Logo Международный форум «Евразийская экономическая перспектива»
На главную страницу
Новости
Информация о журнале
О главном редакторе
Подписка
Контакты
ЕВРАЗИЙСКИЙ МЕЖДУНАРОДНЫЙ НАУЧНО-АНАЛИТИЧЕСКИЙ ЖУРНАЛ English
Тематика журнала
Текущий номер
Анонс
Список номеров
Найти
Редакционный совет
Редакционная коллегия
Представи- тельства журнала
Правила направления, рецензирования и опубликования
Научные дискуссии
Семинары, конференции
 
 
 
Проблемы современной экономики, N 4 (40), 2011
ВОПРОСЫ ЭКОНОМИЧЕСКОЙ ТЕОРИИ. МАКРОЭКОНОМИКА
Петрищев М. В.
доцент кафедры экономической теории Тверского государственного университета,
кандидат экономических наук


Конкуренция и соревнование:
сравнительный анализ
В статье рассматривается различие экономических отношений рыночной конкуренции и трудового соревнования по их содержанию, сферам действия, формам проявления, внутренним противоречиям, субъектам и результатам функционирования
Ключевые слова: кооперация труда, нормы труда, конкретно-личный труд, общественно-обезличенный труд, экономическое соревнование, субъект конкуренции, субъект соревнования, формы оценки труда
УДК 339.137.2; ББК У011.33

Соревнование как экономическое отношение, в противоположность конкуренции, основанием которой является обособленный труд, существует вне рынка, внутри кооперации труда [1, С.115], или иначе — внутри совместного труда. Только выяснив структуру и способ функционирования этой кооперации можно определить основание, условия, процесс и результат соревнования и сопоставить его с рыночной конкуренцией.
Совместный труд в небольших масштабах существовал всегда, даже тогда, когда его базой было ремесло. Коренное изменение масштабов совместного труда и усложнение его структуры совершилось в эпоху перехода к машинному производству, в период превращения капиталистических мануфактур в фабрики. С тех пор внутри системы рыночного хозяйства постоянно нарастают «острова» [2, С. 218] совместного, кооперированного на основе внутреннего разделения труда — от фабрик на базе паровых машин до гигантов индустрии и далее на основе концентрации и централизации капитала к производственным комплексам и системам (энергетическим, транспортным, информационным), объединяющим труд десятков и сотен тысяч людей. «Формирование индустриальных организаций — комплексный исторический процесс, идущий на протяжении не менее 250 лет ... Замещение фирмой рынка, отношений автономных субъектов отношениями субъектов внутри коллективов — экономическая реальность» [1, С. 115].
Тип экономических отношений внутри совместного труда — не рыночный. Этот тип, в отличие от товарно-денежных отношений с присущими им конкуренцией, спросом и предложением, имеет иную сущность и механизм функционирования. Эти нерыночные отношения называются нормативными.
Для исследования экономических отношений, возникающих в совместном труде и отраженных в его нормах, необходимо показать их как отношения сотрудничества, т.е. представить сам совместный труд как непрерывный процесс смены стадий или элементов, переходящих друг в друга. Простейшим таким элементом является отдельный процесс труда, в котором должен быть достигнут определенный полезный эффект, необходимый для дальнейшего осуществления совместного труда.
Критерием выделения этого особого процесса труда, соединяющегося с другими, как раз и является тот полезный эффект, который можно вычленить, фиксировать и нормировать. Тем самым можно определить качественную структуру совместного труда и его протяжённость в каждой стадии.
Для того, чтобы такая структура могла нормально функционировать, необходимо до начала процесса совместного труда установить нормы каждого особого процесса труда. Поскольку труд имеет качественную и количественную определенность, то первая определённость фиксируется через полезный эффект, а количественная — через продолжительность, т.е. рабочее время.
Сначала нормированию подлежат те качественные характеристики отдельного процесса труда, которые входят в соединение с другими. Поэтому нормируется не непосредственно качество труда, а его внешнее существование — полезный эффект. В нем отражено такое «качество», которое способно перейти в другие трудовые процессы, т.е. фиксируется системное качество, определенное совместным трудом как целым. Каждый полезный эффект из них необходим не потому, что подобен другим, а потому, что отличен от них. Все полезные эффекты, конечно, обладают равной предельной полезностью, хотя они качественно различны.
