Logo Международный форум «Евразийская экономическая перспектива»
На главную страницу
Новости
Информация о журнале
О главном редакторе
Подписка и реклама
Контакты
ЕВРАЗИЙСКИЙ МЕЖДУНАРОДНЫЙ НАУЧНО-АНАЛИТИЧЕСКИЙ ЖУРНАЛ English
Тематика журнала
Текущий номер
Анонс
Список номеров
Найти
Редакционный совет
Редакционная коллегия
Представи- тельства журнала
Правила направления, рецензирования и опубликования
Научные дискуссии
Семинары, конференции
 
 
Проблемы современной экономики, N 1 (33), 2010
ВОПРОСЫ ЭКОНОМИЧЕСКОЙ ТЕОРИИ. МАКРОЭКОНОМИКА
Малахов Р. Г.
доцент кафедры экономики предпринимательства и маркетинга
Алтайского государственного университета (г. Барнаул),
кандидат экономических наук


Эволюция подходов к присвоению и ее институциональное сопровождение
В работе исследуются категории собственности и присвоения с позиции синтеза неоинституционального и марксистского подходов, что дает возможность выделить основные типы присвоения по признаку изменения права собственности. Выдвигается гипотеза о развитии общества как процессе увеличения доли конструктивного присвоения и сокращения деструктивного, хотя в ходе развития возможны и существенные девиации в сторону деструктивного присвоения, как это произошло в постсоветской России. Возникновение инновационной экономики связывается с доминирующей ролью конструктивного типа присвоения
Ключевые слова: присвоение, эволюция, собственность, институт, инновации

Инновационная экономика основана на знаниях, которые являются одним из способов присвоения жизненно необходимых ресурсов и самой окружающей среды. Основная тенденция мировой экономики — это увеличение роли науки, знаний, инноваций. Знания являются движущей силой развития в лидирующих странах мира. Надо признать, что Россия, обладая значительным научным потенциалом, не использует его должным образом.
Затяжной кризис российской экономики удивил многих экономистов и экспертов, полагавшихся на плодотворную силу частного предпринимательства. Эффективность частной собственности в России оказалась ниже, нежели эффективность государственной собственности в советский период. Несмотря на лидирующие позиции в науке, страна все еще демонстрирует неспособность реализовать эти достижения. Последние успехи российской экономики в значительной степени связаны с благоприятной конъюнктурой мировых цен на углеводороды. Однако устойчивая конкурентоспособность современной экономики определяется, прежде всего, ее технологическим уровнем и инновационными приоритетами.
Инновационное развитие является тем вызовом, который стоит перед современным российским обществом, поскольку именно принятие инновационной парадигмы хозяйствования способно увеличить благосостояние общества, усилить позиции государства в мире, вернуть уверенность в будущем. Важным моментом является понимание руководством страны остроты данной проблемы. Суть вытекающей из нее стратегии сформулирована Президентом РФ Д. Медведевым в виде концепции «4 И»: инновации, инфраструктура, инвестиции, институты. Именно в такой последовательности, как нам представляется, должны быть расставлены эти составляющие, и точкой отсчета здесь являются институты и, в частности, ключевой институт общества — собственность.
Собственность — это сложный социально-экономический феномен. Его сложность порождает значительное количество трактовок, теорий, но все их, на наш взгляд, можно объединить в три исследовательские программы: неоинституциональную, марксистскую, и хозяйственно-философскую. В неоинституциональной программе исследуются правовые отношения (отношения после создания объектов собственности, т.е., в большей степени, отношения между субъектом и объектом собственности), в марксистской программе исследуются трудовые отношения (отношения создания объектов собственности, т.е. в большей степени отношения между субъектами собственности по поводу присвоения), а в хозяйственно-философской программе рассматриваются нравственные отношения (отношения, связанные с созданием и справедливым распределением объектов собственности).
В данной работе предлагается возможное объяснение явления недостаточного использования возможностей и существующих сильных сторон в РФ. Это объяснение связано с понятием присвоения и его основными типами.
