Logo Международный форум «Евразийская экономическая перспектива»
На главную страницу
Новости
Информация о журнале
О главном редакторе
Подписка и реклама
Контакты
ЕВРАЗИЙСКИЙ МЕЖДУНАРОДНЫЙ НАУЧНО-АНАЛИТИЧЕСКИЙ ЖУРНАЛ English
Тематика журнала
Текущий номер
Анонс
Список номеров
Найти
Редакционный совет
Редакционная коллегия
Представи- тельства журнала
Правила направления, рецензирования и опубликования
Научные дискуссии
Семинары, конференции
 
 
Проблемы современной экономики, N 4 (48), 2013
ПРОБЛЕМЫ ТЕОРИИ И ПРАКТИКИ ПРЕДПРИНИМАТЕЛЬСТВА
Иванова Н. Г.
доцент кафедры политической экономии
Санкт-Петербургского государственного политехнического университета,
кандидат экономических наук


Инновационный бизнес в России: проблемы и перспективы
В статье структурированы виды инноваций, технологий. Виды инновационного бизнеса увязаны с этапами инновационного проекта. Выявлены проблемы инновационного бизнеса в современных условиях России и предложены конкретные пути их решения
Ключевые слова: инновации, технологии, инновационный бизнес, инновационный проект, инновационная деятельность
УДК 338.242.2   Стр: 188 - 192

Научная теория инновационного менеджмента, выделившая виды инноваций в рыночной экономике, особое значение небезосновательно придает институциональным инновациям. Именно они приводят к процессным и продуктовым инновациям, позволяющим компании обеспечить свои конкурентные преимущества на занимаемых сегментах рынка. Так гласит концепция «Бриллианта» («Diamond Concept») — концепция восстановления, поддержания и развития конкурентоспособности предприятия [1]. Безусловно, без серьезной реорганизации, реструктуризации, выражающихся в изменении организационной структуры компании (институциональных инноваций), сопровождающихся, например, технологическими усовершенствованиями производственного процесса (процессными инновациями), невозможно предложить потребителям новое оборудование или новую услугу (продуктовые инновации). Такая последовательность инноваций, реализованных в крупных компаниях, сформировалась в индустриальном обществе.
Дальнейшее развитие человеческого общества в направлении стандартизации, унификации, как результат решения проблемы качества в условиях массового производства и продаж сначала внутри отдельной страны, а далее в глобальном масштабе, способствовало смене подходов к инновационному менеджменту. В частности, на макроуровне управление инновациями позволяет выделить национальные (государственные) инновации, представляющие собой различные виды взаимодействия государства с субъектами хозяйственной деятельности, например, научно-технические, образовательные, правовые, социально-политические, социально-культурные, медицинские, др. Каждый из них также можно структурировать по трем вышеназванным видам организационных инноваций, изначально оформившихся на микроуровне:
1) продуктовые инновации (новые продукты, услуги);
2) процессные / технологические инновации, в т.ч.:
— производственные (промышленные / индустриальные технологии);
— управленческие (финансовые, логистические, маркетинговые, социальные/кадровые, информационные, другие функциональные технологии). Любую из указанных функциональных технологий можно классифицировать по различным признакам. При этом особую значимость в информационную эпоху приобретают социальные/кадровые технологии. К ним следует отнести: социально-психологические технологии, социально-политические, социально-культурные, социально-коммуникативные и пр. Здесь речь идет о разнообразии воздействий (приемов, способов, методов, закономерно в условиях глобализации отнесенных к термину «технология») на современного работника в компании, которые необходимо изучать руководителю и минимизировать их негативное влияние;
3) институциональные инновации (стратегические инновации, заключающиеся в проведении инвестиционных проектов по успешной реализации продуктовых и процессных инноваций, например, реструктуризация, реорганизация, реинжиниринг, изменение организационной структуры предприятия и т.д.).