В совокупности полезных эффектов проявляется разделение внутри совместного труда, взятое с материально-вещественной стороны. Нормы полезных эффектов отражают меры материальных воплощений трудовых процессов, т.е. количество произведенных вещей, параметров технологических операций (шероховатость обработки, температуры нагрева, глубину резания), или вид и количество информации. Все они устанавливаются соответственно необходимости выполнения совместного труда и выпуска максимума его конечного результата. В этом смысле эффект труда вида «А» в количестве «х» может быть высоким, но бесполезным, если труд вида «В» в количестве «у», с которым он входит в соединение, не пропорционален ему. Отсюда следует, что единичные звенья совместного труда сами не могут определят себе нормы. Напротив, до начала процесса совместного труда он определяется идеально в виде норм полезных эффектов и норм рабочего времени, исходящих, как из наличных условий производства, так и его конечного результата.
Нормы продолжительности каждого определенного процесса труда как части совместного устанавливаются исходя из трёх факторов: 1) величина нормативного полезного эффекта; 2) нормальный уровень развития и функционирования рабочей силы; 3) конкретные условия производства. Стало быть, норма рабочего времени устанавливается на достижение нормативного полезного эффекта при заданных средствах производства, т.е. устанавливается как нормативные издержки. Они выражают общественно необходимое время. Последнее имеет иной смысл, чем величина стоимости.
Норма труда индивидуализирована по условиям производства и задана на нормативный полезный эффект. Соответственно на создание одного и того же полезного эффекта в разных условиях производства существуют разные нормы времени. Погашены (абстрагированы) в них только индивидуальные различия между самими работниками и поэтому норма рабочего времени отражает затраты труда нормального (среднего в данном виде труда) работника при заданных средствах производства.
Итак, фактическое рабочее время и его нормы не совпадают. И не только из-за различий в интенсивности труда разных работников, но и их разной умелости, что проявляется в лучшем или худшем соблюдении ими нормы полезного эффекта. Все это отражает объективное противоречие между полезным эффектом и нормативным рабочим временем, которое связано с особой двойственностью труда участников совместной трудовой деятельности.
При установлении норм не приходится абстрагироваться от основных особенностей конкретного труда работников. Ведь нормы труда определяются применительно к конкретным условиям производства и в расчете на конкретный (нормативный) полезный эффект. В этом смысле нормы рабочего времени отражают конкретный труд.
Итак, конкретные виды труда в его кооперации социально-экономически однородны, общественно одинаковы, несмотря на различие их полезных форм. Абстрагирование от конкретного труда при установлении его норм необходимо лишь в меру общественных различий труда работников. Поэтому вопрос об особом характере труда, отраженном в его нормах, и о противоречиях, заключающихся в них, сводится к определению тех моментов особых процессов труда, которые (как фазы совместного труда) прямо имеют общественный характер, и тех, которые определяют общественные различия труда работников.
Средства производства, как бы технически они ни различались на отдельных участках совместного труда, непосредственно имеют общественный, а не частный характер. Такой вывод вытекает уже из того, что существование совместного труда предполагает общность использования средств производства. Соответственно труд работников в этом моменте социально однороден, общественно одинаков. Отвлечение (абстрагирование) от конкретно используемых средств производства при установлении норм труда недопустимо. Соответственно нормы рабочего времени, как указывалось выше, дифференцированы по условиям производства. И такой дифференцированный труд нельзя определить как абстрактный.
Конкретный полезный эффект труда каждого участника совместной деятельности имеет общественный характер постольку, поскольку он предопределен используемыми средствами производства, и работой «по заказу». Поэтому можно утверждать, что конкретный полезный эффект особого процесса труда в основном (но не в полной мере) имеет общественный характер. Действительно общественным является такой полезный эффект, который соответствует его норме. Отклонения фактического полезного эффекта от его нормы существуют потому, что рабочие силы непосредственно не тождественны друг другу. Правда, поскольку они заняты совместным трудом, то их индивидуальные рабочие силы выступают как части одной общественной рабочей силы. Однако в самом процессе труда индивидуальные рабочие силы отличаются друг от друга различной степенью умелости и интенсивности труда, разным расходованием средств производства на единицу одинакового полезного эффекта, неодинаковым соблюдением нормы полезного эффекта труда при равных условиях производства. Эти моменты функционирования индивидуальных рабочих сил указывают на частичное несовпадение индивидуальных и общественно необходимых рабочих сил. И чтобы подчеркнуть и выделить этот особый характер индивидуальных рабочих сил участников совместного труда, их можно назвать личными рабочими силами.
