Logo Международный форум «Евразийская экономическая перспектива»
На главную страницу
Новости
Информация о журнале
О главном редакторе
Подписка
Контакты
ЕВРАЗИЙСКИЙ МЕЖДУНАРОДНЫЙ НАУЧНО-АНАЛИТИЧЕСКИЙ ЖУРНАЛ English
Тематика журнала
Текущий номер
Анонс
Список номеров
Найти
Редакционный совет
Редакционная коллегия
Представи- тельства журнала
Правила направления, рецензирования и опубликования
Научные дискуссии
Семинары, конференции
 
 
 
Проблемы современной экономики, N 3 (11), 2004
ИЗ ИСТОРИИ СОЦИАЛЬНО-ЭКОНОМИЧЕСКОЙ МЫСЛИ И НАРОДНОГО ХОЗЯЙСТВА
Галанин С. Ф.
Старший преподаватель кафедры истории и связей с общественностью
Казанского государственного технического
университета (КАИ) им. А.Н.Туполева,
кандидат исторических наук


РОССИЙСКАЯ РЕКЛАМА ВО ВТОРОЙ ПОЛОВИНЕ XIX ВЕКА И ЕЕ ПРАВОВЫЕ ОСНОВЫ

Изучение истории рекламы предполагает изучение и эволюции данного понятия. С этой целью обратимся к словарям и энциклопедиям как общего, так и специального, в том числе коммерческого характера.
В "Словаре Академии Российской"(1789-1794гг.) и "Новом словотолкователе..." Н.В.Яновского (1806 г.) слова "реклама" еще нет, но глагол "рекламовать" (от польского "reklamowac" от немецкого "reklame" и французского "reclame") в значении "публично восхвалять" впервые попал в русский язык при Петре I.1 Но тогда реклама как явление находилась в зачаточном состоянии, и понятие не прижилось, как и многие другие петровские нововведения. Процесс вхождения понятия в русский язык из французского через немецкий относится к первой половине XIX века2 .
К 1850-м г. слово "реклама" входит в русский язык как заимствование. "Раз появился термин, - верно отметил исследователь В.Н. Тростников, - значит, ... явление стало важным для какой-то области человеческой деятельности"3 . Это подтверждает включение понятия в "Толковый словарь живого великорусского языка" В.И. Даля (1863-1866 гг.). Но в его толковании еще не акцентируется внимание на коммерческом характере рекламы. Основное ее назначение - ответное воздействие на людей. Реклама определяется как "статья в защиту свою, в опровержение чего"4 . Такое узкое определение объясняется, во-первых, недавним проникновением слова в русский язык, во-вторых, слабым развитием теории и практики рекламного дела в России. Таким образом, то, что вскоре стало включаться в понятие "реклама", пока еще с ним не связывается. Процесс вхождения слова в русский язык не вполне завершился.
Характерно, что уже определение В.Даля отождествляет "рекламу" с самим словом. Эта тенденция была закреплена в 1860-70-е гг. в энциклопедических словарях как Ф. Толля, так и И.Н. Березина: "Реклама (фр. Reclame) - газетная статья или объявление, обыкновенно что-нибудь рекомендующая или выхваляющая"5 . Словарь иностранных слов того времени рассматривает рекламу как разновидность журнального объявления6 , то есть под нею понимается только печатная реклама. Это связано с особенностями "газетного бума". Реклама на страницах новых изданий сразу же заняла значительное место, что и было отмечено современниками. В отношении же целевого назначения рекламы (влияния на людей с тем, чтобы побудить их к некоторым поступкам), то данное определение не выходит за рамки современных определений7 .
К концу Х1Х века в понятие "реклама", помимо газетной рекламы, стали включать афиши, каталоги и т.д. В "Энциклопедическом словаре" Брокгауза и Ефрона под рекламой уже понимается "объявление о продаваемых товарах или предлагаемых услугах с целью привлечь потребителей расхваливанием, часто преувеличенным, качеств товара"8 . Складывается понимание того, что реклама - информационный канал, связующий производителя и потребителя, формирующий новые потребности, определенная отрасль предпринимательства. Особый акцент делается на описании негативного влияния на общество мошеннической рекламы. Возможность противодействия ей видится в принятии закона, регулирующего рекламное дело. Но отнюдь не ставится под сомнение необходимость рекламы, говорится лишь о ее некотором ограничении (например, в сфере медицины).
В начале ХХ века под рекламой понимается определенная деятельность практически во всех сферах жизни: "Реклама - объявление с целью возбудить интерес к какому-либо предмету в области торговли, промышленности или искусства или к известному лицу... Рекламой пользуются также и политические деятели"9 . Рекламу отличают от простого объявления по признаку стремления произвести всеми средствами впечатление на человека, привлечь внимание.
