Logo Международный форум «Евразийская экономическая перспектива»
На главную страницу
Новости
Информация о журнале
О главном редакторе
Подписка
Контакты
ЕВРАЗИЙСКИЙ МЕЖДУНАРОДНЫЙ НАУЧНО-АНАЛИТИЧЕСКИЙ ЖУРНАЛ English
Тематика журнала
Текущий номер
Анонс
Список номеров
Найти
Редакционный совет
Редакционная коллегия
Представи- тельства журнала
Правила направления, рецензирования и опубликования
Научные дискуссии
Семинары, конференции
 
 
 
Проблемы современной экономики, N 3 (39), 2011
ЭКОНОМИКА И УПРАВЛЕНИЕ В СФЕРЕ УСЛУГ
Носков-Дукельский А. И.
старший преподаватель кафедры маркетинга Санкт-Петербургского государственного университета сервиса и экономики

Системы конкурентоспособных предприятий в сфере сервиса
В настоящей статье внимание сосредоточено на изучении особенностей кластеров сервисной специализации. С точки зрения целей региональной политики кластеры являются ориентиром, позволяющим формировать эффективные ее направления. Рассмотрены методы выявления кластеров сервисной направленности в российской экономике, их локализация и динамика. Определены критерии отнесения отраслей к категории «местных кластеров», среди которых высока доля сервисных кластеров
Ключевые слова: сервисный кластер, местный кластер, региональная экономическая политика
УДК 332.02; ББК 65.05

