Logo Международный форум «Евразийская экономическая перспектива»
На главную страницу
Новости
Информация о журнале
О главном редакторе
Подписка и реклама
Контакты
ЕВРАЗИЙСКИЙ МЕЖДУНАРОДНЫЙ НАУЧНО-АНАЛИТИЧЕСКИЙ ЖУРНАЛ English
Тематика журнала
Текущий номер
Анонс
Список номеров
Найти
Редакционный совет
Редакционная коллегия
Представи- тельства журнала
Правила направления, рецензирования и опубликования
Научные дискуссии
Семинары, конференции
 
Проблемы современной экономики, N 1 (53), 2015
ВОПРОСЫ ЭКОНОМИЧЕСКОЙ ТЕОРИИ. МАКРОЭКОНОМИКА
Румянцева С. Ю.
доцент кафедры экономической теории Санкт-Петербургского государственного университета,
кандидат экономических наук


Эволюционная теория и экономическая динамика
В статье рассматриваются основные положения эволюционной теории экономических изменений, развивающейся в альтернативном мейнстриму методологическом поле. Раскрыто содержание методологических предпосылок эволюционной экономической теории, выявлены основания для развития эволюционной экономической теории в российской экономической науке. Показана роль эволюционных изменений на микроуровне – как выбор стратегии экономического поведения фирмами в разных фазах экономического цикла. Выявлено, что эволюционные изменения в экономике реализуются через механизм экономического цикла
Ключевые слова: эволюционная экономика, методология экономической науки, инновации, стратегия фирмы, экономический цикл
ББК У9(2)0-961-314,0   Стр: 67 - 71

1. Постановка проблемы
Теория эволюционной экономики как независимое научное направление, противостоящее мейнстриму, сложилось в 1982 году, после выхода в свет знаменитой монографии Нельсона и Уинтера. Однако в российской экономической мысли эволюционными проблемами экономической динамики ученые начали заниматься еще в 20–30 годы прошлого века. Таким образом, теорию эволюционной экономики можно с полным правом считать укорененной в российскую экономическую мысль. В данной статье не ставится задача полного обзора течений эволюционной экономики в современной российской науке, главной задачей является показать перспективы эволюционной экономики в ее синтезе с теорией экономической динамики в вопросе определения экономических стратегий для фирм, вошедших в период синергетиченской турбулентности в период депрессии между пятой и шестой кондратьевскими волнами. Важной задачей также было показать, что фирмы не просто пассивно воспринимают колебания экономической конъюнктуры, но и своими действиями формируют конъюнктурные тренды.
2. Предтечи эволюционной экономики в российской науке
Экономическая научная мысль России опередила появление эволюционной экономики, выразившись в формировании теории тектологии А.А.Богданова [1] и номографической теории Н.Д. Кондратьева [2]. Это отчасти было связано с принятием в российской экономической мысли теории гештальтов О.Шпенглера, содержавшей такие понятия, как стрела времени и цикличность экономического времени [3].
Богданов обосновывал закономерности динамики общества, основываясь на изучении закономерностей формирования его микроуровня, характеризуя и типологизируя структуры, возникающие в ходе эволюции элементов общества и взаимосвязей между ними. Тем самым в концепции Богданова обнаруживаются и зачатки системного подхода, и начала синергетики, и элементы институционализма, и глубокое системное обоснование закономерностей, присущих развитию общества через кризисы и подъемы. Богданов развивал идею подвижного равновесия [1, c. 122] в рамках теории высокоорганизованных систем – то есть таких, «которые способны преодолевать многочисленные и разнообразные активности – сопротивления своей нормальной среды». [1, c. 126]. Говоря о всеобщности закона Ле Шателье1, о применимости методов тектологической науки к исследованию социальных и биологических процессов, он закладывает основы эволюционного подхода к анализу экономических систем, предвосхищая в этом отношении идеи, сформированные шумпетерианской школой эволюционной экономики.