Страной, где реклама достигла наибольшего развития, в целом ряде энциклопедических изданий называется Америка. Методы, формы рекламного дела предстают как западное заимствование.
Конец Х1Х - начало ХХ вв. - время появления первых коммерческих словарей. Естественно присутствие в них термина "реклама". Она определяется как элемент и порождение конкурентной борьбы. Назначение рекламы - "обратить особое внимание публики на свои изделия, товары"10 , для чего используется огромное многообразие рекламных форм: от объявлений в прессе до организации выставок. Возникает понимание рекламы как "планомерного воздействия на психику человека"11 .
Рекламу нельзя рассматривать в отрыве от общероссийских процессов. До 60-х годов Х1Х века газетное дело не могло получить существенного развития вследствие ряда причин, прежде всего - из-за ограниченного числа читателей. Постепенно к концу XIX века появляется массовый читатель. Газета со своими объявлениями проникает всюду. Мало-помалу люди привыкают покупать и читать газету. "...Сильно распространилась грамотность на Руси, а вместе с нею - и охота к чтению!" - восклицают "Новости" в 1889 г.12 "...Теперь без "Листка" почти не обходится ни один грамотный обыватель, который или выписывает газетку, или же идет читать ее в трактир...", - вторит ему журналист на рубеже веков13 . На таких рядовых городских читателей начинают ориентироваться газеты и реклама в них. Газетная реклама становится выгодна для предпринимателей.
У газетной рекламы в России были предшественники - вывески и уличные "крики", рукописные и печатные листовки-объявления. По мере же становления газетного дела и роста грамотности, элементы вывески как бы отрываются от лавки и в уменьшенном виде вместе с текстом уличного объявления попадают на страницы печати. Газетная реклама начинает играть важную социальную роль посредника в отношениях между производителем или торговцем и потребителем. Она "идет впереди товара и решительно прокладывает ему дорогу", становится "посредником между предложением и спросом"14 .
В литературе неоднократно отмечалось, что до эпохи Великих реформ газеты влачили в России, "сравнительно с журналами [их издание стоило дешевле - С.Г.], довольно жалкое существование"15 . Провинциальная печать была представлена чаще всего лишь "Губернскими ведомостями". Казенной прессе принадлежало исключительное право публикации частных объявлений, которое рассматривалось как льгота. Так, уже в начале XIX в. "Санкт-Петербургские ведомости" имели более чем стостраничные приложения, заполненные объявлениями. Создание сети "Губернских ведомостей" позволило сократить их до 10-15 страниц.
В этих условиях издатели частных газет шли на ухищрения. Владелец "Северной почты" обходил запрет прямого рекламирования с помощью скрытой рекламы, публикуя статьи и заметки, как бы невзначай расхваливающие какой-либо товар16 .
Только в 1862 г. разрешение публиковать частные объявления было распространено на все газеты17 . Это дало в условиях пореформенного оживления экономической жизни важный источник доходов редакциям, способствовало возникновению частных газет в российских регионах, в том числе и в Поволжье. Во второй половине XIX в. газеты с их оперативностью, массовостью, опережают по тиражам журналы18 . Так, в 1873 г. издатель "Листка объявлений" в Одессе, получив разрешение на газету, "имел в кармане только 45 коп." Он отправился по торговым фирмам за объявлениями и "в три-четыре дня собрал таковых рублей на 1500, с которыми и начал дело..." Вскоре "Листок объявлений" превратился в "Одесский листок" - одну из крупнейших газет провинциальной России19 . Для многих городов издания типа "Листка объявлений" стали первыми частными газетами.
"Временные правила о печати", утвержденные 6 апреля 1865 г., стали законом о печати, действовавшим с поправками до ноября 1905 г.1 Но они освободили от предварительной цензуры только столичную периодическую печать. В провинции цензура сохранялась20 . Даже перепечатки из столичных бесцензурных газет подвергались цензуре "самым тщательным образом наряду с прочими газетными статьями"21 . "Казанский биржевой листок" в 1885 г. писал по этому поводу в свойственной тому времени манере иносказания: "Газетное дело в России похоже на утлый челн, плавающий в безбрежном океане без кормила и весла...Нарождающиеся и исчезающие внезапно издания наглядно это доказывают"22 . Большинство газет было крайне недолговечно. Помимо цензуры их развитию мешали трудности издания, решить которые можно было хотя бы отчасти с помощью рекламы.
