Logo Международный форум «Евразийская экономическая перспектива»
На главную страницу
Новости
Информация о журнале
О главном редакторе
Подписка и реклама
Контакты
ЕВРАЗИЙСКИЙ МЕЖДУНАРОДНЫЙ НАУЧНО-АНАЛИТИЧЕСКИЙ ЖУРНАЛ English
Тематика журнала
Текущий номер
Анонс
Список номеров
Найти
Редакционный совет
Редакционная коллегия
Представи- тельства журнала
Правила направления, рецензирования и опубликования
Научные дискуссии
Семинары, конференции
 
 
Проблемы современной экономики, N 4 (40), 2011
ИЗ ИСТОРИИ СОЦИАЛЬНО-ЭКОНОМИЧЕСКОЙ МЫСЛИ И НАРОДНОГО ХОЗЯЙСТВА
Борисов Г. В.
доцент кафедры истории экономики и экономической мысли экономического факультета Санкт-Петербургского государственного университета,
кандидат экономических наук


Развитие западного марксизма в 1990-е гг.: межвременной односистемный подход
В работе рассматриваются основные положения межвременного односистемного подхода. Формулируется принцип сохранения стоимости, предложенный Э. Фрименом. Показывается выполнение в межвременном односистемном подходе двух макроэкономических условий сохранения стоимости, сформулированных К. Марксом. Критически анализируются методология подхода и вытекающие следствия
Ключевые слова: трудовая стоимость, цена производства, проблема превращения, марксизм, межвременной односистемный подход
УДК 330.867; ББК 65.02

Конец XX в. ознаменовался большими политическими изменениями по всему миру. Влияние левых политических партий на общество значительно снизилось, то же происходило и с рабочим движением, которое теряло своих сторонников. Завершающим этапом данного процесса стал распад СССР в 1991 г. Реакция марксистов на эти события была двоякой. Большинство, по словам Д. Лейбмана, обратилось к эклектизму и агностицизму1. Эклектики пытались использовать отдельные положения марксизма в теоретических конструкциях, базирующихся на иных исходных постулатах, нежели марксистская теория, тогда как агностики сделали акцент на изучении философских аспектов экономического знания. Однако появилась и немногочисленная группа ученых, которые утверждали, что проблемы и противоречия, обнаруженные в марксистской теории на протяжении XX в., возникли из-за неверной интерпретации идей Маркса. Лейбман определяет позицию этой группы исследователей как новый ортодоксальный марксизм2. Их идеи и легли в основу межвременного односистемного подхода (МОП).
В качестве даты формирования МОП можно принять 1994 г., когда два его ведущих представителя, Э. Фримен и Э. Клаймен, организовали в рамках ежегодной американской конференции Восточной экономической ассоциации конференцию под названием Международная рабочая группа по трудовой теории стоимости, где сторонники и критики МОП получили возможность свободно излагать свои взгляды на соответствующую теорию3. В 1996 г. вышла в свет сыгравшая важную роль в становлении МОП книга «Маркс и теория экономического неравновесия», изданная под редакцией Э. Фримена и Дж. Карчеди. Среди исследователей, которые внесли свой вклад в развитие данного направления, можно также отметить таких ученых, как В. де Хаан, Т. Макглоун, П. Гюссани, Дж.Р. Эрнст, Э. Малдонадо-Фильхо, А. Рамос, Ч. Лии и др.4 В варианте марксизма, предложенном Ф. Моселеем, присутствуют идеи, характерные как для МОП, так и для «новой интерпретации» Дюмениля–Фолей5.
Целью исследований перечисленных выше ученых было преодоление недостатков двухсистемной (или двойственной) интерпретации марксистской теории, предложенной Л. фон Борткевичем6, в которой принимается одновременное наличие двух систем, определяющих стоимости и цены. Два важных условия выступают в качестве фундаментальных предпосылок данной интерпретации.
Первое из этих условий состоит в том, что при расчете как затрат, так и выпусков используются одинаковые вектора стоимостей или цен. Другими словами, принимается, что цена продукта в случае, когда он входит в состав производственных затрат, та же самая, что и в ситуации, когда он включен в конечный выпуск предприятия. Последнее означает, что затраты элементов постоянного капитала учитываются при расчете цен или стоимостей текущего периода по ценам или стоимостям их воспроизводства в данный момент времени. Из этого условия следует вывод о том, что Маркс при описании превращения стоимостей в цены производства не довел процесс превращения до логического завершения, переведя выпуски в цены производства и оставив затраты в стоимостном выражении.