Формируя концепцию подвижного равновесия как условия сохранения системы при определенной структуре влияний на нее со стороны других систем, он использует, по сути, эволюционную концепцию подбора – консервативного (оставляющего систему в неизменных условиях с неизменными качествами) и прогрессивного (определяющего возможность и направление изменения системы). Внутренний закон развития – отрицательный и положительный подбор. При положительном подборе растет система активностей комплекса и происходит перевес ассимиляции над дизассимиляцией, при отрицательном – наоборот, преобладают дизассимиляционные процессы и сокращается система активностей комплекса. В результате Богданов приходит к философско-натуралистическому определению причин процветания и кризисов в развитии живых и социальных систем. В этом ракурсе обнаруживаются не только эволюционные и синергетические элементы богдановской теории динамики, но и общность его выводов с более поздней теорией «вызова и ответа» А.Тойнби.
Несколько позже, чем Богданов, в середине 30-х гг. во многом сходную концепцию развивал Н.Д.Кондратьев, концентрируясь на изучении закономерностей экономической динамики [4]. Разработка подхода к исследованию общественной динамики, лишь во второй половине ХХ века обретшего общепризнанное имя как системного, или синергетического, велась в то время единичными учеными – такими, как Шпенглер, Богданов, Кондратьев. Идеи последнего об экономике как сложной системе взаимосвязанных элементов, развиваемой им в рамках номографической теории, особое внимание к разграничению понятий причинных и функциональных связей в экономике [4, c. 149; 161–162]2, воссоздание истории генезиса теории экономической динамики [4, c. 273–301] и ее развитие в разграничении различных видов динамических процессов в экономике, формировали принципиально новое видение картины движения общества и экономики, которое ученый предполагал развивать в рамках теории экономической генетики. Принципиально новым подходом к исследованию закономерностей экономической динамики был предложенный Н.Д.Кондратьевым принцип классификации типов экономической динамики на кумулятивные и потоковые процессы, играющие различную роль в формировании итогового тренда развития экономики.
3. Современный мейнстрим и эволюционная экономика
Еще с 80-х годов 20 века идет речь о несовершенстве мейнстрима – современного неоклассического синтеза, основанного на неоклассике А.Маршалла и неокейнсианских моделях. Современная эволюционная теория развивается в России рядом авторов, в числе которых В. Маевский [5], А. Некипелов [6], Л.Е. Гринин, А. Марков, А. Коротаев [7] и другие авторы.
Главные аспекты критики мейнстрима состоят в следующем.
Во-первых, экономическая система динамична, а неоклассика рассматривает по преимуществу статические закономерности.
Во-вторых, предполагается совершенно информированный индивид, издержки взаимодействия которого с внешним миром равны нулю. В критике такой индивид называется резепрентативным агентом или совершенно рациональным максимизатором. В реальности имеется ситуация несовершенной координации – такого взаимодействия, которое предполагает неполноту информации, иррациональное поведение, ограниченность восприятия экономического агента как живого человека, действия не на основе рационального максимизаторства, а на основе символов, рутин, традиций, выработанных в том или ином обществе норм и правил. Это позволяет найти микроуровневые основания процессов, происходящих на макроуровне экономики, эволюционная теория фирмы позволяет объяснять колебания экономического роста. Это очень важно, поскольку реальные процессы в экономике не разделяются на микро- и макроуровне, они существуют в неразрывном единстве, образуя общее поле экономических взаимодействий.
В эволюционной экономике фирма рассматривается не как черный ящик, а как набор процедур по осуществлению несовершенной координации. Такая фирма динамична – она способна к росту и развитию, к восприятию инноваций, к выработке своего пути развития, не диктуемого только условиями рыночного равновесия. Эти аспекты развиваются в институциональной экономике, а рассмотрение стратегии обучения фирм является главным аспектом эволюционной экономики. [8]
В третьих, экономические процессы неравновесны, а в современном мейнстриме рассматриваются именно равновесные состояния экономики. Равновесие – моментная фотография, в действительности имеет место динамика, в ходе которой осуществляется стремление к равновесию, которое никогда не достигается.
В четвертых, это связано с проблемой робинзонады. В экономической системе никогда не бывает полностью отрешенного от внешнего мира взаимодействия продавца и покупателя, движимых мотивом рациональной выгоды. На практике каждый экономический агент связан цепочками взаимных обратных связей с другими экономическими агентами, которые развиваются и обучаются в процессе деятельности. Имеет место обучающаяся фирма и обучающийся индивид, которые принимают решения на основе предшествующего опыта, и их следующие решения в той же ситуации могут отличаться от решений, принятых ранее в той же ситуации (эффект обучения).