Пресса могла быть подвергнута не только судебному, но и административному преследованию. В качестве меры административного воздействия, наряду с запретом розничной продажи и временной приостановкой издания, применялось запрещение публикации частных объявлений23 . Оно стало применяться только с конца 1870-х гг., когда "объявления сделались ... необходимой составной частью периодического (в особенности ежедневного) издания"24 . Для большой ежедневной газеты запрет публикации рекламы вел к тяжелым финансовым потерям, вплоть до прекращения издания. В 1879-1899 гг. запрет на объявления налагался 23 раза. По большей части эта кара оказывалась бессрочной, хотя закон определял срок ее наложения от 2 до 8 месяцев.25
Секретарь редакции "Нового времени" вспоминал: "Правительство иезуитски мудро изобрело меры воздействия на непокорную печать... Запрещение объявлений, кроме лишения определенного и крупного дохода, переводило объявления в другой орган. Ясно, что с такими наказаниями шутить не приходилось"26 .
Правовой статус газетной рекламы на протяжении второй половины XIX в. претерпел существенные изменения. Связаны они были как с эволюцией прессы в России, так и с возрастанием роли рекламы в предпринимательстве. Единого закона о рекламе в дореволюционной России не было. Впрочем, к началу XX в. его не создали нигде в мире. Лишь в Англии и Германии имелись некоторые подходы к нему. В Германии в 1889 г. приняли закон против мошеннической рекламы. Согласно ему к уголовной ответственности привлекались лица, выпустившие афиши и объявления, где неверно указывались качество товара, способ его изготовления, ценность, долголетие фирмы и ее награды27 . Под влиянием этого закона и в России был принят ряд мер, регулировавших рекламу.
Правовой статус газетной рекламы определялся главным образом "Временными правилами о печати" 6 апреля 1865 г.28 , а также рядом циркуляров министра внутренних дел и Главного управления по делам печати. Они вошли в различные редакции "Устава о печати и цензуре". Такая ведомственная нормативная документация (циркуляры, инструкции и т.п.) иногда фактически изменяла действующие законодательные нормы. Новые нормы и правила соседствовали с прежними, наслаивались на них29 .
Согласно Уставу о печати и цензуре "всякого рода афиши и мелкие объявления" подлежали предварительному просмотру местного полицейского начальства под главным надзором МВД"(ст.55). В отношении цензуры оно обязано было руководствоваться "общими правилами о цензуре30 . Это положение было заимствовано из цензурных уставов 1826 и 1828 гг. и отменено только в 1906 г.31
Лишь некоторые категории частных объявлений не подлежали цензуре, главным образом объявления, касающиеся "общежитийских и домашних потребностей". Под ними понимались "этикеты, прейс-куранты, объявления о продаже вещей, о перемене квартиры и т.п."32 В этой связи вполне логично выглядело и отнесение любой торговли под определение "продажа вещей". Поэтому в 1885 г. последовало разъяснение Главного управления по делам печати. В нем говорилось, что под выражением "продажа вещей" следует понимать буквально продажу вещей частными лицами, а не расширять это понятие до продажи товаров: "Всякие торговые объявления, предостережения, письма с прейс-курантами и циркуляры публике подлежат цензуре полицейской власти", так же как и отчеты железнодорожных обществ, товариществ на паях и на вере, акционерных компаний33 . От полицейской цензуры освобождались только те прейскуранты, которые не содержали "ничего, кроме наименования товаров, цен на них, фамилии продавца и места продажи"34 .
В российском законодательстве не было точного определения рекламы. В судебной же практике (как можно судить по сенатскому решению по одному из дел) под ней понималось объявление с рекомендацией, восхвалением товара, услуги, предназначенное для отдельного от предмета рекламы распространения35 .
По "Уставу о наказаниях, налагаемых мировыми судьями" в случае "объявления чего-либо во всеобщее известие без надлежащего разрешения, когда таковое требуется законом", виновный подвергался аресту на срок до 1 месяца или денежному взысканию до 100 руб.36 Подобные дела находились в ведении мировых судей37 . Согласно решениям Уголовного кассационного департамента Сената 1871 и 1872 гг. печатание объявления без разрешения полиции подпадало под действие этого положения38 . Так, в январе 1886 г. издатель "Казанского биржевого листка" С.А. Гисси за подобный проступок был приговорен к штрафу в 20 руб.39 Казанский владелец кухмистерской Костин, обвиненный в распространении объявлений без подписи полицмейстера, вынужден был заплатить 10 руб., причем власти посчитали наказание слишком незначительным40 . Правда, такие дела возбуждались полицией редко, и большинство нарушителей оставались без наказания.
Есть основания полагать, что большинство газетных объявлений не поступало на особое утверждение полиции, как и многие другие рекламные материалы (каталоги, программы и т.п.)41 . Публикаторы зачастую заявляли, что разрешение получено, хотя на самом деле его не было. По причине обилия более важных дел у полицмейстера это часто сходило с рук. Однако изучение материалов цензорских гранок показывает, что красные чернила цензора порой касались и рекламы, поэтому не всегда все проходило гладко. В 1891 г. управляющий типографией Ильяшенко М.К. Кошкин был, например, оштрафован на 15 руб. Он не смог представить подлинное разрешение при осмотре типографии чиновником особых поручений при губернаторе43 .