В соответствии со вторым условием принимается, что зависимость между стоимостной и ценовой системами проявляется только на макроэкономическом уровне через выполнение условий сохранения стоимости, постулированных Марксом; в остальном указанные системы независимы друг от друга7.
Поскольку длительное изучение двойственной интерпретации показало ее противоречивость, представители МОП предложили начать поиск иных интерпретаций марксизма. С самого начала создатели подхода определяли в качестве цели своей работы не решение проблемы превращения, а именно поиск согласованной интерпретации трудовой теории стоимости, позволяющей избежать противоречий8. В результате появился еще один вариант марксизма, который основывался на особой методологии исследования и на ряде теоретических новаций.
Методология МОП содержит несколько нововведений. Во-первых, данный подход базируется на динамическом методе исследования в отличие от статических интерпретаций марксизма, доминирующих после появления работ Борткевича. Формирование всех основных категорий в МОП происходит во времени в процессе динамической подстройки, что больше соответствует букве как классической политэкономии в целом, так и марксизма в частности. Представители подхода указывают, что согласно традиции, заложенной Борткевичем, формирование стоимостей и цен не зависит от фактора времени, так как принимается, что их величины определяются одновременно. Неизбежным следствием такой методологии является то, что цены и стоимости товаров, из которых слагаются производственные затраты, совпадают, соответственно, с ценами и стоимостями аналогичных товаров, из которых состоит конечный выпуск продукции. В МОП, напротив, принимается, что цены и стоимости аналогичных товаров, составляющих затраты и выпуск продукции, могут не совпадать. Предполагается, что цены и стоимо­сти товаров, использующихся в качестве затрат, формируются в предшествующий период и до того, как определятся цены и стоимости товаров, из которых слагается выпуск продукции текущего периода, поэтому первые являются детерминантами последних9. Такой подход получил название метода последовательных стоимостей.
Во-вторых, методологию МОП отличает анализ неравновесных состояний экономических явлений. В рамках этого подхода стоимости и цены производства стремятся к своим равновесным значениям и достигают их на протяжении бесконечно большого промежутка времени, однако в каждый конкретный момент времени стоимости и цены неравновесны. В данном аспекте МОП резко отличается не только от всех предшествовавших интерпретаций теории Маркса, но и от позиции самого родоначальника марксизма. Представители МОП резко критиковали равновесный метод анализа экономики, который использовали Рикардо, Борткевич, Сраффа и их последователи, утверждая, что подобная методология не является нейтральной и способ­ствует получению неоклассических результатов10. Кроме того, они явным образом связывали использование равновесной методологии анализа с применением моделей, основанных на решении систем совместных уравнений, что с их точки зрения также неприемлемо. По их мнению, как равновесная методология анализа, так и метод совместных уравнений не позволяют должным образом отразить фундаментальный факт несбалансированности рыночной экономики11.
В-третьих, МОП отличается от всех прочих интерпретаций марксизма, появившихся в XX в., тем, что в нем содержится призыв к диалектическому прочтению Маркса. В этом можно усмотреть своеобразное возвращение к истокам, т.е. к оригинальной марксовой методологии, в которой обнаруживается явная диалектическая составляющая в части, касающейся анализа стоимости и труда. Представители МОП указывают, что диалектическую методологию необходимо использовать и для решения проблемы взаимоотношения стоимости и цены производства. Они полагают, что сторонники традиции, заложенной Борткевичем, интерпретируют высказывания Маркса прямолинейно, не учитывая различия в подходах, использованных Марксом в I и III тт. «Капитала». С их точки зрения, в III т. Маркс использовал иную методологию анализа стоимости, нежели в I т. Если при анализе случая простого товарного производства Маркс придерживался мнения о том, что стоимость отражает количество абстрактного труда, овеществленного в товаре, то при изучении капиталистического производства он понимал под стоимостью затраты труда, выраженные в деньгах, совместимые с капиталистическими условиями воспроизводства, осуществляющегося при равенстве нормы прибыли по отраслям12. По мнению сторонников данного подхода, понимание диалектической многогранности смысла концепций, использованных Марксом, является залогом корректного прочтения его теории.