Перечисленные виды организационных инноваций, как уже было сказано, традиционно реализуются на промышленных предприятиях в последовательности, обратной к рассмотренной.
В настоящее время особое внимание уделяется промышленным технологическим/процессным инновациям в силу их более низкой стоимости и оперативности внедрения в производство, приводящим к созданию нового продукта. С этапами жизненного цикла (ЖЦ) товара можно увязать следующие виды технологий, выделив среди них инновационную.
I этап. Разработка (товара). Сначала апробируемая уникальная технология приводит к созданию нововведения (опытного образца/единичных экземпляров новой продукции), которое подвергают серийным испытаниям, и только на второй стадии будет сформирована процессная инновация после выполненной корректировки конструкторских и технологических решений при изготовлении опытной партии образцов. Уникальность технологии подтверждается патентами на изобретения, ноу-хау.
II этап. Рост. На данном этапе оформляется прогрессивная технология, позволяющая фирме получать монопольную сверхвысокую прибыль и дальше развивать эту технологию в направлении изобретения новых разнообразных товаров, не только связанных с производимым продуктом единой товарной группой, но и для других отраслей (формируется ассортиментный и номенклатурный продуктовый ряд).
III этап. Зрелость. Традиционная технология обеспечивает стадию зрелости производимой продукции. Речь идет об «опробованной» технологии, приводящей к изготовлению товаров среднего уровня качества в больших объемах. Об огромных прибылях для компании говорить не приходится, однако, за счет эффекта масштаба (массовости продаж) фирма достигает значительной ее величины даже при наличии скидок, акций, дисконтных продаж, которые так психологически «завлекают» потребителей.
IV этап. Спад. Здесь морально устаревшая технология предоставляет потребителям проверенный, но уже устаревший товар (наиболее удачную востребованную надежную функциональную эргономичную модель), который пока еще пользуется спросом и поэтому не снятый с производства и который одновременно удовлетворяет двум критериям: удовлетворительным показателям качества, соответствующим техническим условиям предприятия (ТУ), и низкой цене.
Очевидно, инновационными являются прогрессивные технологии (именно они относятся к процессным инновациям), из которых сами предприятия извлекают наибольшую выгоду. Чтобы продлить ЖЦ и товара, и технологии, транснациональные компании (ТНК) выходят на развивающиеся рынки и предлагают устаревший в развитых странах продукт, порой, адаптируя его под специфику соответствующего национального рынка и позиционируя его как инновацию. Таким образом, в данном случае реализация организационных инноваций начинается не с институциональных инноваций, а с процессных, которые приводят к снижению затрат предприятия и получению стабильных доходов при проведении грамотной маркетинговой политики на нужном рынке. Здесь следует заметить, что компании распространяют отнюдь не прогрессивные / инновационные технологии, позволяющие максимизировать прибыль, а технологии III-го поколения (традиционные). В описанном примере с продуктом (явно не инновационным), тем не менее, к термину «инновации» можно отнести грамотно разработанную маркетинговую стратегию по глобальной экспансии рынков развивающихся стран.
Рассмотренными видами инноваций, в т.ч. технологий, современные компании занимаются в рамках реализуемой инновационной деятельности. Именно она в постиндустриальную эпоху обеспечивает им конкурентное преимущество: способность к инновациям (инновативность) позволяет фирмам выживать в условиях неопределенности окружения рыночной среды. Здесь подразумеваются любые виды инноваций, которые фирмы разрабатывают и реализуют: и новые продукты, и новое сырье, материалы, и новые технологии, и новые методы организации производства, и новое документационное обеспечение системы управления, и новый выделенный рыночный сегмент и т.д. В свою очередь, бизнес, производящий и использующий названные виды инноваций, относится к инновационному. В его рамках вместе действуют: новаторы, предлагающие оригинальные идеи, генерирующие новые знания; инноваторы, их доводящие до конечного результата (инновации) в рамках организованного бизнеса, и инвесторы, без финансовой поддержки которых невозможно функционирование и развитие инновационных компаний в силу значительных затрат на инновационную деятельность, сопряженную с серьезными рисками и неопределенностями.
