Logo Международный форум «Евразийская экономическая перспектива»
На главную страницу
Новости
Информация о журнале
О главном редакторе
Подписка и реклама
Контакты
ЕВРАЗИЙСКИЙ МЕЖДУНАРОДНЫЙ НАУЧНО-АНАЛИТИЧЕСКИЙ ЖУРНАЛ English
Тематика журнала
Текущий номер
Анонс
Список номеров
Найти
Редакционный совет
Редакционная коллегия
Представи- тельства журнала
Правила направления, рецензирования и опубликования
Научные дискуссии
Семинары, конференции
 
 
Проблемы современной экономики, N 3 (39), 2011
ИЗ ИСТОРИИ СОЦИАЛЬНО-ЭКОНОМИЧЕСКОЙ МЫСЛИ И НАРОДНОГО ХОЗЯЙСТВА
Борисов Г. В.
доцент кафедры истории экономики и экономической мысли экономического факультета Санкт-Петербургского государственного университета,
кандидат экономических наук


История развития межвременного односистемного подхода в западной марксистской экономической мысли в 1970–80-е гг.
В работе рассматриваются причины появления и история формирования межвременного односистемного подхода на протяжении 1970-1980-х гг. Изучается вклад М. Морисимы и А. Шейка в развитие итерационного метода определения цены производства товара. Анализируется влияние концепции сверхдетерминации, предложенной Л. Альтюссером, на генезис идеи о взаимосвязи цены производства и стоимости в трудах Р.Вульфа, Б.Робертса и Э.Келлэри
Ключевые слова: трудовая стоимость, цена производства, проблема превращения, марксизм, межвременной односистемный подход
УДК 330.867; ББК 65.02

Конец 1950 — начало 1960 гг. стал переломным моментом в развитии марксистской теории. Результаты исследований Л. фон Борткевича, Дж. Винтерница, Ф. Сетона подтверждали идею Е. Бем-Баверка о том, что между I и III тт. «Капитала» существует противоречие1. Анализ Борткевича и его последователей повторял основные идеи подхода к стоимости и цене производства, предложенного Марксом, который считал, что стоимость задается априорно в процессе производства и является первичной по отношению к цене производства. Согласно Марксу стоимость и цена производства задаются различными уравнениями, связь между которыми обеспечивается выполнением двух макроэкономических условий сохранения стоимости — равенствами между, во-первых, суммой стоимостей и совокупностью цен производства и, во-вторых, совокупной прибавочной стоимостью и общей прибылью. Борткевич и его последователи представили проблему соотношения стоимости и цены производства как задачу нахождения решения для системы уравнений, задающих цены производства, при котором выполнялись бы оба макроэкономических условия сохранения стоимости, однако им не удалось доказать, что такое решение существует. Полученные ими выводы говорили о необходимости дальнейшего изучения взаимосвязи между понятиями трудовой стоимости и цены производства, поэтому неудивительно, что в 1970–1980-е гг. в этой области появляется сразу несколько новых подходов.
Один из радикальных способов решения проблемы превращения стоимости в цену производства был предложен П. Сраффой и его последователями2. Сраффианцы указывали, что субъекты экономики при принятии решений ориентируются на переменные, которые выражены в ценах производства, а не в стоимостях. Объединяя это положение с выводом об отсутствии связи между стоимостью и ценой производства, полученным Борткевичем, Винтерницем и Сетоном, сторонники Сраффы пришли к умозаключению о том, что категория стоимости не представляет интереса не только для экономических субъектов, но и для экономистов-теоретиков. По мнению сраффианцев ее присутствие или отсутствие в теоретической схеме не влияет на выводы, вытекающие из модели.
