Logo Международный форум «Евразийская экономическая перспектива»
На главную страницу
Новости
Информация о журнале
Подписка на журнал
Реклама в журнале
Контакты
ЕВРАЗИЙСКИЙ МЕЖДУНАРОДНЫЙ НАУЧНО-АНАЛИТИЧЕСКИЙ ЖУРНАЛ English
Тематика журнала
Текущий номер
Анонс
Список номеров
Найти
Редакционный совет
Редакционная коллегия
Представи- тельства журнала
Правила направления, рецензирования и опубликования
Научные дискуссии
Семинары, конференции
 
Проблемы современной экономики, N 4 (32), 2009
ЭКОНОМИЧЕСКИЕ ПРОБЛЕМЫ РЕГИОНОВ И ОТРАСЛЕВЫХ КОМПЛЕКСОВ
Аношкина Е. Л.
профессор кафедры экономической теории Пермского государственного технического университета,
директор Центра регионального развития, инноваций и управления
Пермского государственного технического университета,
доктор экономических наук

Лещев И. Е.
заместитель директора Центра регионального развития, инноваций и управления Пермского государственного технического университета

Внешние эффекты стихийного агломерационного процесса в условиях депопуляции населения
Статья посвящена анализу и оценке агломерационных процессов в ареале г. Перми. Показана стихийность течения процесса формирования Пермской агломерации, а также снижение показателей социальной адаптации населения в сельской местности. Для решения проблемы в условиях истощения человеческого и трудового потенциала предлагается создание интегрированного экономического и социокультурного пространства. Подготовлены рекомендации по регулированию интеграционных процессов в целях снижения отрицательных внешних эффектов стихийной агломерации
Ключевые слова: депопуляция населения, стихийное развитие агломерационных процессов, критерии агломерации, принципы регулирования агломерационных процессов

Социально-экономическая реструктуризация в России находит отражение в изменениях системы территориального расселения. Одним из проявлений подобных изменений являются агломерационные процессы, характеризующиеся переходом от старых поселений в виде отдельных городов и населенных пунктов к новым, среди которых преобладают крупные объединения поселений типа городов-агломераций. Для оценки происходящих процессов необходим анализ условий и определение критериев формирования агломераций.
Городская агломерация может быть описана как компактная пространственная группировка поселений, объединенных интенсивными производственными и культурными связями в сложную многокомпонентную динамическую систему. Граница городских агломераций определяется по конечным пунктам маятниковых миграций. Ключевыми условиями возникновения агломераций являются:
наличие четкой специализации различных территорий внутри агломерации; наличие маятниковой миграции, обеспечивающей единство рынка труда; общий потребительский рынок и рынок капиталов; сопоставимые стандарты качества и уровня жизни; наличие совместно используемых инфраструктурных объектов.
Однако в настоящее время все большую актуальность приобретает экономический, институциональный анализ агломерационных процессов, анализ и прогнозирование внешних эффектов. Процессы агломерации в институциональном значении характеризуются следующим образом. Агломерация предполагает создание принципиально новой системы управления территориальным развитием и планированием, что связано с выстраиванием договорных отношений самостоятельных муниципалитетов относительно предметов общего интереса, например, общих экономических или инфраструктурных процессов. Мировой опыт свидетельствует, что агломерации, создаваемые по административной инициативе, как правило, неустойчивы и распадаются при завершении административного вмешательства и финансирования.
Основными способами ускорения агломерационных процессов, по мнению экспертов, являются [1]: форсированное развитие транспортных и коммуникационных инфраструктур, создание общих логистических центров; координация системы территориального развития и использования земель, согласованная экологическая политика; реализация проектов, направленных на расширение «узких мест» в ресурсном обеспечении агломерации (обеспечение стройматериалами, электроэнергией, водой и др.); развитие социокультурного пространства.
Формирование крупных современных агломераций обеспечивает следующие эффекты. Во-первых, агломерация предоставляет населению дополнительные возможности доступа к научной, производственной и культурной информации, возможность выбора вида работ, доступа к учебным, медицинским и культурным заведениям. Во-вторых, возникают эффект масштаба для региональной экономики, современные форматы торговли, перспективные производства товаров потребительского рынка и сектор услуг. Возникновение агломерации создает как возможность прихода в регион крупного бизнеса, так и возможности для местных компаний дорасти до уровня лидеров рынка.