На наш взгляд, интересные результаты может дать синтез неоинституциональной и марксистской программ исследования собственности. Краткая сравнительная характеристика данных программ представлена в таблице 1.
Марксистская программа понимает собственность как отношения, основанные на присвоении-отчуждении, а неоинституциональная — как правовые отношения. Применительно к исследованию инновационного развития особое значение имеет выделение в неоинституциональной парадигме типов присвоения по такому признаку как изменение прав собственности. Несколько схожее понимание присвоения можно найти у Йорга Хюльсманна, который выделяет оправдываемое и неоправдываемое присвоение. Первое основано на согласии прежнего владельца отказаться от некоторого объекта реальности, а второе не предполагает такого добровольного отказа и поэтому становится неоправдываемым [6; с. 55–57].Мы же рассматриваем изменение прав собственности на объект. В соответствии с данным признаком можно выделить семь типов присвоения (рис. 1).
Рис. 1. Континуум типов присвоения
Предлагается следующее описание данных типов присвоения.
Деструктивное присвоение приводит к нарушению или лишению права собственности: здесь сторона, нарушающая права, приобретает меньше, чем теряет бывший владелец. Основные способы деструктивного присвоения — это война, воровство, мошенничество и другие аморальные способы присвоения желаемого. Этот способ присвоения был основой рабовладельческого строя, при котором рабы были лишены их естественных прав на свободу и самоопределение, т.е., по сути, этот строй основан на «личностном каннибализме».
Псевдодеструктивное присвоение — это приобретение прав на объект, никому не принадлежащий, вследствие которого аналогичной возможности лишаются другие люди. К таким способам относятся заселение новых территорий, охота, собирательство.
Аструктивное присвоение направлено на сохранение статуса кво, т.е. на сохранение существующего распределения прав, например оборона, самозащита, охрана.
Псевдореструктивное присвоение предполагает получение или предложение неравной компенсации за отчуждение определенного объекта собственности. Попрошайничество, продажа товаров иррационального спроса, налогообложение — это основные способы этого типа присвоения.
Реструктивное присвоение приводит к изменению существующей структуры прав собственности вследствие обмена титулами, такой обмен должен считаться обоюдовыгодным. Этот тип присвоения — базовый экономический способ получения желаемого. Он основан на разделении труда. В рамках данного способа развивается сельское хозяйство, промышленность, торговля, промыслы.
Псевдоконструктивный тип присвоения основан на создании ценности, превосходящей затраты на производство. Этот тип приводит к тому, что обе стороны обмена воспринимают получаемое как намного большее, нежели то, что они отчуждают. Этот тип присвоения проявляется в брендинге, сервисе, финансовой сфере.
Таблица 1
Ключевые положения марксистской и неонституциональной программ исследования собственности
Конструктивное присвоение основано на творчестве, воображении, таланте. Этот тип приводит к созданию новых объектов права собственности. Этот тип присвоения реализуется через науку, искусство, изобретательство.
Их сравнительная характеристика приведена в таблице 2.
Таблица 2
Сравнительные характеристики типов присвоения
Все выделенные типы присвоения в их чистом виде не существуют в жизни, — это лишь некие «идеальные типы». Они все имеют место в жизни людей, но их распределение в различных обществах существенно варьируется. Естественно, что каждому типу присвоения соответствуют специфические институты. Так, типичным институтом деструктивного присвоения является армия, аструктивного — полицейские, милицейские и аналогичные структуры, для реструктивного присвоения характерен рынок, разделение труда, спецификация и регистрация собственности, для конструктивного — научные, творческие объединения, союзы, образовательные институты. Как тенденция, происходит постепенное снижение доли деструктивного способа присвоения и увеличение доли конструктивного.