Таким образом, неоклассический подход рассматривает экономические процессы и явления с точки зрения устойчивости, порядка, однородности, равновесия. Но именно эти состояния не являются характерными для экономической системы, пребывающей в динамике. Это скорее исключения. Это основная критика с позиций новых, альтернативных направлений экономической мысли, таких как эволюционная экономика и институционализм.
В реальном хозяйстве, которое изучает эволюционная экономика, субъект взаимодействий предстает как ограниченно рациональный. К предпосылкам рационального поведения относятся:
– полная информированность;
– абсолютная когнитивная способность индивидов, позволяющая им принимать единственно верное решение из всего набора вариантов;
– стандартизированный размер фирмы, так называемая однородность агентов, предположение о том, что они находятся в равных условиях получения информации и нет понятия возраста фирмы. Предполагается также, что фирмы полностью прозрачны, транспарентны;
– единственный мотив – максимизация прибыли/дохода;
– наличие ограниченного количества возможных решений;
– отсутствие трансакционных издержек, в том числе издержек поиска информации
В эволюционной экономике эти предпосылки не принимаются, напротив, предполагается, следующее:
– фирмы и индивиды существуют в обширном информационном поле, и их задачей является поиск информации для принятия решений, что требует дополнительных издержек поиска информации;
– информация рынков и СМИ может быть неточной, искаженной или полностью неверной;
– человек обладает ограниченными познавательными способностями, не позволяющими ему принимать единственно верное решение из всех возможных альтернатив;
– Неоднородность агентов: фирмы могут быть разных размеров, находиться на разных фазах своего жизненного пути, и это влияет на процесс принятия решений. Кроме того, фирмы и индивиды находятся в неравных условиях в смысле получения информации, что зависит от близости фирмы, например, к органам, принимающим решения во власти. Кроме того, предполагается, что фирмы нетранспарентны, то есть существует реальная трудность узнавания о планах и стратегии конкурента, его реальном финансовом положении.
– кроме эгоистического мотива максимизации прибыли фирмами и индивидами могут двигать мотивы солидарности и альтруизма. Например, концепция социальной ответственности бизнеса, принятая многими фирмами современной экономики даже в период кризиса, гласит в разделе миссии фирмы, что она должна принимать выгодные для всего общества решения. Принятие концепции социальной ответственности бизнеса, безусловно, является частью маркетинговой стратегии фирмы и повышает ее конкурентоспособность, но это не чисто рациональное поведение, а рациональность через решение социальных задач. К чисто рациональному поведению нельзя отнести и различные соглашения бизнеса, такие как ДЭС или организация союзов промышленников и предпринимателей. В последнем случае фирмы создают коллективное конкурентное преимущество, в котором выгода достигается только через мотив сотрудничества и решение социального заказа.
– в реальной экономике существует неограниченное количество возможных решений, выбор между которыми вынуждены осуществлять фирмы при принятии решений, что означает рост трансакционных издержек.
Эволюционная экономика развивается в тесной смычке с исследованием экономической динамики. Изучение экономической динамики также предполагает понятие развития и стадийность развития от зарождения до смерти, реализуемое через цикл. В рамках теории экономической динамики исследуется взаимосвязь между циклами разной продолжительности, определяющая направление экономической эволюции. Таким образом, изучения экономической динамики без обращения к принципам эволюционной экономики, не существует.
4. Экономика как сложная открытая система в эволюционной теории
В современной экономической науке есть противоречие между подходами, основанными на принципиально равновесном или принципиально неравновесном подходе к объяснению экономической динамики. Теория сложных систем и эволюционная теория, являясь неравновесными направлениями, показывают недостатки равновесного подхода. Например, если состояния порядка, равновесия, однородности начинают присутствовать в экономической системе как реальные, то с точки зрения теории сложных систем, именно они ведут к стагнации институциональных изменений, к интенсивному тиражированию одной и той же технологии, к торможению экономического роста. Теория эволюционной экономики, не отрицая фактов периодического приближения социоэкономической системы к устойчивым, равновесным состояниям, акцентирует внимание на состоянии неустойчивости, разнообразия, неравновесия.