Далее увяжем виды инновационного бизнеса, сложившиеся в мировой практике, с этапами бизнес-модели / инновационного проекта (табл. 1).

Таблица 1
Взаимозависимость вида инновационной компании и этапа бизнес-модели
№№ п/пПоказательЭтапы инновационной бизнес-модели
1) генерация идей2) выбор проекта3) разработка проекта4) коммерциализация проекта
1.Описание этапаВыбор идеи
(одной из трех типов:
— новый товар на традиционной технологии;
— зрелый товар на прогрессивной технологии;
— новый товар на прогрессивной технологии)
Составление бизнес-плана проекта, нацеленного на оптимизацию денежных потоковВыполнение проекта с максимальной скоростью (одного из трех групп:
— быстроокупаемые, малорисковые;
— создающие долгосрочные возможности развития;
— прорывные стратегические по созданию конкурентных преимуществ)
Производство организационной продуктовой инновации (на базе трех типов идей)
2.Направленность этапаВнешняя (передача на аутсорсинг)ВнутренняяВнешняя (передача на аутсорсинг)Внутренняя
3.Место реализации этапаМалые и средние инновационные венчурные фирмы (стартап-компании, бизнес-ангелы)Крупные корпорацииМалые и средние инновационные венчурные фирмы, созданные посредством спин-оффКрупные корпорации, рекламные кампании
4.Инновационная инфраструктураИнновационные центры
Бизнес-инкубаторыТехнопарки, технополисы, регионы науки и технологии


Согласно табл.1, на ранней стадии инновационного проекта действуют стартап-компании (от англ. start-up — запускать), объединяющие креативных, творческих, инициативных молодых людей — носителей оригинальных бизнес-идей (новаторов), и бизнес-ангелы, вкладывающие инвестиции в стартапы (инвесторы). Это оказывается возможным благодаря сформированной первичной инновационной структуре — бизнес-инкубаторам, где создаются условия для развития новых организаций путем предоставления помещений по льготным арендным ставкам, первоначального капитала, консультаций, административных, канцелярских услуг и пр.
Стадии выбора и коммерциализации инновационного проекта, безусловно, проходят в крупных компаниях, которые сначала осуществляют рациональный выбор проекта из ряда предлагаемых вариантов, учитывая факторы внешней среды предприятия и его внутренние возможности, а затем уже производят инновацию и доводят ее до массового потребителя. Именно в лабораториях крупных корпораций благодаря их обеспеченности финансами, другими видами ресурсов, подкрепленных синергетическим эффектом, осваивается основная часть научных исследований и разработок, приобретенных у малых и средних инновационных венчурных фирм.
Чтобы достигнуть поставленной цели, на третьей стадии разработка проекта осуществляется также малыми и средними инновационными венчурными фирмами, но выделенными из структуры крупной корпорации через спин-офф (с англ. spin-off — раскручиваться), что подразумевает передачу имущества или активов своим акционерам. Это означает, что учредителем венчурной фирмы становится сотрудник данной известной наукоемкой корпорации, который, используя преимущества малой организации (немногочисленность аппарата управления, снижение накладных расходов, гибкость / быстрое приспособление к запросам потребителей, др.), имеет возможность в достаточно короткие сроки разработать конструкторскую и технологическую документацию на новую продукцию. Далее квалифицированный персонал указанной малой инновационной венчурной фирмы может вернуться на свои прежние рабочие места в крупную компанию и на основе оформленной проектной документации заняться там созданием опытного образца. В противном случае эта малая фирма, доказавшая свою жизнеспособность и перспективность своих научно-исследовательских и опытно-конструкторских разработок (НИОКР), продолжает работу над новым инновационным проектом, заказанным той же крупной компанией или другой организацией, функционирующей в аналогичной сфере деятельности, сохранив форму венчурного предпринимательства.