Все развитие общества можно рассматривать как колоссальную институциональную трансформацию, обусловленную эволюцией присвоения, и, в свою очередь, способствующую эволюции присвоения. Ведь если рассматривать институты как некие структуры, производные от присвоения, то их смена в дальнесрочной перспективе обусловливается изменением удельного веса тех или иных способов присвоения. В работе предложена следующая гипотеза: развитие общества приводит к снижению доли деструктивных типов присвоения и увеличения роли конструктивных. Рассматривая причины перехода общества от деструктивного к конструктивному способам присвоения, мы принципиально соглашаемся с Д. Нортом, который считает, что причина институциональных изменений лежит вне экономики [4]. Такой причиной является накопление информации и знаний, развитие способов их передачи. Основой развития постиндустриальных тенденций в обществе Д. Белл называет знания, и, прежде всего, их теоретическую форму.
С развитием общества значимость конструктивного способа присвоения возрастает, что позволяет говорить о возникновении экономики знаний, ориентирующейся на инновации. Ценность информации в такой экономике начинает превосходить ценность материальных активов. Чем более развито общество, тем меньше в нем остается места для деструктивного присвоения. Подтверждение такому движению можно найти и в том, как меняются доминирующие в обществе группы. Если феодальный строй — это общество с доминирующим сословием феодалов, т.е. непосредственных агентов деструктивного или аструктивного присвоения, в зависимости от ситуации, то буржуазная революция привела к власти класс агентов реструктивного присвоения. Дж. Гэлбрейт предсказывает приход к власти техноструктуры [2], т.е. агентов конструктивного присвоения.
В обществе наблюдается постоянная конкуренция способов присвоения, но победителем в этой конкуренции не обязательно является тот способ, который обеспечивает наиболее значимые результаты. Такой способ присвоения побеждает опять-таки в дальнесрочной перспективе. Победителем в краткосрочной перспективе становится тот способ присвоения, агенты которого оказываются ближе к системе легального (государственного) насилия. Так, в настоящее время можно увидеть, как ведущая экономическая держава с очень значительным сектором так называемой «новой экономики», т.е. лежащей в сфере конструктивного присвоения, скатывается к присвоению деструктивному, становится мировым агрессором, «информационным диктатором», рассчитывая таким образом поддержать достигнутый к настоящему моменту уровень потребления.
Насколько объективно предположение о том, что ведущим становится именно конструктивный тип присвоения? Объективность такого предположения доказывает состояние ведущих экономических держав. Чем обусловливается их лидерство? На этот вопрос можно дать несколько ответов: технологиями, эффективным менеджментом, маркетингом, внедрением инноваций. Если рассматривать эти причины лидерства, то их можно включить в группу нематериальных ресурсов. Именно нематериальная, информационная составляющая стала залогом успешного развития. Благодаря этому рабочая сила в данных государствах превратилась в человеческий капитал, ценность которого несомненно выше ценности рабочей силы. Кроме того, ведущие страны мира задают тенденции развития, которым придется следовать и остальным государствам, воспринимающим лидеров как образец для подражания, либо желающим им в чем-то противостоять. Фактическое подтверждение объективности тенденции к конструктивному присвоению является и увеличение общей численности исследователей в ведущих странах мира [3], рост сектора услуг, который становится доминирующим в экономиках развитых стран.
Рассматривая экономику в разрезе секторов, можно увидеть тенденцию к постоянному снижению занятых в первичном секторе (сельское хозяйство, рыболовство), их увеличение и последующее снижение во вторичном секторе (промышленность), и стабильное увеличение в секторе третичном (услуги). Интересное развитие концепция секторов получила в работе Н. Фута и П. Хэтта, выделивших и четверичный, и пятеричный сектора [5]. С позиций предлагаемого нами подхода, такое выделение в сфере услуг трех секторов является очень важным. В третичный сектор были отнесены «домашние и квази-домашние услуги» (общественное питание, гостиничные услуги, парикмахерские, салоны красоты, услуги по ремонту и «мелкомасштабное производство» как те виды деятельности, которые традиционно выполнялись домохозяйствами); в четверичный сектор — услуги, «способствующие или повышающие эффективность разделения труда» (транспорт, торговля, коммуникации, финансы и администрирование); пятеричный сектор объединил услуги, «совершенствующие и расширяющие человеческие способности» (медицинское обслуживание, образование, исследования, рекреационные услуги и искусства). Такая концепция дает возможность рассматривать именно пятеричный сектор как сферу собственно конструктивных видов присвоения, поскольку «их задача — это снабжать предыдущие четыре сектора новыми приращениями способностей, навыков и знаний, точно так же, как каждый из секторов способствует повышению эффективности и выпуска его исторических предшественников»[5: с. 365].
