2017
ISSN 1818-3395 - печатная версия, ISSN 1818-3409 - электронная (онлайновая) версия