Самоорганизация системы порождает экономический цикл, как чередование фаз роста и спада
Во время повышательной фазы экономического цикла формируются условия упорядоченности, когда система растет и развивается, нарастает количество связей в системе, система становится все более структурно жесткой, в экономическом случае возникают и закрепляются новые институты. Силы организации превалируют над силами дезорганизапции, стремления к беспорядку и однородности.
В фазе спада экономического цикла система наталкивается на пределы развития, что ставит преграды силе развития системы. Новые связи не образуются, система переполнена элементами и связями между ними, она становится безразличной к восприятию нового, таким образом, разрушаются связи с внешними системами. В результате начинают рушиться упорядоченные связи уже внутри самой системы, она стремится к меньшей иерархичности, большей простоте и постепенно входит в состояние хаоса.
Однако, стадия хаоса (неупорядоченности, однородности) для открытой системы – это время выбора новой траектории. В экономике в ходе экономического цикла осуществляется смена периодов роста упорядоченности и стремления к хаосу, соответственно на фазах роста и спада экономического цикла. И в фазах наибольшей неупорядоченности, например, в состоянии депрессии длинных волн, которую мы переживаем сегодня, при переходе от пятой к шестой кондратьевской волне, огромное значение имеет информация, внешняя для экономической системы, восприятие которой фирмами дает шанс на формирование новой независимой траектории экономического развития. Поэтому для изучения экономической динамики столь важным оказывается обращение к проблеме эволюции фирм в ходе экономического цикла, которые воспринимают информацию извне и своим поведением формируют общеэкономические тренды.
5. Роль знаний и информации в ходе эволюции фирм
Динамика фирм в эволюционной теории описывается через понятия инноваций и рутин, определяющих конкурентную стратегию фирмы. В четвертой Кондратьевской волне и в фазе подъема пятой, вплоть до кризиса 2008 года, на первом месте в конкурентной стратегии фирм в их социально направленном поведении увеличивалась роль знания. Сформировалась экономическая ситуация, которая трактовалась как экономика знаний, в которой когнитивный капитал (человеческий капитал, память организаций, ресурс технико-информационного капитала) приобретает решающе значение. И сегодня, при переходе к шестой кондратьевской волне, роль информации, которая доступна фирмам при принятии ими своих стратегических решений, играет ключевую роль.
Информация, доступная фирмам, предстает в форме памяти организации, рутин и инноваций. Память организации – это накопленный набор уже готовых решений, которые принимались фирмой ранее, совокупность партнеров, с которыми уже налажены прочные коммерческие связи. Знание приобретается через повторение, поэтому столь важным в процессе формирования памяти организации является повторение уже совершенных ранее действий – рутин. Рутины представляют собой антипод инноваций, и это ключевой дуализм микроуровневой эволюции фирм. С одной стороны, знания закрепляются в фирме как повторяющиеся действия (рутины), с другой стороны, знания в фирме как сложной открытой системе приходят извне, формируя ее инновационное поведение, ведущее к росту фирмы и формирующее траекторию ее эволюции и победы в конкурентной борьбе. Рутины, в свою очередь, в фирме как сложной открытой системе ведут к формированию порядка, усложнения и иерархизации организации, выполняют роль каркаса всего строения фирмы.
Во второй половине четвертой и в повышательной фазе пятой кондратьевской волны на макроуровне сформировалась информационная экономика. Ее формирование как особого типа экономической системы было связано с трансформацией информационных сигналов, которые фирмы получают на рынках из текущего состояния цен.
До 1960-х годов информация была более полно представления в экономической системе в форме информационной функции цены. Рост цен свидетельствовал о необходимости развивать дело, расширять рынки сбыта, предлагать новые продукты. В этот период внедрялись технологические базисные и улучшающие продуктные инновации. Падение цен, напротив, свидетельствовало о необходимости сворачивания бизнеса, о принятии затратосберегающих и энергосберегающих инноваций, инноваций улучшающих организацию труда – процессных инноваций. Таким образом, развитие фирм осуществлялось циклически [9].