На наш взгляд, просматривается соответствие указанных способов присвоения тем сферам, на которые делит общество Д. Белл. В целях анализа он предлагает выделить три части: политическую систему (регулирует распределение власти и разрешает конфликты, возникающие в результате притязаний отдельных групп и лиц), социальную структуру (касается экономики, системы занятости и технологии), сферу культуры («царство экспрессивного символизма и выразительности») [1; с.15-16]. Если рассматривать три сферы, то они, в общем и целом, коррелируют с выделяемыми способами присвоения. Так, политической системе присущи в основном деструктивный, аструктивный и псевдореструктивный типы присвоения; в рамках социальной структуры актуализируется реструктуивный и псевдоконструктивный типы присвоения; в сфере культуры основным является конструктивный тип присвоения. Конечно, строгой корреляции здесь установить невозможно, поскольку в реальности всегда имеют место некоторые пограничные случаи. Но само предположение о наличии указанной взаимосвязи предполагает обсуждение вопроса о ее (взаимосвязи) содержании.
Политические решения — это решения, очень часто касающиеся таких моментов, которые требуют применения системы легального насилия, а такая система необходима в случае перераспределения доходов, имущества, территорий либо для предотвращения такого перераспределения, т.е. сохранения прежней структуры прав собственности на некоторые объекты. Перераспределение в данном случае понимаются в узком смысле, т.е. как некоторые волевые решения несобственников, а значит исключающие добровольность (нарушающие права собственника, даже если эти решения обусловлены моральными соображениями) со стороны собственника в плане отчуждения у него прав и предполагающие различную степень давления на собственника, — от нормативных предписаний до физического, силового воздействия. Экономика касается четырех основных секторов: аграрного, промышленного, домашних и квази-домашних услуг и «инфраструктурных» услуг. Пятеричный сектор — это сектор, который традиционно лежал вне экономики, хотя чаще всего ее развитию и способствовал, но в ХХ веке его экономизация стала повсеместным явлением, и он стал сектором, который находится как в сфере экономики, так и в сфере культуры, и именно он является основным двигателем социального и экономического развития.
Выявляемая нами тенденция экономического развития общества от деструктивного к конструктивному присвоению, т.е. «сублимация» присвоения, предполагает, что происходит и качественное преобразование капитала, соответствующего тому или иному этапу развития общества. Деструктивное присвоение означает, что основной капитал такого присвоения — это сила физическая, ключевым является «телесный» капитал. Но уже на этом этапе появляется конструктивное присвоение: создаются примитивные инструменты, люди сообща охотятся на животных. По мере роста населения возникают проблемы, касающиеся территориальных границ. Как следствие, ключевой фактор развития общества сдвигается во внешнюю среду и начинает зависеть от территории, на которой проживают люди. Значение территориального (природного) капитала как ключевого фактора развития характерно как для примитивных сообществ, живущих собирательством и охотой, так и для аграрных обществ кочевников и земледельцев. Промышленная революция привела к тому, что ключевым фактором развития становится физический капитал (оборудование, машины), соответствующий реструктивному способу присвоения.
ХХ век стал периодом, на который пришлась революция сервисная. Здесь начинает играть ведущую роль финансовый, фиктивный, марочный капитал, соответствующий псевдоконструктивному способу присвоения. Конец ХХ века — это период перехода к экономике знаний, поэтому исследователи в этой области начинают говорить о капитале человеческом, интеллектуальном. Здесь можно увидеть, что основным фактором развития опять становится человек, но уже не столько в биологической, сколько в духовной ипостаси. Как в дальнейшем пойдет развитие человечества, очень трудно предполагать: будет ли идти по нарастающей духовно-интеллектуальное развитие, пойдет ли прогресс вспять. Возможно, человечество выйдет на новый уровень развития, когда ключевым фактором станет опять территориальный капитал, но уже за пределами планеты, давшей жизнь человечеству. Это покажет будущее.