Тем не менее распространенным было мнение, что полицейской цензуре должны подвергаться лишь отдельные объявления, а те, которые размещены в газете должны рассматриваться общей цензурой, наравне с прочими материалами.44 Обратив внимание на неверное толкование ст.55 Устава о цензуре, Главное управление по делам печати выпускает 15 марта 1873г. циркуляр (N 1726): "чтобы никакие объявления не печатались без разрешения местной полиции, за исключением объявлений библиографических, которые ... подлежат общей цензуре". Важность данного постановления для издательского дела подчеркивается его публикацией во многих газетах России, в том числе в "Камско-Волжской газете"45 .
Аналогичное положение зафиксировано и в циркуляре от 7 февраля 1874 г. (N 762): "... На полицейские начальства возлагается рассмотрение всякого рода афиш и мелких объявлений, печатаемых как на отдельных листах, так и в повременных изданиях (ст.55 уст. ценз.)"46 . Но нарушения продолжались. Об этом свидетельствуют повторные циркуляры Главного управления по делам печати губернаторам47 .
Некоторые виды газетной рекламы подлежали не полицейской, а специальной ведомственной цензуре. Объявления о продаже билетов иностранных лотерей не могли быть напечатаны без разрешения Министерства финансов, "без всякого участия полицейских начальств в таковом разрешении". В противном случае издатели подвергались взысканию: в первый раз на сумму до 50 руб., во второй - до 100 руб., а в третий - до 200 руб. с лишением права печатать частные объявления"48 . В 1895 г. к цензуре Министерства финансов была отнесена "всякого рода реклама банкирских домов и контор о производстве операций по продаже в рассрочку билетов внутренних с выигрышами займов"49. Тем самым государство в рамках политики финансовых реформ С.Ю.Витте стремилось усилить контроль за рынком государственных ценных бумаг.
Объявления о медицинских средствах не могли появиться в свет без разрешения медицинских факультетов (в университетских городах), или врачебных управ (в тех губерниях, где не было специальных учебных заведений), или непосредственно медицинского департамента МВД50 . Еще в 1842 г. министр внутренних дел определил, что все объявления, "имеющие отношение к народному здравию", не должны печататься "без разрешения медицинского начальства". Предписывалось наблюдать, чтобы в них не было "ничего такого, что могло бы оскорбить чувство благопристойности и приличия". Коммерсанты, предлагавшие сомнительные лекарства, пытались обойти медицинскую цензуру и давали свою рекламу наравне с прочей на утверждение полиции. Это потребовало в 1898 г. разъяснения, например, казанского губернатора полицмейстеру и уездным исправникам: "Все объявления, относящиеся до врачебной части, не подлежат полицейской цензуре"51 .
Согласно распоряжению Главного управления по делам печати от 24 июня 1868г. (N 1531) в объявлениях о лекарствах должны были содержаться только название и место продажи, без восхвалений, поскольку "чаще всего" они "носят шарлатанский характер". Была запрещена реклама средств, "не бывших на рассмотрении медицинского совета МВД и не разрешенных к привозу из-за границы"52 .
Но и эти установления, направленные на охрану здоровья людей, далеко не всегда соблюдались. Два циркуляра Главного управления по делам печати 1884 г. по данному вопросу подвигли казанского отдельного цензора в январе 1885 г. к возбуждению судебного преследования против редакторов "Казанского биржевого листка" и "Волжского вестника" "за противозаконное печатание объявлений врачей и дантистов". Нарушения были усмотрены в 25 из 153 номеров "Листка" за 1884 г. и почти во всех успевших выйти в 1885 г. номерах "Вестника". У мирового судьи обвиняемые в свое оправдание заявили, что "объявления о медицинских средствах печатались на общих основаниях, с разрешения полицмейстера ... и что они не знали о существовании правила, по которому для напечатания объявлений о медицинских средствах требуется разрешение местного врачебного отделения". Судья их оправдал53. Губернатор приказал перенести дело на съезд мировых судей, но убедившись в сложности решения, отложил обращение. Налицо правовая неурегулированность вопроса о медицинской рекламе. В ряде случаев закон нарушали даже полицмейстеры, ставя под ней свою визу54 .
Неоднократно Главное управление по делам печати напоминало губернаторам, "чтобы всякого рода врачебные объявления, публикации врачей, дантистов, а также объявления о продаже косметических и других неврачебных средств" появлялись в прессе лишь после утверждения специалистами в лице местных врачебных управлений. После очередного напоминания в 1886 г. владельцы казанских типографий в обязательном порядке письменно подтвердили, что все "врачебные объявления" будут печатать "не иначе как по рассмотрении и утверждении таких объявлений Казанским Врачебным Управлением"55 .