Экономисты–марксисты также предложили ряд подходов, направленных на устранение противоречия между стоимостью и ценой производства. Наиболее бескомпромиссным из них можно считать взгляды Э. Фарджоуна и М. Мачоувера, которые предположили, что стоимость является концептуальной категорией, тогда как изучение цены производства является бесплодным с теоретической точки зрения. По их мнению, цена производства является абстрактной концепцией, у которой нет эмпирических аналогов. Фарджоун и Мачоувер утверждали, что рыночная цена товара отклоняется от его стоимости благодаря действию многочисленных стохастических факторов. В их подходе рыночная цена и норма прибыли — случайные величины. По мнению этих ученых, выравнивания отраслевых норм прибыли в экономике не происходит, так как норма прибыли определяется причинами, имеющими случайный характер3.
Создателем другого подхода, появившегося в рассматриваемый период, был М. Морисима, который в 1973 г. предложил теорию оптимальных трудовых стоимостей, определявшихся с помощью методов линейного программирования. Морисима также показал, что марксовская процедура преобразования стоимости в цену производства успешно выполняется в случае, когда все сектора в экономике растут с одинаковым темпом, т.е. в ситуации равновесного сбалансированного роста4.
Самое начало десятилетия 1980-х гг. было отмечено появлением еще одной попытки переосмысления теории Маркса, которую предприняли независимо друг от друга ученые-марксисты Ж. Дюмениль и Д. Фолей5. Особую роль в их подходе играло понятие денежного выражения трудового времени, или денежная ценность единицы использованного труда, которую ученые использовали для преобразования стоимостных переменных в ценовые величины.
Наконец, в период 1970–1980-х гг. начали формироваться предпосылки для появления еще одного решения проблемы превращения стоимости в цену производства, которое легло в основу так называемого межвременного односистемного подхода. Его название достаточно точно передает сущность этого направления, так как в основе данного подхода лежат две идеи. Первой из них является предпосылка о том, что цены производства формируются не одномоментно, а в ходе итерационного процесса, протекающего во времени. Другой основополагающей посылкой сторонников данного направления выступает идея о том, что в процессе превращения стоимость и цена производства взаимосвязаны, поэтому процесс превращения стоимостей в цены должен рассматриваться с помощью одной системы уравнений, а не двух — стоимостной и ценовой — как это стало принято после Борткевича.
Как отдельное направление в марксистской теории межвременной односистемный подход возник в 1990-е гг. благодаря трудам Э. Фримена, Э. Клаймена и др. экономистов6. Рассмотрение их взглядов во всей полноте требует отдельного исследования. В настоящей работе автор рассматривает ранний период развития указанного подхода, охватывающий 1970–1980-е гг., когда были сформулированы основные идеи, лежащие в основе этого варианта современной марксистской мысли.

Итерационный подход М. Морисимы и А. Шейка к формированию цены производства
Первым из исследователей, кто использовал итерационный процесс для описания формирования цены производства, был М. Мориcима7. Он получил решение для экономики, находящейся на траектории равновесного сбалансированного роста, при котором выпуск во всех секторах увеличивается с одинаковым темпом. Примем, что A = (aij)(n×n) — матрица коэффициентов удельных прямых затрат, обозначающих количество блага i, необходимое для производства единицы блага вида j; l = (li)(1×n) — вектор коэффициентов удельной трудоемкости продукции, каждый элемент которого равен количеству прямого труда, необходимого для производства единицы блага i; с = (сi)(n×1) — вектор, задающий потребительскую корзину, i-й элемент которого обозначает количество товара i, потребляемое рабочим в расчете на единицу отработанного им труда; x = (xi)(n×1) — вектор выпуска в n отраслях. В экономике будет иметь место равновесный сбалансированный рост, если выпуск x* будет удовлетворять равенству
x* = (1 + σ)(A + cl)x*, (1)
согласно которому затраты продукции каждой отрасли составляют одинаковую долю λ* = 1/(1 + σ) ее выпуска, где σ — норма прибыли. Из уравнения (1) следует, что вектор x* является правым собственным вектором расширенной матрицы удельных затрат M = (A + cl), связанным с ее наибольшим положительным собственным числом λ*8.