Инновационное развитие экономики следует трактовать, на наш взгляд, как результат увеличения удельного веса конструктивного присвоения: скорость создания и внедрения инноваций зависит от того, какое место занимает в экономике конструктивное присвоение. В настоящее время появляются такие понятия, как «турбо-менеджмент», «турбо-маркетинг», они отражают скорость внедрения инноваций в компаниях. Доля этих типов присвоения меняется в процессе эволюции общества. Мы можем говорить о возрастании роли конструктивного присвоения только как о некотором тренде в дальнесрочной перспективе. Известно, что в реальности происходят очень часто различные девиации. Такие девиации характерны для переломных периодов социальной и как следствие культурной революции, которые приводят к разрушению прежних норм, как некоторых регламентов присвоения и, следовательно, к его дерегулированию не только на общественном, но и на индивидуальном уровне.
Такое отклонение от дальнесрочного тренда возникло в постсоветской России и характеризовалось существенным сдвигом в сторону деструктивного присвоения: передел собственности, криминальные войны, взяточничество, чиновничий произвол. Существенные девиации в сторону деструктивного присвоения — это характерная черта революций, приводящих к смене общественного устройства. Деструктивное отклонение можно преодолеть только через усиление института собственности, создание эффективного собственника, который заинтересован не в сиюминутных выгодах, но в долгосрочном размещении капитала для стабильного источника доходов. Это возможно только в ситуации социальной стабильности, создания определенного общественного восприятия реальности и необходимого законодательного базиса. Эффективные собственники могут возникнуть только в определенном общественном окружении. Преодоление институциональной деструкции — это болезненный и длительный процесс.
Вполне возможно оспорить авторскую позицию, поскольку в настоящее время ведущие мировые державы, т.е. страны с инновационной ориентацией экономики, переживают период, который можно назвать кризисным. Можно таким образом поставить вопрос о целесообразности инновационной ориентации экономики и переоценке автором значимости конструктивного присвоения. Но кризисные явления, на наш взгляд, — это следствие скорее не конструктивного присвоения, а увеличения доли деструктивного присвоения: войны в Югославии, Косово, Ираке, мошенничество менеджмента крупных корпораций, незаконные спекуляции дилинговых компаний, необоснованное завышение курса акций фирм в сфере информационных технологий и т.д. Именно увеличение доли деструктивных способов присвоения и способствует ослаблению инновационных экономик.
Чтобы присоединиться к мировому процессу развития инновационной экономики, России необходимо преодолеть деструктивные тенденции в присвоении, которым способствует коррупция бюрократического аппарата, адекватно ассимилировать западные менеджерские, маркетинговые, финансовые технологии, сохранить свой научный потенциал, совершенствовать образование, — сферу, где негативные тенденции, на наш взгляд, стали серьезным препятствием для достижения успеха в мире жесткой конкуренции. Это позволит России стимулировать экономический рост, основанный на знаниях.


Литература
1. Белл Д. Грядущее постиндустриальное общество. Опыт социального прогнозирования. — М.: Academia, 1999.
2. Гэлбрейт Дж. Экономические теории и цели общества. — М.: Прогресс, 1976.
3. Инновационный менеджмент в России: вопросы стратегического управления и научно-технической безопасности. Монография. — М.: Наука, 2004.
4. Норт Д. Институты, институциональные изменения и функционирование экономики. — М.: Начала, 1997.
5. Foote N., Hatt P. Social Mobility and Economic Advancement //American Economic Review. — 1953. — May. — Vol.43. — P. 364–378.
6. Huelsmann J.G. The A Priori Foundations of Property Economics //The Quarterly Journal of Austrian Economics. — 2004. — Vol. 7. — №4. — P. 41–68.

Вернуться к содержанию номера

Copyright © Проблемы современной экономики 2002 - 2018
ISSN 1818-3395 - печатная версия, ISSN 1818-3409 - электронная (онлайновая) версия