В зависимости от уровня решаемых новых задач на 2–4 этапах инновационной бизнес-модели действуют инноваторы, где в рамках инновационной инфраструктуры могут создаваться технопарки, технополисы, регионы науки и технологии.
Тем самым в развитом мире, благодаря инновационной деятельности, успешно организованной в крупных международных компаниях (ТНК, ФПГ) еще в XIX веке и подкрепленной их беспредельными финансовыми возможностями при мощной поддержке влиятельных государств, что в итоге выразилось в их монопольном положении на мировых рынках, стало возможным запустить и обеспечить протекание в мировой экономике процесса транснационализации, сопряженного с диверсификацией. Таким образом были созданы мощная производственная база и в дальнейшем инновационная инфраструктура (бизнес-инкубаторы, инновационные центры, технопарки, технополисы, регионы науки и технологии), объединившие научные, государственные, общественные, учебные, инвестиционные институты, перечисленные виды инновационного бизнеса, другие учреждения и структуры, где и по сей день реализуются серьезные инновационные проекты в рамках государственных целевых научно-технических программ. Отсюда объективно предпосылки для более высокого экономического развития сложились в США, Японии и других развитых странах Европы и Азии, которые являются «законодателями мод» в ведущих отраслях производства и демонстрируют другим странам положительный опыт в инновационной сфере.
Что же касается России, то страна на протяжении ХХ века пережила ни одну войну и ни одну революцию (имело место не только физическое истребление населения, но и экономическое, политическое, психологическое давление), что значительно отбросило ее в экономическом развитии. В добавление, организованный развитыми странами мира в 1990-е гг. процесс «утечки мозгов», ухудшил ситуацию. В результате мощная еще не так давно держава превратилась в сырьевой придаток, «холодная» война была проиграна.
Закономерны поэтому для России следующие проблемные ситуации в инновационной сфере:
1) проблема недостоверности информации об инновациях на российских предприятиях. Например, на долю бизнеса, занимающегося НИОКР, приходится около 30%, государства — 65% (в США соответственно — 70% и 22%, во Франции — 50% и 40%, в Японии — 78% и 15%). Одновременно разработкой и внедрением инновационных технологий по данным на конец 2009 г. занимались всего 10% промышленных предприятий, и за посткризисные годы эта цифра фактически не изменилась. Выявленное несоответствие может означать только одно: не все инновационные проекты доходят до конечного результата — нового продукта, и не каждая инновация находит своего потребителя. Зачастую имеет место и незаинтересованность российского бизнеса в инновациях, нежелание заниматься рисковыми проектами в силу их неопределенности.
В то же время 80% известных крупных компаний не готовы или не хотят подробно предоставить результаты своей инновационной деятельности, хотя ради имиджа, статусных моментов позиционируют себя в качестве инновационных корпораций. Среди таких компаний можно назвать: ОАО «Газпром», ТНК-ВР, «Сургутнефтегаз», «Норильский никель», НЛМК, «Мегафон», «Аэрофлот — Российские авиалинии», «Трансаэро», АЛРОСА, «Интер РАО ЕЭС», АвтоВАЗ и ряд других [2]. Очевидно, что крупный бизнес в настоящее время не испытывает потребности в инновациях, а ориентирован только на самообогащение, эксплуатируя по максимуму давно устаревшую технику;
2) проблема бесперспективности производства инноваций на устаревшем оборудовании. Средний возраст оборудования превысил 20-30 лет, что вдвое больше, чем в развитых странах. Уровень развития базовых отраслей производства в России отстает на 15-20 лет (по некоторым оценкам экспертов бизнеса, отставание в 2 раза выше) [3]. Это также связано с клонированием инноваций (копированием перспективных бизнес-решений за рубежом / догоняющими инновациями). В частности, по показателю «способность предприятия к заимствованию и адаптации технологий», определяемому Всемирным экономическим форумом, Российская Федерация в 2009 г. находилась на одном уровне с Кипром и ОАЭ, занимая 41-е место (из 133 возможных) [4].