Для определения цен производства Морисима предлагает использовать итерационный процесс, задаваемый следующим уравнением:
pt = (1 + σ) pt-1M. (2)
где p = (pi)(1×n) — вектор цен производства.
Морисима показывает, что в случае, когда матрица M примитивная, уравнение (2) генерирует бесконечную последовательность p0, p1, ..., pt, ..., которая сходится к собственному вектору матрицы M = (1 + σ)M, связанному с ее наибольшим собственным числом, равным 19. Для того чтобы ускорить процесс нахождения эргодического решения, Морисима предлагает использовать в качестве p0 вектор, достаточно близкий к искомому вектору p*. По его мнению, лучше всего в качестве начального ценового вектора взять известный вектор трудовых стоимостей z = (zi)(1×n), т. е. принять p0 = z, где стоимости задаются системой уравнений
z = zA + l (3)
Достоинством решения, полученного Морисимой, является то, что оно обеспечивает выполнение макроэкономических условий сохранения стоимости, сформулированных Марксом. Если умножить выражение (2) справа на x*, то мы получим
ptx* = (1 + σ) pt-1Mx* (4)
С другой стороны, по определению x* удовлетворяет уравнению (1), следовательно
(1 + σ) = pt-1x*/pt-1Mx*
Подставляя последнее равенство в соотношение (4), получаем уравнение
ptx* = pt-1x* (5)
которое выполняется для всех t. Так как p0 = z, а , получаем
zx* = p*x*, (6)
т.е. стоимость совокупного выпуска равна его цене производства в случае, если экономика находится на траектории сбалансированного роста.
В ситуации сбалансированного роста, которую описывает Морисима, будет также выполняться и второе макроэкономическое условие сохранения стоимости. Если умножить систему (1) на z слева, то получим следующее уравнение
zx* = (1 + σ) zMx* (7)
Из уравнения (4) следует, что
pt+1 x* = (1 + σ) ptMx* (8)
Учитывая условия (5) и (6), а также аргументацию, которая использовалась при их выводе, получаем, что для всех t будет справедливо уравнение
zx* = pt+1x*
Из последнего равенства и уравнений (7)–(8) получаем, что
zMx* = p*Mx*
Вычитая полученное выражение из уравнения (6), получаем
(z – zM)x* = (p* – p*M)x*,
согласно которому совокупная прибавочная стоимость, находящаяся в левой части, равна совокупной прибыли, или правой части10.
Морисима, таким образом, приходит к выводу, что если экономика остается на траектории долгосрочного равновесного сбалансированного роста, т.е. выполняется условие x = x*, и вектор стоимостей z выступает в качестве начального вектора p0, то преобразование трудовых стоимостей в цены производ­ства в соответствии с выражением (2) будет давать такой конечный вектор p*, при котором оба макроэкономических условия сохранения стоимости будут выполнены. Однако если действительный вектор выпуска отклонится от x*, итерационный процесс, задаваемый выражением (2), приведет к возникновению вектора цен, при котором будет нарушено либо одно, либо оба макроэкономических условия.
Вслед за Морисимой экономист А. Шейк в ряде работ, написанных в 1977–84 гг., также использовал итерационный метод нахождения цен производства. Однако Шейк в отличие от Морисимы получил решение для произвольного вектора выпуска x. Так же как и Морисима, Шейк предполагал, что в процессе превращения потребительская корзина рабочих с и матрицы коэффициентов удельных материальных и трудовых затрат A и l остаются неизменными, т.е. матрица M постоянна. Цены у него устанавливаются на основе итерационного процесса, определяемого следующей формулой:
pt = (1 + rt-1)pt-1M (9)
а норма прибыли rt, выраженная в ценовых единицах, задается обычным образом как
(10)
Как и Морисима, Шейк предполагает, что в начале итерационного процесса цены равны стоимостям, т.е.
p0 = z (11)
Шейк показывает, что бесконечная последовательность p0, p1, ..., pt, ... стремится к собственному вектору p* матрицы M, который удовлетворяет уравнению
1/(1 + r*)p* = p*M,
следовательно, p* является вектором цен производства.
