Logo Международный форум «Евразийская экономическая перспектива»
На главную страницу
Новости
Информация о журнале
О главном редакторе
Подписка
Контакты
ЕВРАЗИЙСКИЙ МЕЖДУНАРОДНЫЙ НАУЧНО-АНАЛИТИЧЕСКИЙ ЖУРНАЛ English
Тематика журнала
Текущий номер
Анонс
Список номеров
Найти
Редакционный совет
Редакционная коллегия
Представи- тельства журнала
Правила направления, рецензирования и опубликования
Научные дискуссии
Семинары, конференции
 
 
Проблемы современной экономики, N 1 (45), 2013
ЭКОНОМИЧЕСКИЕ ПРОБЛЕМЫ РЕГИОНОВ И ОТРАСЛЕВЫХ КОМПЛЕКСОВ
Мусаев Р. А.
заместитель заведующего кафедрой макроэкономического регулирования и планирования экономического факультета
Московского государственного университета им. М.В. Ломоносова,
доктор экономических наук, профессор

Решиев С. С.
профессор Чеченского государственного университета (г. Грозный),
консультант секретариата первого заместителя Председателя Правительства Чеченской Республики,
доктор экономических наук


Анализ динамики социально-экономического развития макрорегиона (на примере Южных территорий России)
В статье анализируется динамика социально-экономического развития Южных территорий России, делается вывод о необходимости оптимизации нынешней структуры экономики макрорегиона, а также корректировки вектора ее развития
Ключевые слова: макрорегион, Юг России, макроэкономические показатели, вектор экономического развития, производственная специализация, структура материального производства
УДК 332.1; ББК 65.04   Стр: 173 - 176

Целью анализа динамики социально-экономического развития макрорегиона и входящих в него территорий является выявление диспропорций и нереализованных возможностей экономического роста для последующего обоснования вариантов стратегии их социально-экономического развития [1].
Задачами анализа динамики социально-экономического развития макрорегиона и его территорий являются [1]:
● анализ и оценка состояния природно-ресурсного потенциала;
● анализ состояния окружающей среды;
● анализ и оценка уровня социально-экономического развития, включая:
— демографические и миграционные процессы;
— изучение проблемы использования трудовых ресурсов, безработицы, подвижности населения, уровня и качества жизни;
— оценку уровня развития промышленности, сельского хозяйства и инфраструктуры;
— оценку экспортного потенциала, межрегиональных и внешнеэкономических связей;
— оценку финансового положения.
Прежде чем приступить к анализу природно-ресурсного потенциала Юга России и его территорий, следует заметить, что статистические данные относительно данного вопроса носят фрагментарный характер. На основе данных российских статистических ежегодников и сборников «Регионы России», можно сделать вывод, что существующая статистика по природно-ресурсному потенциалу регионов недостаточна для качественного и количественного анализа, поэтому будем использовать имеющиеся исходные данные.
Для определения достигнутого уровня экономического развития макрорегиона и его территорий используем метод ретроспективного анализа важнейших общеэкономических показателей.
Юг России располагает значительными запасами отдельных видов минерально-сырьевых ресурсов. Так, запасы угля Юга России на начало 2000 г. составляли 6527,7 млн тонн. По этому показателю Юг России занимает среди остальных федеральных округов 5-е место, оставив позади Центральный и Приволжский округа. Запасы доломитов на начало 2000 года составляли 229 млн тонн. По этому показателю Юг России занимал 4-е место среди остальных федеральных округов после Уральского, Сибирского и Центрального. Статистические сборники России не дают данных по разведанным запасам нефти и газа в регионах, поэтому мы ограничились лишь доступной нам информацией по этим ресурсам. Согласно статистическому сборнику «Регионы России. 2000» нефть и газовый конденсат добывали в 1999 году практически на всех территориях Юга России, за исключением Карачаево-Черкесской Республики и Ростовской области. Общий объем добычи нефти и газового конденсата в 1999 г. составлял 10, 056 млн т [2, с. 313].
Следует отметить, что у Юга России есть реальные возможности для увеличения добычи нефти и газового конденсата за счет ресурсов Чеченской Республики и Каспийского шельфа Республики Дагестан, Республики Калмыкия и Астраханской области. В этом случае регион может стать не только самодостаточным по этим ресурсам, но и экспортировать их часть за пределы макрорегиона.