Врачи могли указывать в своих объявлениях "лишь ученые степени, фамилии, специальность, место жительства и час приема" без "всякого восхваления способов лечения". Объявления врачей, в которых не назывались имя и ученое звание, а сообщалось только о месте и времени приема, были запрещены56.
С целью усиления борьбы с недобросовестной медицинской рекламой и увеличения доходов казны 18 июня 1890 г. выходит новое постановление. Теперь объявления о лекарствах, получив одобрение Медицинского совета, должны были помещаться в "Правительственном вестнике", и только затем в других изданиях без изменения формы и содержания. При каждой публикации в качестве сертификата соответствия указывался номер "Правительственного вестника", в котором напечатано данное объявление. Повторные публикации уже не требовали особого разрешения. Объявления о лечении больных могли быть напечатаны и без предварительного помещения в "Правительственном вестнике", но с "разрешения врачебного управления"57 . За соблюдением порядка следила цензура. В 1893 г. издателя "Волжского вестника" Н.В. Рейнгардта за изменение содержания рекламы одного лекарства (в N 147), по сравнению с "Правительственным вестником", предупредили, что в случае повторного нарушения газете будет запрещена публикация частных объявлений58 .
Подлежали специальной цензуре театральные объявления. Они не могли быть опубликованы без предварительного одобрения пьес состоящими при Главном управлении по делам печати особыми цензорами59 .
Реклама, связанная с постановкой и развитием образования, также была постоянной заботой цензуры. Согласно распоряжению Министерства внутренних дел от 5 сентября 1887 г. "объявления, относящиеся до частных учебных заведений и вообще до учебного дела не должны допускаться к печати без ... одобрения учебным начальством"60 .
Цензура затрагивала даже графику рекламы. Распоряжением духовного ведомства от 15 мая 1840 г. запрещалось печатать объявления "с изображением Спасителя или других священных лиц и предметов". Циркуляр Главного управления по делам печати запрещал "печатание и употребление" рекламной продукции "с подобиями двуглавого орла"61 . Право на изображение государственного герба являлось наградой, своего рода знаком качества и его надо было заслужить62 .
При публикации объявления с изображением наград от заказчика требовалось предоставление документов, подтверждающих получение им награды именно за тот товар, который рекламировался63 . В рекламных материалах дозволялось изображение лишь тех иностранных наград, которые были получены на выставках, "в коих Россия принимала официальное участие или к участию в коих приглашала наших промышленников особыми объявлениями"64. Потребители ограждались еще от одного способа надувательства.
Кроме законодательных мер, в России существовали и своего рода нравственные ограничения в отношении рекламы. Неприличными считались широко распространенные на Западе брачные объявления в газетах. К концу XIX в., хотя и крайне редко, они начинают появляться в казанских газетах. "Нравственная распущенность дошла до того, что скоро, вероятно, иные редакторы откроют при своих редакциях филиальные отделения публичных домов... O tempora, o mores!!!" - восклицал сотрудник "Волжского вестника" по поводу нескольких "своднических" брачных объявлений в "Екатеринбургской неделе"65 . Помещенное в "Казанских вестях" в 1891 г. объявление "жениха 33-х лет" стало скандальным событием городской жизни66 .
Советы присяжных поверенных осуждали рекламирование адвокатских услуг. Их объявления содержат, как правило, только указания имени, звания и адреса.
Государство пыталось бороться с недобросовестной рекламой. Она как "ложные сведения" о торговом предложении подпадала под правовое определение обмана при торговле. Тот, "кто выманит у кого-либо деньги или вещи чрез сообщение ложных известий, или под видом выгодных предприятий, мнимых расходов по какому-либо делу... или иным мошенническим образом", помимо возмещения убытков, мог быть подвергнут тюремному заключению на срок от одного до трех месяцев, а при повторном деянии - до шести месяцев67 . Но сложность заключалась в том, что, как правило, покупатель получал за свои деньги какой-то товар, пусть и не соответствующий рекламе. Если торговец мог найти хорошего адвоката, а товар не нанес вреда здоровью потребителя, то обман в рекламе было трудно доказать. Таким образом, закон действовал только в случаях самого неприкрытого мошенничества (например, объявления о лотереях, способах быстрого обогащения, шарлатанских лекарствах и др.). Обман по поводу качества товара доказать было не просто. Поэтому распространенным среди предпринимателей было мнение: "Бумага терпит, писать все можно..."68
Увеличение доходности периодики за счет рекламы было замечено правительством. Министерство внутренних дел еще в 1865 г. планировало ввести 5-процентный налог с газетных объявлений. Затем подобные проекты предлагались еще несколько раз, но так и не были воплощены в жизнь. Газетные издатели и рекламодатели были против. Один из таких проектов, изложенный в записке министра внутренних дел А.Е. Тимашева (прежде он был министром почт и телеграфов), рассматривался на заседании Совета министров 25 октября 1868 г.69
Вероятно, достаточным для обложения рекламы считался гербовый сбор в 5 коп. со счетов редакций о приеме к публикации объявлений, если сумма такого счета превышала 5 руб.70
Однако, конторы газет и этот сбор не платили. Об этом говорят циркуляры Главного управления по делам печати71 . Хотя общее наблюдение за исполнением возлагалось на полицию, осуществление оплаты в каждом отдельном случае лежало на совести участников сделки, что давало возможность почти всегда обойти закон. На это и было обращено внимание. "При значительном числе издающихся в России газет и журналов ... неоплата гербовым сбором ... весьма значительно уменьшает доход казны", - утверждалось в циркуляре от 10 января 1886 г. Тогда штраф за несоблюдение данного порядка был повышен с 15 коп. до 1 руб. 50 коп. Все газетные издатели дали подписку с обязательством выполнять предписание72 . Но и это не помогло. Газетную рекламу государству не удалось обложить прямым налогом, так как не был отработан механизм его сбора.