Специфической чертой подхода Шейка является то, что в его решении одно из макроэкономических условий, сформулированных Марксом, выполняется благодаря особенностям задания рекуррентной последовательности. Если подставить равенство (10) в уравнение (9), то с помощью рекурсии можно найти величину вектора цен на итерации t:
(12)
Умножая полученную систему на x справа, получаем ptx = p0x, то есть совокупная цена производства продукции на любой из итераций остается одинаковой по определению. Учитывая равенство (11), получаем, что p*x = zx.
Таким образом, в подходе Шейка сумма стоимостей равна совокупности цен производства, однако другое макроэкономическое условие сохранения стоимости не выполняется. Действительно, величина совокупной прибыли на итерации t, Πt равна разнице между совокупной ценностью продукции и ценностью совокупных затрат
Πt = ptx – ptMx = pt(E – M)x
Так как принимается, что A, с, l, x постоянны, то прибыль Πt изменяется благодаря изменению вектора цен. В общем случае p* ≠ p0 , поэтому Π* ≠ Π0 . Таким образом, в модели Шейка совокупная прибыль, возникающая при условии обмена по ценам производства, не равна совокупной прибавочной стоимости11.
Итерационный подход Шейка основан на специфическом методе нахождения собственного вектора и соответствующего ему максимального собственного значения матрицы M. Сам по себе итерационный метод не дает преимуществ по сравнению с другими способами решения характеристического уравнения 1/(1 + r*)p* = p*M. Можно утверждать, что итерационный подход Шейка эквивалентен использованию неорикардианской ценовой системы вида
p = (1 + r)pM
с условием инвариантности
px = zx12
Очевидно, что решение Шейка не является полностью удовлетворительным из-за невыполнения второго макроэкономического условия сохранения стоимости, однако в отличие от решения, полученного Морисимой, оно справедливо не только в ситуации равновесного сбалансированного роста.

Взгляды Л. Альтюссера и их развитие в трудах Р. Вульфа, Б. Робертса и Э. Келлэри
История другой основополагающей идеи межвременного односистемного подхода также достаточно долгая. Впервые она появляется в работах французского философа-марксиста Л. Альтюссера, который рассуждал в традиции, заложенной Т. Куном, П. Файерабендом и И. Лакатосом. Альтюссер критиковал редукционистскую, или эссенциалистскую, исследовательскую стратегию за то, что использование этого подхода сильно усложняет изучение существующих в обществе причинно-следственных связей. Это происходит из-за того, что в соответствии с этой стратегией одни аспекты общества рассматриваются как феноменальные явления, в то время как другие аспекты считаются их сущностью.
В противовес редукционистскому подходу Альтюссер использовал применяемую в психоанализе концепцию сверхдетерминации (overdetermination), которая, по его мнению, является важнейшим условием для понимания теории Маркса. Концепция сверхдетерминации предполагает, во-первых, что общественные причинно-следственные связи имеют взаимный и обратный характер. Во-вторых, в концепции сверхдетерминации принимается, что одни аспекты общества не просто влияют на другие аспекты, но и участвуют в их формировании и изменении, т.е. в этой теории допускается существование конституирующих взаимосвязей13.
Альтюссер использовал концепцию сверхдетерминации как основу для альтернативного прочтения Маркса. Согласно Альтюссеру классовые отношения необходимо понимать как сверхдетерминированные или конституированные в своей особенности всеми аспектами общества. Другими словами, классовые отношения существуют в определенных условиях, задаваемых всеми другими аспектами общества, которые также сверхдетерминированы. Например, согласно Альтюссеру производство и обращение сверхдетерминированы, и ни одно из них не является первичным по отношению к другому. Подобным образом рассматриваются все основные категории марксистской теории стоимости. В подходе Альтюссера взаимоотношение между стоимостью и ее формой — ценой производства — является комплексным, так как ни одна из сторон этого отношения не может определять сущность другой стороны14.
