Logo Международный форум «Евразийская экономическая перспектива»
На главную страницу
Новости
Информация о журнале
О главном редакторе
Подписка
Контакты
ЕВРАЗИЙСКИЙ МЕЖДУНАРОДНЫЙ НАУЧНО-АНАЛИТИЧЕСКИЙ ЖУРНАЛ English
Тематика журнала
Текущий номер
Анонс
Список номеров
Найти
Редакционный совет
Редакционная коллегия
Представи- тельства журнала
Правила направления, рецензирования и опубликования
Научные дискуссии
Семинары, конференции
 
 
 
Проблемы современной экономики, N 4 (40), 2011
ЭКОНОМИЧЕСКИЕ ПРОБЛЕМЫ РЕГИОНОВ И ОТРАСЛЕВЫХ КОМПЛЕКСОВ
Басангова К. М.
соискатель кафедры государственного и муниципального управления Государственной полярной академии (г. Санкт-Петербург),
кандидат экономических наук


Арктическая транспортная система как фактор развития северных территорий
В статье дана характеристика ресурсного потенциала северных территорий. Обоснована необходимость развития арктической транспортной системы. Представлен круг вопросов, учет которых обязателен при выработке политики развития северных территорий
Ключевые слова: арктическая транспортная система, Северный морской путь, северные территории, развитие
УДК 332.142; ББК 65.04