В нормах труда содержится абстракция от конкретных личных рабочих сил, т.е. они сводятся к общественно средней рабочей силе, к труду вообще. Какова же его общественная специфика?
В итоге нормы труда отражают в основе конкретный труд. Но этот же конкретный труд представляет собой расходование личных рабочих сил. В нем, следовательно, соединяются основы общественного и моменты личного характера труда. Чтобы отличить этот труд от действительно общественного, назовем его личным трудом. Использование термина «личный труд» для определения специфического общественного характера конкретного труда в его кооперации позволяет показать его отличие от частного труда товаропроизводителей. Личный труд кооперированных работников отражает момент раздельности в их тождестве.
Есть и основания к определению кооперированного конкретного труда каждого работника как личного, поскольку, характеризуя их деловые качества, говорят о личных трудовых усилиях, о личном трудовом вкладе в общий результат.
В нормах труда содержится абстракция от личного характера труда отдельных работников. В той мере, в какой личный труд прямо не совпадает с общественным, в той же мере необходимо указанное абстрагирование. А поскольку в действительности это различие индивидуального труда разных работников касается лишь их личных рабочих сил, а не всех моментов труда, то абстракция от конкретного труда имеет здесь частичный характер.
И поскольку речь идет об абстрагировании от ряда моментов функционирования личного фактора производства, от конкретного проявления в процессе труда личных рабочих сил, то и нормы отражают обезличенный труд. Это относится как к норме рабочего времени, так и к норме полезного эффекта в виде стандарта, ТУ и т.п.
Подчеркнем прежде всего принципиальное различие обезличенного труда как основы нормы труда и абстрактного труда в товаре. Во-первых, в абстрактном труде содержится отвлечение от всех моментов, характеризующих конкретность труда. Абстрактный труд есть «нечто всеобщее, в чем всякая индивидуальность, всякие особые свойства отрицаются и погашены» [3, С. 100]. В противоположность этому в нормах труда такое отрицание индивидуальности касается только функционирования личных рабочих сил, но оно не затрагивает конкретных условий производства, общественной необходимости каждого вида конкретного труда и его объема.
Во-вторых, абстрактный труд есть противоположность такого конкретного труда, который имеет частный характер. Напротив, обезличенный труд, представленный как норма рабочего времени есть противоположность такого конкретного труда, который имеет личный характер и который, как указывалось ранее, в основе общественный. Он по своей социально-экономической сущности в большей мере однороден, чем различен.
В нормах труд есть не «скрытый» момент (как абстрактный труд, стоимость), а налично сущая форма. Мера этого труда также существует не «скрыто», а в виде прямого сопоставления индивидуальных затрат труда с нормами труда, установленными до процесса производства.
В этих нормах отражена рабочая сила, функционирующая с нормальной интенсивностью в определенном (конкретном) процессе совместного труда при конкретных условиях производства. Поэтому в нормах рабочего времени отражено не фактическое, не конкретное, а общественно-обезличенное рабочее время.
Итак, нормы труда есть единство и различие норм полезного эффекта труда и норм его продолжительности. За их различием стоит противоположность конкретного и обезличенного труда. Сама же эта противоположность обусловлена противоречием личного и общественного труда.
Норма времени — это не только организационно-технический параметр, а производственно-экономическое отношение. Это отношение соревнования. Она не может быть установлена без сравнения индивидуальных затрат на единицу нормативного полезного эффекта при равных средствах производства. Так, например, если индивидуальные затраты рабочего времени составляют у 1-го работника — 10 минут на единицу полезного эффекта, 2-го — 15 минут, у 3-го — 20 минут, то норма рабочего времени как результат этого соревнования будет равна 15 мин./ед. Но если при тех же условиях производства индивидуальные затраты времени изменятся и станут: у 1-го — 15 минут, у 2-го — 20 минут, то норма времени будет равна 18,3 минуты на единицу полезного эффекта.
