Logo Международный форум «Евразийская экономическая перспектива»
На главную страницу
Новости
Информация о журнале
О главном редакторе
Подписка
Контакты
ЕВРАЗИЙСКИЙ МЕЖДУНАРОДНЫЙ НАУЧНО-АНАЛИТИЧЕСКИЙ ЖУРНАЛ English
Тематика журнала
Текущий номер
Анонс
Список номеров
Найти
Редакционный совет
Редакционная коллегия
Представи- тельства журнала
Правила направления, рецензирования и опубликования
Научные дискуссии
Семинары, конференции
 
 
 
Проблемы современной экономики, N 4 (40), 2011
ЭКОНОМИЧЕСКИЕ ПРОБЛЕМЫ РЕГИОНОВ И ОТРАСЛЕВЫХ КОМПЛЕКСОВ
Аношкин П. А.
аспирант кафедры экономической теории Пермского национального исследовательского политехнического университета

Пространственная модель современного города
В статье представлена пространственно-аналитическая система «Urban Network Opportunities» (UNO), разработанная авторским коллективом, в качестве нового инструментария пространственного анализа и планирования города в интересах его конкурентного развития. Освещены методические вопросы и представлены результаты анализа территории города Перми, полученные с применением данной компьютерной программы
Ключевые слова: полицентричная модель города, пространственный анализ, пространственно-аналитическая система, территориальный капитал, агломерация
УДК 711.4-112(-21)

Вопросы модернизации и инновационного развития России не могут быть решены в отрыве от совершенствования пространственной организации расселения и экономики на региональном и муниципальном уровнях. Формирование пространственной модели современного крупного города включает аспекты повышения его конкурентоспособности, агломерационного развития и формирования территориального капитала города.
Процессы регионализации, развитие глобального рынка, повышение мобильности ресурсов (трудовых и финансовых), свобода передвижения жителей в поисках лучших условий для проживания оказывают существенное влияние на развитие крупных городов и создание агломераций во всем мире. Вопросы пространственного развития России, роли агломераций в процессах трансформации системы расселения, усиливающейся конкуренции между городами за жителей и инвестиции в ближайшие годы приобретут ключевое значение при обсуждении путей модернизации страны.
Однако неуклонный рост городов, особенно в развивающихся странах, сопровождается целым комплексом проблем — экологических, социальных, связанных с ростом преступности и социальной напряженности, ограниченностью природных ресурсов, исчезновением культурного и исторического наследия.
Вместе с тем, развивающиеся города становятся основным инструментом устойчивого развития постиндустриального общества. Город формирует основной спрос на высокотехнологичные продукты, информационные технологии и инновационные решения, при этом именно в городе и создаются инновации. Город является основным виновником ухудшения экологической обстановки и изменения климата на Земле, однако именно город может стать наиболее действенным решением этой поистине глобальной проблемы.
Сейчас эта проблема осознается и в России, о чем свидетельствует публикация в газете «Ведомости» 16.11.2010 г. Как отмечается в статье, в России происходит стихийное образование агломераций, переселение населения из малых городов в крупные, концентрация экономических и инновационных ресурсов в центрах агломераций. Однако стихийный характер агломерационных процессов может усилить территориальные диспропорции, создать определенные риски для развития государства. Поэтому необходимо создать условия для ускоренного и регулируемого образования агломераций в целях формирования инфраструктуры точек роста там, где есть объективные предпосылки для формирования агломераций [4].
Одновременно в городах все более актуальными становятся задачи создания максимально комфортной инфраструктурной и экономической среды, потому что города участвуют в глобальной конкуренции, за людей, за наиболее квалифицированные и креативные кадры.
Важно также, что управление городами относится к сфере исключительной компетенции публичных институтов, в первую очередь — органов государственной и муниципальной власти. Следовательно, все более актуальными перед муниципальными властями становятся задачи комплексного пространственного анализа городской среды, экономической структуры, транспортной и социальной инфраструктуры, результаты которого должны учитываться при стратегическом и пространственном планировании городского развития.