Среди теоретических нововведений создателей данного направления необходимо выделить особую трактовку принципа сохранения стоимости, который основатели подхода, в первую очередь Фримен, понимают более широко, нежели Маркс. Если последний под сохранением стоимости подразумевал выполнение двух известных макроэкономических условий, то Фримен дополнительно к этому принимает, что однажды созданная стоимость может исчезнуть только в ходе потребления товара13.
Предположение о нерушимости созданной стоимости позволило авторам МОП преодолеть различие между стоимостями и ценами, имеющееся в модели Маркса, и по-новому сформулировать трудовую теорию стоимости. В своей теории цен производства Маркс показал, что цена производства товара возникает за счет перераспределения созданной в экономике стоимости. Представители МОП утверждают, что из-за действия принципа сохранения стоимости сформировавшиеся цены производства принципиально не отличаются от исходных стоимостей и имеют трудовую природу. С их точки зрения стоимость товара не имеет никакой иной объективной реализации и количественного выражения, кроме товарных цен. Между стоимостями и ценами нет принципиальной разницы, так как цены — это не что иное, как конкретное воплощение стоимости товара. Стоимости и общественный труд не являются объектами, которые можно выразить в количественных терминах. Все, что мы можем наблюдать, — это отдельные конкретные воплощения общественного труда и стоимости, представленные в виде цен товаров14.
Представители МОП считали, что деньги являются идеальной формой выражения стоимости. Для подтверждения этой мысли они указывали на то, что Маркс в «Капитале» обычно определял постоянный капитал и переменный капитал именно в денежных единицах, а не в виде количеств средств производства и средств существования. Так, например, Ф. Моселей утверждает, что постоянный и переменный капиталы у Маркса определены как денежные суммы, которые не требуют превращения, поскольку общее количество денег в экономике принимается заданным и неизменным. Согласно Моселею алгоритм трансформации стоимостей в цены производства, описанный Марксом в III т. «Капитала», выглядит незавершенным только в том случае, когда мы выражаем, как это делают неорикардианцы, постоянный и переменный капитал в физических единицах15.
Рассматривая проблему превращения стоимостей в цены с подобных теоретических позиций, представители МОП пришли к выводу, что между стоимостным и ценовым пространствами имеется диалектическое единство, как между сущностью и формой, — не будучи тождественными, они, тем не менее, составляют одно целое16. Вывод о трудовой природе цен производства позволяет Фримену сделать следующее заключение: в уравнениях стоимости товаров, произведенных в текущий период, затраты постоянного капитала можно учитывать не в стоимостном, а в ценовом выражении.
Последнее утверждение является важной модификацией, внесенной создателями МОП в теоретическую схему марксизма, в результате которой была получена единая система, давшая название данному подходу. Если согласно основанной Борткевичем традиции марксистского анализа стоимости и цены оценивались на основе двух, фактически независимых систем, то в МОП (благодаря использованию принципа сохранения стоимости) цены и стоимости последовательно выступают в качестве детерминант друг друга и, следовательно, не являются независимыми, а образуют одну систему.
Чтобы получить представление о том, насколько МОП отличается от оригинальной марксистской модели, сформулируем его первоначально в терминах, максимально близких к изложенной Марксом схеме. Обозначим то количество стоимости, которое получает или теряет единица товара i в процессе выравнивания нормы прибыли между отраслями и формирования цен производства в период t, как git. Пусть gt = (gi)t — вектор размерностью 1 × n, компоненты которого представляют собой величину отклонений стоимости единицы продукции от ее цены производства в период t. Тогда следующие уравнения будут описывать последовательность формирования стоимостей и цен в МОП17:
zt+1 = ptA + l, (1)
pt+1 = zt+1 + gt, (2)
где A = (aij)(n×n) — матрица коэффициентов удельных прямых затрат, обозначающих количество блага i, необходимое для производства единицы блага вида j; l = (li)(1×n) — вектор коэффициентов удельной трудоемкости продукции, каждый элемент которого равен количеству прямого труда, необходимого для производства единицы блага i; pt = (pi)t(1×n) — вектор цен производства, возникающий в периоде t; zt = (zi)t(1×n) — вектор трудовых стоимостей, относящийся к периоду t. Заметим, что используемые в равенстве (1) матрицы A и l относятся к периоду t и тоже могут меняться во времени.