После 1960-го года, когда сформировалась ситуация перманентной инфляции, ценовая информация вводит бизнес в заблуждение, формируется условие информационного пата как неспособности ценового механизма экономики донести до экономических агентов точную информацию.
Реакцией на это состояние информационной системы экономики стало развитие информационного бизнеса и совершенствование информационных систем внутри фирмы. Развились виды бизнеса, специально направленные на снабжение фирмы информацией о правильности принимаемых решений.
Например, немецкий ученый Г. Менш, основатель Менш Корпорейшн – консалтинговой фирмы, которая отслеживает по множеству параметров состояние экономического цикла (не только в ценах) – это и ВВП, и динамика фондового рынка, и динамика инноваций и патентной статистики – и по заказу фирм разрабатывает для них стратегии по адаптации на рынке, о сроках внедрения и содержании инноваций.
Тем не менее, несмотря на деятельность множества консалтинговых агентств, которая стала актуальной в период информационного пата, сформировалась ситуация несовершенной адаптации: в ходе своей деятельности фирмы принимают решения на основе несовершенных сигналов, в результате они могут оказываться в ситуациях, далеких от оптимума. Как утверждает эволюционная экономика, вся современная экономика это поле действия несовершенных адаптационных механизмов. Не доверяя больше ценам, фирмы доверяют консалтинговым агентствам и создают в своей структуре отделы по отслеживанию экономиченской конъюнкутры. Но и те и другие могут ошибаться. К этому примешивается деятельность фондового рынка, который еще больше сдвигает оценки на основании политической информации. Таким образом, в реальной экономической жизни действия фирм приводят к возникновению стабильно неравновесной ситуации. В этих условиях знания, которыми обладают фирмы, превращаемые ими в рутины и инновации, являются главным источником формирования макротенденций роста и спада экономики.
6. Время для инновационных стратегий и экономический цикл
В условиях несовершенной адаптации фирмы для того, чтобы удержаться на плаву, сталкиваются с необходимостью постоянного инноваторства. Это определяется эволюционной теории фирмы как постоянная готовность к инновациям.
На известной логистической кривой (рис. 1) заметно, какие инновации должна совершать фирма, чтобы оставаться в состоянии высокой конкурентоспособности. Обращаем внимание, что псевдоинновации, если фирма будет внедрять их на верхнем плато, постепенно приведут к потере конкурентоспособности. Ведь в соответствии с моделью Менша [10] верхнее плато S-образной кривой совпадает с нижним плато новой S-образной кривой развития. И те, кто внедряет в этот период псевдоинновации в надежде сохранить рыночную нишу, совершают стратегическую ошибку. В условиях кризиса (верхнего плато) надо искать, какие отрасли находятся на нижнем плато следующей логисты, этим и занимается значительная часть инновационных консалтинговых компаний, выполняющих заказы фирм.
Инновационное поведение в экономике следует модели тройной диффузии, предложенной М. Хироока (рис. 2) [11].