Даже так называемые технически обоснованные нормы времени содержат такое отношение соревнования, ибо и эта норма предполагает нормальную рабочую силу как среднюю из индивидуальных. Точно так же как абстрактный труд и стоимость полагают для своего выявления необходимость конкуренции, так обезличенный труд и его норма полагают соревнование. Но если первая (конкуренция) осуществляется стихийно, то отношения соревнования должны быть организованы общественно сознательным образом, а потому могут быть деформированы бюрократизацией нормирования труда.
Нормированный труд выражает, таким образом, не только отношение «наёмный работник — предприниматель», но прежде всего — внутренние отношения наёмного труда, в частности, отношения соревнования. Каждый участник совместного труда вынужден выполнять нормы труда, хотя фактически затрачивает индивидуальное рабочее время. Отношение соревнования заключается в сведении индивидуального труда к общественному в виде нормы труда. Поскольку норма труда меняется соответственно динамике индивидуальных затрат труда на единицу полезного эффекта, то существует ее постоянное давление на индивидуальное рабочее время.
Соревнование хотя и основано на совместном труде и нормах составляющих его элементов, но как экономическое отношение оно не существует без соответствующего ему присвоения. Ведь нормы труда существовали еще в Древнем Египте, «существовали декадные и месячные нормы. Десятидневные нормы устанавливались, в частности, для горшечников, дровосеков, прачечников и т.д.; месячные — для садовников, рыбаков и др.» [4, С. 41]. Но при этом их исполнение могло достигаться в основном внеэкономическим принуждением. Как экономическое отношение соревнование существует тогда, когда есть связь нормы труда и нормы присвоения благ. Как в рыночной конкуренции обеспечивается связь издержек производства и дохода (прибыли), так и в соревновании нормативная мера труда (или отклонение от неё) обеспечивает ставку заработной платы (с её соответствующими отклонениями). Как в конкуренции фокус её отношений — это среднерыночная цена единицы товара одного рода, так в соревновании — это расценка за выполнение единицы определённого полезного эффекта. И было бы искажением или наивностью полагать, что конкуренция идёт ради выгоды, а соревнование — ради морального поощрения [5, С. 98]. Ведь в конкуренции тоже можно найти моральное удовлетворение, только суть её не в этом.
В той части, в которой заработная плата среднего работника определяется стоимостью его рабочей силы и выявляется конкуренцией на рынке труда, она не участвует в отношениях соревнования наёмных работников. И напротив, дифференциация заработной платы на основе нормативно определённой величины труда каждого отдельного работника как раз и обеспечивает реализацию процесса соревнования. Иначе говоря, наемные работники участвуют как в отношениях конкуренции (как продавцы рабочей силы), так и в отношениях соревнования (в капиталистической кооперации после продажи рабочей силы). В конкуренции они — частные рабочие силы, в соревновании — носители личных рабочих сил, кооперированных посредством норм труда в единую рабочую силу.
Соревнование как объективное экономическое отношение возникает в капиталистической кооперации и есть отношение сотрудничества нанятых работников, в противоположность отношениям обособленных производителей в рыночной конкуренции. Только смешением этих понятий можно объяснить утверждение, что «во всякой кооперации есть элементы конкуренции» [6, С. 13]. Конечно, конкуренция и соревнование имеют один формально общий момент — сведение индивидуальных человеческих сил к общественно нормальной. Но соревнование происходит при конкретных, заданных капиталистом средствах производства и при создании наперед заданного (нормативного) полезного эффекта. В конкуренции сведение индивидуальных сил к средней есть только часть общего процесса сведения всех факторов и результатов частного труда к общественному. Соревнование сравнивает личные силы, а конкуренция — все (вещественные и личные) частные силы и меру их направленности на удовлетворение общественных потребностей. Поэтому разрыв частного и общественного в конкуренции неизмеримо выше, чем личного и общественного в соревновании.
Конечно, если свести конкуренцию и соревнование к соперничеству, состязанию, борьбе, т.е. к поверхностно-бытовым представлениям, то получится, что рыночная конкуренция — это «соревнование по определенным правилам, где превосходство доказывается силой, умением и удачей» [7, С. 94]. Однако, если в рыночной конкуренции удача влияет на ее результат для конкретного субъекта рынка, то к экономическому соревнованию она вряд ли имеет отношение. Другое дело — сила и умение. Но и эти два последних понятия имеют разный смысл для рыночной конкуренции и трудового соревнования. В конкуренции каждый ее участник выходит из производства со своими индивидуально-частными затратами и результатами, чтобы на рынке сравниться со среднеобщественными. А в соревновании рабочая сила каждого участника уже в совместном труде сравнивается с общественно средней рабочей силой, причем каждый сравнивается в своей «весовой» категории, т.е. при общественно заданных условиях производства. Конкуренция же вообще не знает «весовых» категорий.