Из уравнений (1)–(2) следует, что новая стоимость, которая создается за счет затрат постоянного и переменного капиталов текущего периода, относится к следующему периоду. Принимается, что вектор использованного в период t постоянного капитала равен ptA, вектор соответствующего переменного капитала — ptcl, вектор прибавочной стоимости — (l – ptcl), где с = (сi)(n×1) — вектор, задающий потребительскую корзину, i-й элемент которого обозначает количество товара i, потребляемое рабочим в расчете на единицу отработанного им труда. Таким образом, как и в других интерпретациях марксизма, сумма переменного капитала и прибавочной стоимости равняется количеству живого труда l, хотя постоянный и переменный капиталы рассчитаны с использованием вектора цен, а не стоимостей. Распределяя прибавочную стоимость, созданную в период t, пропорционально величине капитала, использованного в отраслях, находим величину отклонений стоимостей от цен и, таким образом, определяем элементы вектора gt. Наконец, прибавляя gt к найденному вектору стоимостей, находим цены производства, которые также переносятся на будущий период.
Уравнения (1)–(2) представляют собой суть односистемного подхода и формируют ту самую единую систему, фигурирующую в названии подхода, в которой «стоимости произведенной продукции зависят от цен затрат»18. Мы видим, что в уравнениях стоимостей (1) потребленные элементы постоянного капитала учтены в ценах производства, которые формируются в прошлый период. Фримен утверждает, что стоимость, которую представляет денежная единица вообще и сложившиеся в прошлый период цены производства в частности, не может исчезнуть, так как действует принцип сохранения стоимости. Сформировавшиеся в прошлый период цены производства являются трудовыми, поэтому, по мнению Фримена, их использование в стоимостных уравнениях не вызывает теоретических возражений.
Уравнение (2) описывает возникновение цен производства по методу, который использовал Маркс в IX главе III т. «Капитала». Его удобство состоит в том, что оно делает зримым основные принципы, использованные при построении модели. Однако система (1)–(2) неполна, так как не содержит алгоритма расчета элементов вектора gt. Клаймен и Макглоун указывают, что этот алгоритм аналогичен процедуре расчета отклонений цены от стоимости, изложенной у Маркса, однако они не дали его подробного формального описания19. Вместо того чтобы заниматься здесь его формализацией, лучше сформулировать вслед за Клайменом и Макглоуном ценовые уравнения в более привычном виде:20
Система уравнений (1), (3), (4) полностью описывает процесс формирования стоимостей и цен производства в МОП. Этот процесс начинается с некоторых исходных, предварительно заданных значений цен производства pt = pt0, которые совпадают с трудовыми стоимостями, поэтому начальные значения цен известны исследователю. Все независимые параметры уравнений (1), (3), (4), такие как элементы матрицы A и векторов l, c, x, могут изменяться во времени и относятся к периоду t. Отсутствие индекса при указанных параметрах объясняется стремлением упростить внешний вид уравнений. По утверждению Клаймена и Макглоуна, ни один из выводов, полученных на основе данной модели, не зависит от условия постоянства данных коэффициентов во времени21.
Равенство (4) представляет собой односистемную интерпретацию уравнения Маркса для расчета нормы прибыли. В числителе выражения, стоящего в его правой части, находится совокупная прибавочная стоимость, созданная в период t, с той поправкой, что величина совокупного необходимого труда, ptclx, здесь рассчитывается не по текущей стоимости совокупной потребительской корзины рабочих, а по ее цене производства, рассчитанной на основе цен производства, сформировавшихся в прошлый период. В знаменателе находится сумма совокупных постоянного и переменного капиталов, использованных в период t, причем опять компоненты обоих капиталов оценены по ценам производства предыдущего периода.