В-третьих, создание емкого и разнообразного рынка труда. У людей появляется возможность быстро найти работу, отвечающую их квалификации и личной жизненной стратегии. В-четвертых, «инфраструктурный эффект», который имеет важнейшее значение. Проекты строительства новых энергомощностей, мощных транспортных комплексов — портов, аэропортов, мультимодальных логистических центров и информационных узлов — оправданы и имеют большую экономическую отдачу именно для агломераций. То же касается образовательной и особенно инновационной инфраструктуры. Положительные эффекты агломерации показаны в ряде современных исследований [2; 3; 4; 5]. Они создают условия ускоренного социально-экономического развития территорий, что позволяет «ядрам» агломераций повысить собственный статус в городской и региональной иерархии.
Следует отметить, что при обсуждении перспектив образования агломераций в России недостаточное внимание уделяется исследованию отрицательных внешних эффектов агломерации. Это мешает систематизировать практический опыт в целях регулирования и прогнозирования агломерационных процессов.
Одной из актуальных проблем современной России является истощение человеческого и трудового потенциала в результате депопуляции населения, что существенным образом оказывает влияние на перспективы социально-экономического развития страны. Свыше 70% населения страны живет в регионах с высокой и сверхвысокой естественной убылью населения (0,5–1,5% в год). Переход России в стадию сильной депопуляции сделал невозможным дальнейший рост российских городов, за исключением сверхбогатой Москвы, которая притягивает мигрантов из регионов России и стран СНГ. Для других крупнейших городов миграционные источники роста играют незначительную роль. Даже в Санкт-Петербурге миграционный прирост компенсировал только 25% естественной убыли населения в 2000-е гг. [6; 7]. В Пермском крае с 2000 по 2008 гг. количество населения сократилось на 161 тыс. чел., или на 5,6%. Таким образом, каждый год в Пермском крае население сокращается в среднем на 0,7%, что соответствует общероссийской тенденции высокой убыли населения.
В целом перспективы демографических ресурсов страны, по мнению экспертов, можно описать с помощью двух векторов. Первый вектор показывает перемещение населения на запад и юг. Второй вектор показывает концентрацию населения в крупных городских агломерациях. Депопуляция усиливает значимость качества населения — его мобильности, модернизации образа жизни, трудовых мотиваций, повышения уровня образования и улучшения здоровья. Региональные различия качества населения зависят от долговременных факторов: неравенства в доступе к экономическим ресурсам, образа жизни населения, социокультурной среды регионов и городов, направлений миграций (районы миграционного притока имеют более адаптивное население, районы оттока — наоборот) и т. д.
Таким образом, понимание того, что качественные человеческие ресурсы — основа будущего развития страны, растет постепенно и вместе с депопуляцией. Однако в публикациях, посвященных формированию агломераций в России, не рассматриваются особенности этих процессов в условиях депопуляции. Более того, участие авторов в разработке документов территориального развития в Пермском крае позволяет сделать вывод о том, что в восприятии органов власти человеческий потенциал до сих пор остается абстрактным, неисчерпаемым ресурсом, что объясняет их ожидание трудовой миграции. При этом не разрабатываются необходимые меры, направленные на сохранение местного населения, на сокращение естественной убыли и высокой смертности.
В связи с вышесказанным, представляют интерес результаты исследований социально-экономической реструктуризации, происходящей в ареале города Перми под влиянием агломерационных процессов, анализ внешних эффектов этих процессов в аспекте человеческого капитала и социального потенциала сельских поселений в составе агломерации. Информационными источниками исследования были собственные исследования, статистические данные и электронные информационные ресурсы [8; 9; 10; 11; 12; 13; 14; 15; 16; 17]. Исследование включало следующие этапы: исследование рекреационной и трудовой мобильности населения в составе агломерации; исследование рынка земли и жилищного строительства; исследование социальной интеграции; описание эффектов агломерационных процессов.