Казанская городская дума также понимала, что реклама может давать городу прибыль. В 1878 г. появляется проект устройства в Казани около ста столбов для расклейки объявлений, что должно было давать ежегодно от 150 до 200 руб. арендной платы. Но и в 1888 г. "обычай наклеивать афиши и объявления на заборы и стены домов ... нарушал благоустроенный вид улиц". Тогда дума своим обязательным постановлением запретила эту практику, за исключением пригородных слобод, предписав помещать объявления только на специально устроенных витринах. Устройство и содержание витрин на 4 года с переходом затем в собственность города было сдано владельцу типографии А.А. Родионову. Он поставил 80 витрин. По условиям думы помещение одного объявления на 10 дней стоило 1 коп. В 1892 г. витрины были оставлены за Родионовым с платой в пользу города по 200 руб. в год73 . К концу XIX в. уличные объявления стали приносить некоторый доход в городскую казну.
К концу XIX в. при отсутствии единого законодательства сложилась "система обязательных публикаций, при которой все акционерно-паевые предприятия согласно своим уставам должны были оплачивать огромное количество публикаций" как в столичных, так и в губернских, главным образом казенных изданиях74 .
Для последних доходы от этих объявлений имели большое значение. Обязательные публикации содержали годовые отчеты, балансы, извещения о собраниях акционеров, месте выдачи и размере дивиденда и т.д. Для публикаторов же такие объявления часто были невыгодны, так как казенные издания имели ограниченную зону распространения по причинам невысоких тиражей и преобладания обязательной подписки. Поэтому некоторые акционерные общества шли на двойной расход: помещали объявления и в "обязательных" изданиях, и в распространенных газетах.
Газетная реклама в России второй половины XIX века была явлением во многом новым и бурно развивающимся. Поэтому ее правовой статус и даже само понятие не были четко определены.
Единого законодательства о рекламе в России не было. Предварительная цензура объявлений, если бы она действовала в полной мере, значительно затруднила бы распространение экономической информации в обществе. Поэтому, как показывает практика в большинстве случаев реклама не подвергалась другой цензуре, кроме как общей. Проанализировав содержание законодательных актов, можно сделать вывод, что предприниматели фактически были мало стеснены в средствах и способах рекламирования. Государство делало лишь попытки вмешательства в отдельные сферы газетной рекламы. Порой они принимали характер мелочной регламентации. Тем не менее, к концу XIX века государство пытается активно контролировать рекламу в медицинской, финансовой и некоторых других отраслях и ограничить возможности недобросовестной рекламы.


1 Фасмер М. Этимологический словарь русского языка. - В 4 тт. - Т.3. - М., 1987. - С.464-465.
2 Цыганенко Г.П. Этимологический словарь русского языка. - Киев, 1970. - С. 395.
3 Тростников В.Н. Человек и информация. - М., 1970. - С. 12.
4 Даль В.И. Толковый словарь живого великорусского языка. - Т. 4.- М., 1956.- С. 90.
5 Настольный словарь для справок по всем отраслям знаний/ Под ред. В.Р. Зотова.- СПб.: Изд. Ф. Толля, 1863-1864.- Т. 3.- Стб. 4225; Русский энциклопедический словарь.- Отд. 4.- Т. 1.- СПб.: Изд. И.Н. Березина., 1875. - С. 161.
6 Бурдон И.Ф., Михельсон А.Д. Словотолкователь 32000 слов, вошедших в состав русского языка, с означением их корней.- Изд. 5-е, испр. и доп. - СПб.,1877. - С.472.