Поскольку норма прибыли согласно соотношению (4) задается вне ценовых уравнений, набор ценовых уравнений (3), используемый в межвременнум односистемном подходе, имеет принципиально иной смысл, нежели неорикардианская ценовая система, в которой норма прибыли определяется внутри самой системы. Неорикардианская ценовая система позволяет получить относительные цены и норму прибыли без использования какой-либо дополнительной информации, а в случае введения условия инвариантности дает возможность определить абсолютные цены товаров. Поскольку в межвременнум односистемном подходе норма прибыли задана уравнением (4), а исходные значения цен производства, pt0, по условию известны, набор уравнений (3) можно использовать для нахождения методом итераций абсолютных значений цен производства товаров pt+1. В математическом смысле набор равенств (3) отличается от неорикардианской системы, в частности, тем, что параметры входящих в него уравнений оцениваются совершенно независимо друг от друга. При заданных независимых параметрах и норме прибыли исключение одного из уравнений из состава набора (3) или включение в него дополнительного ценового уравнения не ведет к изменению решений для неизвестных, содержащихся в остальных равенствах22.
Очевидно, что оба макроэкономических условия сохранения стоимости, введенные Марксом, выполняются в рамках межвременного односистемного подхода. С одной стороны, так как в числителе правой части уравнения для нормы прибыли (4) находится совокупная прибавочная стоимость, это означает, что она принимается тождественно равной совокупной прибыли, следовательно, одно из условий выполняется по определению.
С другой стороны, после умножения соотношения (3) на x справа и подстановки в него уравнения (4) получаем:
pt+1x = ptAx + lx.
Учитывая равенство (1), из последнего уравнения получаем второе макроэкономическое условие Маркса:
pt+1x = zt+1x.
Рассматривая идеи Клаймена и Макглоуна, нельзя не отметить, что в их подходе цены отклоняются и от трудовых стоимостей в марксовом смысле, и от цен производства в неорикардианском смысле. Это порождает ряд существенных проблем.
Во-первых, одной из наиболее трудных проблем, с которой приходится сталкиваться при анализе неравновесных ситуаций в рамках МОП, является описание механизма, позволяющего объяснить стремление текущих цен к уровням, задаваемым уравнениями (3) и (4). Хотя в МОП прибавочная стоимость, постоянный и переменный капиталы связаны с количеством использованного труда благодаря действию принципа сохранения стоимости, их определения отличаются от тех, которые дал Маркс. Например, мы видим из соотношения (4), что прибыль, равная прибавочной стоимости, определяется как разница между совокупным количеством труда, выраженным, естественно, в трудовых единицах, и совокупными затратами на оплату труда в денежных единицах. Подобное определение прибыли не соответствует ни традиционному марксистскому, ни неорикардианскому подходам. Соответственно, цены, определяемые на основе нормы прибыли, рассчитанной таким образом, отличаются как от цен в неорикардианском понимании, так и от марксовых стоимостей.
Описание механизма, который объяснил бы стремление текущих цен к значениям, определяемым уравнениями (1), (3) и (4), в работах теоретиков МОП отсутствует. Цена производства — это не просто расчетная величина, а значение, к которому предположительно стремится рыночная цена в силу того, что существует конкуренция между продавцами и покупателями товара, а также между капиталистами, инвестирующими капитал. Конкуренция ведет к установлению цены на таком уровне, который обеспечивает возмещение нормальных затрат производства и позволяет получить нормальную прибыль. Принципиальный недостаток концепции стоимости, принятой в МОП, состоит в том, что гипотетическое поведение людей, соответствующее подобным принципам ценообразования, нельзя подкрепить примерами из поведенческой практики субъектов, что ставит под сомнение научный статус используемой в МОП теории стоимости как концепции ценообразования.
Во-вторых, в МОП возникают трудности с определением величины затраченного переменного капитала, выраженного в единицах абстрактного труда. В рамках этого подхода переменный капитал, как писал Г. Монгиови, «представляет собой денежную сумму, авансированную рабочим в качестве заработной платы, которая в общем случае не будет совпадать с количеством общественно необходимого труда, заключенного в товарах, покупаемых на заработную плату и используемых для поддержания существования рабочих, задействованных в производственном процессе»23. Монгиови приходит к выводу, что отсутствие данных о величине переменного капитала, выраженного в единицах абстрактного труда, не позволяет определить подлинную величину прибавочной стоимости и, следовательно, ее норму.