Кластерный подход при формировании российской региональной экономической политики получил широкое распространение на всех уровнях государственного управления еще до всесторонней проработки вопросов кластерного анализа экономических систем в отечественной экономической науке. Легко предположить, что такая ситуация облегчает адаптацию результатов научных разработок в данной области в практике регионального управления, одновременно расширяя интерес к кластерным исследованиям со стороны широких кругов бизнеса и политики.
Кластерные исследования уже стали стандартным элементом инструмента региональной экономической политики в США и странах Евросоюза. В других странах с развитой рыночной экономикой он так же применяется все шире.
Методологической основой кластерного подхода является анализ, предложенный М. Портером при изучении структуры экономики США. В процессе исследования были выявлены системы предприятий, включая предприятия, относящиеся к разным отраслям, согласно отраслевой классификации. Однако специализация системы (кластера) определялась отраслевой принадлежностью основных наиболее эффективных ее предприятий.
Рассмотрим особенности кластеров сервисной специализации. С точки зрения целей региональной политики кластеры являются ориентиром, позволяющим формировать эффективные ее направления. И если для развитых регионов наиболее актуально выявление и формирование инновационных производственных кластеров, то для развивающихся и отсталых в экономическом отношении регионов, к которым относится большая часть российской территории, наиболее реальной перспективой является развитие сферы сервиса.
Исходя из этого интерес представляет разработка особенностей выявления кластеров сервисной направленности в российской экономике, их локализация и динамика. Данные вопросы являются отправной точкой кластерного анализа. Представляется важным проводить планомерную работу по «инвентаризации» кластерного потенциала регионов, как это происходит в США и Европе.[4] Но для проведения подобной полномасштабной работы нужна долговременная программа с серьезным объемом финансирования. Отдельные же исследователи могут охватывать весьма ограниченные части кластерной экономики.
Итак, введем понятие «сервисный кластер». На наш взгляд под сервисным кластером следует понимать систему взаимосвязанных предприятий, продуктом которых являются услуги различного характера, расположенных на определенной территории и проявляющих тенденцию к усилению своего значения в экономике региона или фактически играющих в ней важную роль.
Методика кластерного анализа разработанная М. Портером начинается с анализа локализации занятости всех отраслей, затем исключаются из анализа отраслевые группы, рынок которых ограничен тем регионом, где они расположены и которые либо имеют слабую склонность к концентрации, либо такая тенденция вовсе отсутствует. При этом склонность к концентрации не зависит от различий между предприятиями сервиса и производственными предприятиями. Также исключены те отрасли, чья локализация определена местами расположения природных ресурсов (добывающие отрасли). Выделенная группа названа торгуемыми отраслями. Она охватила примерно треть от общей занятости США. Предприятия затем были перегруппированы в зависимости от способов территориальной концентрации с предприятиями других отраслей. Случайные корреляции были устранены с помощью анализа таблиц затраты-выпуск. Полученные группы собственно и получили названия кластеров.[1]
Уровень концентрации рассчитан для каждой из 38 кластерных категорий с использованием 8 различных показателей концентрации. Кластерная структура Портера широко используется в кластерных исследованиях других стран и иногда служит базой для сравнения.[5].
Сфера сервиса в кластерном анализе Портера представлена следующими категориями:
1. Бизнес сервис, управленческий консалтинг, аренда офисного оборудования.
2. Оптовая торговля, распространение товаров, доставка товаров почтой.
3. Образование, наука, Университеты, библиотечное обслуживание.
4. Финансовый сервис, банки, страховые компании.
5. Строительство и обслуживание строительных компаний, аренда строительной техники
6. Гостеприимство и туризм, такси, развлекательный сервис
7. Транспортное и логистическое обслуживание
8. Услуги печати и издательское обслуживание
9. Организация спортивных мероприятий, детского отдыха.
Таким образом выделены 9 сервисных кластеров, которые могут служить основой исследования национальной структуры отрасли. Показателем, при помощи которого обычно описывают размер групп является количество служащих. Это — наиболее надежный и широко доступный индикатор. Статистика занятости обеспечивает хорошую сравнимость между группами во временных интервалах.
Проблемой является соответствие названий и объемов по выделенным кластерам национальным стандартным статистическим классификациям. В международной практике используется Классификатор секторов и подсекторов услуг, применяемый в рамках ГАТТ/ВТО. Этот классификатор объединяет более 160 видов услуг, которые классифицированы на 12 секторов следующим образом:
деловые (включая профессиональные и компьютерные) услуги;
● услуги в области связи;
● строительные и связанные с ними инженерные услуги;
● дистрибьюторские услуги, включая услуги оптовой и розничной торговли;
● услуги в области образования;
● услуги, связанные с защитой окружающей среды;
● финансовые (страховые и банковские) услуги;
● услуги в области здравоохранения и социального обеспечения;
● туризм и услуги, связанные с путешествиями;
● услуги по организации досуга, культурных и спортивных мероприятий;
● транспортные услуги;
● прочие услуги, не вошедшие в перечисление (например, бытовые). Каждый сектор услуг, кроме того, делится на подсекторы. Например, сектор «деловые услуги» делится на 5 подсекторов: профессиональные услуги; компьютерные и связанные с ними услуги; услуги в области исследований и разработок; услуги, связанные с недвижимым имуществом; услуги по аренде (лизингу) без оператора. Всего классификатор услуг насчитывает 155 подсекторов.
Европейский центр стратегических исследований стокгольмской школы экономики (Center for Strategy and Competitiveness (CSC) at the Stockholm School of Economics) выделил виды услуг в которых выявлены процессы ведущие к образованию кластеров в соответствии с Европейской классификацией NACE 2.0. В результате анализа статистики Центром выявлены виды сервисной деятельности в которых зафиксированы процессы образования кластеров и наличие организаций кластерной инфраструктуры. К ним относятся:
1. Кластеры услуг для бизнеса, включающие фирмы по информационным, консалтинговым услугам и административные услуги организациям — всего по 15 кодам классификации;
2. Кластеры в области творчества и культуры, куда вошли индустрия масс-медиа, производство музыкальных инструментов, арт-индустрия и культурный сервис— всего 41 код классификации;
3. Кластеры в области образования, куда вошли, кроме собственно образовательных учреждений и фирм, музеи-заповедники, библиотеки, исследовательские организации гуманитарной сферы- всего 9 кодов классификации;
4. Кластеры индустрии развлечений, куда вошли субъекты имеющие некоторые коды из области творчества и культуры и деятельности по организации спортивных мероприятий, не вошедшей в нее- всего 11 кодов классификации;
5. Кластеры финансового сервиса, включая услуги от банковских и социального страхования до деятельности холдинговых компаний — всего 15 кодов классификации;
6. Транспортно-логистические кластеры включающие, помимо транспортных фирм, организации по строительству терминалов водного транспорта, осуществляющие ремонт транспортных средств и сдающие транспорт в аренду, а также почтовые услуги — всего 8 кодов классификации;
7. Туристические кластеры, включающие, помимо всех видов гостеприимства, услуги такси и сферу азартных игр, при этом не включающие ресторанные услуги — всего 8 кодов классификации.
8. Дистрибьютерские услуги помимо оптовой торговли включают и организацию розничных продаж по заказам.
Центр предоставил данные занятости в указанных кластерах в России за 2006, 2008, 2009 гг. со ссылкой на издания Государственного комитета по статистике РФ.
В России в настоящее время действует несколько классификаторов, которые в той или иной степени описывают сферу услуг. В статистике, в соответствии с Общероссийским классификатором технико-экономической и социальной информации, услуги делят на два класса: услуги населению, которые определены в Общероссийском классификаторе услуг населению (ОКУН), введенном с 01.01.1994 г., и услуги, которые дифференцированы по видам деятельности и определены Общероссийским классификатором видов экономической деятельности, введенном с 01.01.2003 г. Отраслевые группы ОКВЭД не совпадают с группировкой видов деятельности, включаемых в кластеры Европейским Центром, При анализе кластерных процессов в России целесообразно отталкиваться от европейской группировки, т.к. аналогичные работы по анализу сферы сервиса в России не проводились.
Из приведенных данных следует, что устойчивое развитие наблюдается в дистрибьютерских кластерах, индустрии развлечений и кластерах финансового сервиса. Остальные сервисные кластеры не проявляют абсолютной положительной динамики по количеству занятых.
Проблемой идентификации крупнейших кластеров является то, что они содержат настолько разнообразные виды деятельности, что это ставит под сомнение вопрос — действительно ли они являются элементами одной экономической системы. Кроме того, некоторые из кластеров широко географически распространены, так что можно считать их поддерживающими элементами кластеров других мест или местными некластерными предприятиями, а не обособленными промышленными системами.
Для самих сервисных кластеров проблема в другом. Некоторые отраслевые группы, которые в США составляют крупные системы предприятий, могут быть плохо представлены в других странах. Например организация спортивных мероприятий и детского отдыха, как область, имеющая все признаки кластера в США, в России попадает в категорию так называемых «не торгуемых» отраслей, что выводит отрасль за рамки указанной методики кластерного анализа.
Надо отметить, что из анализа по данной методике выпадают отрасли, обслуживающие местный рынок, продукция которых не выходит за его границы. А это составляет значительную часть экономики. В Швеции, например, это составляло 56% всей занятости по состоянию на 2002 г. К таким отраслям относятся услуги здравоохранения, начальное и среднее образование, социальный сервис, местное маломасштабное строительство, большая часть розничной торговли, парикмахерские и др. услуги населению. С целью охвата с целью анализа этих сфер деятельности можно ввести понятие «местного кластера». Под местным кластером обозначим такое сосредоточение многих предприятий связанных сфер деятельности, которые в рамках одной экономической системы создают продукт, предназначенный исключительно для того рынка, где они расположены. И если такие кластеры будут выявлены, то легко предположить, что большая часть из них будет носить сервисную направленность деятельности.
Для выявления местных кластеров необходимо определить критерии отнесения отраслей к этой категории. На основе анализа Российской территориальной статистики занятости можно предложить следующие два критерия:
— в системе предприятий определенной сферы деятельности работают не менее 10% занятых, при этом по меньшей мере 1000 работников системы распределены не менее, чем по двум предприятиям.
— коэффициент локализации местной системы предприятий не менее 10, и по меньшей мере 100 занятых, распределенных не менее чем на два предприятия.
Соответствие первому критерию дают абсолютные кластеры. Второй определяет регионы относительной специализации в рамках данной отрасли кластера. Коэффициенты локализации являются наиболее распространенным методом идентификации относительной концентрации деятельности.
Традиционно для оценки неравенства распределения занятости применяются коэффициенты Джини, индекс Аткинсона и индекс Тейла, известные в статистике. При выявлении корреляции значений индексов в отношении видов деятельности предполагается наличие кластера соответствующей специализации. Следующим этапом кластерного анализа является расчет индекса Морана, позволяющего определить пространственную автокорреляцию. вызванную взаимным влиянием регионов друг на друга. Построение диаграмм рассеивания Морана позволяет обнаружить все существующие кластеры регионов. Еще более наглядным представлением результатов пространственного анализа будет визуализация показателей при помощи географических информационных систем.
Традиционное использование коэффициентов локализации дает недостаточно информации о местных кластерах. Это отраслевой метод анализа и результаты его применения дают мало информации о взаимозависимости различных секторов экономики. Данный метод целесообразно использовать в совокупности с другими методами кластерного анализа.
Распространенным методом определения региональных кластеров является использование экспертных оценок и других механизмов сбора необходимой экономической информации. Региональные эксперты, руководители бизнеса, официальные представители власти и другие лица, принимающие решения, являются важным источником информации о тенденциях регионального промышленного развития, его основных особенностях, сильных и слабых сторонах. Хотя сбор экспертной информации о региональной экономике может оказаться эффективным с точки зрения издержек и объема такой информации, отсутствие достаточной систематичности не позволяет делать глубокие обобщения. Экспертные оценки наиболее часто применяются при микроанализе региональных промышленных кластеров.