На начальном этапе в научно-исследовательской среде при взаимодействии научных институтов и венчурных фирм внедряется базисная инновация. Она дает начало технологической траектории, вдоль которой осуществляется доработка и усовершенствование продукта. S-образная форма этой кривой отражает процесс технологического насыщения, предела, после которого технологию уже невозможно принципиально улучшить, не внедряя новой базисной инновации. В этот период действует монополия на изобретение, защищенная патентным правом. Приблизительно в середине технологической траектории инновация выходит на массовый рынок, она все еще защищена монополией. В этот период начинается кумулятивный рост новых продуктов, наполняющих экономическую систему. Здесь действует принцип technology-push (подталкивания технологией), который способствует распространению новых технологий в рыночной среде. Примерно с середины траектории развития, когда обычно кончается защищенное патентом право на монопольную ренту, начинает действовать эффект завершения возможности создавать улучшающие инновации к базовой технологии, что способствует выходу технологии на верхнюю плато-фазу. Именно в этот период возникает массовый шторм имитаторства, метко названный Хироока «фургоном с оркестром». Инновация в этот период заполоняет рынок, предел которого и выход на верхнюю плато-фазу ограничивается только его емкостью. После этого начинается новый виток технологического творчества, инициируемого исследовательскими организациями. Безусловно, творчество в исследовательских организациях не прекращается на всем протяжении диффузии инновации, однако, до тех пор, пока рынок не насыщен предыдущей инновацией, действует эффект развития в условиях неадекватного окружения, и базисная инновация не внедряется. Ее внедрение обеспечивается макроэкономическими условиями депрессии очередного кондратьевского цикла (концепция депрессии как триггера для кластера базисных инноваций Менша) [8]
Как отмечают А.А. Акаев и М. Хироока, в рамках модели тройной диффузии Хироока существует время (15 лет после начала траектории развития), когда открывается окно возможностей для выхода новых экономических агентов, в том числе новых стран, на траекторию устойчивого инновационного роста. Окно возможностей – это время в течение фазы депрессии и раннего оживления экономического цикла, в течение которого можно внедрять инновационные стратегии. Близким к этому понятию является сформулированная нами концепция динамической конъюнкутрной ниши – сочетания фаз экономических циклов разной продолжительности и в разных странах, дающее возможность для опережающего развития [12].
Таким образом, инновационное развитие, являющееся основой эволюционного развития экономики, реализуется только через цикл. В ходе экономического цикла происходит процесс селекции и дифференцированного роста фирм. В фазе депрессии складывается оптимальное время для внедрения инноваций продуктового типа, в том числе базисных. Это также время исчезновения компаний и появления новых фирм. Для компании, находящейся на повышательной фазе ее жизненного цикла в период депрессии приходит время отдавать приоритет инновациям взамен рутин, на верхней плато-фазе жизненного цикла компании рутины могут задавить потенциал компании к росту и запустить процесс сворачивания фирмы в виде селекции.
Для фирм, находящихся на нижней плато-фазе ее индивидуального развития приоритет должен отдаваться безусловным технологическим продуктовым инновациям.
В период оживления и роста экономического цикла следует наращивать рутины на основе внедренной ранее инновации. Это приведет к структурному росту и усложнению фирмы как сложной открытой системы, будет способствовать снижению трансакционных издержек и росту устойчивости корпорации.
В период спада (обычно очень короткий период перед депрессией) следует пересматривать рутины и готовиться к очередному инновационному шторму. Рутины в этот период могут затормозить развитие корпорации, но полностью отметать их нельзя (например, устойчивые связи с поставщиками и партнерами), поскольку они отвечают за сохранность самой корпорации внутри бизнеса. Кроме того, грамотной стратегией будет наращивание контактов с надежными партнерами и стимулирование их к осуществлению совместного инновационного поведения. Кооперация с партнерами также является источником внешней информации для фирмы как сложной открытой системы. В период рецессии наиболее выигрышная стратегия – внедрение процессных улучшающих инноваций и совершенствование бизнес-моделей. Технологическое обновление следует отложить на более поздний период перехода от депрессии к оживлению.
В результате в период рецессии совершенствуются организационные формы бизнеса – как преднамеренно, путем контактов с партнерами и внедрения организационных инноваций или бизнес-моделей, так и непреднамеренно, в ходе спонтанного процесса слияний и поглощений.
В результате можно сделать вывод, что в ходе экономического развития, в том числе под влиянием экономического цикла, происходит обучение организации – путем формирования рутин, либо в ходе реализации инновационного поведения. В результате формируется адаптивная фирма, со значительной памятью организации, возникающей в ходе реализации рутин и инноваций. Такая фирма реагирует не просто на спрос-предложение, но отрабатывает сценарии инновационного развития путем прямых контактов с консалтинговыми организациями, венчурными инвесторами и университетами (НИИ), поставляющими ей информацию о наиболее перспективных инновациях. Такая фирма также подстраивает свое организационное поведение под требования времени (шкалу экономического цикла), формируя рутины, необходимые для выживания.