Концепция сверхдетерминации в редакции Альтюссера была использована Р. Вульфом, Б. Робертсом и Э. Келлэри для критики традиционного взгляда на проблему превращения стоимостей в цены как на переход от одного набора известных величин (стоимостей, прибавочных стоимостей, нормы прибавочной стоимости) к другому набору первоначально неизвестных величин (ценам производства, прибылям, норме прибыли). Вместо него Вульф, Робертс и Келлэри, опираясь на концепцию сверхдетерминации, предположили, что сущность и количественный смысл общих теоретических концепций, например стоимости, зависят от формы общественных процессов, конституирующих предмет исследования. Они доказывали, что в III т. «Капитала» Маркс анализировал капиталистическое производство на ином уровне, нежели в I т., включая в объект исследования такие новые явления, как межотраслевая конкуренция и мобильность капитала. При этом он использовал новые концепции, например норму денежной прибыли. Следовательно, по мнению Вульфа, Робертса и Келлэри нет ничего удивительного или недопустимого в том, что в свете нового и более сложного объекта исследования стоимость в III т. имеет иную количественную формулировку15.
В I и II тт. Маркс концентрируется на анализе процесса создания и присвоения прибавочной стоимости в производстве, абстрагируясь от процесса обращения и от специфических явлений капиталистического общества, таких как межотраслевая конкуренция и различие органического строения по отраслям. Здесь сфера обмена выполняет исключительно посреднические функции, а форма стоимости в обмене является чистым отражением трудового времени, затраченного в производстве. Однако в III т. во внимание принимаются факторы, общественно необходимые для воспроизводства товара как продукта капитала. По мнению Вульфа, Робертса и Келлэри, специфические капиталистические условия обращения должны быть приняты во внимание при расчете общественно-необходимых затрат труда и величины стоимости, которые в этой ситуации не будут равны среднему количеству овеществленного абстрактного труда. С их точки зрения, цена производства как форма стоимости представляет собой количество труда, получаемое товаром в сфере обращения при заданной структуре производственных процессов, которое необходимо с общественной точки зрения для создания одинаковых условий воспроизводства класса капиталистов во всех отраслях. Размерности цены производства и стоимости одинаковы, так как обе представляют общественно-необходимый труд, однако как величины они в общем случае отличаются друг от друга, потому что стоимость в любом случае определяется количеством абстрактного труда, который овеществлен в товаре в ходе производства при заданной природе процессов, связанных с обращением товаров16.
В соответствии с данными методологическими посылками Вульф, Робертс и Келлэри строят математическую модель, описывающую предложенный им подход. Согласно Марксу стоимость товара слагается из стоимости потребленных средств производства и количества использованного труда. Труд, использованный в процессе создания товара, не проходит через сферу обмена, поэтому он, с точки зрения Вульфа, Робертса и Келлэри, непосредственно учитывается в стоимости товара. Напротив, средства производства приобретаются на рынке и проходят через сферу капиталистического обмена, поэтому именно в ценах выражается количество труда, необходимое с общественной точки зрения для их производства в капиталистических условиях. Поэтому в их подходе затраты постоянного капитала в уравнении стоимости товара учитываются в ценовых единицах17. С учетом вышесказанного, система уравнений стоимостей товаров приобретает следующий вид:
z = pA + l (13)
Формирование цен описывается с помощью ценовой системы неорикардианского типа:
p = (1 + r)pM (14)
Кроме того, авторы вводят выражение для нормы прибыли:
r = (lx – pсlx)/pMx (15)
Авторы интерпретируют числитель выражения (15) как общую прибавочную стоимость, созданную в экономике, принимая, что pсlx — это совокупный необходимый труд. В процедуре разделения совокупных затрат живого труда на необходимый и прибавочный труд авторы используют ценность потребительской корзины pc на том основании, что по предположению именно цена товара, а не его стоимость является выражением общественно-необходимых затрат труда при наличии капиталистического обмена. В знаменателе уравнения нормы прибыли находится совокупный авансированный капитал, т. е. совокупные затраты на средства производства и оплату труда, выраженные в ценовых единицах.