Юг России располагает достаточно большим запасом естественного газа, занимая по этому показателю 3-е место среди остальных федеральных округов (после Уральского и Приволжского). На большинстве территорий Юга России добывают естественный газ (за исключением Республики Ингушетия, Кабардино-Балкарской, Карачаево-Черкесской и Республики Северной Осетии — Алания). В 1999 г. добыча естественного газа на территории Юга России составила 12743 млн м3 [2, с. 313].
Юг России располагает существенными земельными и водными ресурсами, которые имеют большую ценность из-за своих особых лечебно-оздоровительных свойств. В условиях дальнейшего развития региона следует ожидать увеличения спроса на эти ресурсы, как на внутреннем, так и на внешнем рынке.
Южный регион по праву является здравницей всей России. Вместе с тем следует отметить, что рекреационный потенциал Юга России до сих пор используется крайне слабо и неэффективно из-за общественно-политической нестабильности некоторых территорий, непоследовательной политики федерального центра в течение продолжительного периода времени, отсутствия действенных мер, направленных на приближение уровня социально-экономического развития территорий к среднероссийскому. Рекреационные ресурсы территорий Юга России следует использовать с учетом опыта успешных аналогов в мировой практике. В этом случае их воздействие на развитие макрорегиона будет весомым, а их вклад в национальную экономику заметно возрастет.
Следует подчеркнуть, что в структуре трудовых ресурсов Юга России в период 2000–2010 гг. произошли значительные изменения. Имело место увеличение удельного веса численности занятых в следующих сферах: оптовая и розничная торговля, общественное питание; здравоохранение, физическая культура и социальное обеспечение; строительство; транспорт и связь. Напротив, эти показатели снизились в таких сферах как промышленность, сельское хозяйство, лесное хозяйство, рыболовство [3, с.110–111; 4, с. 110–111; 6, с. 90–93].
На основе изучения структуры трудовых ресурсов Юга России и характера ее изменения за исследуемый период можно сделать вывод, что она, с точки зрения опыта развитых стран, до сих пор не является оптимальной [7, с. 13].
По нашему мнению, существующий вектор политики федерального центра по развитию трудовых ресурсов Юга России принципиально неверен в условиях глобализации и регионализации социально-экономических процессов, поскольку данная политика не может дать адекватный ответ на современные вызовы в данной области. В этой связи, в интересах и жителей этого макрорегиона, и страны в целом, необходимо кардинально изменить существующую политику федерального центра.
На Юге России в период 2000–2010 гг. численность городского населения имела больший удельный вес по сравнению с численностью сельского населения. В 2010 г. численность городского населения составляла 57,0% от общей численности населения всего макрорегиона, а численность сельского — 43,0%. Тем не менее, динамика соотношения за последние 15 лет говорит о том, что процесс урбанизации в данном макрорегионе идет крайне слабо.
Анализ динамики показывает, что на Юге России наблюдается процесс старения населения, и этот фактор может иметь отрицательное воздействие на социально-экономическое развитие всего макрорегиона уже в ближайшем будущем, если в кратчайшие сроки не будут найдены действенные методы и механизмы для решения этой проблемы.
По демографической нагрузке занятых в экономике Юг России занимает в исследуемый период 1-ое место среди остальных федеральных округов. При сохранении нынешней тенденции возможен рост коэффициента демографической нагрузки лиц старше трудоспособного возраста [5, с. 72].
По численности безработных Юг России занимает 1-ое место среди остальных федеральных округов. В период 2000–2010 гг. динамика численности безработных на Юге России была неустойчивой. В 2010 г. удельный вес Юга России в общей численности безработных России составил 22,5% [6, с. 110]. Проблема сокращения безработицы имеет крайне важное значение в социально-экономической политике южных территорий, особенно в национальных республиках. Решить эту проблему можно с помощью действенной программы по созданию новых рабочих мест и развитию тех отраслей экономики, которые призваны играть решающую роль при переходе к постиндустриальной экономике. Эта программа должна учесть специфику, особенности, потенциал каждой территории макрорегиона и возможности их максимально эффективного использования.