В качестве исходных пунктов при формировании методики и инструментов пространственного анализа города в интересах его экономического развития и повышения конкурентоспособности мы приняли следующие исходные пункты.
Первый исходный пункт заключается в принципе полицентричности. Конкурентоспособность современного города, как отмечают в своей статье Рудольф Гиффингер и Мариана Шталльбом, напрямую связана с его способностью выполнять специфические функции метрополии, а именно:
— пространственное «расширение» города, предполагающее создание социально-экономических подцентров, интенсивное создание новых рабочих мест на основе полицентричной модели;
— интенсивное развитие экономики, основанной на знаниях, как в производственном секторе, так и в секторе услуг, как в центре, так и на периферии агломерации;
— концентрация в городе центров принятия решений таких, как международные и межрегиональные производственные и сервисные бизнес-структуры, политические, общественные и культурные организации [10].
Города, которые целенаправленно осуществляют политику «метрополизации», объективно повышают свое место в городской иерархии, что позволяет им привлекать инвестиции, новые центры принятия решений и новых жителей.
В статье Камагни и Капелло [8] отмечается, что возможны следующие негативные последствия сверхконцентрации населения и ресурсов в крупных городских территориях:
— рост альтернативной стоимости реализации новых проектов в мегаполисах;
— культурные и экологические затраты от опустынивания регионов;
— перенаправление большой доли национальных сбережений в сектор строительства и спекуляции с недвижимостью в развитых городах;
— миграция населения из кризисных и отдаленных территорий в города, которые также не имеют потенциала развития и др.
Для снижения подобных негативных тенденций необходимо придерживаться важного принципа пространственной стратегии, а именно принципа полицентричности, как на национальном уровне, так и на уровне метрополии. Чтобы обеспечить одновременное соответствие принципу полицентричности и принципу эффективности инвестиций, которые более эффективны в случае действия агломерационных эффектов, целесообразно уделить особое внимание развитию и повышению конкурентоспособности нестоличных городов и агломераций.
Второй исходный пункт заключается в концепции современного комфортного города, что предполагает равнозначный доступ жителей города к инфраструктуре и преимуществам инженерного благоустройства. В свою очередь, ограниченность доступа к инфраструктуре жителей разных городских территорий, обостряет вопросы социального неравенства. Понятие «качество жизни» тесно связано с возможностью жителей использовать преимущества урбанизированной территории, а жизнеспособность города во многом зависит от возможности граждан участвовать в принятии тех или иных планировочных решений.
Примером комплексного подхода к созданию комфортной городской среды является город Ванкувер и его партнер в ассоциации «города, пригодные к жизни», где в настоящее время планируется многофункциональное развитие социально активных территорий. Микрорайоны проектируются для многофункционального обеспечения жителей в радиусе пешеходной доступности до: магазинов, парков, библиотек, учреждений развлечения, отделов полиции и.т.д., что дает возможность жителям без использования транспорта и передвижений на длительные дистанции жить в комфортном окружении. При расположении объектов обслуживания и мест приложения труда на расстоянии пешеходной доступности улицы становятся социальными пространствами, а не только традиционными направлениями движений людей и товаров [12].
Похожей стратегии придерживаются графство Кинг, штат Вашингтон, Портланд и Лос-Анджелес, основной задачей которых, является перемещение уплотнения застройки в так называемые «урбодеревни» на городских окраинах. Такое решение будет препятствовать «расползанию» города за его границы, а также будет формировать новые планировочные единицы низкоплотной индивидуальной застройки на окраинах города с многофункциональными ареалами обслуживания и рабочими местами [5].
Третий исходный пункт нашего исследования состоит в том, что определяющим моментом в скорости экономического роста той или иной территории становится количество и качество территориального капитала. Концепция территориального капитала предполагает, что одинаковые инвестиции в разных регионах приведут к разным результатам, как на городском уровне, так и на уровне государства. Конкурентоспособность, достигнутая благодаря особенностям территории, эффективности инфраструктуры и услуг, приносит пользу всей местной экономике. Территориальный капитал предопределяет возможность и величину получения дохода на единицу инвестиций, следовательно, влияет на конкурентоспособность города посредством привлечения инвестиций и квалифицированных работников.