Мировое сообщество, отдельные политические и хозяйственные структуры многих стран все больше внимания уделяют Арктике и Северу. Делается это с пониманием, что североширотные территории имеют исключительное значение в решении фундаментальных проблем развития человечества. Однако такое понимание фиксируется в основном как теоретическое знание об особенностях природно-ресурсного, экологического, энергоэкономического, медико-физиологического, этнокультурного характера. На практике же преобладает лишь интерес к природным богатствам и соответствующая ему доктрина колониального освоения новых земель.
В России к районам Крайнего Севера и приравненным к ним местностям полностью отнесены 16 и часть 11 субъектов Федерации с площадью 11 млн кв. км (почти 2/3 территории страны). В этих районах постоянно проживает 10,7 млн человек, что составляет 7,4% населения России. В том числе на Арктическую зону Российской Федерации (АЗРФ) приходится площадь около 9 млн км2, где проживает более 2,5 млн человек, что составляет менее 2% населения страны и около 40% населения всей Арктики. При этом в АЗРФ создается 12-15% ВВП страны, обеспечивается около четверти экспорта России [1].
Северные территории играют ключевую роль в экономике страны: здесь производится более 20% ВВП, 18% электроэнергии, 25% лесной продукции, добывается более 90% природного газа, 75% нефти, 80% золота, 90% меди и никеля, почти все алмазы, кобальт, платиноиды, апатитовый концентрат [2].
Север России изучен достаточно хорошо, что дает основание для выдвижения новой парадигмы его развития: не только освоение топливных и сырьевых ресурсов для внешних потребителей, но и создание общих социально-экономических условий для жизни самих северян. Ключевым становится понятие «обживание территории». Кроме Арктики, все остальные районы Севера могут развиваться на основе постоянного местожительства, разнообразных внутренних источников жизнеобеспечения, географического разделения труда и эквивалентного товарообмена. Это предполагает переход: от использования природных и человеческих ресурсов к их системному воспроизводству, от вывоза почти всего создаваемого здесь капитала к материализации значительной его части на месте, от моно- к полиспециализации на основе научно-технического прогресса, от трансляции чужих идей к выработке собственных, от полного государственного управления к координации всех субъектов хозяйственной и общественной деятельности. При этом здесь самым активным субъектом хозяйствования и регулирования обязано оставаться государство. Именно оно должно нормативно закрепить политические установки на воспроизводство общих условий жизни северян, а также на преодоление северного удорожания, низкого уровня инновационности, экстерриториального поведения корпораций, слабой общественной ориентации природно-ресурсной ренты.
Сегодня АЗРФ располагает самым мощным индустриальным слоем, а масштабы хозяйственной деятельности значительно превосходят показатели других полярных стран. Здесь высока доля добавленной стоимости добывающих отраслей и предприятий, которая составляет 60%. Для сравнения, в Гренландии, Норвегии, Швеции, Финляндии, Исландии — она составляет не более 15%; на Аляске и в арктической Канаде — около 30% [5].
АЗРФ выступает и в качестве стратегической ресурсной базы Российской Федерации, обеспечивающей решение задач социально-экономического развития страны. Так здесь добывается более 80% российского газа. На севере Сибири сконцентрированы уникальные Уренгойское, Ямбургское, Бованенковское, Заполярное, Харасавейское, Южно-Тамбейское месторождения газа и крупнейшие Русское, Новопортовское, Суторминское, Северо-Комсомольское, Тарасовское, Харампурское месторождения нефти. Ямальские месторождения способны удовлетворить перспективный прирост потребности в газе как внутренних, так и экспортных потребителей. Месторождения Тимано-Печорской нефтегазовой провинции, которые находятся в Ненецком автономном округе, обладают значительными ресурсами нефти и газа. Здесь создана крупная сырьевая база газовой промышленности. Все разведанные запасы газа сконцентрированы в пяти месторождениях (крупнейшее Лаявожское). Тимано-Печорская провинция вместе с шельфом Баренцева моря территориально образуют нефтегазовую мегапровинцию. В арктических морях Баренцевом, Печорском и Карском открыто 27 месторождений нефти и газа. К наиболее значимым из них относятся уникальные Штокмановское, Ленинградское, Русановское газоконденсатные, Юрхаровское нефтегазоконденсатное, Каменномысское-море газовое, крупные Долгинское и Приразломное нефтяные.
В макрорегионе добывается значительная часть российских алмазов, 100% сурьмы, апатита, флогопита, вермикулита, барита, редких металлов; свыше 95% металлов платиновой группы, более 90% никеля и кобальта, 60% меди. Более трети рыбы и морепродуктов России и около 20% рыбных консервов производится также здесь.
Таким образом, Арктическая зона России сегодня является пространством, определяющее развитие национальной экономики. В этой связи роль транспортной системы Арктической зоны является абсолютной.
Арктическая транспортная система включает:
Северный морской путь как исторически сложившуюся единую национальную транспортную коммуникацию;
комплекс транспортных средств морского и речного флота, авиации, трубопроводного, железнодорожного и автомобильного транспорта;
комплекс береговой инфраструктуры: порты, средства навигационно-гидрографического и гидрометеорологического обеспечения, связи, сопровождающих транспортную деятельность в Арктической зоне России вместе с системой меридианально ориентированных транспортных путей.
Предполагается, что одним из основных транспортных коридоров станет меридиональный международный транспортный маршрут Северный морской путь — р. Лена — железная дорога Беркакит — Томмот — Якутск — Байкало-Амурская магистраль (Транссибирская магистраль) — страны Азии.
Развитие опорной транспортной сети арктических территорий для обеспечения перевозок по ней предусматривает:
модернизацию инфраструктуры водных путей;
первоочередное развитие и техническое перевооружение с созданием терминальных логистических комплексов (портов Хабаровск, Благовещенск, Поярково, Покровка, Зея, Свободный, Якутск, Осетрово, Олекминск, Ленск, Зырянка, Черский, Белая гора и Хандыга) развитие инфраструктуры арктических портов Тикси и Зеленый Мыс, строительство устьевых перегрузочных комплексов в устьях рек Лены, Яны, Индигирки и Колымы.
Вместе с тем развитие Северного морского пути предусматривает: сохранение его как единой национальной транспортной магистрали России; обеспечение его устойчивого и безопасного функционирования в интересах региональной экономики, транзитных и региональных перевозок и северного завоза грузов; защиту приоритета российского флота и укрепления безопасности России в Арктике.
Одной из важных задач, предусмотренных Стратегией развития Арктической зоны России, решение которой во многом будет способствовать ее успешному развитию, является обеспечение реструктуризации объемов грузоперевозок по Северному морскому пути, в том числе за счет государственной поддержки строительства береговой инфраструктуры.