Из принятой авторами интерпретации величины pсlx в выражении (15) как совокупного необходимого труда также следует, что совокупная прибыль, которая по определению равна числителю выражения, совпадает с совокупной прибавочной стоимостью, таким образом, одно из макроэкономических условий сохранения стоимости оказывается выполненным по определению. Другое макроэкономическое условие также выполняется. Если прибавить единицу к обеим сторонам уравнения (15) и преобразовать, то получим:
(1 + r)pMx = lx + pAx
Из этого уравнения с учетом (14) и (13) следует, что px = zx.
Так как уравнение (14) является типичной неорикардиан­ской ценовой системой, то из него можно получить норму прибыли и относительные цены. В этом случае равенства (13) и (15) можно использовать для выведения условия инвариантности. Подставляя систему (13) в полученное нами равенство px = zx, получим
px = pAx + lx
p(x – Ax) = lx (16)
pY = lx,
где Y = x – Ax — это чистый национальный продукт, или выпуск за вычетом производственного потребления.
Условие (16) является достаточным для однозначной нормализации неорикардианской системы (14)18.
Мы видим, что математически решение Вульфа, Робертса и Келлэри отличается от сраффианского только условием инвариантности. Авторы настаивают, что их подход принципиально отличается от неорикардианского, так как в последнем не используется ни аналитически, ни концептуально такие понятия, как стоимость и ее превращенная форма. Однако есть все основания считать, что стоимость в подходе Вульфа, Робертса и Келлэри приобретает совершенно особый, нетрудовой смысл.
Из условия инвариантности (16) следует, что ценность чистого национального продукта равняется количеству использованного в экономике труда, т. е. обеспечивается трудовая основа цен товаров, из которых состоит чистый национальный продукт. Напротив, ценность использованных средств производства не находится ни в каком соответствии с количеством труда, затраченным при их создании. Вследствие этого, ценность совокупного выпуска не равняется его действительной трудовой стоимости. Показанное выше выполнение равенства px = zx относится не к действительным трудовым стоимостям, а к стоимости, определяемой в подходе Вульфа, Робертса и Келлэри в соответствии с выражением (13), следовательно, оно не имеет того смысла, которое придавал ему Маркс.
Вводя специфическое определение стоимости, Вульф, Робертс и Келлэри предположили, что цены производства отражают общественно-необходимые затраты труда, учитывающие специфические условия сферы капиталистического обмена, которые выражаются в стремлении капиталистов получать среднюю норму прибыли на вложенный капитал. В качестве обоснования этой посылки авторы использовали философскую концепцию сверхдетерминации. Авторы не сделали никаких пояснений, которые позволили бы понять природу и механизм формирования общественно-необходимых затрат труда. Вульф, Робертс и Келлэри просто утверждают, что в случае, если товар проходит через сферу капиталистического обмена, общественно-необходимые затраты труда в условиях капитализма устанавливаются на уровне цен производства этих товаров. Следовательно, общественно-необходимые затраты труда в их подходе не совпадают с затратами труда, имевшими место в действительности в процессе создания товара.
Таким образом, из работы Вульфа, Робертса и Келлэри следует, что общественно-необходимые затраты труда, выступающие в их концепции в качестве основы цены производства, прямо зависят от желания предпринимателей получать среднюю норму прибыли на инвестированный капитал. В полном соответствии с принципом сверхдетерминации, стоимость перестает быть сущностью цены, теряет свой априорный характер. Соответственно, на величину стоимости начинают оказывать влияние все те факторы, имеющие субъективную природу, от которых зависит цена. Можно сделать вывод, что в подходе Вульфа, Робертса и Келлэри стоимость зависит от предпочтений индивидуумов и, следовательно, имеет субъективный характер.