В число основных факторов, формирующих материальные активы территориального капитала города, исследователи включают пространственные расположение и организацию города, экономические показатели предприятий, экономическую структуру, климатические условия и природные ресурсы, человеческий капитал, инфраструктуру и градостроительные условия. Нематериальные активы характеризуются как специфический социальный капитал, позволяющий реализовать конкурентную стратегию развития города, включая взаимодействие власти, бизнеса и общества, социокультурные модели конкуренции и бизнеса, а также социальные сети взаимодействий, механизмы перетока знаний в инновационном кластере [11].
Между тем, если современные крупные города игнорируют вышеописанные тенденции, то они не только теряют свою конкурентоспособность, но и создают предпосылки упадка в регионе в целом. Объективные процессы концентрации населения в агломерациях будут находить альтернативные направления в соседних регионах, а менее адаптивное население на неквалифицированных рабочих местах будет воспроизводить отсталую модель регионального и городского развития.
Следовательно, необходимо регулирование пространственного и социально-экономического развития городов и агломераций и в условиях структурных изменений посткризисной экономики с учетом возрастающей конкуренции между городами. Условия для пространственного развития сильно изменились, появились новые задачи для городского развития, требующие всеобъемлющих стратегий на городском (региональном) уровне для укрепления конкурентоспособности.
Кроме того, противоречивость пространственного развития страны состоит в том, что современные вызовы, с которыми сталкиваются российские города и агломерации, накладываются на нерешенность базовых задач: создание качественной инфраструктуры, привлечение внешних инвесторов, внутреннее развитие.
В связи с этим актуальной представляется задача разработки систем поддержки принятия решений для управляющий центров на уровне городов и агломераций, позволяющих анализировать и наглядно представлять важные пространственные закономерности, формирующие территориальный капитал. В этих целях необходимы разработка и внедрение в практику городского планирования единой методологической платформы и высокотехнологичного инструментария для проведения многомерного пространственного анализа и моделирования в интересах пространственного, стратегического, экономического планирования на городском и территориальном уровне.
Примером такого инструментария является пространственно-аналитическая система «Urban Network Opportunities» (UNO), разработанная авторским коллективом [2]. Широкий спектр аналитических функций, реализованных в системе, позволяет проводить исследования экономической, социальной и транспортной инфраструктуры города. Ряд функциональных блоков в составе системы, используя базовые пространственно-аналитические функции, позволяет выполнять расчет следующих показателей:
— коэффициенты плотности экономического использования и коэффициенты локализации по отдельным видам экономической деятельности или комплексным отраслевым группам;
— коэффициент общей плотности экономического использования;
— коэффициент разнообразия экономической деятельности;
— коэффициент транспортной доступности;
— показатели обеспеченности объектами социальной инфраструктуры;
— показатели оптимальности размещения предприятий той или иной отрасли и др.
Создан удобный инструмент обработки многомерных данных с пространственным расширением, позволяющий рассчитывать и визуально представлять аналитическую информацию о пространственном развитии города, в том числе в экономическом аспекте.
Особую ценность пространственно-аналитическому комплексу придает информационное наполнение. В систему занесена следующая информация, относящаяся к территории г. Перми:
данные по застройке территории города;
данные по численности населения;
данные об объектах, осуществляющих экономическую деятельность (соответствуют 3 кварталу 2010 г.);
данные об административных и общественных организациях и учреждениях (соответствуют 3 кварталу 2010 г.);
данные о социальной инфраструктуре;
улично-дорожная сеть;
транспортная инфраструктура (остановки общественного транспорта, автостоянки);
границы административных районов города.