Кроме того в настоящее время средняя стоимость одной сделки по экспорту составляет 1,7 млн долл. и по импорту — 2,05 млн долл. США. Если говорить о технологиях, то стоимость сделки по импорту в 2 раза больше, чем по экспорту. Отсюда очевидны тенденции обесценивания российских инновационных технологий на мировом рынке и ориентация РФ на приобретение готового импортного оборудования взамен производства собственного, что подтверждается и 56-м местом в глобальном индексе инновационности в 2011 г., по результатам исследований бизнес-школы Insead. В добавление низкая конкурентоспособность промышленного оборудования отечественных предприятий объясняется следующим: несмотря на ежегодный рост совокупной учетной стоимости основных фондов до 7532,1 млрд руб., в 2010 г. наблюдалась высокая степень их износа на протяжении всего периода (в среднем до 46%) [5]. По некоторым другим источникам износ основных фондов превышает указанную величину примерно в 1,5 раза;
3) проблема неэффективного использования ресурсов при реализации инновационных проектов. На долю передовых российских компаний-инноваторов приходится только 16% (последнее место среди стран ОЭСР) в сравнении с 35% в Японии и Германии, 51-55% в Дании и Финляндии. Такой низкий уровень инновационной активности в России связан с низкой отдачей от реализации технологических инноваций на фоне серьезного роста затрат на них: за период 1995-2009 гг. рост объемов инновационной продукции на 34% был обеспечен троекратным увеличением затрат на технологические инновации. Поэтому доля средств отечественного инновационного бизнеса на исследования и разработки уменьшилась в 2005-2009 гг. с 30,0 до 26,6% при увеличении государственной поддержки с 61,9 до 66,5% [2].
Данные обстоятельства объясняют поведение венчурных инвесторов, которые в сложившихся агрессивных для малого и среднего бизнеса экономических условиях готовы в большей степени вкладываться в проверенные российские бизнес-проекты / стартапы (хотя несоизмеримо большие доходы приносят оригинальные проекты!), несмотря на наметившееся движение бизнес-ангелов. В России в 2009 г. была учреждена Национальная ассоциация бизнес-ангелов (НАБА) с целью защиты и продвижения интересов организаций индивидуальных венчурных инвесторов и венчурных фондов ранней стадии. Их результатом станет развитие рынка венчурных инвестиций ранней стадии, который пока еще неразвит. По оценкам ассоциации, сейчас ежегодный объем российского рынка индивидуальных венчурных инвестиций составляет порядка 15 млрд руб. [6]. По признанию многих бизнес-ангелов, Россия дает значительное число носителей уникальных бизнес-идей / стартаперов (новаторов), поскольку выживать приходится в нестабильной внешней среде, которая при решении собственных нестандартных проблем подвигает к творчеству, изобретательству, креативности, инициативности и другим качествам, необходимым для инновационной деятельности;
4) проблема недоверия между субъектами инновационной деятельности. Негативную роль для инновационного российского бизнеса также играет продолжающийся отток капитала на фоне роста числа миллионеров в долларовом исчислении. В 2008 г. он составил 129,9 млрд долл., в 2009 г. — 57 млрд долл., в 2010 г. — 33,6 млрд долл., в 2011 г. — 84,2 млрд долл., в 2012 г. — 56,8 млрд долл. Тем более, что отток капитала пришел на смену его притоку в предыдущие годы (в 2006 г. — 43 млрд долл., 2007 г. — 82 млрд долл.) [7, 8]. Усиление данного процесса в выявленном 2-х годичном цикле, начиная с 2009 г., свидетельствует о недоверии потенциальных венчурных инвесторов к государственным структурам, боязни потерять капиталы, как результат, — выбор лучшей возможности за границей их приумножить (оффшорные зоны, швейцарские банки, т.д.).