Восстановление функций Северного морского пути для безопасного плавания по его трассам предполагает модернизацию арктических портов Хатанга, Тикси, Певек, Дудинка, Диксон, создание новых портовых (транспортно-логистических) комплексов и рейдовых отгрузочных терминалов Индига, Харасавей, Мурманск, Варандей.
Изучение проблем Севера, проводимое в России, США (Аляска), Канаде, Финляндии и скандинавских странах, показывает, что успех в северной политике достижим, если государство имеет общенациональную стратегию размещения производительных сил, в которой предусматривается:
применение принципов протекционизма и компенсационности к районам со сложными природно-климатическими условиями;
оптимизация положения северных ресурсов в системе внутренних и внешних рынков;
развитие контрактных отношений с корпорациями по поводу территориального обустройства;
использование преимуществ рентного налогообложения;
обязательное поддержание самобытности коренных жителей и их стремления к самоуправлению.
Россия могла бы стать лидером в формировании мировой северной стратегии. Для этого следует отказаться от позиции предельного сужения хозяйственной сферы Севера и перевода ее в основном на вахтовый метод освоения. При определенных правовых и экономических условиях производительные силы Севера могут развиваться стационарно и по многим направлениям. При этом вахтовый метод не исключается, но он должен быть дополнительным и использоваться по линии «Ближний Север — Дальний Север — Арктика». Следует принять также во внимание, что Север весьма разнообразен в природно-климатическом и национально-культурном аспектах. Это разнообразие должно быть использовано в выборе форм жизнеустройства.
На Севере России сформировались относительно устойчивые территориальные общности людей. Их здоровье, культура и традиции самоценны. Подрыв духовных ценностей и культурного фонда коренных жителей Севера, в том числе и малочисленных народов, губителен для россиян. Принципиальным является не количество северян, а качество их жизни, их лепта в общую культуру человечества. В связи с этим заметим, что «индекс человеческого потенциала» на Севере примерно такой же низкий, как и по России в целом. Но это «равенство» достигается относительно высокими показателями валового регионального продукта и уровня образования. Гораздо ниже показатели здоровья населения: уровень заболеваемости здесь превышает средний по стране в 3–5 раз. Особенно тяжелое положение сложилось в области охраны здоровья коренных малочисленных народов. Необходима активная государственная работа по укреплению научной и материально-технической базы медицины, разработке и внедрению северных стандартов поддержания здоровья населения, в том числе в части питания.
Одна из наиболее актуальных проблем Севера — организация труда. Безработица здесь, по крайней мере, в районах Крайнего Севера, противоестественна. Тем не менее, на северные регионы в настоящее время приходится четверть всех безработных страны. Это показатель безразличия или слабости государства в части регулирования территориального развития. Попытки организованно переселить «лишнее» население в центральные регионы нельзя считать удачными по двум причинам: малый объем финансовых ресурсов, выделяемых на программы переселения, низкий уровень их использования; множество неувязок по пенсионному обеспечению переселенцев, а также в оценке стоимости жилищных сертификатов, как правило, заниженной и не соответствующей реальной рыночной цене жилплощади.
Общий взгляд на переселение с Севера со стороны федерального правительства несколько утрирован и не согласуется с реальной социально-экологической ситуацией в стране. Известно, что биосфера имеет ограниченную хозяйственную емкость. Концентрация населения и производства России лишь в так называемых полюсах роста (в Центре и Поволжье, на Урале, юге Сибири и Дальнего Востока) опасна для биосферы. По этой причине сдвиг новых мощностей энергетики и обрабатывающей промышленности в предсеверные и ближне северные территории представляется целесообразным. Необходимо продолжить формирование транспортной сети с опорными железнодорожными магистралями, такими как Белкомур, Северсиб-транс, БАМ, АЯМ и др. Требует восстановления Северный морской путь. Конечно, и на Севере надо стремиться к оптимизации хозяйственной нагрузки на природу с резервированием значительных по площади территорий в качестве «экологических буферов». Сохранение и устойчивое воспроизводство биоразнообразия и биоресурсов Арктики и Севера России есть задача мирового масштаба.
Возрастает роль топливно-энергетических и минерально-сырьевых ресурсов, разведанных в североширотной зоне нашей страны. Но этот факт еще раз заставляет обратить внимание на принципиальную позицию северной политики: использование названных ресурсов должно рассматриваться как средство жизнеобеспечения, а целеопределяющими следует установить социальные, экологические и культурные аспекты жизнедеятельности северян. Главной проблемой при этом является неполная аккумуляция налоговых доходов и мощный их отток из северных регионов. Первое связано с действием так называемой налоговой оптимизации ресурсных корпораций, второе — с постоянно усиливающимся федеральным закреплением ресурсных налогов. Выполнению социальной и научно-технической функции ресурсных налогов препятствуют также их псевдорентный характер и отрыв от воспроизводства ресурсной базы.
Необходимыми положениями при формировании и реализации стратегии региональной политики Российской Федерации должны стать:
правильная трактовка ренты как дохода от права собственности и сверхприбыли предприятий;
создание механизма экономической реализации совместного ведения ресурсами через справедливое межбюджетное регулирование доходов;
ослабление экстерриториального поведения ресурсных корпораций и установление норм их социальной ответственности;
партнерство государственных, корпоративных и структур коренных народов.
Особое внимание следовало бы обратить на формы и методы соединения природно-ресурсного и научно-технического потенциалов северных территорий. От этого зависит их качество, способность к развитию.


Литература
1. Акопов В.И., Гаджиев Ю.А. Социальное развитие регионов Севера России // Проблемы прогнозирования. - 2008. - № 5. - С. 55-67.
2. Гаджиев Ю.А. Межрегиональные различия в экономическом развитии зоны Севера // Вопросы статистики. - 2008. - № 10. - С. 8-14.
3. Гуриева Л. Стратегия устойчивого развития региона // Проблемы теории и практики управления. - 2007. - № 2. - С. 46-57.
4. Залкинд Л.О., Серова Н.А. Инвестиционный рейтинг регионов Севера // ЭКО. - 2008. - № 11 (413). - С. 61-67.
5. Хомуха С.А. Север, кластеры территориально-промышленных комплексов: кластерное формирование организационно-экономического механизма в зоне функционального развития территориално-промышленных комплексов (ТПК) северных регионов // Российское предпринимательство. - 2009. - № 3. - С. 103-106.

Вернуться к содержанию номера

Copyright © Проблемы современной экономики 2002 - 2021
ISSN 1818-3395 - печатная версия, ISSN 1818-3409 - электронная (онлайновая) версия