Таблица 1
Количество занятых в кластерах сервиса европейских стран (чел.)
Кластеры200620082009
Услуги для бизнеса(Business services)327717283559295002
Дистрибьютерские услуги (Distribution)156399187874218082
Образование (Education and knowledge creation)231744722892682219096
Индустрия развлечений (Entertainment)235046260994265162
Финансового сервиса (Financial services)104045012112841262713
Туристические(Tourism and hospitality)215090202193183748
Транспортно-логистические (Transportation and logistics)158861115921731566769
Источник: http://www.clusterobservatory.eu


Литература
1. Портер М. Конкуренция. — М.: Издательский дом «Вильямс», 2002.
2. Марков Л.С., Ягольницер М.А. Экономические кластеры: идентификация и оценка эффективности деятельности. — Новосибирск, 2006.
3. Бородина Е.А. Роль экономических кластеров в повышении конкурентоспособности регионов РФ : автореф. дис. на соиск. учен. степ. канд. экон. наук / Волгогр. гос. ун-т. — Волгоград, 2008.
4. Regional Clusters in Europe Observatory of European SMEs European Commission. Enterprise publications 2002.
5. G. Lindqvist Disentangling Clusters. Agglomeration and Proximity Effects. Dissertation for the Degree of Ph.D., Stockholm School of Economics 2009.

Вернуться к содержанию номера

Copyright © Проблемы современной экономики 2002 - 2022
ISSN 1818-3395 - печатная версия, ISSN 1818-3409 - электронная (онлайновая) версия