Одной такой оффшорной зоной, главным каналом реинвестирования российских капиталов, через который проходило 25% инвестиций российских компаний за рубеж и около 20% иностранных инвестиций в РФ, являлся Кипр. Произошедший там в начале 2013 г. кризис, по прогнозам, привел к потерям российских резидентов в несколько десятков миллиардов евро. Вывод для инвесторов из Кипрского кризиса может быть следующий: обладатели вкладов свыше 100 тысяч евро, возможно, будут и в дальнейшем терять часть своих средств в случае банкротства европейских банков или при реструктуризации банковских систем. Поэтому результат данного кризиса выразился в поиске инвесторами других, более комфортных и безопасных мест для сохранности своих сбережений. Такими местами, по мнению экспертов, могут быть Латвия, Люксембург, Швейцария, Гонконг, Британские Виргинские острова. К сожалению, Россия пока к ним относиться не может ни по уровню налогообложения, ни по уровню защиты прав собственности [9, 10]. Хотя существуют и обратные точки зрения, призывающие к созданию внутренних российских оффшорных зон, привлекательных для развития венчурного инновационного бизнеса.
Текущая неприглядная ситуация в российской инновационной сфере подкрепляется и сокращением доли бизнес-сектора в финансировании НИОКР, что в значительной степени обусловлено слабым развитием в России системы частно-государственного партнерства (ЧГП) при реализации бизнесом инновационных проектов (0,8% таких компаний получили бюджетное финансирование при 8,8% — в Германии, 12,7% — в Бельгии) [2]. Одновременно успешный зарубежный опыт реализации ЧГП изначально не предполагает издание специальных законов в данной сфере: необходимое регулирование обеспечивают местные органы власти. Это оказалось возможным благодаря четкой законодательной базе (прежде всего, административному кодексу), выстроенной в развитых странах, позволившей сформировать взаимоотношения между государством, бизнесом и банками на основе взаимного доверия. В качестве подтверждения можно привести следующие данные. Великобритания считается страной с наиболее развитым институтом именно государственно-частного партнерства (ГЧП): по итогам 2011 г., завершив 27 сделок, она лидировала по количеству проектов. В том же году во Франции общая стоимость договоров в области ГЧП составила более 11 млрд евро, на которые пришлось 62% европейского рынка [11]. В США с 1985 по 2011 г. было реализовано 377 проектов ГЧП, что составило 9% мирового рынка [12]. Лидерство по значительным инновационным проектам стоимостью более 500 млн евро среди стран Европы в 2012 г. также удерживали Великобритания, Франция, Нидерланды [13].
В России выстраивать подобные взаимоотношения между государством, бизнесом и банками значительно сложнее в силу национальной специфики, «развитого» института коррупции и незаинтересованности в детальной проработке проекта для инвестора. Отсюда — высокие финансовые риски и малая инвестиционная привлекательность имеющих место проектов частно-государственного партнерства, которые следовало бы переквалифицировать в проекты государственно-частного партнерства при очевидно преобладающей роли государства в формировании приоритетов развития науки и техники и финансировании инновационной сферы.
В то же время в качестве лидеров российского бизнеса, успешно реализующих инновационные проекты, выступают «Лукойл», «Русгидро», СУЭК, РЖД, АФК «Система», холдинг МРСК, ФСК ЕЭС, «Рособоронпром», «Силовые машины», «Гражданские самолеты Сухого», ГАЗ, концерн «Тракторные заводы», где создана мощная управленческая команда профессионалов и используются современные западные технологии. С точки зрения количества проектов наиболее активно инновации внедряются в машиностроении, информационно-коммуникационном секторе, металлургии, энергетике и химическом комплексе (в каждой из этих отраслей действуют как минимум по 4 инновационно-активные компании) [2];
5) общероссийская институциональная проблема как база развития современного инновационного бизнеса. Так, в 2011 г. РФ оценивалась 118-й по степени развития институтов, в част­ности, недостаточная защита прав собственности поставила Россию на 126-ю позицию в мире (из 138 анализируемых стран). Как результат, по индексу глобальной конкурентоспособности (инновационные факторы) Россия, занимавшая в 2010 г. 73-е место, в 2011 г. ухудшила свои позиции еще на 7 пунктов, спустившись на 80-ую строчку в рейтинге [4, 14].