Как известно, одним из фундаментальных положений Маркса был тезис об объективности трудовых затрат и независимости стоимости от цены производства. По Марксу, желания индивидуумов, даже те, которые являются устойчивыми, регулярными и, следовательно, закономерными, не могут оказывать прямого воздействия на стоимость товара. Маркс допускал лишь косвенное влияние предпочтений на стоимость. Так, если потребность индивидуумов в товаре возрастает, то увеличивается спрос на товар. Возросший спрос стимулирует рост производства, вследствие чего начинают использоваться менее производительные процессы и средние затраты труда в отрасли, а значит и стоимость, возрастают. Тем не менее, стоимость определяется средней величиной действительных затрат абстрактного труда, которые задаются, во-первых, технологией производства и, во-вторых, коэффициентами редукции труда. Но по Марксу, предпочтения индивидуумов не могут влиять ни на технологию, ни на коэффициенты редукции труда.
Зависимость стоимости от предпочтений является фундаментальным отличием рассматриваемого подхода от теории Маркса. В модели Вульфа, Робертса и Келлэри ценовое и стоимостное пространство не противопоставляются друг другу, как у Маркса. Хотя формально в модели присутствуют две категории — цена производства и стоимость — границы между ними расплывчаты и условны. Соответственно, исчезает и фундаментальное марксистское деление на область объективных отношений и сферу, где господствуют субъективные факторы. Этот важнейший элемент модели Вульфа, Робертса и Келлэри позже повторится в межвременном односистемном подходе.


Литература
1. Бем-Баверк Е. Теория Карла Маркса и ее критика. — СПб., 1897.
2. Bortkiewicz, L. von. Value and Price in the Marxian System. International Economic Papers. No. 2. 1952. P. 5–60.
3. Dumenil, G. Beyond the Transformation Riddle: A Labour Theory of Value. Science and Society. Vol. 47. Issue 4. Winter. 1983–1984. P. 427–450.
4. Farjoun E., Machover M. Laws of Chaos. London: Verso, 1983.
5. Foley, D.K. The Value of Money, the Value of Labour Power and the Marxian Transformation Problem. The Review of Radical Political Economics. Vol. 14. Issue 2. 1982. P. 37–47.
6. Glick M., Ehrbar H. The Transformation Problem: An Obituary. Australian Economic Papers. December 1987. P. 294–317.
7. Kliman A. J., and McGlone T. A Temporal Single-system Interpretation of Marx’s Value Theory. Review of Political Economy. 1999. Vol. 11. Issue 1. P. 33–59.
8. Morishima M. Marx in the Light of Modern Economic Theory. Econometrica. 1974. Vol. 42. Issue 4. P. 611–632.
9. Morishima M. Marx in the Light of Modern Economic Theory. Econometrica. 1974. Vol. 42. Issue 4. P. 611–632.
10. Morishima M. Marx’s Economics. A Dual Theory of Value and Growth. Cambridge: Cambridge University Press, 1973.
11. Seton, F. The «Transformation Problem». The Review of Economic Studies, Vol. 24, No. 3. (Jun., 1957), pp. 149–160.
12. Shaikh A. Marx’s Theory of Value and the Transformation Problem. In The Subtle Anatomy of Capitalism, Jesse Schwartz (ed.), Goodyear Publishing Co., 1977.
13. Steedman, Ian. Marx after Sraffa. Surrey: Unwin Brothers Ltd., The Gresham Press, 1977.
14. Steedman, Ian. Positive Profits with Negative Surplus Value. The Economic Journal, Vol. 85, No. 337. (Mar., 1975), pp. 114–123.