В суждениях о природе рыночной конкуренции встречается её отождествление с соревнованием. В частности, расхожим является утверждение, что «конкуренция представляет собой динамический процесс соревнования» [2, С. 90], а «предпринимательская деятельность всегда соревновательна (конкурентна)» [8, С. 98]. Есть предложения организации соревновательной и партнерской конкуренции [6, С. 14], «честного соревнования на свободном рынке. Очевидно, что соревнование отождествляется с рыночной конкуренцией. Если соревнование действительно совершается при равных условиях производства, то было бы не только утопией, но и отрицанием рыночной конкуренции «создание равных экономических условий для достижения здоровой конкуренции» [9, С. 90].
В современной экономике соревнование не охватывает всего общества. Оно носит «островной» характер — существует в капиталистических кооперациях и коллективных предприятиях. Что же касается соревнования по способностям к управлению (а не только к труду), то оно лишь зарождается. Всеобщим соревнование может стать только в самоуправляемом обществе. Без самоуправления соревнование в значительной мере остается формальным, а по содержанию — соревнованием наёмных работников, труд которых организуется их нанимателем.
Сравнительная схема разграничения отношений конкуренции и соревнования приведена в табл.1.

Таблица 1
№ п/пОтношения, свойстваКонкуренцияСоревнование
1содержание понятиясведение частного труда к общественно необходимомусведение личного труда к общественно необхо-димому
2сфера действиярынок → производство → рынокпроизводство → распределение → производство
3сфера проявленияобменпроизводство и распределение
4основное противоречиечастной и общественной производительной деятельностиличных и общественных производительных способностей
5цель субъектовмаксимизация прибылимаксимизация оплаты труда
6основаниеобособленный частный трудличный труд в кооперации
7общественный трудстоимостьнорма труда
8общественная оценкаценарасценка
9форма продуктатоварнормативный полезный эффект
10субъектычастные лица в обменесотрудники, члены кооперации
11степень открытостикоммерческая тайнапублично; обмен опытом
12форма организациистихийно, хаотичнопланомерно
13последствияразвитие производства; разорение и обогащение субъектовразвитие способностей к труду

В табл. 1 пункт 1 отражает различие содержания понятий «соревнование» и «конкуренция». Но в нём же видна и формальная общность их содержания: имеется «сведение» к формально одному и тому же — «общественно необходимому», ибо последнее также существенно различно, как и то, что сводится и как сводится.
В пункте 2 установлено явное различие сфер действия конкуренции и соревнования: если конкуренция начинается на рынке и продолжается в производстве, чтобы товаропроизводитель мог вновь вернуться на рынок, то процесс соревнования начинается в производстве и завершается в распределении, действуя затем на производство. Непосредственное же явление конкуренции — только рынок, а явление соревнования — производство и распределение (пункт 3 таблицы 1).
Глубинное различие конкуренции и соревнования по их основаниям показано в пунктах 4 и 6: разные основания порождают разные формы существования общественного труда, выявляемые конкуренцией и соревнованием (пункты 7 и 8) и воплощенные в разных формах общественного продукта (пункт 9).
Из этих различий определяются разные субъекты (их цели и способности), участвующие в конкуренции и в соревновании (пункты 5 и 10). Конкуренция характеризуется стихийной формой функционирования и коммерческой тайной, а соревнование организуется сознательно, ему присущ обмен опытом, поскольку оно происходит в совместном труде (пункты 11 и 12).
Следующее различие: для конкуренции, чем больше её участников, тем ближе она к своему понятию, а для соревнования количество участников не имеет большого значения. Даже если их два, то это не образует «дуополии».
В соревновании, в отличие от конкуренции, нет «вытеснения» его субъектов. Хотя норма труда отражает среднеобщественную рабочую силу (в профессии), но и те, кто частично не выполняет норму труда, получает средства к воспроизводству и развитию рабочей силы или, по крайней мере, к её большему проявлению в труде. Иначе говоря, «соперники же, проигравшие в соревновании, вновь готовы показывать высокие результаты» [9, С. 99]. Если в конкуренции происходит общественная оценка всех частных факторов производства, то в соревновании — только личного фактора (рабочей силы). А стало быть, разорение в процессе соревнования невозможно, а в процессе конкуренции — это не только возможность, но и необходимость.