Выявленные в инновационной сфере проблемы, очевидно, лежат в макроэкономической плоскости. Дело в том, что, уйдя из административно-командной плановой экономики, существовавшей в СССР, российская рыночная экономика уничтожила все положительное, что необходимо было сохранить для развития инновационной деятельности:
— значительную роль государства в экономике, определяемую историческими традициями развития России и спецификой национального менталитета. Именно государство должно формировать приоритетные направления научно-технического развития страны, реализуемые через разработку целевых государственных научно-технических и социальных программ, их субсидировать и осуществлять соответствующие контрольные функции за их исполнением;
— одну из самых лучших в мире систем образования, готовившую инженерно-технических работников (ИТР) высокой квалификации, в том числе обеспечивших процветание Советского Союза и так востребованных развитыми странами мира. Сейчас она уже практически уничтожена и заменена заведомо худшей Болонской имиджевой балльно-рейтинговой системой (БРС), нацелившей студентов на «зарабатывание» баллов и получение необъективных высоких оценок в ущерб знаниям и приводящей к деградации молодежи;
— созданные в СССР систему планирования и систему управления качеством продукции. Они явились базой стандартизации в РФ, постепенный отход от которых привел к появлению на рынке продукции низкого качества, если не сказать бракованной и опасной для здоровья людей. Отмена в 2011 г. обязательной сертификации является тому подтверждением;
— наконец, крупные ресурсные компании в государственной собственности или с контрольным пакетом акций «в руках» государства. В итоге разрушены отраслевые связи между промышленными предприятиями, после проведенной приватизации стратегические крупные компании оказались «в руках» непрофессионалов, занятых только максимизацией собственных доходов, и превратившихся с течением времени в олигархов. Это позволило иностранному капиталу благодаря процессу транснационализации определять, какую продукцию и на каком рынке выпускать, используя технологии, уже устаревшие после прохождения ими жизненного цикла в развитых странах (технологии III поколения — традиционные — явно не инновационные!).
Учитывая перечисленные обстоятельства, для развития инновационного бизнеса в России рекомендуется выполнить следующие шаги.
1. Государство должно разработать четкую стратегию инновационного развития страны на долгосрочную перспективу, подкрепленную соответствующей идеологией привлекательности инновационной деятельности (общество, не основанное на моральных ценностях, нравственности, патриотизме, обречено погибнуть).
2. Государству необходимо создать институциональную среду для процветания инновационного бизнеса в рамках инновационной инфраструктуры, которая постепенно уже начала формироваться в России (например, инновационный центр «Сколково»), как положительный опыт ее реализации в промышленно развитых странах мира, адаптированный к российской специфике.
3. Государству более активно следует использовать программно-целевой метод при реализации инноваций, выстраивая доверительные взаимоотношения с бизнесом через государственно-частное или некоммерческое партнерство (ГЧП), при разрешенной проблеме коррупции административными показательными методами.
Аналогично Великобритании, Франции и США, в России лучше разрабатывать механизм государственного управления и регулирования не частно-государственного партнерства (ЧГП), а ГЧП, который обеспечит реализацию инновационных проектов на базе разрабатываемых государством приоритетных направлений развития науки и техники и им финансируемых. Дело в том, что модель ЧГП, осуществляемая при частичной поддержке государства, несостоятельна в силу значительных затрат на инновационную деятельность, которую бизнес, порой, не в состоянии довести до конечного результата (инновации). Поэтому для достижения данной цели важно, чтобы в рамках модели ГЧП государственные органы в полной мере выполняли контрольные функции реализуемого инновационного проекта на основе утвержденного графика плановых проверок с применением в случае необходимости соответствующих административных санкций.