Целью проведенного ретроспективного анализа является определение путей дальнейшего роста экономического потенциала, а также средств преодоления лимитирующих факторов, диспропорций и несоответствий, сложившихся в макрорегионе в целом и на его отдельных территориях.
Основная задача анализа макроэкономических показателей состоит в:
— определении экономического профиля макрорегиона и его территорий, их места в народнохозяйственном комплексе страны и достигнутого уровня экономического развития;
— установлении соответствия достигнутого уровня развития и размещения производительных сил макрорегиона и его территорий их экономическим и природным условиям и ресурсам, а также рациональному территориальному разделению труда.
В качестве важнейших показателей, позволяющих оценить достигнутый уровень развития макрорегиона и его территорий, мы будем использовать:
— объемы производства продукции отраслей материального производства и производства важнейших видов продукции в натуральном выражении;
— капитальные вложения (производственные и непроизводственные), их отраслевую, технологическую, воспроизводственную и хронологическую структуры, объемы строительно-монтажных работ;
— основные (производственные и непроизводственные) фонды, их поступление, распределение и использование;
— численность занятых в экономике, в том числе рабочих и служащих;
— систему показателей эффективности производства — производительность труда, фондоемкость и фондоотдачу, капиталоемкость и эффективность капиталовложений, материалоемкость и энергоемкость отраслей материального производства;
— производство товаров народного потребления в расчете на рубль фонда заработной платы;
— рост товарооборота и реализации бытовых услуг;
— ввод в действие объектов непроизводственного назначения.
Кроме того, будут использованы и некоторые расчетные, производные и другие показатели, отражающие специфику экономики макрорегиона и его территорий.
Общеэкономические показатели условно можно представить в виде трех основных групп, каждая из которых выполняет определенную функцию.
К первой группе относятся исходные аналитические показатели, характеризующие условия и предпосылки развития макрорегиона и его территорий.
Основными показателями этой группы являются размеры территории макрорегиона и входящих в него территорий, их удельный вес, численность населения, в том числе доли городского и сельского.
Вторую группу представляют исходно-расчетные показатели, характеризующие объемы материального производства, основные производственные фонды, расчетный показатель объемов капитальных вложений, работу транспорта и другие.
Третья группа показателей является результирующей, характеризующей социально-экономический эффект от деятельности сферы материального производства, ее соответствия ресурсным предпосылкам и экономическим условиям развития на данной территории.
Общеэкономические показатели развития макрорегиона и его территорий рассматриваются в динамике за период 2000–2010 гг. и проанализированы по годам. Такой подход позволяет не только определить достигнутый уровень и тенденции развития народного хозяйства макрорегиона и его территорий, но и наметить пути дальнейшего развития.
Экономический профиль макрорегиона и его территорий в обобщенном виде отражает производственную специализацию в территориальном разделении труда, который определяется соотношением показателей удельного веса промышленности и сельского хозяйства в структуре материального производства. В этой связи экономический профиль Юга России, в целом, можно охарактеризовать как индустриально-аграрный, поскольку решающая роль в его экономике принадлежит промышленности и сельскому хозяйству (их средний удельный вес в структуре материального производства макрорегиона в 2010 г. составил 58,4% и 21,6% соответственно). За рассматриваемый период удельный вес промышленности в структуре материального производства незначительно вырос, а удельный вес сельского хозяйства, напротив, снизился.
Основными видами экономической деятельности в промышленности Юга России по объему валовой продукции за период 2005–2010 гг. являются пищевая промышленность, машиностроение и металлообработка, производство нефтепродуктов, совокупный среднегодовой удельный вес которых в промышленности за этот период составлял 65,1%.
Экономический профиль территорий, входящих в состав Юга России, характеризуется как индустриально-аграрный и аграрно-индустриальный. К индустриально-аграрным территориям Юга России относятся: Республика Адыгея (44,4% и 41,8%); Карачаево-Черкесская Республика (46,1% и 43,8%); Республика Северная Осетия — Алания (52,9% и 31,9%); Краснодарский край (47,4% и 35,2%); Ставропольский край (52,2% и 35,6%); Астраханская область (64,8% и 16,4%); Волгоградская область (68,5% и 21,4%); Ростовская область (62,7% и 27,1%).