Коммерческая тайна в конкуренции и обмен опытом в соревновании (в кооперации), показывает, что они не есть стороны одной целостности. Конкуренция не рождает соревнования, но обусловливает (на основе технического прогресса) концентрацию производства и обращения, т.е. кооперацию в возрастающих масштабах, внутри которой и происходит соревнование. В этом смысле можно утверждать, что в будущем может наступить «эра сотрудничества и мирного соревнования, приходящаяся на смену постоянной вражде» [10, С. 467].
Таким образом определение соревнования как экономического отношения и его сопоставление с рыночной конкуренцией базируется на исследовании структуры и функционировании кооперации производственной деятельности. Оно основано на выделении в совместном труде его простейших элементов и нормировании (до начала процесса совместного труда) их качественно и количественно сторон.
Нормы труда — это в основе конкретный труд, а по личному фактору производства — абстрактный. Так как общественный характер конкретного труда каждого участника кооперации определяется как личный труд (что отличает его как от частного, так и от непосредственно общественного труда), то нормированный труд как особая форма общественного труда есть по сути общественно-обезличенный труд.
Соревнование — это отношение сравнения индивидуальных затрат труда на единицу одинакового нормативного полезного эффекта при конкретных условиях (средствах) производства, т.е. процесс сведения индивидуального труда к общественному посредством его налично-сущей формы — нормы труда. Как обособленный (частный) труд «рождает» свою противоположность — абстрактно-общественный (скрыто-общественный) труд и стоимость, так совместный труд порождает обезличенно-общественный труд и его норму.
Условием осуществления соревнования является дифференциация величины заработной платы в зависимости от меры выполнения нормативной меры труда. Как в конкуренции её участники получают прибыль (доход) в зависимости от соотношения индивидуальных издержек производства на единицу блага определённого рода и его среднерыночных цен, так и в соревновании участников совместного труда их заработная плата зависит от соотношения индивидуальной величины труда работника и его нормы. И это соотношение обусловлено только уровнем развития личных рабочих сил и их проявления (отдачи) в процессе совместного труда и не зависит от прочих факторов, имманентно присущих конкуренции.
Формально общие моменты в конкуренции и соревновании (сведение неоднородного индивидуально труда к общественно однородному) не может служить основанием для их отождествления. Существенное различие конкуренции и соревнования установлено по 13 признакам, начиная от иного различия индивидуального труда как частного для конкуренции и личного для соревнования (как их разных оснований), и заканчивая неоднородностью субъектов, форм осуществления и их последствий.


Литература
1. Лукша П., Белоусенко М. Экономическая организация: на пути к синтетической теории // Вопросы экономики. — 2006. — № 2. — С. 99–115.
2. Уэрта де Сото Х. Социализм, экономический расчёт и предпринимательская функция. Пер. с англ. М., Челябинск: ИРИСЭН, Социум, 2008. — С. 218.
3. Маркс К., Энгельс Ф. Соч. — Т. 46, ч. 1. — 559 с.
4. Всемирная история экономической мысли. В 6 Т. Т.1. — М.: Мысль, 1987. — 607 с.
5. Тикин В.С. О различиях соревнования и конкуренции // Журнал экономической теории. — 2010. — № 3. — С. 92–102.
6. Шмелев А.Г. Продуктивная конкуренция: Опыт конструирования объединительной концепции. — М.: ИЧП «Издательство Магистр», 1997. — 56 с.
7. Хайек Ф. Познание, конкуренция и свобода. — СПб.: Пневма, 1999. — 288 с.
8. Кирцнер Й. Конкуренция и предпринимательство. — М.: ЮНИТИ-ДАНА, 2001. — 239 с.
9. Тикин В. Критерий недобросовестной конкуренции // Экономист. — 2010. — № 1. — С. 85–90.
10. Фейерабенд П. Наука в свободном обществе // Избранные труды по методологии науки. — М.: Прогресс, 1986. — С. 467–523.

Вернуться к содержанию номера

Copyright © Проблемы современной экономики 2002 - 2021
ISSN 1818-3395 - печатная версия, ISSN 1818-3409 - электронная (онлайновая) версия