Следует отметить, что в ряде публикаций был сделан вывод, о том, что накопленный негативный потенциал, связанный с отсутствием стратегического планирования г. Перми в аспекте агломерационной политики и пространственного развития, способствует снижению конкурентоспособности Перми. Об этом свидетельствуют не только статистические показатели, не только культурологические и социологические исследования, но и аналитические оценки инвестиционной привлекательности. Так, по результатам рейтинга инвестиционной привлекательности крупных городов Пермь последовательно перемещается в рейтинге с 13 места в 2008 г. на 16 место в 2009 г., и на 17 место в 2010 г. [6]. Проведенное нами исследование показало, что г. Екатеринбургу по сравнению с г. Пермью наиболее присущи признаки, которые характеризуют способность города выполнять функцию метрополии. Это приводит к тому, что Пермь теряет свою конкурентоспособность по сравнению с другими крупными городами. Объективно это проявляется в следующих негативных тенденциях развития Перми: моноцентричная модель экономической структуры, снижение численности населения, отрицательная миграция по наиболее мобильным категориям населения, стагнация на рынке труда [1, 7].
Проведенное исследование территории г. Перми с применением пространственно-аналитической системы UNO выявило ряд качественных и количественных закономерностей, которые следует учитывать при стратегическом и пространственном планировании, при обосновании экономической и градостроительной политики, так как игнорирование стихийно формирующихся тенденций может привести к дальнейшему снижению конкурентоспособности города.
По результатам анализа плотности экономического использования территории города Пермь установлено, что на 54% застроенной территории города показатель имеет минимальное значение. При этом 14% застроенной территории вообще не используется для экономической деятельности.
Высокая плотность экономического использования характерна для 5% территории города, прежде всего, центральных кварталов города. Более того, для многих центральных кварталов характерно превышение в 4-6 раз пограничного значения (более 6 предприятий и организаций на 1 гектар застроенной территории). На картограмме такие центральные кварталы выделены черным цветом (рис. 1).
Рис. 1. Плотно используемые территории г. Перми (6 и более предприятий на 1 га)
Существует выраженная взаимосвязь между коэффициентами плотности экономического использования территории и разнообразия экономической деятельности (коэффициент корреляции 0,87). Однако существуют локальные центры, в которых наблюдается урбанистический эффект. Эту информацию следует использовать при городском планировании (размещение социально-бытовых, общественно-деловых центров, остановок общественного транспорта и т.п.).
Мы выявили достаточно высокую взаимосвязь между показателями транспортной доступности и интенсивности экономического использования территориальных единиц города (коэффициент корреляции 0,65). Более того, эта взаимосвязь выше в случае транспортной доступности личного автотранспорта, чем в случае общественного транспорта.
В свою очередь более равномерное размещение предприятий малого и среднего бизнеса на территории города способствует сбалансированному развитию инженерной, транспортной и социальной инфраструктуры, усилению экономического потенциала города и повышению его конкурентоспособности, что, в конечном счете, ведет к увеличению территориального капитала города.
Рис. 2. Картограмма плотности экономического использования территории г. Перми
Картограмма сглаженного коэффициента плотности использования территории города для экономической деятельности представлена на рисунке 2. Более высокой плотности использования территории соответствуют более темные цвета. Картограмма свидетельствует о моноцентричном развитии города, что объективно сужает возможности развития бизнеса и его дальнейшей экспансии.
Полицентричное развитие городской среды препятствует возникновению экономически отсталых, и как следствие, социально и экономически депрессивных территорий. Модель полицентричного развития города подразумевает создание достаточного количества мест приложения труда в непосредственной близости от жителей территории, а так же создание всей необходимой социальной инфраструктуры, инфраструктуры бытового комфорта и досуга в пешеходной доступности или в пределах транспортного района (для крупных объектов инфраструктуры).
Данная модель положительно влияет на общий показатель комфорта города для жителей и потенциальных мигрантов, в таких аспектах, как экология городской среды, уровень загруженности транспортной инфраструктуры, уровень и степень развития общественного транспорта, степень развития социальной инфраструктуры, тесное взаимодействие бизнеса и местных властей, общественная безопасность и общий уровень культуры жителей города.
