Logo Международный форум «Евразийская экономическая перспектива»
На главную страницу
Новости
Информация о журнале
О главном редакторе
Подписка
Контакты
ЕВРАЗИЙСКИЙ МЕЖДУНАРОДНЫЙ НАУЧНО-АНАЛИТИЧЕСКИЙ ЖУРНАЛ English
Тематика журнала
Текущий номер
Анонс
Список номеров
Найти
Редакционный совет
Редакционная коллегия
Представи- тельства журнала
Правила направления, рецензирования и опубликования
Научные дискуссии
Семинары, конференции
 
 
 
Проблемы современной экономики, N 3 (47), 2013
ВОПРОСЫ ЭКОНОМИЧЕСКОЙ ТЕОРИИ. МАКРОЭКОНОМИКА
Соболева И. В.
доцент кафедры менеджмента таможенного и страхового сервиса
Санкт-Петербргского государственного университета сервиса и экономики,
кандидат технических наук

Дроздов Г. Д.
заведующий кафедрой менеджмента таможенного и страхового сервиса
Санкт-Петербургского государственного университета сервиса и экономики,
доктор экономических наук, профессор


Проблема взаимодействия бизнеса и государственной власти в РФ
В статье дан анализ проблемы взаимодействия бизнеса и государственной власти в РФ. Исследуются различные аспекты национальной экономики, определяющие сложность управления ею. Обосновывается необходимость мониторинга и регулирования соотношения крупного и малого бизнеса. Предлагается алгоритм оценки степени укрупнения бизнеса применительно к индустрии туризма в РФ
Ключевые слова: взаимодействие бизнеса и государственной власти, укрупнение бизнеса, малый бизнес, положительный эффект синергии, инфраструктура бизнеса, индустрия туризма в РФ
УДК 332+338; ББК 65.2/4+65.05+65.04   Стр: 102 - 106

Ресурсы, доступные человечеству, ограничены (некоторые даже редки). Потребности человечества неограничены. Сформулируем следствие этих законов: дефицит как явление существовал, существует и будет существовать. Всегда. Весь вопрос в его объёме и форме — в различные исторические эпохи в дефиците различные ресурсы: золото, земля, труд, нефть, пряности и пр. Основная задача любой власти — распределение ресурсов таким образом, чтобы переместить дефицит в приемлемую (на данном этапе развития) форму и снизить его объём. Уменьшает дефицит эффективное управление, определяемое положительным эффектом синергии. Любое рассогласование процессов управления внутри управляемой системы и недостаточное их соответствие внешним условиям снижает его.
Для такой системы как национальная экономика не было, нет и не будет никогда простого постоянного правила управления. Управление такой системой всегда процесс целенаправленной интеграции ресурсов элементов системы и гармонизации их взаимодействия.
Поэтому для РФ (особенно в условиях мирового кризиса) важнейшее значение приобретает проблема взаимодействия бизнеса и государственной власти. Эта проблема всегда актуальна. Отсюда — постоянный интерес учёных ([1], [2], [3], [4], [5], [6], [7], [8])) к ней. Но проблема эта неисчерпаема — с течением времени возникают новые объекты и субъекты, механизмы, конфликты, тенденции и пр.