7 Словарь современного русского литературного языка.-Т.12.-М.-Л.,1961.-Стб.1182.
8 Энциклопедический словарь / Ф.А.Брокгауз, И.А.Ефрон. - СПб., 1899. - Т. 26 а. - С. 527-528.
9 Большая энциклопедия. Словарь общедоступных сведений по всем отраслям знания. - СПб.,1904. - Т.16. - С. 250.
10 Бруннер В.А. Полный коммерческий словарь. - М.,1909. - С.228.
11 Уперов В.В. Реклама - ее сущность, историческое развитие, психологические основы // Гермес. Торговля и реклама: Сб. - СПб., 1994. - С. 366.
12 О чем газеты говорят // Казанский Биржевой Листок. 1889. 29 марта. N 70. С.3.
13 Васюков С.И. "Скорпионы". (Современные деятели московской прессы). - М.,1901. - С.10.
14 Цыперович Г. Реклама // Современный мир. 1911. N 1.- С. 187; Берман Г. Реклама. - М., 1924. - С. 42.
15 Арсеньев К.К. Законодательство о печати. - СПб., 1903. - С. 19.
16 Есин Б.И. История русской журналистики XIX века. - М., 1989. - С. 39.
17 ПСЗ РИ II. - Т. 37. - N 38270. 12 мая 1862 г.; Изложение постановлений о цензуре и печати. - СПб., 1865. - С. 38.
18 Симкин Я.Р. Изучение журнальной периодики как научная проблема // Вестник МГУ. Серия журналистика. 1974. N 6. - С. 24.
19 О чем газеты говорят // Казанский Биржевой Листок. 1889. 14 февраля. N 37. С.3.
20 Чернуха В.Г. Правительственная политика в отношении печати в 60-70-е гг. XIX в. - Л., 1989. - С. 67.
21 ПСЗ РИ II. - Т. 40. - N 41990. 6 апреля 1865 г.
22 Циркуляр Главного управления по делам печати. 1 июня 1899 г. N 4031. (НАРТ. Ф.1. Оп.3. Д. 12152. 1899. Л. 49.)
23 Мелочи // Казанский Биржевой Листок. 1885. 2 июня. N 64. С.3.
24 Изложение постановлений о цензуре и печати. - СПб., 1865. - С. 53.
25 Арсеньев К.К. Законодательство о печати. - СПб., 1903. - С. 98, 243.
26 Арсеньев К.К. Указ. соч. - С. 98, 116, 149, 176; Богучарский В. Из прошлого русского общества. - СПб.,1904. - С. 385-391; Лисовский Н.М. Материалы для характеристики положения русской прессы // Всемирный вестник. 1908. N 8. С. 40; Устав о цензуре и печати. - СПб,1900. - Ст. 155. - С. 70.
27 Снесарев Н.В. Мираж "Нового времени": Почти роман. - СПб, 1914. - С.17.
28 Корнилов Л.В., Фильчикова Н.Б. От глашатая до неона. - М., 1978. - С. 32-33.
29 ПСЗ РИ II. - Т. 40. - N 41990. 6 апреля 1865 г.
30 Рыбаков Ю.Я. Промышленное законодательство России XIX в. (к вопросу об эволюции законодательных источников) // Источниковедение отечественной истории. 1989. - М.,1989. - С. 135, 151.
31 Устав о цензуре и печати. - СПб.,1900. - Ст.41. Прил.1. - С. 21.
32 Сборник постановлений и распоряжений по цензуре с 1720 по 1862 г. - СПб.,1862. - С.157,213.
33 Там же. - Ст. 40. Прил.5. - С. 22.
34 Устав о цензуре и печати. - СПб., 1900. - Ст. 167.- Прил. 8. - С. 89-91.
35 Там же. Ст. 167. - Прил. 12. - С. 91.
36 Сборник узаконений и распоряжений правительства по делам печати. - С. 82.
37 Устав о наказаниях, налагаемых мировыми судьями. - СПб.,1866. - Ст. 34.- С. 12.
38 Устав уголовного судопроизводства. - СПб.,1885. - Ст. 1137. - С. 285.
39 Устав о цензуре и печати. - СПб., 1900. - С. 173.
40 НАРТ. Ф.1. Оп. 3. Д. 7065. 1886. Л. 1-5.
41 Местный отдел // Камско-Волжская Газета. 1872. 8 сентября. N 71. С. 294.
42 НАРТ. Ф. 505. Оп.1. Д. 49. 1902. Л.1-5.
43 НАРТ. Ф. 1. Оп. 3. Д. 8282. 1890. Л.1-3.
44 НАРТ. Ф. 1. Оп. 3. Д. 3326. 1873. Л. 9,10 об.