4. Государству нужно применять также косвенные методы регулирования инновационной деятельности, в частности законодательными нормами, налоговыми мерами, поддержкой венчурных инвесторов (бизнес-ангелов) и стартапов (в целом малого и среднего бизнеса) и др. с целью снижения финансовых рисков инновационных проектов благодаря сформированным при поддержке государства венчурным фондам.
5. Государство должно стимулировать создание корпораций, разрабатывающих и реализующих прорывные технологии и институциональные инновационные структуры, подкрепленные налаженной национальной системой подготовки требуемых квалифицированных кадров между вузами и бизнесом на базе советской системы высшего образования, адаптированной к рыночным реалиям России.
6. Наконец, названные стратегические макроэкономические меры невозможны без социальной ответственности государства, обеспеченной, прежде всего, стабильной непротиворечивой реально работающей законодательной базой (нормативной ответственностью), и бизнеса, патриотично заинтересованного в реализации социальных инновационных проектов на благо страны.
Реализовать данные шаги в современных российских условиях поможет только формирующийся механизм управления инновациями, учитывающий зарубежный опыт и национальную специфику страны, согласованный со всеми субъектами инновационной деятельности (новаторами, инноваторами, инвесторами) на принципах взаимного доверия, социальной направленности, научности, демократизации, приоритета общественных целей над личными и безопасности для общества.


Литература
1. Валдайцев С.В. Антикризисное управление на основе инноваций. — СПб.: Изд-во С.-Петерб. ун-та, 2001. — 232 с.
2. Инновационная активность крупного бизнеса. — URL: http://www.raexpert.ru/researches/expert-inno/part1/
3. Матвеев О. Региональная составляющая повышения конкурентоспособности российской экономики // Человек и труд. — 2010. — № 5. — С. 47.
4. The Global Competitiveness Report 2009—2010 // World Economic Forum / Professor Xavier Sala-i-Martin. — http://www3.weforum.org/docs/WEF_GlobalCompetitivenessReport_2009-10.pdf
5. Надобников Е.В. Использование инновационных технологий для повышения конкурентоспособности промышленного предприятия // Научно-технические ведомости СПбГПУ: Экономические науки. — 2012. — № 5 (156). — С. 113–114.
6. www.rusangels.ru/index-russian.html — официальный сайт Национальной ассоциации бизнес-ангелов.
7. ЦБ: В 2011 году отток капитала из РФ побил трехлетний рекорд. — URL: http://www.rbcdaily.ru/finance/562949982507163
8. ЦБ: Чистый отток капитала из РФ за весь 2012 год составил $56,8 млрд — URL: http://ria.ru/economy/20130111/917779805.html
9. Кипрский кризис: большие проблемы из-за маленькой страны. — URL: http://top.rbc.ru/economics/02/04/2013/852019.shtml
10. Вести.Ru: Кипрский налог. — URL: http://www.vesti.ru/theme.html?tid=102494 11. Review of the European PPP Market in 2011. — URL: www.eib.org/epec
12. 2011 Survey of Public-Private Partnerships Worldwide, 2011: Public Works Financing (PWF). — P. 1–24.
13. Review of the European PPP Market in 2012. — URL: http://www.eib.org/epec/resources/epec_market_update_2012_en.pdf
14. The Global Competitiveness Report 2010–2011 // World Economic Forum / Professor Xavier Sala-i-Martin. — http://www3.weforum.org/docs/WEF_GlobalCompetitivenessReport_2010-11.pdf

Вернуться к содержанию номера

Copyright © Проблемы современной экономики 2002 - 2018
ISSN 1818-3395 - печатная версия, ISSN 1818-3409 - электронная (онлайновая) версия