Многогранность и сложность проблемы определяется самим объектом управления — национальной экономикой. В этой сверхсложной системе не только множество разнообразных сложных элементов, но и множество связей между ними. А цели функционирования элементов обычно противоречивы. Рассмотрим некоторые противоречивые аспекты вышеназванной системы, определяющие сложность управления ею.
1. Укрупнение является естественным для бизнеса процессом. Он подобен реакции организма на действие инстинкта выживания (этот инстинкт и в экономике даёт импульс и направление развитию). В самом деле, эффект масштаба, доступный крупному бизнесу, обеспечивает высокие конкурентные преимущества. Малочисленный малый бизнес не в состоянии оказать ему значительную конкуренцию.
2. Укрупнение бизнеса удобно для государственной власти. Меньше объектов управления — проще управлять. Проще управлять и потому, что чем крупнее объект управления, тем больше у него «привязанности» к стране функционирования и зависимости от власти — слишком высок порог выхода из бизнеса. И здесь влияние инстинкта выживания.
3. Можно сформулировать закономерность: чем выше уровень монополизации бизнеса, тем меньше свободы в управлении государством. У крупного бизнеса достаточно возможностей для проникновения во власть. Входные барьеры во власть искусственно завышаются и становятся практически непреодолимыми для кандидатов во власть, не связанных с крупным бизнесом. А это уже противоречит аргументу 2. Дело в том, что «короля делает свита». Это справедливо и для государственной власти в условиях формальной или «фактической» монополии. «Фактическая» монополия — ситуация, когда доминирующая доля экономики принадлежит незначительной (по численности) группе крупных организаций. Возникает ситуация, когда государственной властью управляет крупный бизнес (или они сращиваются).
4. Современная тенденция на уровне национальной экономики — курс на перманентный процесс инноваций — является мощным средством достижения положительного эффекта синергии. Но этот эффект в системе национальной экономики снижается в результате конфликта между процессами укрупнения бизнеса и инновационного развития [11]. На рынке РФ давно оформились крупные сети. На некоторых отраслевых рынках они доминируют. А крупные компании стремятся к унификации и стандартизации процессов в своих сетях, предпочитают стратегии имитации и пассивные стратегии развития. В РФ искажаются (не в пользу потребителя) формы конкурентной борьбы. На таком рынке потребность в инновациях в области управления снижается. В ряде отраслей лидирующие позиции захватил иностранный капитал. А иностранные собственники не заинтересованы в развитии инновационной России.
5. Малый бизнес активен, мобилен, инициативен и готов на жертвы [12]. Например, в Санкт–Петербурге и Ленобласти в условиях кризиса производительность труда на малых предприятиях во всех отраслях выросла почти в 3 раза. А на государственных и муниципальных предприятиях этот показатель ниже в 10 и более раз. Средний доход на 1 клиента (см. табл. 1) зависит от размера компании. Причём, если выручка крупных компаний предсказуемо меньше выручки малых (следствие эффекта масштаба), то темпы роста средней выручки на 1 клиента (118% за 5 лет) у малых компаний значительно ниже таковой у крупных компаний (135% за 5 лет).