15. Steedman, Ian. The Irrelevance of Marxian Values. In: Caravale G.A. (ed.) Marx and Modern Economic Analysis. Vol. I. Aldershot: Edward Elgar, 1991.
16. Winternitz J. Values and Prices: A Solution of the So-called Transformation Problem. The Economic Journal. Vol. 58. No. 230. (Jun., 1948). P. 276–280.
17. Wolff R. D., Roberts B., and Callari A. Marx’s (not Ricardo’s) “Transformation Problem”: A Radical Reconceptualization. History of Political Economy, 1982, Vol. 14. Issue 4. P. 564–582.

1 См.: Бем-Баверк Е. Теория Карла Маркса и ее критика. СПб., 1897. С. 25, 29–30; Bortkiewicz, L. von. Value and Price in the Marxian System. International Economic Papers. No. 2. 1952. P. 5–60; Winternitz J. Values and Prices: A Solution of the So-called Transformation Problem. The Economic Journal. Vol. 58. No. 230. (Jun., 1948). P. 276–280; Seton, F. The «Transformation Problem». The Review of Economic Studies, Vol. 24, No. 3. (Jun., 1957), pp. 149-160;
2 См.: Steedman, Ian. Marx after Sraffa. Surrey: Unwin Brothers Ltd., The Gresham Press, 1977; Steedman, Ian. The Irrelevance of Marxian Values. In: Caravale G.A. (ed.) Marx and Modern Economic Analysis. Vol. I. Aldershot: Edward Elgar, 1991; Steedman, Ian. Positive Profits with Negative Surplus Value. The Economic Journal, Vol. 85, No. 337. (Mar., 1975), pp. 114–123.
3 Farjoun E., Machover M. Laws of Chaos. London: Verso, 1983.
4 Morishima M. Marx’s Economics. A Dual Theory of Value and Growth. Cambridge: Cambridge University Press, 1973; Morishima M. Marx in the Light of Modern Economic Theory. Econometrica. 1974. Vol. 42. Issue 4. P. 611–632.
5 Dumenil, G. Beyond the Transformation Riddle: A Labour Theory of Value. Science and Society. Vol. 47. Issue 4. Winter. 1983–1984. P. 427–450; Foley, D.K. The Value of Money, the Value of Labour Power and the Marxian Transformation Problem. The Review of Radical Political Economics. Vol. 14. Issue 2. 1982. P. 37–47.
6 См.: Kliman A. J., and McGlone T. A Temporal Single-system Interpretation of Marx’s Value Theory. Review of Political Economy. 1999. Vol. 11. Issue 1. P. 33–59;
7 Morishima M. Marx in the Light of Modern Economic Theory. Econometrica. 1974. Vol. 42. Issue 4. P. 611–632.
8 Ibid. P. 623.
9 Ibid. P. 624.
10 Ibid. P. 627–628.
11 Описание формальной модели А. Шейка дано в Математическом приложении к работе: A. Shaikh. Marx’s Theory of Value and the Transformation Problem. In The Subtle Anatomy of Capitalism, Jesse Schwartz (ed.), Goodyear Publishing Co., 1977. См.: http://homepage.newschool.edu/~AShaikh/shaikh-marx theory.pdf
12 Glick M., Ehrbar H. The Transformation Problem: An Obituary. Australian Economic Papers. December 1987. P. 306–307.
13 Wolff R. D., Roberts B., and Callari A. Marx’s (not Ricardo’s) “Transformation Problem”: A Radical Reconceptualization. History of Political Economy, 1982, Vol. 14. Issue 4. P. 564–565.
14 Ibid. P. 566–567.
15 Ibid. P. 567–568.
16 Ibid. P. 568–573.
17 Ibid. P. 574.
18 Ibid. P. 577–579.

Вернуться к содержанию номера

Copyright © Проблемы современной экономики 2002 - 2018
ISSN 1818-3395 - печатная версия, ISSN 1818-3409 - электронная (онлайновая) версия