7. Заключение
Развитие эволюционной теории в России имеет глубокие исторические корни. Еще Богданов и Кондратьев показали, насколько важными являются процессы самоорганизации экономической материи, выросшие затем в синергетические исследования и в теорию эволюционной экономики. Для теории эволюционной экономики важнейшим вопросом является поведение фирм, принятие решений, которые способствуют либо спаду в макроэкономическом смысле, либо выходу на новую траекторию роста. Очень важно при таких условиях использовать аппарат логистической кривой развития для выявления стадии жизненного цикла, на которой находится фирма и стадии жизненного цикла отрасли, в которой она работает. Понимание временных характеристик для внедрения инноваций разных типов важно с позиций как выживания фирмы в конкурентной среде, так и для формирования национальных инновационных систем в отдельной стране. Сегодня, когда мировая экономика находится в стадии депрессии между пятым и шестым кондратьевским циклом, наступает время для внедрения базисных инноваций.
Рис. 1. Диффузия инноваций вдоль s-образной кривой и смена типов инноваций
Рис. 2. Диффузия инноваций как процесс смены траекторий технологического развития
Источник: [11]


Исследование выполнено при поддержке гранта РГНФ 14-02 00330 «Кризисы и прогнозы в свете теории длинных волн»

Литература
1. Богданов А.А.. Тектология. Всеобщая организационная наука. – М., «Экономика» 1989. Т.1. – 304 с.
2. Кондратьев Н.Д. Основные учения о законах развития общественной жизни. // Кондратьев Н.Д. Избр. соч. – М.: Экономика, 1993 – 543 с. – c. 84–116.
3. Шпенглер О. Закат Европы. – М.: «Мысль», 1993. Т.1. Гештальт и действительность – 663 с.
4. Кондратьев Н.Д.. Основные проблемы экономической статики и динамики. – М.: Наука, 1991. – 567 с.
5. Маевский В.И. Эволюционная экономика: состояние и перспективы // Вопросы экономики. – 2000. – № 4.
6. Некипелов А.Д., Татаркин А.И., Попов Е.В. Приоритеты развития современной экономической теории // Экономическая наука современной России. – 2006. – № 3. – c. 127–140.
7. Гринин Л., Марков А., Коротаев А. Макроэволюция в живой природе и обществе. М., Либроком, 2009 – 248 с.
8. Нельсон Р.Р., Уинтер И.С. Дж. Эволюционная теория экономических изменений / Пер. с англ. – М., Дело, 2002 – 536 с.
9. Румянцева С.Ю. Экономические ценности и глобальные риски в циклической экономике: актуальность российского ноосферизма // Проблемы современной экономики. – 2014. – № 2. – c. 64–72.
10. Mensch G. Stalemate in Technology – Innovations Overcame the Depression. – New York: Ballinger Publishing Company, 1979.
11. Акаев А.А., Хироока М. Об одной математической модели для долгосрочного прогнозирования динамики инновационно-экономического развития // Доклады Академии наук. – 2009. – Т. 425.
12. Румянцева С.Ю. Пропорции либерализма и дирижизма при стимулировании инновационного развития с учетом карты экономической конъюнктуры // Неодирижизм и модернизация российской экономики. Колл. моногр. / Под ред. Ю.М. Осипова, С.Ю. Синельникова, Е.С. Зотовой. – М.: РГ-Пресс, 2014 – 176 с.

Сноски 
1 По Богданову, развитие системы формирование ее равновесия [1, c. 197] происходит в ходе ее взаимодействия с внешней средой, которое осуществляется в соответствии с законом Ле Шателье: «если система подвергается воздействию, изменяющему какое либо из условий равновесия, то в ней возникают процессы, направленные так, чтобы противодействовать этому изменению» – [1, c. 248].
2 Кондратьев полагал, что «объяснить социально-экономическое явление – это значит включить его в систему каузально-необходимых однозначных связей, которая и представляет собой познанную нами социально-экономическую действительность» – [4, c. 149]. В этой связи он специально поднимал вопрос и различии между понятиями причинной и функциональной связи, предупреждая об опасности выхолащивания смысла науки при ориентации ее на познание преимущественно функциональных зависимостей [4, c. 161–162].

Вернуться к содержанию номера

Copyright © Проблемы современной экономики 2002 - 2017
ISSN 1818-3395 - печатная версия, ISSN 1818-3409 - электронная (онлайновая) версия