Таблица 1
Средняя выручка в индустрии туризма РФ на 1 клиента, $
Вид компанийСредняя выручка на 1 клиента, $
2005 г.2006 г.2007 г.2008 г.2009 г.
Малые компании693,08673,181095,861062,87819,58
Средние компании493,89564,40300,31496,72442,93
Крупные компании460,16532,32667,89656,40623,23

Но в мире, где действует инстинкт выживания, малый бизнес находится внизу «пищевой цепочки». Несмотря на ярко выраженную готовность бороться за выживание малый бизнес в РФ теряет за год 1/3 предприятий. В стандартных условиях его доля практически восстанавливается в прежнем объёме за счёт новичков. В условиях кризиса доля малого бизнеса значительно сокращается — риск слишком велик.
Так, на рынке ТЛК Санкт-Петербурга идет борьба не только между крупными фирмами, но и (особенно ожесточённая) между малыми. На развитие малого бизнеса в Санкт-Петербурге и Ленинградской области в значительной степени влияют региональные факторы. В Центральном ФО количество малых предприятий за исследуемый период выросло незначительно (на 5%), а в Северо-Западном ФО наблюдалось снижение (на 15%). В Москве рост составил 8%, а в Санкт-Петербурге количество предприятий сократилось на 18%. В Ленинградской области этот показатель остался на исходном уровне, а у ближайших соседей в Псковской области он вырос на 7%.
Малый бизнес сегодня нуждается не столько в льготах, сколько в нормальных условиях функционирования.
В процессе поглощения малого бизнеса уничтожаются и ростки будущего крупного бизнеса. С неизбежностью замедляется процесс его обновления. Чем это чревато для отдельных живых организмов и целых видов общеизвестно. В политике и экономике закономерность та же. А это уже противоречит аспектам 1 и 2.
6. Значительная доля малого бизнеса в национальной экономике удобна для государственной власти. Меньше объект управления — легче управлять. Тем не менее, развитие малого предпринимательства в Санкт-Петербурге и в Ленинградской области находится в неблагоприятных условиях и стимулируется недостаточно. Поддержка малого бизнеса со стороны государства незначительна. В результате конкурентной борьбы бизнес в Санкт-Петербурге «крупнеет». В такой перспективной области экономики, как транспортно-логистические услуги, малый бизнес в Санкт-Петербурге имеет минимальные шансы на выживание.
7. Задача обеспечения должного состояния инфраструктуры каждой экономической отрасли может быть решена только с помощью государственной власти. Направления формирования инфраструктуры многосложны и многообразны. Это и строительство объектов инфраструктуры, соответствующих современным требованиям, и создание условий для качественного прогноза спроса на услуги, и создание условий для развития этого спроса и прочее [9].
Исследования и прогнозы развития рынков, в том числе туристического ([10],[13]) страдают от отсутствия консолидированной информационной базы и недостаточной достоверности статистических данных.
По данным Всемирной туристической организации, сегодня посетить Санкт-Петербург хотели бы около 30 миллионов человек в год. Реальный поток туристов значительно меньше — проблем много, они трудно разрешимы.
Санкт-Петербург, например, обладает богатейшей ресурсной базой, инфраструктурой и возможностями дальнейшего развития. В то же время:
● качество некоторых транспортных объектов (аэропорт, требующий реконструкции, недостроенный морской порт) отстает от международных стандартов,
● не хватает качественных отелей, соответствующих международным стандартам,
● наблюдается недостаток гостиниц в низком ценовом сегменте (уровень цен в Санкт-Петербурге на услуги гостиниц высок и продолжает расти),
● недостаточно количество ресторанов,
● уровень сервиса не высок.
Эти и прочие недостатки ограничивают поток туристов. Особенно в «низкий» сезон. Особенно деловых туристов и туристов эконом-класса.