К аграрно-индустриальным территориям Юга России по тем же характеристикам относятся: Республика Дагестан (32,1% и 50,6%); Республика Ингушетия (27,4% и 45,1%); Кабардино-Балкарская Республика (41,9% и 47,2%); Республика Калмыкия (39,1% и 40,1%).
В 2007-2009 гг. удельный вес промышленности, сельского хозяйства и строительства в структуре материального производства Чеченской Республики составил, соответственно, 20,4%, 20,3% и 59,3%. Это связано с интенсивным восстановлением социально-экономической сферы республики в рамках федеральной целевой программы. Чеченская Республика попадает в группу индустриально-аграрных территорий Юга России, так как в структуре ее материального производства главной является нефтедобыча (в последние годы — в объеме 2 млн т); другие виды экономической деятельности промышленности республики, разрушенные в результате военных действий, до сих пор не восстановлены.
Динамика удельного веса занятых в промышленности на территориях, входящих в состав Юга России, за исследуемый период у всех отрицательная, за исключением Республики Ингушетия и Республики Северная Осетия — Алания, где наблюдается незначительный рост [3, с. 110; 4, с. 110; 6, с. 90].
На основе проделанного анализа можно сделать следующие выводы:
● уровень удельного веса промышленности в структуре материального производства Юга России и всех его территорий за исследуемый период был существенно ниже, чем, в целом, по РФ;
● уровень удельного веса сельского хозяйства в структуре материального производства макрорегиона за тот же период был существенно выше, чем, в целом, по РФ;
● уровень удельного веса занятых в промышленности Юга был существенно ниже, чем, в целом, по РФ;
● уровень удельного веса занятых в сельском хозяйстве был значительно выше, чем, в целом, по РФ;
● структура материального производства Юга России нуждается в существенной корректировке и оптимизации в целях реального повышения уровня жизни населения макрорегиона и создания высокооплачиваемых конкурентоспособных рабочих мест.
Средний уровень обобщающего показателя эффективности хозяйственной деятельности южных территорий России, производство валового регионального продукта на одного занятого в сфере материального производства, в период 2000–2009 гг. отставал от среднероссийского и составил в 2009 г. 741,3 тыс. рублей против общероссийского в 1 547,4 тыс. рублей.
Приведенные выше расчетные показатели позволяют сделать следующие выводы:
— к профилирующим видам экономической деятельности Юга России можно отнести промышленность, сельское хозяйство и строительство;
— производственной специализацией Юга России является сельское хозяйство;
— уровень развития профилирующих отраслей Юга России не соответствует природным и хозяйственным условиям (преимуществам) макрорегиона;
— специализирующие производства и другие виды хозяйственной деятельности неэффективно используют благоприятные природные и экономические условия территории макрорегиона для выпуска более дешевой и качественной продукции (услуг);
— специализация Юга России не отвечает требованиям комплексного использования ресурсов макрорегиона и получения максимального экономического и социального эффекта для его населения.
Исходя из полученных расчетных показателей, структуры валового регионального продукта, структуры промышленного производства и структуры продукции сельского хозяйства территорий Юга России можно сделать следующие выводы:
— к профилирующим видам экономической деятельности Республики Адыгея, Республики Дагестан, Кабардино-Балкарской Республики, Карачаево-Черкесской Республики, Республики Северная Осетия — Алания, Краснодарского края, Ставропольского края, Астраханской области, Волгоградской области, Ростовской области можно отнести промышленность, сельское хозяйство и строительство;
— в производственной структуре Республики Адыгея, Республики Ингушетия, Республики Северная Осетия — Алания нет видов экономической деятельности, отвечающих всем критериям видов производственной специализации;
— уровни развития профилирующих видов экономической деятельности Республики Адыгея, Республики Дагестан, Республики Ингушетия, Кабардино-Балкарской Республики, Карачаево-Черкесской Республики, Республики Северная Осетия — Алания, Астраханской области не соответствуют природному и хозяйственному потенциалу регионов;
— специализацию Республики Адыгея следует считать нерациональной, т. к. специализирующие производства и другие существующие виды хозяйственной деятельности республики неэффективно используют свои конкурентные природные и экономические преимущества;