Исследование рекреационной и трудовой мобильности населения в составе агломерации проводилось на основе анализа пассажирских потоков с рекреационными целями в пределах агломерации, а также сезонной и недельной неравномерности интенсивности движения на въездах-выездах из города Перми. Для анализа пассажирских потоков с рекреационными целями были определены основные автодороги, которыми пользуются садоводы, а также проведена оценка транспортной доступности садоводческих и дачных кооперативов к той или иной автодороге и ареал автодорог в аспекте оптимальной транспортной доступности. По каждому транспортному направлению были проведены расчеты пассажирских потоков на основе собранной информации о расположении конкретных садоводческих и дачных кооперативов. Таким образом, оценить пассажирский поток с рекреационными целями можно с помощью данных, приведенных в таблице 1. Результаты показывают, что каждый второй житель города Перми вовлечен в процесс использования территории, окружающей город, в рекреационных целях.
Таблица 1
Распределение пассажирского потока с рекреационными целями
На этом этапе проводилась оценка изменений интенсивности транспортных и пассажирских потоков на выездах из города во временных интервалах года и недели.
Анализ полученных данных выявляет тот факт, что все въезды-выезды из города делятся на два основных потока: с четко выраженной повышенной интенсивностью в летний период, и, наоборот, с пониженной интенсивностью в остальные периоды года. Это может говорить о том, что одни направления используются населением именно для рекреационных поездок, тогда как другие — для трудовых поездок между районами города. Некоторое снижение интенсивности потока по двум последним направлениям в летний период, очевидно, связано со снижением подобных поездок в период отпусков и каникул.
В целом следует отметить менее выраженный характер недельной неравномерности. Это может объясняться тем, что одновременно с ростом числа поездок за город с рекреационными целями возрастает число поездок из пригорода в центр агломерации с торговыми целями, вследствие плохой развитости торговой инфраструктуры в пригороде.
Исследование рынка земли и жилищного строительства показало, что в последние годы в Пермском крае наблюдается интенсификация стихийных процессов развития Пермской агломерации, затрагивающая, в первую очередь, Пермский, Добрянский, Краснокамский и Нытвенский районы (см. табл. 2).
Таблица 2
Данные о продаже земельных участков (га) в муниципальных районах Пермской агломерации
В целом за период с 2003 по 2006 годы объемы продаж земельных участков в муниципальных районах Пермской агломерации увеличились в 29,7 раза. При этом динамика роста продаж земельных участков обусловлена, среди прочего, увеличением продажи земельных участков сельскохозяйственного назначения. Однако можно предположить, что эти земельные участки приобретаются для целей, не связанных с ведением сельского хозяйства, и в перспективе по этим участкам произойдет изменение разрешенного использования или смена категории земель.
Площадь земельных участков, предоставленных под жилищное строительство в 2007 году в муниципальных районах агломерации, равна 360 га, что составляет 57 % от всей площади земельных участков, предоставленных под жилищное строительство в Пермском крае за тот же период. Лидирующую позицию по данному показателю в настоящее время занимает Добрянский район (259 га или 41 %).
Коэффициенты локализации, рассчитанные на душу населения по показателям, представленным на рис. 1, показали, что в муниципальных районах в составе Пермской агломерации индивидуальные дома вводятся в эксплуатацию существенно более высокими темпами, чем в среднем по Пермскому краю. Так, удельный вес индивидуальных жилых домов, построенных населением за свой счет и с помощью кредитов в муниципальных районах Пермской агломерации в 2006 г., превышал среднекраевое значение в 2,21 раза. В 2007 г. значение коэффициента локализации достигло 2,45. При этом средняя расчетная стоимость 1 кв. м общей площади жилья в муниципальных районах Пермской агломерации хоть и остается ниже, чем в г. Перми, но в 1,3-3,9 раза превышает уровень цен в сельской местности.
Рис. 1. Показатели жилищного строительства
При исследовании социальной интеграции следует учитывать, что в муниципальных районах Пермской агломерации значительную долю населения составляют жители сельской местности (см. табл. 3). При этом в силу процессов включения сельскохозяйственных земель в земельный рынок, обслуживающий коммерческие и рекреационные потребности горожан, именно сельские жители наиболее подвержены влиянию процессов агломерации. Рассмотрим, каким образом пространственная реструктуризация влияет на создание единого социально-культурного пространства в Пермской агломерации.