Индустрия туризма в Санкт-Петербурге и Ленинградской области недостаточно интенсивно использует региональные возможности для освоения направлений внутреннего туризма. То, что хорошо во времена экономического роста, может ограничивать прибыль во время кризиса. Например, в условия ограниченного покупательского спроса востребованы направления внутреннего туризма. Освоение их предполагает развитие инфраструктуры, создание рабочих мест и пр. К сожалению, заинтересованные в этом (и не только во время кризиса) госорганы всех уровней не достаточно поощряют развитие внутреннего туризма и помогают фирмам. А ведь культурно-исторический потенциал региона исключителен. На территории Санкт-Петербурга расположено более 70 театров, около 40 музеев, 15 кинотеатров, около 20 парков, более 60 библиотек, более 20 концертных залов. Все районы области обладают значительным рекреационным потенциалом для развития экскурсионно-познавательного туризма. Природные условия региона благоприятны для развития экологического и водноспортивного туризма, для охоты, рыболовства, туризма. Это: Финский залив, Ладожское и Чудское, Онежское и прочие озера, озерно-речная система Вуоксы, множество рек и речущек, водопады, пороги и перекаты. В Ленинградской области 5 территорий со статусом водно-болотных угодий международного значения в качестве мест обитания водоплавающих птиц (по международному «Рамсарскому соглашению»). Горнолыжные курорты Ленинградской области: «Снежный», «Золотая долина», «Красное озеро», «Ота-парк», «Северный склон», «Орлиная гора», «Туутари-парк», «Пухтолова гора». В регионе климатический и бальнеогрязевой курорты: старорусский и сестрорецкий. Огромные запасы лужских минеральных подземных вод с целебными свойствами,месторождения лечебных сапропелевых грязей Нелайского, Заклинского и Туровского озер. Инвестиции в развитие рекреационной сферы перспективны. Отечественные туроператоры и турагентства начинают осознавать необходимость развития и организации местных маршрутов. Но решить эту задачу без заинтересованной (и согласованной) поддержки региональных и федеральных органов власти невозможно.
Существует проблема неэффективной рекламы, поскольку имидж региона в среде иностранных туристов не адекватен реальной ценности «Северной столицы», города «Белых ночей», «Северной Венеции» и т.д. По мнению экспертов, для позиционирования города (адекватного его туристическому потенциалу) на международном туристском рынке, только на рекламу необходимо тратить не менее $1 миллиона ежегодно.
Для управления национальной экономикой всегда существовало два механизма: рыночное и государственное регулирование. Во все времена, при любой форме собственности и любом режиме. Отличие лишь в сфере и форме влияния.
Повторим: управление такой системой всегда процесс целенаправленной интеграции ресурсов элементов системы и гармонизации их взаимодействия. В том числе баланса крупного и малого бизнеса. А это задача госрегулирования.
Уместно в процессе управления любой системой учитывать следующую закономерность: в стабильных условиях негативные тенденции развития малоразличимы, но подобно тому, как при отливе обнажается дно прибрежной полосы — его рельеф, мусор и потерянные драгоценности — проявляются изъяны системы в условиях конфликта (в том числе в форме кризиса). Для своевременного выявления недостатков и возможностей необходим постоянный мониторинг и регулирование системы. Для национальной и региональной экономики необходим постоянный мониторинг и регулирование соотношения малого и крупного бизнеса. Для этого требуются соответствующие инструменты.
Так, например, для управления сбалансированной экономикой необходимо постоянно отслеживать процесс укрупнения бизнеса. Для этого можно применить следующий алгоритм оценки степени укрупнения бизнеса.
Пусть:
Пi — значение признака ранжирования i-го объекта;
i — порядковый номер ранга i-го объекта;
n — количество объектов в системе.
Тогда оценить состояние системы можно с помощью следующих взаимосвязанных показателей:

Рассмотрим процессы, протекающие в туристиче­ской отрасли РФ, с помощью этих показателей (см. табл. 2, рис. 1, 2, 3). Признак ранжирования i-го объекта — выручка компании.

Таблица 2
Показатели степени укрупнения бизнеса в индустрии туризма РФ
Zif(k)φ(k)
2009 г.2008 г.2009 г.2008 г.2009 г.2008 г.
11,263E-011,289E-011,263E-011,289E-011,263E-011,289E-01
21,046E-017,440E-021,155E-011,016E-012,310E-012,033E-01
38,966E-028,925E-021,069E-019,750E-023,206E-012,925E-01
48,576E-028,925E-021,016E-019,544E-024,064E-013,818E-01
58,297E-028,832E-029,787E-029,401E-024,894E-014,701E-01
68,091E-028,358E-029,504E-029,228E-025,703E-015,537E-01
75,766E-027,726E-028,970E-029,013E-026,279E-016,309E-01
83,019E-022,753E-028,226E-028,231E-026,581E-016,584E-01
92,847E-022,236E-027,629E-027,565E-026,866E-016,808E-01
102,394E-022,263E-027,105E-027,034E-027,105E-017,034E-01
152,163E-022,506E-025,481E-025,437E-028,221E-018,155E-01
209,569E-038,653E-034,478E-024,451E-028,956E-018,902E-01
257,645E-031,049E-023,757E-023,753E-029,392E-019,383E-01
306,098E-036,287E-033,239E-023,236E-029,718E-019,709E-01
352,444E-031,092E-032,818E-022,812E-029,863E-019,843E-01
401,731E-031,917E-032,491E-022,490E-029,963E-019,959E-01
Рис. 1. Динамика показателя Zi (доля i-го объекта в системе) в индустрии туризма в РФ
Очевидно, что в отрасли туризма идёт борьба за доли рынка в группе лидеров, причём наиболее напряжённая в подгруппе первых 10 лидеров (см. рис.1 и 2). Однако ситуация настолько стабильна, что значительные изменения средней плотности долей рынка, принадлежащих компаниям лидерам в индустрии туризма в РФ наблюдается только в подгруппе первых 10 лидеров (см. рис. 2).
Рис. 2. Динамика показателя f(k) — средняя плотность Z (доли i-го объекта в системе) в индустрии туризма в РФ
Рис. 3. Динамика показателя в φ(k) — (доля первых k объектов в системе) в индустрии туризма в РФ
Для сравнения рассмотрим ситуацию в отрасли страхования в РФ (см. рис.4 и 5).
Рис. 4. Динамика показателя Zi (доля i-го объекта в системе) в страховании РФ
Рис. 5. Динамика показателя f(k) — средняя плотность Z (доли i-го объекта в системе) в страховании РФ
Очевидно, что в отрасли страхования те же тенденции, что и в туризме:
— идёт борьба за доли рынка в группе лидеров, причём наиболее напряжённая в подгруппе первых 10 лидеров (см. рис.4 и5).
— ситуация настолько стабильна, что значительные изменения средней плотности долей рынка, принадлежащих страховым компаниям лидерам наблюдается только в подгруппе первых 10 лидеров (см. рис. 5).
Различие лишь в том, что в страховании процессы укрупнения бизнеса интенсивнее в 3 раза. И более агрессивны.
Повторим: малый бизнес сегодня нуждается не столько в льготах, сколько в нормальных условиях функционирования. «Нормальные условия» предполагают многое, в том числе и развитую инфраструктуру. Крупный бизнес в состоянии самостоятельно решать эти задачи. Наиболее распространённый вариант решения — вертикальная интеграция.
Например, как отмечалось ранее ([9], [12], [10], [13]), в индустрии туризма интегрируются туристические, авиакомпании и гостиничные сети. На ювелирном рынке сети («Алмаз-Холдинг», «Адамас», «Яшма», «Платина», «Альфа Карат», «Русские Самоцветы» и пр.) вертикально интегрированны с заводами производителями. В ритейле реализуются несколько вариантов вертикальной интеграции: комплекс, включающий девелопмент, логистический центр, банк и пр. (X5 Retail Group, Ашан, Магнит, О’Кей и др.); комплекс, включающий производство продовольственных и непродовольственных товаров собственных торговых марок (Private Label). Построенные таким образом диверсифицированные и вертикально интегрированные сверхкрупные компании («империи») приобретают всё большую независимость от государственного управления. И обычно попадают в ловушку иностранных инвестиций. «Решающий голос» в управлении компаний переходит к зарубежному бизнесу.
Ранее уже упоминалось об интенсивном проникновении международных сетевых компаний на российский рынок торговли продовольственными товарами, на российский рынок гостиничных услуг, на российский рынок парфюмерно-косметического ритейла и пр. [8]. Иностранные компании активизируют своё присутствие и на российском рынке туристических услуг [9]. Зарубежные туроператоры на 85% владеют в РФ туристским пакетом на поездки за границу. Используют при этом стратегии:
— приобретение активов в РФ с целью захватить мажоритарную долю перспективных фирм. Так, например, мажоритарным владельцем Санкт-Петербургской группы «Калипсо» стал финский туроператор «Aurinkomatkat-Suntours», входящий в «Finnair Group»;
— внедрение иностранного капитала в сочетании с ликвидацией российских фирм, как юридических лиц (например, ООО «Ворлд Хоум Трэвел»);
— открытие в России офиса дочерней компании («Interhome»).
Следует заметить, что для сложной системы действительно не было, нет и никогда не будет простого постоянного правила управления. Но для такой системы, как национальная экономика существует постоянный показатель качества её управления — уровень национальной безопасности (в широком смысле). Экономическая безопасность этой системы — состояние, в котором народ (через государство) может суверенно, без вмешательства и давления извне, определять пути и формы своего экономического развития[12]. Экономическая безопасность этой системы — это готовность, и способность институтов власти создавать механизмы реализации и защиты национальных интересов развития отечественной экономики, поддержания социально-политической стабильности общества [14].