— специализация Республики Адыгея, Республики Дагестан, Республики Ингушетия, Кабардино-Балкарской Республики, Карачаево-Черкесской Республики, Республики Северная Осетия — Алания, Астраханской области не отвечает требованиям комплексного использования ресурсов регионов и получению максимального экономического и социального эффекта;
— Республику Адыгея, Республику Дагестан, Республику Ингушетия отличают неэффективность отраслевой структуры валового регионального продукта;
— производственной специализацией Республики Дагестан, Кабардино-Балкарской и Карачаево-Черкесской Республик является сельское хозяйство;
— производственную специализацию Республики Дагестан следует признать нерациональной, т.к. она низкорентабельна, не готова к условиям рыночной конкуренции. Нынешняя производственная специализация республики — главная причина ее крайней социально-экономической отсталости и неэффективности использования благоприятных природно-климатических условий и хозяйственно-экономических преимуществ территории;
— к профилирующим видам экономической деятельности Республики Ингушетия можно отнести промышленность и сельское хозяйство;
— специализацию Республики Ингушетия следует считать неоптимальной, т.к. она слабо решает задачи целевой функции экономической политики региона в целях создания дополнительных рабочих мест и повышения уровня жизни населения республики;
— специализацию Кабардино-Балкарской и Карачаево-Черкесской Республик можно считать нерациональной, т. к. в них до сих пор не обеспечено реального развития сферы услуг и эффективного использования рекреационного потенциала, которые могли бы послужить масштабной диверсификации экономик регионов;
— отраслевые структуры валового регионального продукта, промышленного производства и сельского хозяйства Кабардино-Балкарской Республики, Карачаево-Черкесской Республики, Республики Северной Осетии — Алания нуждаются в дальнейшей оптимизации;
— специализацию Республики Северная Осетия — Алания, Астраханской области также можно считать нерациональной, т.к. она не предполагает диверсифицированного развития экономики и эффективного использования благоприятных природно-климатических и хозяйственно-экономических условий;
— производственной специализацией Краснодарского, Ставропольского краев является сельское хозяйство и строительный сектор;
— уровень развития профилирующих видов экономической деятельности Краснодарского и Ставропольского краев, Волгоградской и Ростовской областей не соответствует их природному и хозяйственному потенциалу;
— специализацию Краснодарского и Ставропольского краев, Волгоградской и Ростовской областей следует считать рациональной, при этом она нуждается в дальнейшей диверсификации;
— специализация Краснодарского и Ставропольского краев, Волгоградской и Ростовской областей, в целом, отвечает требованиям комплексного использования ресурсов региона, однако нуждается в модернизации в целях получения максимального экономического и социального эффекта;
— отраслевые структуры валового регионального продукта, промышленного производства и сельского хозяйства Краснодарского и Ставропольского краев, Астраханской, Волгоградской и Ростовской областей нуждаются в дальнейшей оптимизации;
— производственной специализацией Астраханской области является строительный комплекс;
— производственной специализацией Волгоградской и Ростовской областей является сельское хозяйство и промышленность.
Общим недостатком промышленности Юга России в исследуемый период является, по нашему мнению, недостаточный уровень ее диверсификации и определенные диспропорции между отраслями, из чего можно заключить, что сложившийся промышленный комплекс, в целом, не соответствует его потенциальным экономическим и природным преимуществам.
Резервом для роста и повышения эффективности промышленного производства Юга России является, прежде всего, развитие уникального человеческого потенциала и диверсификация промышленности.


Литература
1. Котилко В.В. Региональная экономическая политика. - М. Изд-во РДЛ, 2001.
2. Регионы России. Социально-экономические показатели. 2000. Стат. сб. / Росстат. - М., 2000.
3. Регионы России. Социально-экономические показатели. 2006. Стат. сб. / Росстат. - М., 2006.
4. Регионы России. Социально-экономические показатели. 2008. Стат. сб. / Росстат. - М., 2008.
5. Регионы России. Социально-экономические показатели. 2008. Стат. сб. / Росстат. - М., 2010.
6. Регионы России. Социально-экономические показатели. 2011. Стат. сб. / Росстат. - М., 2011.
7. Regional economic performance within the European Union /Ed. by Button K., Pentecost E. Cheltenham; Northampton: Elgar. 1999. IX, p. 13.

Вернуться к содержанию номера

Copyright © Проблемы современной экономики 2002 - 2019
ISSN 1818-3395 - печатная версия, ISSN 1818-3409 - электронная (онлайновая) версия