В отчете «Kleinräumige Wirtschaftsentwicklung im dicht genutzten Stadtgebiet von Wien» представлены результаты анализа влияния территориальных условий конкретных территориальных единиц (блоков) на развитие отраслей экономики и сделан вывод о том, что предприятия и организации различных отраслей предъявляют дифференцированные требования к территории. При этом одни и те же территориальные условия могут стимулировать развитие конкретных отраслей экономики и тормозить развитие других отраслей. Например, существуют отрасли и сектора экономики, которые не могут эффективно развиваться на плотно используемых территориях. Следовательно, моноцентричная модель города показывает, что существуют определенные барьеры для эволюционного экономического развития [9].
Кроме того, моноцентричная модель препятствует экспансии бизнеса, снижает конкурентоспособность городских бизнес-моделей. Очевидно, что создавать бизнесы, конкурентоспособные за пределами города, могут только те предприятия, которые стали лидерами на городском уровне. Однако, если экономическое пространство города искусственно «сужено» за счет моноцентричной модели, то это негативно влияет рост некоторых типов бизнес-структур, например, сетей предприятий и организаций.
В конечном итоге, моноцентричная модель сказывается не только на условиях экономического развития, но и снижает конкурентоспособность города с точки зрения условий проживания жителей, а именно:
усиливаются территориальные диспропорции в доступности общественных благ;
возрастают диспропорции в возможностях для образования, творчества и социальной активности, отдыха и развлечений;
несоответствие системы расселения населения и моноцентричной модели экономического развития приводит к необходимости ежедневных массовых поездок и «транспортной усталости»;
возрастает угроза превращения периферийных территорий в «гетто» и территории социальной отсталости;
ухудшается криминогенная ситуация.
Таким образом, существует ряд очевидных аргументов, которые служат обоснованием определенной стратегии пространственного развития крупного города, направленной на снижение территориальных диспропорций и на формирование полицентричной модели городского развития.
Для сравнительного анализа центрального и отдаленных районов были выделены территориальные единицы для сравнения, названные микрорайон 1 (Ленинский р-н), микрорайон 2 (Орджоникидзевский район). Рассчитаны абсолютные и удельные показатели использования территории для экономической деятельности в целом и для отдельных видов экономической деятельности. В результате были получены данные о значительных территориальных диспропорциях (табл.1).

Таблица 1
Территориальные условия: сравнительный анализ микрорайонов
ПоказательМикрорайон 1
(Ленинский район)
Микрорайон 2
(Орджоникидзевский район)
Микрорайон 3
(Кировский район)
Площадь анализируемой территории (га.)540642567
Плотность экономического использования территории (среднее значение)6,70,271,35
Средний индекс транспортной доступности11,382,53,7
Плотность продуктового ритейла на 1 га (среднее значение)0,080,040,12
Количество медицинских учреждений57926
Обеспеченность меди-цинскими учреждениями (на 1000 чел.)1,70,211,08
Плотность организаций сферы ИТ0,210,0010,01
Плотность магазинов одежды0,610,010,15
Плотность организаций финансовой и юридической сферы0,80,030,12

Из таблицы видно, что плотность экономического использования территории (среднее значение по микрорайону) в центральном районе в 5 раз выше, чем в микрорайоне 3, в 25 раз выше, чем в микрорайоне 2. Коэффициент транспортной доступности в центральном районе в 3 раза выше, чем в микрорайоне 3, в 4,5 раза выше, чем в микрорайоне 2. Аналогичная картина наблюдается по отраслевым показателям плотности экономического использования территории. Исключение составляют сети продуктовых магазинов. При этом по данным Генерального плана г. Перми для территории города характерна достаточно равномерная плотность расселения жителей [3]. Таким образом, существует явно выраженные диспропорции в территориальных условиях города, что входит в противоречие со схемой расселения жителей.
Согласно результатам анализа территории города Перми, схема распределения предприятий досуга, а так же организаций дополнительного образования, спортивных секций и различных молодежных клубов также имеет ярко выраженный моноцентричный характер.