Выводы
1. Дефицит как явление существовал, существует и будет существовать. Всегда. Уменьшает дефицит эффективное управление, определяемое положительным эффектом синергии. Любое рассогласование процессов управления внутри управляемой системы и недостаточное их соответствие внешним условиям снижает эффект синергии. Поэтому для РФ (особенно в условиях мирового кризиса) важнейшее значение приобретает проблема взаимодействия крупного бизнеса и государственной власти.
2. Многогранность и сложность проблемы отражают её противоречивые аспекты. Для управления национальной экономикой нет простого постоянного правила. Управление такой системой это процесс целенаправленной интеграции ресурсов элементов системы и гармонизации их взаимодействия.
3. Направления формирования инфраструктуры многосложны и многообразны. Должное состояние инфраструктуры каждой экономической отрасли может быть обеспечено только с помощью государственной власти.
4. Только с помощью государственной власти решается и задача баланса крупного и малого бизнеса. Для регулирования этого соотношения необходимы инструменты. Предлагаемый алгоритм оценки степени укрупнения бизнеса позволяет постоянно отслеживать процесс укрупнения бизнеса.
5. Крупный бизнес в состоянии самостоятельно решать многие задачи по построению развитой инфраструктуры для обеспечения своего функционирования. Наиболее распространённый вариант решения — вертикальная интеграция. Построенные в результате диверсифицированные и вертикально интегрированные сверхкрупные компании («империи») приобретают всё большую независимость от государственного управления. И обычно попадают в ловушку иностранных инвестиций. Международные сетевые компании интенсивно проникают на российский рынок. «Решающий голос» в управлении компаний переходит к зарубежному бизнесу. Показатель качества управления системой «национальная экономика» — уровень национальной безопасности — снижается.


Литература
1. Бляхман Л.С. Корпорации и их роль в российской экономике // Проблемы современной экономики. - 2007. - №2.
2. Бляхман Л.С. От экстенсивного экономического роста к инновационному развитию: проблемы, перспективы, роль государственных корпораций // Проблемы современной экономики. - 2008. - №1.
3. Бляхман Л.С. Псевдорыночная экономика в условиях глобализации // Проблемы современной экономики. 2002. - №1.
4. Валитов Ш.М., Мальгин В.А. Взаимодействие власти и бизнеса: сущность, новые формы и тенденции, социальная ответственность. - СПб.: Изд-во Экономика, 2009. - 207 с.
5. Газизуллин Ф.Г., Газизуллин Н.Ф., Газизуллин Т.Н. Инновационное мышление - непреложное условие модернизации современной экономики России // Проблемы современной экономики. - 2012. - №3.
6. Дроздов Г.Д. Инновации в строительном комплексе и модернизация подготовки современных менеджеров // Проблемы современной экономики. - 2011. - №3. - С.262-270.
7. Дроздов Г.Д., Бабурин В.А. Модернизация сферы сервиса на основе Интернет-технологий // Проблемы современной экономики. - 2012. - №4. - С.101-105.
8. Максимов Д.А., Толпегин П.В. Проблемы взаимодействия власти и бизнес в современной России. - М.: Изд-во Ленанд, 2009. - 144 с.
9. Соболева И.В. Анализ рынков услуг Санкт-Петербурга и Ленинградской области. - СПб.: Изд-во СПбГУСЭ, 2012. - 170 с.
10. Соболева И.В. Динамика и тенденции развития индустрии туризма Санкт-Петербурга и Ленинградской области // Индустрия туризма: возможности, приоритеты, проблемы и перспективы: сб.науч.ст. ( МНПК) / МГИИТ. - М., 2009. - С. 121-126.
11. Соболева И.В. Конфликт «Стратегии инновационной России - 2020» ,»утечки мозгов» и «укрупнения бизнеса» // Проблемы современной экономики. - 2013. - №2.
12. Соболева И.В. Методология формирования и развития региональных рынков услуг. - СПб.: Изд-во СПбГУСЭ, 2011. - 173 с.
13. Соболева И.В. Состояние и перспективы туристического рынка Санкт-Петербурга и РФ // Сборник научных статей «Устойчивое развитие туризма: стратегические инициативы и партнерство « (МНПК) / Улан-Уде, 2009 - С.532-542.
14. Соболева И.В., Чеплагина Н.В. Управление экономической безопасностью: учебно-метод. пособие. - СПб.: Аргус, 2007. - 40 с.

Вернуться к содержанию номера

Copyright © Проблемы современной экономики 2002 - 2021
ISSN 1818-3395 - печатная версия, ISSN 1818-3409 - электронная (онлайновая) версия