Необходимо отметить, что, критикуя определение нормы прибавочной стоимости в МОП, Монгиови упускает из виду роль, которую играет в этом подходе принцип сохранения стоимости. Сторонники МОП действительно определяли переменный капитал как цену производства потребительской корзины рабочих, ptclx, но в качестве теоретического обоснования этого положения они использовали принцип сохранения стоимости, из которого следовало, что, во-первых, созданная стоимость существует в денежной форме и, во-вторых, труд является основой цены. Базируясь на таком понимании сущности цены, последователи МОП были уверены, что используемое ими определение переменного капитала является корректным и, следовательно, норма эксплуатации e = (lx – ptclx)/ptclx = (1 – ptc)/ptc также теоретически осмыслена и обоснована.
В-третьих, принцип сохранения стоимости имеет исключительное значение также для понимания оригинальных определений стоимости и прибавочной стоимости, которые используются в МОП. Стоимости в данном подходе частично определяются затратами живого труда, но в части затрат постоянного капитала они зависят от цен производства. Принятие принципа сохранения стоимости в том виде, в котором он присутствует в МОП, является необходимым условием для того, чтобы согласиться с определениями стоимости и прибавочной стоимости, используемыми в данном подходе. Соответственно, от того, принимаем ли мы принцип сохранения стоимости в трактовке, данной Фрименом, или нет, будет зависеть и наше отношение к утверждению сторонников МОП о выполнении в рамках рассматриваемого подхода марксовых макроэкономических условий сохранения стоимости. В МОП стоимость и прибавочная стоимость определены иначе, нежели у Маркса, поэтому выполнение равенств, с одной стороны, между совокупной прибылью и совокупной прибавочной стоимостью, а с другой — между стоимостью и ценой совокупного выпуска имеет значение лишь в том случае, если мы согласны с этими формулировками.
В-четвертых, как было сказано выше, принцип сохранения стоимости лежит в основе теоретического обоснования категорий цены, стоимости, постоянного и переменного капиталов и других понятий, используемых в МОП. Благодаря использованию в МОП концепции сохранения стоимости цены, задаваемые уравнениями (3)–(4), имеют трудовую основу, а весь подход относится именно к марксистскому направлению в экономической мысли. Однако использование этого принципа приводит к появлению теоретических проблем. Ж. Дюмениль и Д. Леви отмечали, что этот принцип заимствован Фрименом из естественных наук, в которых широко используются законы сохранения энергии. Они справедливо указывают, что безосновательное использование законов естественных наук в общественных дисциплинах ведет к ошибочным результатам24. Так, Дюмениль и Леви обратили внимание на то, что фрименов­ская трактовка принципа сохранения стоимости противоречит общепризнанному феномену обесценивания сырья, товаров и производственного капитала во время кризисов. Они также отметили, что в вопросе о сохранении стоимости устаревающих машин Маркс придерживался иных взглядов, нежели Фримен. Маркс считал, что стоимость машин определяется временем, необходимым на их воспроизводство в текущих общественных условиях. В случае если создание машины в современных условиях требует меньшего количества общественно необходимого труда, чем затрачивалось в прежних условиях, часть стоимости устаревшей машины безвозвратно утрачивается25.
Кроме того, при создании своего метода последовательных стоимостей Фримен предполагал, что постоянный капитал не подвержен износу. Принятие более реалистичной предпосылки об ограниченном сроке службы средств производства ведет к появлению значительных сложностей. При использовании метода последовательных стоимостей в рамках простой модели с постоянным капиталом, имеющим ограниченный срок службы, равный двум периодам производства, возможно появление экономически неприемлемых решений. В такой модели стоимости элементов постоянного капитала в соответствии с принципами межвременнуго односистемного подхода задаются реккурентными формулами. Согласно Дюменилю и Леви последовательности чисел, описывающие изменение стоимостей элементов постоянного капитала во времени, обязательно будут расходящимися, вследствие чего с определенного момента возможно появление экономических аномалий из-за увеличивающегося размаха колебаний оценок стоимостей составляющих постоянного капитала. Например, стоимости некоторых элементов постоянного капитала могут стать отрицательными или текущая стоимость изношенных машин может превысить текущую стоимость новых машин того же типа26.