Между тем полицентричная модель города обеспечивает ряд положительных эффектов. Происходит эффект выравнивания цен на офисные помещения, жилье и арендные ставки сдаваемых помещении, что снижает издержки малого бизнеса. Помимо этого повышается общий уровень и культура потребления населением тех или иных услуг и товаров, повышается конкуренция территорий внутри города. Это влечет за собой более тесное сотрудничество бизнеса и местных органов власти, заинтересованных в более эффективном совместном развитии собственных территорий, что может выражаться в различных сферах и общем уровне благоустройства территории. Все это ведет к увеличению эффективности малого и среднего бизнеса, особенно, ориентированного на конечного потребителя.
При полицентричной модели развития города меньше вероятность возникновения социально депрессивных территорий, жители которых, особенно подростки и молодежь, чувствуют себя отстраненными (в транспортном или социальном представлении) от тех возможностей, которые предлагают жителям более благополучные или центральные, в современном понимании, районы. Это касается, как объектов дополнительного образования, объектов спортивной и рекреационной инфраструктуры, так и предприятий досуга (кафе, кинотеатры, рестораны, клубы и тп.).
В свою очередь, равномерное развитие сферы дополнительного образования, спортивной и рекреационной инфраструктуры, а так же сферы досуга, при полицентричной модели развития города способствует росту общей культуры жителей территории города и отдельных районов, что достаточно сильно влияет на уровень общественной безопасности и комфорта для проживания города в целом.
В заключение необходимо отметить, что при стратегическом и градостроительном планировании крупного города, являющегося центром агломерации, необходимо предусмотреть преобразование пространственной модели города в направлении полицентричности. Это способствует повышению конкурентоспособности города, созданию благоприятных условий для экономического развития, повышению комфортности проживания, более полному использованию человеческого и креативного потенциала города. Мониторинг, анализ и вариантное планирование территории города следует осуществлять с использованием современных информационно-аналитических технологий, позволяющих проводить многомерный анализ данных с пространственным расширением.


Литература
1. Аношкина Е.Л. Диспропорции развития моноцентричного г. Пермь // Регионология. Научно-публицистический журнал. — 2011. — №1. — С.40-48.
2. Аношкина Е.Л., Страумит И.С., Аношкин П.А. Свидетельство о государственной регистрации программы для ЭВМ № 2010616307 от 22.09.2010.
3. Генеральный план города Пермь www.gorodperm.ru/economic/building-up/genplan/genplan_presentation/
4. Письменная Е., Костенко Н. Передел России. www.vedomosti.ru/newspaper/article/249680/peredel_rossii
5. Проблемы развития агломераций России. — М.: КРАСАНД, 2009.
6. Самые привлекательные для бизнеса города России. http://rating.rbc.ru/articles/2010/11/16/33048061_tbl.shtml?2010/11/16/33048020
7. Территориальное планирование и региональное развитие. Монография / Под общ. ред. Е.Л. Аношкиной. — СПб: НПК «РОСТ», 2010.
8. Camagni R, Capello R (2010) Macroeconomic and territorial policies for regional competitiveness: an EU perspective. Regional Science Policy & Practice 2: 1-19;
9. Giffinger R., Kalasek R., Binger B. Kleinräumige Wirtschaftsentwicklung im dicht genutzten Stadtgebiet von Wien. — Stadtenwicklung Wien, 2004.
10. Giffinger R, Stallbohm М. (2009) Changes of metropolitan development: strategic efforts in comparison of Barcelona and Vienna. Paper presented at EUR & UAA City Futures Conferences, Madrid.
11. Giffinger R. Territorial Capital — Understanding and Challenges for a knowledge based strategic Approach. Territorium. — 2008. — No.8. — pp. 7-15.
12. Timmer V., Dr. Nola-Kate Seymoar. The world Urban Forum. Vancouver Working Group Discussion Paper. International Center for Sustainable Cities. Vancouver, 2006. — P. 3.

Вернуться к содержанию номера

Copyright © Проблемы современной экономики 2002 - 2021
ISSN 1818-3395 - печатная версия, ISSN 1818-3409 - электронная (онлайновая) версия