Таблица 3
Состав населения муниципальных районов Пермской агломерации
При этом в сельских поселениях, фактически находящихся в составе Пермской агломерации, сохраняются все проблемы, присущие сельской местности и аграрной экономике России:
– высокий уровень безработицы и слабая социальная защищенность сельских жителей, увеличение разрыва в уровне и качестве жизни между жителями города и деревни.
Например, доля семей со среднедушевыми денежными доходами ниже прожиточного минимума в муниципальных районах Пермской агломерации в 2,4 раза выше, чем в г. Перми. Также в муниципальных районах Пермской агломерации численность детей из малоимущих семей составляет 25% от общего числа детей. Этот показатель более чем в три раза превышает аналогичный показатель для г. Перми.
– сельская бедность и высокая безработица сельского населения, отставание доходов крестьянства и других групп сельского населения от доходов горожан.
Так, в сельской местности преобладающей остается занятость в сельском хозяйстве и бюджетной сфере. Отношение уровня заработной платы в данных видах экономической деятельности к среднему уровню заработной платы по краю за август 2008 составляет 51,6% в сельском хозяйстве и 57% в бюджетной сфере.
– деградация и люмпенизация квалифицированного персонала, часто сопровождающаяся пьянством, потерей стремления к саморазвитию и участию в общественной жизни, самоизоляцией;
– массовый алкоголизм, который является важным фактором дестабилизации социокультурной и экономической ситуации в российском селе, рост женского алкоголизма, подростковых алкоголизма и наркомании, что находит отражение в показателях социальной адаптации населения (см. рис. 2);
– тяжелейшая ситуация в демографической и медицинской сферах в сельской местности; увеличение числа бездомных и больных детей, что находит отражение в соответствующих показателях (см. рис. 3).
Рис. 2. Сравнительная характеристика социальных показателей
Рис. 3. Сравнительная характеристика демографических и медицинских показателей
Следует отметить, что в публикациях, посвященных экономическим аспектам агломерационных процессов, отмечается, что Пермскую агломерацию можно охарактеризовать как незрелую, развивающуюся по экстенсивному сценарию [18; 19].
Вместе с тем, для города характерны многие сложные проблемы, которые могут быть эффективно разрешены только при сбалансированном развитии агломерации. Чрезмерная отягощенность функциональной структуры города производственными и иными функциями связана с тем, что город развивался в отрыве от агломерации. В результате практически не происходили процессы перераспределения производственных функций между ядром агломерации и периферией.
Несбалансированная отраслевая и внутриотраслевая структура промышленности с существованием разветвленной сети обрабатывающих предприятий, обладающих высокими технологиями, но слабо приспособленных к выпуску потребительской продукции, отсутствие динамического равновесия между производственной сферой и окружающей средой, превышение предельно допустимых экологических нагрузок в ряде районов города обостряют экологическую ситуацию и значительно снижают качество жизни населения [19].
Проблемы диверсификации экономики современного города тесно связаны с развитием агломерации, ядром которой он является. В свою очередь агломерация должна развиваться по интенсивному пути, предполагающему выработку и реализацию механизмов деконцентрации социально-экономического развития. Параллельно должна решаться проблема ускоренного социально-экономического развития малых городов, которые должны стать агломерационными подцентрами, формируясь во взаимосвязи с освобождением города-центра от непрофильных функций.
Однако моноцентричное развитие экономической деятельности в составе Пермской агломерации приводит к концентрации торговли и сферы обслуживания, административной деятельности и деловой активности в центральных районах г. Перми, что затрудняет развитие экономики муниципальных районов. Например, показатель «оборот розничной торговли на душу населения» в муниципальных районах, входящих в состав Пермской агломерации, в 5 раз ниже, чем в г. Перми, и в 2,4 раза ниже, чем по Пермскому краю в целом.
Таким образом, в Пермской агломерации проявляются, прежде всего, стихийные процессы, связанные с созданием единого рынка труда, рынка земли и недвижимости и с вовлечением факторов производства в общий коммерческий оборот. При этом набирает силу процесс отторжения земель под различного рода объекты, не связанные с сельским населением: жилье и дачи для горожан, промышленные, складские и торговые предприятия. Интересы сельского населения и вопросы модернизации социальной и инженерной инфраструктуры, которые ложатся дополнительным бременем на сельские поселения, игнорируются. Это приводит к социальной дезадаптации сельского населения, снижению уровня занятости, разрушению сложившейся системы разделения труда в регионе. Обобщающая характеристика процессов формирования агломерации приведена в табл.4.