Методология, на которой основан МОП, также может быть подвергнута критике. Так, Монгиови справедливо заметил, что представители данного направления ошибочно полагают, будто переменные экономической модели, основанной на системе совместных уравнений, обязательно определяются в один и тот же момент времени. При использовании метода решения совместных уравнений лишь предполагается, что переменные не могут быть определены независимо друг от друга. Ни уравнения Сраффы, ни вальрасианская система не отрицают временнуго характера экономических процессов. Значительная часть сраффианской и маржиналистской литературы, посвященной вопросам устойчивости решения, возникла вследствие понимания теоретиками того факта, что не все величины определяются в один момент времени. Теоретикам, использующим подобные модели, надо было показать, что действительные величины стремятся к значениям, задаваемым решением уравнений. Последнее, в свою очередь, предполагает описание процесса, протекающего во времени27.
Как показал Лейбман, методология расчета цен с помощью последовательных итераций, использованная создателями МОП, может быть с тем же успехом применена для определения равновесных цен в неорикардианской модели28. Более того, выводы, полученные представителями МОП с помощью использования метода последовательного определения стоимостей, могут быть повторены с помощью решения системы совместных уравнений. Примером является модель Р. Вульфа, Б. Робертса и Э. Келлэри, которая позволяет получить большинство аналитических выводов, сделанных в рамках МОП29.
Вызывает возражение и высказываемое представителями МОП утверждение о том, что обнаруженные исследователями логические противоречия марксистской теории являются следствием недиалектического прочтения трудов Маркса. По словам Монгиови, попытка представителей МОП оправдать несогласованности марксистской схемы ссылками на неправомерность использования линейных категорий буржуазной экономики для описания диалектических концепций Маркса выглядит малоубедительной, так как подобным путем можно оправдать любую теоретическую ошибку30.
Несмотря на то, что отдельные положения МОП не являются бесспорными, он представляет собой очень интересную попытку переосмысления и дальнейшего развития марксистской теории. МОП возник не вдруг и не сразу; его появлению предшествовал период протяженностью 20 лет, в течение которого экономисты разрабатывали теоретические элементы, вошедшие позднее в МОП31. Уже этот факт делает его интересным для историков экономической мысли. И, безусловно, МОП является важной вехой в развитии радикальной политической экономии, выступающей в качестве теоретической альтернативы для ортодоксальной неоклассической парадигмы.


1 Laibman D. Rhetoric and Substance in Value Theory: An Appraisal of the New Orthodox Marxism. In: Freeman A., Kliman A., and Wells J. (Eds.) The New Value Controversy and the Foundations of Economics. Cheltenham, UK; Northampton, MA, USA: Edward Elgar, 2004. P. 1.
2 Ibid.
3 Многие доклады, представленные на конференции в 1994–2005 гг., доступны в сети интернет по адресу: www.iwgvt.org
4 Kliman A. J., and McGlone T. A Temporal Single-system Interpretation of Marx’s Value Theory. Review of Political Economy. 1999. Vol. 11. Issue 1. P. 34; Lee Chai-on. Marx’s Labour Theory of Value Revisited. Cambridge Journal of Economics. 1993. Vol. 17. Issue 4. P. 463–478; Giussani P. The Determination of Prices of Production. International Journal of Political Economy. 1991/1992. Vol. 21. Issue 4. P. 67–86.
5 См.: Moseley F. The Return to Marx: Retreat or Advance. In: Freeman A., Kliman A., and Wells J. (Eds.) The New Value Controversy and the Foundations of Economics. Cheltenham, UK; Northampton, MA, USA: Edward Elgar, 2004. P. 37–53; Moseley F. The “New Solution” to the Transformation Problem: A Sympathetic Critique. Review of Radical Political Economics. 2000. Vol. 32. Issue 2. P. 282–316. Предварительный вариант статьи был представлен в качестве доклада на Международном симпозиуме по теории стоимости в 1997 г.: http://www.iwgvt.org/files/97Moseley.rtf
6 Bortkiewicz, L. von. Value and Price in the Marxian System. International Economic Papers. No. 2. 1952. P. 5–60.
7 Kliman A. J., and McGlone T. A Temporal Single-system Interpretation of Marx’s Value Theory. Review of Political Economy. 1999. Vol. 11. Issue 1. P. 37.