45 Сборник узаконений и распоряжений правительства по делам печати. - С. 93-94; Правительственные распоряжения // КВГ. 1873. 4 апреля. N 39. С. 153.
46 Сборник узаконений и распоряжений правительства по делам печати. - С.216-217.
47 См.: Циркуляр Главного управления по делам печати от 10 января 1884 г. N 191. (НАРТ. Ф.1. Оп. 3. Д. 6472. 1884. Л. 7-7об.) и др.
48 Устав о цензуре и печати. - СПб., 1900. - Ст. 39. - С. 17; Уложение о наказаниях уголовных и исправительных. - СПб., 1885. - Ст. 1030. - С.297; ПСЗ РИ II. - Т. 40. - N 41501. 27 ноября 1864 г. - Ст. 2,3.
49 НАРТ. Ф.1. Оп. 3. Д. 10059. 1895-1896. Л. 80.
50 Устав о цензуре и печати. - СПб., 1900. - Ст. 40. - С. 17-19.
51 Сборник постановлений и распоряжений по цензуре с 1720 по 1862 г. - СПб., 1862. - С. 231, 235; НАРТ. Ф.1. Оп. 3. Д. 11433. 1898. Л. 59.
52 Сборник узаконений и распоряжений правительства по делам печати. - С.225-226.
53 НАРТ. Ф. 1. Оп. 3. Д. 6789. 1885. Л. 1-7.
54 Там же. Д. 6780. 1885-1886. Л. 21-21об.; Д. 8683. 1891. Л .1-6.
55 Там же. Д.7063. 1886. Л.4,6.
56 Циркуляр Главного управления по делам печати от 10 января 1883 г. N 296. (НАРТ. Ф. 1. Оп. 3. Д. 5996. 1883. Л. 7-7об.); Сборник постановлений и распоряжений по делам печати с 5 апреля 1865 г. по 1 августа 1868 г. - СПб., 1868. - С. 162.
57 Устав о цензуре и печати. - СПб.,1900. - Ст.40. - Прил.5,16. - С.20.
58 НАРТ. Ф.1. Оп.3. Д.9347. 1893. Л.1-2.
59 ПСЗ РИ II. - Т.37. - N 38270. 12 мая 1862 г. - Ст.9. - Прил.2; Т.40. - N 41990. 6 апреля 1865 г. - Отд.V., П.1.
60 Устав о цензуре и печати. - СПб., 1900. - Ст. 41. Прил. 8. - С. 22.
61 Сборник узаконений и распоряжений правительства по делам печати. - С. 94, 96.
62 НАРТ. Ф. 1. Оп. 3. Д. 2340. 1870-1881. Л. 69.
63 Устав о цензуре и печати. - СПб.,1900. - Ст. 167. Прил.14. - С. 91.
64 Циркуляр Главного управления по делам печати от 8 апреля 1895 г. N 2194. (НАРТ. Ф. 1. Оп. 3. Д. 10059. 1895-1896. Л. 45.)
65 До чего дошла наша пресса // Волжский Вестник. 1884. 12 декабря. N 150. С. 3.
66 Ответ жениху 33-х лет // Казанские Вести. 1891. 28 января. N 44. С. 2; По поводу объявлений о "женихах"// Казанские Вести. 1891. 31 января. N 47. С. 2.
67 Устав о наказаниях, налагаемых мировыми судьями. - СПб, 1885. - Ст. 173-175. - С. 45-46.
68 О ставропольском кумысном заведении (Самарской губернии) // Волжско-Камское Слово. 1882. 15 апреля. N 79. С. 2.
69 Боханов А.Н. Буржуазная пресса России и крупный капитал. Конец XIX в.-1914 г. - С. 41; Чернуха В.Г. Правительственная политика в отношении печати в 60-70-е гг. XIX в. - Л., 1989. - С. 95.
70 Устав о гербовом сборе. - СПб., 1893. - Ст. 94. - Прим. 1.
71 Циркуляры Главного управления по делам печати от 7 января 1882 г. N 84 и от 10 января 1886 г. N 168. (НАРТ. Ф. 1. Оп. 3. Д. 5638. 1882. Л.1-2.; Д. 7063. 1886. Л. 1-1об.)
72 НАРТ. Ф. 1. Оп. 3. Д. 7063. 1886. Л. 2.
73Систематический сборник постановлений казанской городской думы за 22 года (с 1871 по 1892 год включительно). - Казань, 1898. - С. 477, 479-480, 992.
74 Боханов А.Н. Буржуазная пресса России и крупный капитал. К. XIX-1914 г. - С. 80-81.

Вернуться к содержанию номера

Copyright © Проблемы современной экономики 2002 - 2021
ISSN 1818-3395 - печатная версия, ISSN 1818-3409 - электронная (онлайновая) версия