Таблица 4
Критерии Пермской агломерации
Хаотичное планирование отдельных территорий приводит к нерациональным вариантам планировки, низкому качеству проектирования коммунальной и транспортной инфраструктуры. Увеличение трудовой маятниковой миграции приводит к нарастанию транспортных проблем, делает менее доступными поездки в социально-культурных целях, как по городу, так и в агломерации. Несбалансированность количества населения и количества рабочих мест приводит к нарастанию социальной и транспортной напряженности.
Следует учитывать, что в процессе освоения земельных ресурсов сельской местности в рекреационных целях формируются негативные тенденции, которые в настоящее время носят неявный характер, но в будущем могут привести к снижению капитализации земли и застройки на территории агломерации, повышению социальной напряженности, снижению инвестиционной привлекательности и конкурентоспособности Пермского края в целом. Стихийное развитие агломерации, рост числа жителей загородных домов, не имеющих постоянной регистрации, приводит к тому, что снижается обоснованность планирования социальной инфраструктуры.
В процессе формирования агломерации происходит социальная, экономическая и институциональная реструктуризация сельской местности, что сопровождается изменением функций сельских поселений, транспортных потоков, условий экономической деятельности в сельской местности и моделей поведения жителей. Сельская местность в составе агломерации изменяет, во-первых, свои социально-экономические функции, во-вторых — типологические признаки. Появляется необходимость, и создаются предпосылки для преобразования сельских населенных пунктов в экономически интегрированную территорию в составе Пермской агломерации. Основными характеристиками интегрированной территории агломерации должны стать многостороннее предложение рабочих мест, высокоразвитая инфраструктура, экологическое равновесие, защита культурного и природного слоя.
Результаты исследования показывают что, положительные эффекты интеграции в рамках Пермской агломерации проявляются не в полной мере, а отрицательные эффекты могут привести к росту социальной напряженности и интенсификации депопуляции населения при отсутствии регулирования и институционального проектирования процессов интеграции.
Очевидно, что регулирование агломерационных процессов требует определения его принципов. Важнейшим системообразующим принципом является переход от стихийной интеграции к стратегическому планированию и градорегулированию. Его следует осуществлять с учетом закономерностей образования агломераций и выявленных тенденций развития Пермской агломерации. Одним из важнейших ожидаемых результатов регулирования интеграции на местном уровне следует определить повышение уровня деловой активности и улучшение условий жизнедеятельности в агломерации, создание предпосылок развития в долгосрочной перспективе на основе полицентричной модели. Для этого необходимо создание институтов и инструментов сотрудничества в сфере социально-экономического и градостроительного планирования, экономических и культурных взаимодействий в агломерации.
Исходя из вышесказанного, следует, что необходима целевая программа развития Пермской агломерации, направленная на формирование интегрированной социально-экономической территории с высоким потенциалом качества жизни населения, диверсифицированной экономикой и развитой инфраструктурой. Задачи подобной программы представлены на рис. 4.
Придание Пермской агломерации специального статуса в вопросах территориального и социально-экономического планирования позволит, во-первых, целенаправленно учитывать и регулировать положительные и отрицательные последствия формирования агломерации, во-вторых, обеспечить баланс интересов различных территорий и их жителей в составе агломерации, и, в-третьих, повысить качество территориального планирования, проектирования социальной, коммунальной и транспортной инфраструктуры. При этом специальный статус должен быть принят всеми органами местного самоуправления, добровольно решивших войти в агломерацию. Этот процесс может носить поэтапный характер и/или принимать проектную форму в целях реализации инфраструктурных, социальных или экономических проектов.
Создание специализированной системы исследований социально-экономической и институциональной реструктуризации в пространственном аспекте на основе современной методологической базы предполагает разработку и реализацию комплексных исследований в целях пространственного и стратегического планирования агломерации и поселений в ее составе.