8 Ibid. P. 34–35.
9 Ibid. P. 34.
10 Mongiovi G. Vulgar Economy in Marxian Garb: A Critique of Temporal Single System Marxism. Review of Radical Political Economics. 2002. Vol. 34. Issue 4. P. 399.
11 Ibid. P. 399–402.
12 Kliman A. J., and McGlone T. A Temporal Single-system Interpretation of Marx’s Value Theory. Review of Political Economy. 1999. Vol. 11. Issue 1. P. 40.
13 Dumenil G., and Levy D. The Conservation of Value: A Rejoinder to Alan Freeman. Review of Radical Political Economics. 2000. Vol. 32. Issue 1. P. 120–122.
14 Lee Chai-on. Marx’s Labour Theory of Value Revisited. Cambridge Journal of Economics. 1993. Vol. 17. Issue 4. P. 466; Ormazabal K. M. The Transformation of Values into Competitive Price: Rescuing Marx’ Value Theory from Historical Misinterpretation. Статья, представленная на Международном симпозиуме по теории стоимости в 2004 г.: http://www.iwgvt.org/files/04Ormanazabal.doc
15 Moseley F. The Return to Marx: Retreat or Advance. In: Freeman A., Kliman A., and Wells J. (Eds.) The New Value Controversy and the Foundations of Economics. Cheltenham, UK; Northampton, MA, USA: Edward Elgar, 2004. P. 39–43.
16 Mongiovi G. Vulgar Economy in Marxian Garb: A Critique of Temporal Single System Marxism. Review of Radical Political Economics. 2002. Vol. 34. Issue 4. P. 406.
17 Kliman A. J., and McGlone T. A Temporal Single-system Interpretation of Marx’s Value Theory. Review of Political Economy. 1999. Vol. 11. Issue 1. P. 37.
18 Ibid.
19 Ibid. P. 36.
20 Ibid. P. 50–51.
21 Ibid. P. 37.
22 Mongiovi G. Vulgar Economy in Marxian Garb: A Critique of Temporal Single System Marxism. Review of Radical Political Economics. 2002. Vol. 34. Issue 4. P. 407.
23 Ibid. P. 404.
24 Dumenil G., and Levy D. The Conservation of Value: A Rejoinder to Alan Freeman. Review of Radical Political Economics. 2000. Vol. 32. Issue 1. P. 121, 142.
25 Ibid. P. 130–133. Также см.: Маркс. Капитал. М., 1978. Т. 3. Ч. 1. Гл. 24. С. 437.
26 Dumenil G., and Levy D. The Conservation of Value: A Rejoinder to Alan Freeman. Review of Radical Political Economics. 2000. Vol. 32. Issue 1. P. 137–140.
27 Mongiovi G. Vulgar Economy in Marxian Garb: A Critique of Temporal Single System Marxism. Review of Radical Political Economics. 2002. Vol. 34. Issue 4. P. 399–400.
28 Laibman D. Rhetoric and Substance in Value Theory: An Appraisal of the New Orthodox Marxism. In: Freeman A., Kliman A., and Wells J. (Eds.) The New Value Controversy and the Foundations of Economics. Cheltenham, UK; Northampton, MA, USA: Edward Elgar, 2004. P. 10–12.
29 Wolff R. D., Roberts B., and Callari A. Marx’s (not Ricardo’s) “Transformation Problem”: A Radical Reconceptualization. History of Political Economy, 1982, Vol. 14. Issue 4. P. 564-582. См. также: Борисов Г.В. История развития межвременного односистемного подхода в западной марксистской экономической мысли в 1970-80-е гг. // Проблемы современной экономики. 2011. № 3. С. 319-322.
30 Mongiovi G. Vulgar Economy in Marxian Garb: A Critique of Temporal Single System Marxism. Review of Radical Political Economics. 2002. Vol. 34. Issue 4. P. 406.
31 См.: Борисов Г.В. История развития межвременного односистемного подхода в западной марксистской экономической мысли в 1970-80-е гг. // Проблемы современной экономики. – 2011, № 3. – С. 319–322.

Вернуться к содержанию номера

Copyright © Проблемы современной экономики 2002 - 2018
ISSN 1818-3395 - печатная версия, ISSN 1818-3409 - электронная (онлайновая) версия