Рис. 4. Программа развития сельских поселений в составе агломерации
Создание постоянно действующих инструментов и институтов сотрудничества в составе агломерации направлено на повышение эффективности местного самоуправления в сельской местности, развитие гражданского общества, преодоление социальной сегрегации на местном уровне.
В заключение отметим, что решение проблемы устойчивого развития территорий является сложной комплексной задачей, которая связывает воедино практически все сферы жизни современного человека. Современная урбанистическая среда создает условия для удержания мобильной высококвалифицированной рабочей силы, для размещения в агломерации центров управления экономикой на уровне региона.
Исследование внешних эффектов и учет социальных аспектов агломерационных процессов являются необходимыми условиями повышения потенциала модернизации страны в условиях депопуляции населения и дефицита миграционных ресурсов.


Литература
1. Марков М., Тонков М. В ожидании агломераций // Клуб регионов [электронный ресурс]. — URL: http://club-rf.ru/tendencies/3458/
2. Lцsch A. Die rдumliche Ordnung der Wirtschaft. — Jena: Gustav Fisher, 1944.
3. Maier G., Tцdtling F. Regional- und Stadtцkonomik. Standorttheorie und Raumstruktur. — Wien, New York: Springer, 1992.
4. Giffinger R., Kalasek R., Binger B. Kleinrдumige Wirtschaftsentwicklung im dicht genutzten Stadtgebiet von Wien. — Stadtenwicklung Wien, 2004. — 78 рp.
5. Giffinger R. (ed.) Competition between Cities in Central Europe: Opportunities and Risks of Cooperation. — Bratislava: ROAD, 2005. — 242 pp.
6. Зубаревич Н. Агломерационный эффект или административный угар? // Российское экспертное обозрение [электронный ресурс]. — URL: http://www.rusrev.org/content/review/default.asp?shmode=8&ida=1906&ids=154
7. Зубаревич Н. Кто выиграет конкуренцию за человеческие ресурсы? // Российское экспертное обозрение [электронный ресурс]. — URL: http://www.rusrev.org/content/review/default.asp?shmode=8&ida=2169&ids=162
8. Администрация города Перми [электронный ресурс]. — URL: http://www.gorodperm.ru/
9. Комплексные программы социально-экономического развития муниципальных образований. Социально-экономические паспорта муниципальных образований // Департамент муниципального развития Аппарата Правительства Пермского края» [электронный ресурс]. — URL: http://dmr.perm.ru/
10. Краснокамск [электронный ресурс]. — URL: http://www.krasnokamsk.ru/
11. Мониторинг демографической ситуации // Пермский край. Развитие человеческого потенциала [электронный ресурс]. — URL: http://human.perm.ru/demography/dem_monitor/
12. Основные социально-экономические показатели. Пермский край, 2007 г. // ПЕРМЬстат. Территориальный орган Федеральной службы государственной статистики по Пермскому краю» [электронный ресурс]. — URL: http://www.oblstat.permregion.ru/
13. Официальный сайт Пермского муниципального района Пермского края [электронный ресурс]. — URL: http://www.permraion.ru/
14. Официальный сервер города Добрянка [электронный ресурс]. — URL: http://www.dobryanka.perm.ru
15. ПЕРМЬстат. Территориальный орган Федеральной службы государственной статистики по Пермскому краю» [электронный ресурс]. — URL: http://www.oblstat.permregion.ru/
16. Показатели социально — экономического развития муниципальных районов и городских округов [электронный ресурс]. — URL: http://government.perm.ru/docs/docterr/
17. Социальный паспорт // Пермский край. Развитие человеческого потенциала [электронный ресурс]. — URL: http://human.perm.ru/demography/soc_passport/
18. Меркушев С. Белкомур: возможность или угроза? // Новый компаньон. — 2002. — № 1 (197).
19. Экологические проблемы урбанизированных территорий (по мат. Полетаева В.) // Официальный сайт «Природа Пермского края» [электронный ресурс]. — URL: http://www.permecology.ru/report/15.html

Вернуться к содержанию номера

Copyright © Проблемы современной экономики 2002 - 2017
ISSN 1818-3395 - печатная версия, ISSN 1818-3409 - электронная (онлайновая) версия